Горное альпинистское восхождение

Пик Ленина (7134 м) – это, наверно, один из самых популярных семитысячников бывшего СССР. Всего их в Союзе было 4 – пики Коммунизма, Победы, Корженевской и Ленина. Альпинисты, которым удавалось побывать на всех, получали почётное звание «Снежный барс», оно охранилось и до сих пор. А вот семитысячников теперь стало больше – суверенный Казахстан подтянул потуже пояс, и Хан-Тенгри, который 5 м не дотягивал до 7 км, выперло аж на 15 м вверх. Пик Ленина находится точно на границе между Киргизией и Таджикистаном. Вся активность в районе пика Ленина традиционно сосредоточена на киргизской стороне, где в советские времена функционировал Международный альпинистский лагерь (МАЛ).

Сейчас его уже нет в помине, но свято место пусто не бывает – широкая долина с удобным подъездом, откуда начинается вытоптанная за полвека тропа к подножию пика Ленина (это место называется «Луковая поляна» из-за обилия растущего повсюду дикого лука), как магнитом, притягивает любителей гор из многих стран, а также множество местных предпринимателей самого различного уровня – от хозяина ишака, сдающего в аренду свое четырёхногое средство передвижения, до достаточно развитых турфирм.

Исторически сложилось мнение, что пик Ленина – это якобы «простой» семитысячник. Но никакая гора высотой в 7 км никаким образом простой быть не может! Тем не менее «простота» пика Ленина – это прекрасный рекламный ход, при помощи которого турагентства успешно завлекают клиентов. И он приносит свои плоды: бизнесменам – деньги, вершине – человеческие жизни…

Подробности дня, проведённого в разваливающемся на ходу древнем «Уазике» по страшной дороге от Оша до Луковой поляны, сбились в один большой и пыльный ком. Жара вгоняла в состояние сонной апатии. Автомобиль ломался каждые 10 км. Но нырнув под капот и примотав скотчем то, что отвалилось, но ещё не потерялось, и залив в кипящий радиатор ведро мутной грязи из придорожной канавки, наш чудо-водитель невозмутимо возвращался за руль. В конце концов у «Уазика» отвалился вентилятор радиатора и развалилась забитая песком помпа.

Машина встала окончательно в сумерках наступающей ночи посередине плоской и пустынной Алайской долины, не доехав до Базового лагеря каких-то 20 км. Ночевали у родственников водителя в ближайшем селении, на устеленном коврами полу комнаты для гостей.Острые снежные пики вершин чётко прорисовывались на фоне глубокого ультрамарина рассветного неба и манили своей обманчивой близостью. И вот снега вершин светлеют, меняют серый цвет сумерек сначала на фиолетовый, потом на розоватый оттенок рассвета.

Это момент, когда всё уже готово и замерло в ожидании, но солнце словно медлит с появлением, чтобы своим выходом произвести наибольший эффект. И этот эффект потрясает. Факелом вспыхивают самые высокие вершины, первыми встречая светило. Ощущение торжества пронизывает всё вокруг. Пожар на вершинах спускается ниже, и вся степь сияет серебром инея на редких пучках травы.

Хрупкий узор его быстро тает, и начинается новый день. Знаменитая Луковая поляна встретила нас суетой, торопливыми сборами, шмыганьем какихо оборванных подозрительных личностей и обилием различных типов походных жилищ – от палаток всевозможных цветов и конструкций до настоящих кочевых киргизских юрт. Над лагерем царило общее приподнятое настроение: кто-то собирался наверх, полный надежд и оптимизма, кто-то возвращался домой и был в счастливом ожидании вскоре снова обрести блага цивилизации…

К нам подошла полненькая киргизская дама в соломенной шляпе. «Здравствуйте, это вы должны были вчера приехать? А меня Айнура зовут, я так вас ждала вчера… Как доехали?» Ругаться не хотелось, и я просто поинтересовался, почему вместо обещанного (и оплаченного!) комфортабельного автомобиля мы тряслись в набитом мешками с консервами издыхающим «Уазике». Впрочем, я не впервые был в Киргизии и понимал, что внятного ответа, почему люди не выполняют своих обязательств, ждать бессмысленно – такова специфика местного бизнеса. Однако не могу удержаться, чтобы не сказать пару слов о компании «Фортуна-тур» и лично Айнуре Мадмаровой: ни один пункт наших договорённостей с этой женщиной и оплаченных заранее услуг её компании не был выполнен полностью.

Качество услуг (если они вообще были оказаны) было ниже всех допустимых требований. И в довершение ко всему верхний лагерь, в котором у нас было оплачено проживание и питание на всё время восхождения, просто сняли и унесли вниз, пока мы были на горе. В общем, иметь дело с этим киргизским провайдером я никому не рекомендую. И ещё совет: в Азии не стоит платить вперёд. – Ну, вы не расстраивайтесь, – продолжала неунывающая Айнура, – вам просто не повезло с машиной! Давайте, чтобы компенсировать ваши неудобства, я найду вам самого лучшего осла с погонщиком.

А то как вы такие рюкзаки тяжёлые на себе потащите?! Эта дополнительная услуга пришлась как нельзя кстати: груза у нас было более чем достаточно, чтобы не пожалеть $10 за доставку его в Лагерь 1, до которого от Луковой поляны как минимум 6 часов ходьбы… Скоро они вернулись – гордая Айнура, полупьяный киргиз в засаленной белой шапке и нечто небольшое и всклокоченное. Последнее при пристальном рассмотрении оказалось полудохлым осликом с жалобными глазами навыкате. – Ослик?! Да ведь он совсем маленький, смотри, ножки какие тоненькие, как спички, ты его кормить не пробовал? – поинтересовался я у киргиза.– Хороший осёл, сильный, как две лошади!

А маленький, потому что порода такая, горная! Он с поклажей в 100 кг до Лагеря 1 галопом поскачет! – Может, лучше 100 кило на двух ослах везти? – Зачем два осла, слушай, ты мне заплати за 100 кг, а я-то справлюсь, не сомневайтесь! Ослик безропотно переносил процесс погрузки, только прогибались его тоненькие ножки, а большие глаза выкатывались всё сильнее, становясь всё печальнее. И спина всё глубже проседала под нарастающим весом поклажи. Мы не стали ждать, чем всё кончится, и двинулись вверх по тропе в сторону ослепительно сияющих снегов на склонах горы, вершина которой выглядела такой близкой, хотя возвышалась над нами более чем на 3 км…К вечеру в Лагерь 1 прибыл наш груз – на лошади в сопровождении утреннего киргиза, теперь трезвого и унылого.

Причина печали выяснилась немедленно: несчастный осёл не выдержал перегрузки и, пройдя несколько сот метров, пал жертвой жадности своего владельца. Тому пришлось тащить вещи на себе обратно в Базовый лагерь, где была возможность выпросить у земляков замену сломавшегося транспортного средства. Восхождение Прошло несколько дней. Настойчивое попискивание будильника безжалостно достало меня из забытья, которое в высокогорье обычно заменяет нормальный сон. Над головой, словно брюхо белого слона, нависал тяжёлый и обмёрзший свод палатки – за ночь наш лагерь с головой занесло снегом.

Непослушными спросонья пальцами я приоткрыл вход, естественно, насыпав себе за шиворот порядочную порцию инея с потолка. Струя ледяного воздуха перехватила дыхание. Восходящее солнце заглянуло внутрь сонным красным глазом и недвусмысленно намекнуло, что нам тоже пора наверх. Жгучий мороз, совершенно ясное небо и умеренной силы ветерок – лучших условий для восхождения трудно даже придумать. На скорую руку позавтракав сухофруктами и кусочками шоколада, мы стали готовиться к выходу. Температура снаружи ночью опустилась до -40°С, а ветер усиливал ощущение мороза в несколько раз.

Так что, поверьте, для выхода из нашей уютной тесной норки, в которой после приготовления чая температура повысилась до -10°С, надеть на себя хотелось если не всё, то как можно больше. Но пространство внутри придавленного снегом домика было весьма ограничено, поэтому заканчивать одевание пришлось уже на открытом всем ветрам снежном куполе вершины Раздельная, где на высоте 6100 м расположен Лагерь 3, из которого обычно начинают штурм вершины. Даёт себя знать высота – двигаешься, словно в сонном оцепенении, любое резкое движение срывает дыхание.

Но потрясающая, невыразимая красота просыпающихся гор и относительная близость цели – вершины, ради которой уже потрачено столько сил, заставляет собрать волю в кулак. Медленно, стараясь попасть в удобный для измученного организма ритм дыхания, начинаем движение. По хрустящему под зубьями «кошек» и твёрдому, как асфальт, снегу спускаемся на сотню метров вниз, на седловину между Раздельной и вершинным гребнем пика Ленина. Вскоре тропа начинает серпантином виться вверх. Ветер крепчает, начинает дуть порывами.

Солнце, так славно освещающее лагерь внизу, ещё не добралось до нашей тропы, и зверский ночной холод начинает покусывать кончики пальцев. Вышедшая из лагеря за час до нас двойка альпинистов возвращается – у одного из них сильное обморожение ног. Вас интересует, что происходит в голове альпиниста, упорно бредущего к вершине, согнувшегося от ветра и тяжести рюкзака, окоченевшего от лютого мороза? Да никаких романтических и высоких мыслей, скорее всего, там нет.

Редко кто даже обращает внимание на красоту пейзажей, увидеть которые дано лишь единицам – любоваться будем потом, сидя в кресле у камина с бокалом коньяка. А сейчас – только железное напряжение воли и, если совсем худо, подсчёт шагов. Это идти помогает. Делаешь шагов 20, останавливаешься и приводишь в порядок дыхание. Потом ещё 20… Вот и всё. Характер пути мало менялся по мере подъёма. После выхода на плато 6700 м – огромное плоское пространство, открытое всем ветрам. Мы долго топали по слегка заснеженным и выветренным в крошку скалам.

Солнце поднималось всё выше, стало «теплее», по крайней мере, перестало прихватывать пальцы ног. Кругом разворачивались бескрайние панорамы памирских гор со снежными пиками, на большинстве которых никто никогда не бывал. Огромная тень скользнула по снегу. Я поднял голову и проследил полёт большой чёрной галки, которая скрылась за скалой метрах в 100 от тропы. За годы, проведённые в горах, я многое видел и прекрасно понимаю, что на такой высоте делают птицы. Значит, где-то там за скалами, слегка присыпанное снегом, лежит окоченевшее тело того, кто не вернулся в лагерь после восхождения…

Но высота уже приближается к 7000, и ощущение близости цели прогоняет мрачные мысли. Тропинка переваливает через бугор и упирается в подножие следующей ступени. Вершина? Нет, за перегибом склона встаёт ещё один небольшой взлёт. Медленно, как последние деньги, пересчитывая шаги, одолеваем некрутой подъём и оказываемся у начала следующего. Внутри растёт чувство обиды – ну сколько же можно! Высота уже 7050, а вершины даже на горизонте не видно! Похоже, эти пологие бугры собираются продолжаться бесконечно! А ведь с середины маршрута – с пресловутого «снежного ножа» – всё выглядело так позитивно: несколько пологих взлётов, и всё – блестящая лысина вождя мирового пролетариата!

Впереди показался спускающийся альпинист. Мельком оглядев его снаряжение, я решил, что к нему можно обратиться по-русски. Не ошибся. – Поздравляю с горой! А не порадуете ли Вы меня – ведь вершина уже недалеко, правда? – Нет, не порадую: до вершины вам ещё час.Незнакомец повалил вниз, счастливчик. А я остался стоять, убитый наповал. Какой такой час?! По альтиметру до вершины каких-то 50 м высоты! Тем не менее хотя и не час, но ещё минут 40 мы медленно ковыляли по раскрошенным обломкам скал и скрипучему снегу предвершинного плато. Вершина открылась неожиданно и совсем недалеко.

За очередным бугром, которые мне уже и считать надоело, вдруг показался ещё один, увенчанный истрёпанными флажками и парочкой счастливцев, которым, в отличие от нас, уже не надо было преодолевать оставшиеся 100 м. Никаких эмоций на вершине не случилось. Ни объятий и скупых мужских слёз, ни криков восторга и стояния на голове. Криво поулыбавшись для фото на вершине, мы, не теряя времени, отправились в обратный путь, который, судя по длине подъёма, обещал быть совсем не лёгким.

С гребня все нижние лагеря были видны как на ладошке: и белые соты с чёрными личинками палаток на куполе Раздельной, и загаженная, заваленная мусором сыпуха Лагеря 2, и даже усыпанная крошечными разноцветными точками морена Лагеря 1 в 3 км ниже и в 2 днях пути от вершины. Среди этих точек в верхней части морены можно было разглядеть что-то жёлтенькое – это наша базовая палатка. А где же большой зелёный шатёр палатки, в которой нас должны кормить и поить, а также поздравлять с успешным восхождением сотрудники компании «Фортуна-тур»?! Его нету!

Палатки турфирмы и след простыл. А с ним и все надежды на комфорт, уют и трёхразовое питание. …Через три дня мы уже подходили к лагерю «Фортуны-тур» на Луковой поляне. – Ой! А вы что, не уехали ещё?! – Узкие глаза г-жи Мадмаровой округлились и выразили изумление. – А мы думали, что вы уже спустились! Однако мелкие бытовые неудобства никак не отразились на общем впечатлении от восхождения. Внизу эмоции прорвали плотину и слились в один яркий, живой и очень позитивный узор…

Clip_2.bmp

Clip_4.bmp

Горное альпинистское восхождение

Назад в раздел

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край гор и водопадов

Недельный тур а Адыгее, однодневные пешие походы и экскурсии в сочетании с комфортом (трекинг) в горном курорте Хаджох. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, плато Лаго-Наки, ущелье Мешоко, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен, Гуамское ущелье. Программа для всех

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!