Камнепад в горах

Фактором риска в горных походах, безусловно, является камнепад. Классификация падающих камней, несмотря на их сволочной характер, довольно миролюбива и представляет собой размерный ряд строительно-хозяйственно-мебельного назначения: «камень», «булыжник», «кирпич», «булыган», «портфель», «чемодан», «сундук», «комод», «шкаф»; иногда дело доходит даже до «дома», и тут уже своя градация по этажности.

Но эта терминология применяется только в спокойной обстановке. А когда идёт оповещение по «громкой связи» о наличии летающих объектов, то все они именуется просто «камнем», независимо от размеров, веса и количества. Личные контакты с представителями 2—3 высших градаций ряда крайне редки. (Видимо, просто некому о них рассказать.) Контакты с предметами более мелкими настолько часты, что, если в перевальный день камнем хоть раз не звезданёт, аппетита не будет.

Серийная, как говорят производственники, работа. Думаю, у каждого, кто ходил в горах, есть что вспомнить на эту тему. Поднимаюсь по ледовому склону вдоль скальной стены. Идущий впереди обходит огромный камень — не совсем «шкаф», но и поболее «сундука» будет, на «комод» тянет. Видимо, камень был задет, и, сдвинувшись с места, медленно стал съезжать в мою сторону, но затем «передумал» и замер.

Лёд марки «Бутылочный», а скала — отполированная стенка, нигде от наезда быстро не уклонишься. Уставившись, как кролик на удава, с холодинкой внутри, затаив дыхание, прохожу эти несколько метров, как будто взбираюсь на эшафот. Обхожу каменюку, вижу, что её заклинило «кирпичом», это-то и приостановило движение. Только было перевёл дух, как из-под ног впереди идущего, перешедшего на разрушенные скалы, с грохотом сходит каскад камней, и у меня появляются новые заботы.

Спускающийся вдруг останавливается и, не будучи ранее замечен в религиозных чувствах, начинает неистово креститься и что-то причитать. Оказывается, сверху поехал «сундук». Он мог легко догнать и размазать туриста, перебить верёвку, но остановился, подпёртый маленьким камушком. Вот что крест животворящий делает! Спустил камень — плохо, но теперь твоя задача подать команду.

Только одно слово: «Камень!», не сопровождая его междометиями и обращениями. После этого появляются заботы у тех, кто ниже тебя. Оттого и надо идти плотной группой, чтобы камни из-под ног не успевали набрать скорость. А если работаешь в отдалении от других, то надо смотреть, есть ли кто над тобой и под тобой, чтобы избежать прямого попадания. Этому учат инструкторы на занятиях... Зачем одному из туристов взбрело в голову уйти по склону выше — загадка.

Камень, который он задел, оказался снайперским, перебил ключицу участнице. И благодаря этому «ворошиловскому стрелку» пришлось менять маршрут. Спускаемся по крутой скальной стене, рассечённой кулуарами. По ним идти быстрее, но опаснее из-за постоянной «бомбёжки». Что-то заставило меня оглянуться. От увиденного внутри похолодело: описывая по воздуху дугу, к нам приближался приличный «чемодан», скорее, ядро от Царь-пушки.

Видимо, его рикошетом выбросило из кулуара, и он пошёл по «неправильному» пути. Летел «молча», вращаясь вокруг своей оси. Заученно кричу «Камень!» Кричу — не то слово: ору! Все скукоживаются, сливаясь с рюкзаком и прячась под каской... Недолёт. Чемодан плюхается метрах в пяти, обдаёт нас осколками, подпрыгивает и уходит за перегиб. Но там, в 40 м ниже, наша передовая двойка. Слышен удар, затем мёртвая тишина. Срывая голоса, кричим: «Живы?» Долго длятся секунды ожидания.

Наконец, доносится слабый крик: «Живы!» Когда спустился к ребятам, увидел, что один из них забинтован. Удар пришёлся в метре от него, смятки не получилось, но посекло обломками. Камень, подпрыгнув, продолжил полёт, а у пострадавшего появился ещё один день рождения. В учебно-тренировочном походе отрабатываем прохождение ледового отвеса. На середине подъёма устроен пункт перестёжки с одной верёвки на другую. Здесь приходится стоять в ожидании сигнала «Перила свободны!».

Народа внизу собралась уйма, все ждут своей очереди. Вдруг сверху пошёл вытаявший «портфель». Глыба, разгоняясь, скользит прямо на пункт перестёжки. Ожидальцу на короткой самостраховке деваться некуда. Мы замерли. Кандидат в пострадавшие руками принимает камень и по инерции переправляет его в нашу сторону. Народ переживает второе потрясение. Из-под ног моего соседа уходит камень. Лететь он должен по линии падения воды.

Но «портфель» решил иначе и по дуге бодро запрыгал в направлении застрявшей на льду у «перил» девушки. Удар, крик. Нам сверху видно, как с головы пострадавшей слетает незакреплённая каска и, вращаясь, катится по льду вниз. Стоявшие внизу пережили шок: им показалось, что прыгает оторванная голова. Замечаю беззвучно падающий обломок белого цвета, летящий прямёхонько на меня. Автоматически прижимаюсь к скале, но самого гложет мысль: «Почему белый?»

Удар пришёлся по рюкзаку и плечу потянутой накануне левой руки. Рука «села на место» и больше уже не тревожила. Лечебный получился эффект, но до сих пор не могу понять, почему камень был белый, когда вся порода кругом рыжая?! Наверху что-то загремело, посыпались камни. Прозвучал крик: «Камень!» Затем поступило уточнение: «Это не камень, это Миша». Бывает и такое.

Глядишь сверху на группу и при падении камня сразу понимаешь, кто из них с опытом, а кто его ещё не набрался. Одни мечутся, как тараканы по раскалённой сковородке, другие терпеливо ждут. Ведь заранее не угадаешь, какой будет траектория полёта камня в решающий момент, когда надо будет уклониться от «встречи на Эльбе». «Камень!» Участник поворачивается на голос. Бац! Глаз остался цел. Пострадали лишь очки. Не зря правило гласит: морду к скале. Турист попал под камнепад. Смотрит на дырку в каске.

«Были б мозги, было б хуже». Да, от качества каски зависит многое. Чтобы не въехало камнем, бивак под склоном надо ставить ниже упавших камней. Эта граница на снегу чётко просматривается. Ночью, когда гремит очередной камнепад и слышится стук скатывающегося в твоём направлении камня, гадаешь: «Долетит — не долетит?» Вдруг «неправильный» камень попадётся! Вот такая горная рулетка. Переходим осыпь из средних и мелких камней. На ней видим пару расчищенных площадок под палатки.

Кто-то облегчил себе строительные работы на неудобном склоне. На площадках видны свалившиеся сверху булыжники — верный признак неправильной «парковки». Да, богат наш век самоубийцами. Вступаю на осыпь из крупных глыб. Видимо, именно моего веса не хватало, чтобы нарушилось равновесие. Успеваю отпрянуть назад. «Чемоданы» и «сундуки» сползают рядом со мной. Пока каждый из них ищет свой угол устойчивости, стоит неимоверный грохот.

Руководитель удивленно смотрит в мою сторону, как бы говоря: «Все прошли, а ты, как идиот, наделал столько шума!» Узкий кулуар, ледовая свеча, широкая осыпная ледниковая полуворонка —вот что оставалось пройти до седловины перевала. Всего две верёвки, но путь небезопасен: всё, что приходило в движение наверху, устремлялось в горловину и неслось по кулуару. «Стрельба» велась то одиночными, то очередями. Чтобы сразу лезть в этот «мусоросборник», надо не иметь наследников первой очереди.

Решаем проскочить утром, пока порода скреплена ночным холодом. Затемно, нахлобучив каски на глаза, по одному стали проходить подъём. Пригодились рации, позволившие регулировать стартовый выпуск. Но вот в склон ударило солнце, и в жёлобе забесновался камнепад. Двое наших не успели проскочить подъём, и группе пришлось тормознуть ещё на сутки. Материальные потери были ощутимые: расколошмаченная за день верёвка, искорёженные ледовые крючья, унесённый ледоруб.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!