Кругосветное путешествие на автомобиле

Владимир Лысенко совершает первое в истории нашей страны кругосветное путешествие на автомобиле, причем по совершенно оригинальному маршруту.

Первый (трансамериканский) этап этой кругосветки состоялся в сентябре -- декабре 1997 г. Тогда Лысенко (вместе с Б.Ивановым из Омска) проехал на своем "Вольво-240" от самой северной точки Северной Америки, до которой можно доехать на машине, -- поселка Дэд-Хорс (Мертвая Лошадь) на побережьи Северного Ледовитого океана на Аляске -- через США, Канаду, Мексику, Гватемалу, Сальвадор, Гондурас, Никарагуа, Коста-Рику, Панаму, Колумбию, Эквадор, Перу, Чили и Аргентину до Лопатайли -- самой южной точки острова Огненная Земля, куда можно доехать на автомобиле.

Второй (трансафриканский) этап успешно прошёл в июле -- октябре 1998 г. Лысенко проехал от самой южной точки Африки (мыса Игольный) через ЮАР, Зимбабве, Замбию, Танзанию, Кению, Уганду, Судан, Египет и Тунис до самой северной точки континента (мыса Рас-Энгеля), потом паромом переправился на Сицилию (Италия) и доехал до Португалии. А затем провел и третий (евразийский) этап -- от самой западной точки Евразии (мыс Рока) через Португалию, Испанию, Францию, Бельгию, Люксембург, Германию, Чехию, Словакию, Украину и Россию до Новосибирска.

В Африке Владимир арендовал разные машины, от Португалии же снова поехал на своем "Вольво" с американским номером "Alaska CZS-779", переправленном в Европу из Аргентины. От Египта до Москвы Владимира сопровождал москвич В.Мельничук, а от Москвы до Новосибирска -- новосибирец В.?Забакин?. На маршруте Лысенко не забывал и о рафтинге -- сплавился по горным рекам Клуэйн (в Эквадоре) и Замбези (в Зимбабве).

Владимиру и его напарникам пришлось в пути столкнуться и с ворами, и с бандитами, и с террористами, переболеть (правда, в слабой форме) малярией и решить многочисленные проблемы. Наконец в марте -- апреле 1999 г. состоялся четвертый (транссибирский) этап кругосветки -- от Новосибирска через Монголию, Читу, Чернышевск, Могочу, Якутск и Галимый до Магадана, затем обратно до Новосибирска.

При этом дважды были преодолены два зимника -- от Зилово до Тахтамыгды по замерзшим болотам и рекам Белый Урюм и Амазар? и от Ытык-Кюёля до Хандыги, потом Колымский тракт (между Хандыгой и Магаданом). До Улан-Удэ и в Монголии Владимира сопровождал С.Бардаханов, а от Улан-Удэ до Магадана и обратно -- Б.Оненко. Теперь "за плечами" Владимира Лысенко уже 35 стран и 72000 км. Достигнув Магадана, Лысенко замкнул сухопутное кольцо вокруг Земного шара, то есть формально успешно завершил свое кругосветное путешествие на автомобиле. 

РАССКАЗ ВЛАДИМИРА

После того, как в рафтинге (сплаве по горным рекам) я побил все возможные для себя рекорды, задумал совершить нечто необычное в другом виде туризма. Конечно, это должно было быть кругосветное путешествие. Но каким способом перемещаться? Пешком? На это уйдёт почти вся жизнь. На велосипеде? Это потребует лет пять--шесть. Решил путешествовать на автомашине. Тем более, что никто из моих соотечественников таких кругосветок ещё не совершал. Правда, это делали люди из других стран, но мне захотелось проехать по совершенно оригинальному маршруту.

В совершённых кругосветках пункты начала и конца пути по разным континентам были произвольными (никаких официальных критериев не существует), а я собирался пересекать континенты в том направлении, в котором они вытянуты, взяв за точки старта и финиша самые крайние географические пункты, доступные на автомобиле. То есть мне предстояло пересечь Америку с севера на юг, Африку -- с юга на север, Евразию -- с запада на восток, Австралию -- тоже с запада на восток (либо вообще объехать её по периметру). 25 сентября 1997 года мы (я, Борис Иванов из Омска и Владимир Голещихин из Новосибирска, через несколько дней к нам присоединился новосибирец Андрей Пономарёв) вылетели на Аляску, в Анкоридж.

Там мы купили машину "Вольво-240" (1986 года) и доехали до поселка Дэд-Хорс на берегу залива Прадхо-Бей Северного Ледовитого океана. Раньше из-за нефтедобычи и нефтепровода район Аляски севернее Фэйрбэнкса был закрыт для посещения туристами (меня не пустили в Дэд-Хорс, когда в 1993 году я сплавлялся по рекам Мак-Кинли и Кантишна), лишь пару лет назад дорогу до Дэд-Хорса открыли для туристов. На всем её протяжении от Ливенгуда селений нет, есть лишь несколько посёлков для заправки и отдыха водителей-транзитников. Дорога, естественно, здесь грунтовая, к тому же уже была покрыта снегом (как и горный перевал на нашем пути).

Итак, от залива Прадхо-Бей начался наш "бросок" на юг. Проехав 30 тысяч километров через Аляску, Канаду, США, Мексику, Гватемалу, Сальвадор, Гондурас, Никарагуа, Коста-Рику, Панаму, Колумбию, Эквадор, Перу, Чили и Аргентину, добрались до Лапатайи (Аргентина) -- самого южного пункта острова Огненная Земля, доступного для машины. От города Финикса в США до Буэнос-Айреса в пути меня сопровождал лишь Борис Иванов, а от Буэнос-Айреса до Лапатайи -- Александр и Елена Игнатовы. Если при движении по США и Канаде основной трудностью был поиск дешёвых гостиниц, то в Ц. Америке встретились более серьёзные проблемы. Хотя центральноамериканский этап начался удивительно: мы проехали всю Мексику, так и не воспользовавшись мексиканскими визами.

Мы вползали в Мексику со скоростью 2 км/час, но ни один пограничник нас не остановил. Причиной тому были американские номера на нашей машине. Между США и Мексикой существует безвизовый обмен, и нас явно приняли за американцев (в дальнейшем многие в Ц. Америке интересовались, почему мы, богатые гринго, ночуем в самых дешёвых отелях -- наша суточная "норма" была $7--10 за двухместный номер). Однако мы не учли другого: для проезда через Мексику нужно было получить пермит на транзит -- желтую наклейку, прикрепляемую к ветровому стеклу (в Гватемале мы уже ехали с такой штукой -- только зелёного цвета). Из-за её отсутствия нас раз шесть останавливали полицейские, но на все их вопросы я отвечал: "Но абло эспаньоль" ("Я не говорю по-испански"), и нас отпускали.

Мексика -- очень приятная для отдыха страна: дешёвая, красивая, в ней чувствуешь себя свободно. Но приключения были и здесь. Один раз (мы ночевали в полевых условиях) нас разбудил скрежет тормозов и бьющий в лицо свет от автомобильных фар. Выскочившие из машины вооружённые люди стали спрашивать, кто мы такие. Оказалось, полицейские разыскивали каких-то бандитов, спрятавшихся в горах. Нам было приказано в целях нашей же безопасности ехать спать в ближайшую деревню. Пару раз (это будет повторяться почти в каждой латиноамериканской стране, а потом и в Африке) местные полицейские просили нас оказать их семьям спонсорскую помощь (дети, мол, голодают), но по нашей бедности приходилось отказывать.

Более всего проблем в Мексике принёс нам тайфун, который чуть не разрушил Акапулько и снёс несколько мостов на нашем пути вдоль тихоокеанского побережья. Из-за этого вынуждены были сделать объезд почти в 2000 км, потеряв на этом двое суток. Акапулько представлял жалкое зрелище: город был покрыт слоем грязи, а его жители в "намордниках" очищали и подметали улицы. Но все равно от Мексики осталось самое приятное впечатление (как, впрочем, и от США и Канады). Суровые будни начались в Гватемале. Сначала нас не пустили в неё, хотя у нас были визы, полученные в посольстве в Москве, -- местные пограничники не знали слово "Москва" и засомневались в правомочности таких виз.

Нас послали обратно в Мексику в консульство Гватемалы за новыми визами. Там, слава Богу, их нам проставили сравнительно быстро -- за плату, конечно. Нас впустили в Гватемалу, но началась финансовая "обдираловка" за кучу бумаг, которые при въезде туда на своей машине нужно заполнять, и, что немаловажно, только на испанском языке (а я знаю лишь английский). Кстати, почти все население Центральной и Южной Америк (кроме Бразилии, где властвует португальский) говорит лишь на испанском языке -- это создаёт дополнительные трудности на маршруте.

На неделю мы "застряли" в гватемальской столице: надо было получить транзитные визы Никарагуа и Панамы, а самое главное, Сальвадора и Гондураса, посольств которых нет в Москве. Если в Сальвадор после четырёх дней раздумий нам выдали однодневные транзитные визы (а сам консул по-дружески посоветовал проехать его страну как можно быстрее во избежание каких-либо инцидентов), то в посольстве Гондураса консул нам в визах отказал -- мол, российским гражданам не выдаем. Пришлось объяснять ему, что мы делаем кругосветное путешествие и проехали уже через США и Канаду. Консул проникся к нам сочувствием и прямо при мне позвонил в столицу Гондураса своему шефу.

Тот был явно ошарашен наглостью двух русских, желающих проникнуть в независимый Гондурас, куда русских не пускают. Но после рассказа консула о нашей кругосветке шеф пообещал принять решение через 15 дней. Столько ждать мы не могли. Тогда гондурасский консул посоветовал нам переплыть паромом из сальвадорского порта Кутуко в Никарагуа, минуя Гондурас. На следующий день в Кутуко узнали, что уже полгода паром не ходит. Поговорили с рыбаками из близлежащих сёл, которые иногда переправляют машины в Никарагуа, но рыбаки отказали нам в помощи, так как наша большая машина могла перевернуть их катер.

Что делать?! До окончания действия однодневной сальвадорской визы оставалось несколько часов, назад в Гватемалу у нас уже визы не было, а впереди был Гондурас, визы в который нам не дали. В конце концов последовали совету одного из сальвадорцев дать взятку на границе. Её размер определили сами гондурасские пограничники -- $400. Так мы попали в Гондурас и проехали через эту антироссийскую страну без визы. Чем дальше мы ехали на юг, тем поборы на границах становились меньше. В Панаме из-за незнания испанского языка нас оштрафовали на $10. Сначала девушка-таможенница, выписывавшая нам пермит на транзит, жестами спросила меня: ты, мол, ведёшь машину? "Си", -- ответил я, сидевший за рулём в этот момент.

Девушка и вписала меня в бумагу. По дороге нас остановили для проверки документов (а машину вёл Борис), и стражи порядка взяли штраф за то, что фамилия водителя не соответствовала вписанной в пермит. Всё чаще стали сталкиваться с проявлениями явного беззакония. Сначала в городе Панама двое грабителей, пытавшихся среди бела дня отобрать у Бориса его видеокамеру, сломали её. Затем в Колумбии другие грабители пытались отобрать у Иванова все последние оставшиеся у нас деньги, но, к счастью, этому помешали полицейские. И, наконец, в Перу у меня украли видеокамеру, которая находилась в машине (мы же стояли в двух метрах спиной к ней и расплачивались за новую покрышку).

Эквадор получил своё название от слова "экватор", но в его столице Кито было сравнительно прохладно: днём до +17 грд С, а ночью около +7. Объясняется это просто -- город расположен на высоте 2700 м. Здесь я продал свой катамаран (во время этого путешествия сплавился на нём по реке Клуэйн в Канаде, через Большой Каньон реки Колорадо в США и по Мачангаре в Эквадоре), но средств на нормальное завершение маршрута всё равно не хватало. С этого момента и до Буэнос-Айреса у нас была жесточайшая экономия: мы спали только в машине, ели только хлеб, пили только воду -- почти все деньги уходили на бензин.

Мы спешили. Один раз (в Перу и Чили) целые сутки ехали практически без остановок, преодолев около 2000 км. Поразила перуанская высокогорная пустыня между берегом Тихого океана и Андами. Полное впечатление, что ты на протяжении почти 2,5 тысяч км едешь по Луне -- такие здесь пейзажи! А ведь в том же Перу на берегах Мараньона (одного из горных истоков Амазонки, по которому я сплавлялся в марте 1993 года) было много зелёных деревьев.

Когда мы прибыли в Буэнос-Айрес, в кармане было $50. И только благодаря финансовой поддержке корреспондента РИА "Новости" Александра Игнатова я оказался и на берегу Магелланова пролива, и на самом юге острова Огненная Земля. В бухте Пуэрто Пирамидес мы видели китих с маленькими детёнышами, а на берегу бухты Пуэрто Томбо походили среди магеллановых пингвинов (они всё пытались схватить меня за штаны). Посетили Ушуаю -- самый южный город на острове Огненная Земля. А закончился трансамериканский этап кругосветки в Лапатайе -- самой южной точке Огненной Земли, доступной для автомашины.

Я вернулся в Россию для поиска денег на второй (трансафриканский) и третий (евразийский до Новосибирска) этапы кругосветки. И лишь 21 июля 1998 г. рейсом Аэрофлота (эта компания стала спонсором моей экспедиции) я вылетел в Йоханнесбург (ЮАР), через Кейптаун добрался до мыса Игольный (Агалас) -- самой южной точки Африки, и оттуда на арендованной в Кейптауне машине поехал на север. При движении по Африке мне пришлось сменить несколько арендованных автомобилей; было заранее известно, что границу Судана с Угандой и Эфиопией преодолеть на своей не удастся -- там идёт война (как и между Эфиопией и Эритреей).

Кейптаун похож на современный европейский или американский город, большинство населения составляют белые люди (существенное отличие, скажем, от Претории). Вообще, ЮАР -- весьма цивилизованная страна, в ней отличные дороги. А природа южной части страны (зелёные луга, овцы, сосновые рощи, белки в городском парке Кейптауна...) ближе к европейской, чем к африканской. Саванна появилась лишь на севере ЮАР. А начиная с Зимбабве "пошла" настоящая "черная" и не очень цивилизованная Африка.

На границе Зимбабве и Замбии любовался водопадом Виктория (высотой 108 м и шириной 1,7 км), а затем сплавился на плоту по реке Замбези ниже этого водопада. Замбия оказалась очень бедной страной. В ее северной части крайне плохие дороги. В Танзании я уже бывал раньше (сплавлялся по реке Каранга с Килиманджаро в 1993 г, кстати, тогда меня "капитально" обворовали, а моему напарнику Гене Копейке ножом порезали руку). Поэтому, казалось, попаду в эту страну без проблем.

Но, оказывается, на замбийско-танзанийской границе раньше российских (советских) паспортов не видели. Пограничник спросил меня, где в моём паспорте записана Танзания как страна, для которой этот документ предназначен. Визу, поставленную в Москве, страж границы не признавал. Лишь через час диалога мне удалось убедить его доводом, что в российский паспорт незачем было бы вписывать столько много слов на французском языке... Дороги в Танзании явно лучше, чем в Замбии, да и страна побогаче. Здесь я опять побывал в Моши у подножия Килиманджаро, на Каранге.

Перед границей с Кенией видел много молодых парней лет семнадцати из племени масаев, одетых в чёрные одежды и с покрашенными в белый цвет лицами. Они фехтовали друг с другом на палках. Оказалось, что эти ребята только что прошли обряд обрезания и были посвящены в мужчины. Я чуть не остался навечно в столице Кении Найроби. 7 августа в 11 часов утра собирался позвонить в Россию из международного переговорного пункта, находящегося возле посольства США, но опоздал на 20 минут. И вот я иду в сторону этого пункта и уже за 2 км до него вижу вокруг выбитые стёкла в зданиях. Чем ближе подхожу к этому пункту, тем больше разрушений.

Оказалось, что как раз в 11 часов возле американского посольства террористы взорвали мощнейшую бомбу, от которой погибло более 80 человек и много людей было ранено. Одновременно была взорвана бомба и возле американского посольства в Дар-Эс-Саламе (Танзания). Сначала все местные средства массовой информации "грешили" на Саддама Хусейна. Однако потом американские спецслужбы определили, что террористы были из Судана. На него полетели американские крылатые ракеты -- по иронии судьбы, как раз тогда, когда и я был там... В Кении посетил национальный парк "Найроби", полюбовался на львов, носорогов, жирафов...

Меня чуть было не арестовали в Уганде. Ненароком сфотографировал человека в тёмно-синем длинном плаще, а он поднял большой шум из-за того, что я фотографирую угандийских полицейских. В местном отделении "госбезопасности" мне предложили отдать им заснятую фотоплёнку, иначе арестуют. Пришлось подчиниться. Угандой закончилась бывшая английская Африка с англоговорящим населением и левосторонним движением на дорогах (я очень долго привыкал к нему). Кстати, от ЮАР до Уганды проходит сквозная автомагистраль.

Судан -- это уже мусульманский мир. Страна очень бедная, но люди друг другу помогают, делятся с "ближним" продуктами. Зато в Судане самый дорогой в мире бензин (по $1,5--2 за литр; к слову, во всех остальных африканских и американских странах, где я побывал, его цена колебалась от $0,3 до 0,6). На самом севере страны от Абу-Хамеда до Вади-Хальфы дорога идёт по пескам Нубийской пустыни (часть Сахары к востоку от Нила). Естественно, никакого намёка на асфальт здесь нет -- песчаная грунтовка. При этом жара -- более +50 грд С. Туристов-американцев в Судан практически не пускают, страна явно антиамериканская. В Атбаре один местный "аксакал", услышав, что я из России, сказал: "Мы любим Россию, потому что вы -- противовес американцам".

От Вади-Хальфы на пароме через Асуанское водохранилище попал в Египет. Здесь меня встретил москвич Виталий Мельничук, который до Москвы стал моим компаньоном по путешествию. С ним мы побывали на Красном море (в Хургаде), в Каире и Гизе (разумеется, осмотрели здесь все пирамиды и сфинкса), на Средиземном море (в Александрии) и на северо-западе Египта. Затем наше путешествие продолжилось в Тунисе. Его мы пересекли по северному побережью до границы с Алжиром и доехали до мыса Рас-Энгела (Голова Ангела) -- самой северной точки Африки.

Наша машина под Эйфелевой башнейИз города Тунис перебрались паромом на Сицилию, в Италию, и, проехав по средиземноморскому побережью Европы, оказались в Португалии. В Европе неприятно удивили цены на бензин (около $1, рекордсменом является Франция -- $1,2). Осмотрели знаменитые итальянские города: Палермо, Помпеи, Неаполь, Флоренцию, Рим. В Португалии, наконец, закончилась история со сменой в пути машин: в Лиссабон из Буэнос-Айреса "приплыл" мой автомобиль "Вольво-240", на котором мы и продолжили путешествие дальше.

Правда, паром сел на мель у берегов Бразилии, и машина прибыла с опозданием на месяц, пришлось её ждать. Всё это время жили на яхте "Урания-II", экипаж которой (под руководством москвича Георгия Карпенко) собирался сделать кругосветку с прохождением Северного морского пути. Из-за отсутствия денег яхта стояла в столице Португалии уже с декабря 1997 года, но 8 октября всё же планировалось отплытие в сторону Бразилии. Лишь 23 сентября мы получили свою машину, доехали до мыса Рока (самой западной точки Евразии) и отсюда начали очередной "бросок" -- теперь на восток.

Проехали Португалию, Испанию, южную часть Франции и остановились в Париже у нашего знакомого. Затем проехали через Бельгию и Люксембург и со стороны Трира въехали в Германию. Уже в Португалии у нас осталось очень мало денег, и через Францию пришлось ехать по бесплатным национальным дорогам (скоростные магистрали во Франции и Италии очень дорогие -- по $1 за 10 км пути). К счастью, в Германии "хай-вэи" бесплатные и на них нет ограничений скорости движения. Побывали в Мангейме и Хайдельберге, а до Дрездена подвезли двух автостопщиков -- парня и девушку (они оказались рижанами, говорящими по-русски).

А потом был транзит через Чехию и Словакию. На Украину (в Ужгород) мы въехали, имея $50, так что пришлось сильно "крутиться", чтобы добраться до Харькова, где живёт моя мама (кстати, в Киеве нам оказали финансовую поддержку ребята со спутникового телевидения, сделавшие о нас репортаж). Наконец мы попали в Россию и через Белгород, Курск, Орёл и Калугу добрались до Москвы. От Москвы моим напарником стал новосибирец Василий Забайкин. Наше движение на восток продолжилось, и, сделав остановки в Рязани, Тольятти, Челябинске и Кургане, мы прибыли в Новосибирск, где и закончился третий (евразийский) этап моей кругосветки.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!