Лавина

Шёл тринадцатый день нашего пребывания в горах. У Женьки сегодня день рождения. Такое совпадение давало повод для днёвки, но упускать хорошую погоду, которую предвещало ясное морозное утро, никому не хотелось -- и так перед предыдущим перевалом два дня пережидали ненастье и сидеть уже порядком надоело. Торжество было решено перенести на вечер, а о тринадцатом дне все промолчали, но про себя этот факт отметили...

В половине одиннадцатого мы стояли на седловине перевала, наслаждаясь солнечной погодой и нетронутой красотой гор. За спиной послышался стрёкот вертолёта, а через некоторое время "вертушка" прошла над нами. Похоже, селевики после прошедших снегопадов облетали своё ненадёжное хозяйство. За две недели в горах людей мы не видели и были искренне рады этой нечаянной встрече с цивилизацией.

Верёвки вешаем в разрыве мощного снежного карниза, нависающего на спусковую сторону, на крутой снежно-ледовый склон. 150 метров до скального контрфорса, потом 50 метров дюльфера по скалам -- и снова на лёд. Перила идут вдоль ледопада справа, по краю небольшого жёлоба. Сегодня солнышко щедро припекает, видимо, вспомнив, что всё-таки лето. Снег раскис, и можно было бы поиграть в снежки или вылепить снежную бабу, но на таком склоне снежки хорошо летят только в одну сторону -- вниз, а бабу пришлось бы пристраховывать к верёвке. Но в снежки мы всё-таки поиграли...

-- Лавина!!! -- услышал я крик, когда, спустившись по очередным перилам, только успел ввернуть ледовый крюк и пристраховать конец верёвки. По интонации было ясно, что лавина идёт прямо на нас. Судорожно начал вворачивать второй крюк, но, поняв, что все равно не успею, бросил его и, схватив ледоруб, с силой вогнал клюв в склон. Мы все находились на двух перильных верёвках: на верхней "станции" -- Саша Ермаков, Андрей Корюков, Женя Талапин, на средней -- Володя Шувалов, Леша Сахаров, Саша Ушаков, и, наконец, на нижней, ещё до конца не оборудованной, -- я.

И вот появилась Она. Все вжались в склон. Масса сырого снега неслась по жёлобу. Лавиной накрыло первую "станцию", вторую. Со снегом летит ещё что-то. Камни? Рюкзаки? Люди? Жду рывка. Лишь бы выдержали крючья, верёвки. Моя площадка немного в стороне, и меня только обдало потоком ветра и снежной пыли. Поднимаю голову, рядом со мной Андрей Корюков. Как он оказался здесь, хотя должен быть на сто метров выше, можно только догадываться (Саша Ермаков и Женя Талапин, открыв глаза, вместо Андрея рядом обнаружили только оторванную самостраховку). Быстро считаю людей наверху.

Слава Богу, все на верёвках. Спускается Ушаков, затем Шувалов, Сахаров. Серьёзных потерь нет: один унесённый рюкзак, сбитые каски и солнцезащитные очки, ссадины и ушибы. Все понимали, что это только суровое предупреждение: снежно-ледовый характер склона -- шикарный театр для продолжения действия и здесь лучше не ждать третьего звонка. Но ждать приходится. Ведь горы не стадион, где можно оставить голову на старте и, ни о чем не думая, бежать. Нужно организовать "станцию", повесить перила, по очереди спуститься, затем снять верхние верёвки, повесить новые. И как бы ни хотелось, моментально это не получается. Вешаем очередную верёвку в 50 метров, Корюков уходит вниз почти до скальных выходов.

Дальше уже можно идти с индивидуальной страховкой. Как медленно тянется время, пока освободятся перила! Слева по склону прошуршала ещё лавина, затем вторая, третья... Слева, справа. Мужики почти внизу, видно, как подбегают к морене. Счастливчики! Мы с Ермаковым возимся со сдёргиванием последней верёвки. Как-то незаметно солнце скрылось, опустилась облачность. Лавины вокруг идут уже практически непрерывно. Склоны пришли в движение, "поплыли". Какой-то снежный ад сменил то безмятежное морозно-солнечное великолепие, которое было несколько часов назад...

Она появилась неожиданно. Разогналась где-то наверху, в облаке, подпрыгнув на скалах, громадным снежным крылом закрыла полнеба. Как бы разглядывая жертву, немного зависла и устремилась вниз. Отпрыгнув влево от двух больших камней, выделявшихся в этой снежной массе, падаю лицом вниз, "зарубаюсь" ледорубом. Лавина обрушивается, тащит в своих волнах, воротит в сугробах мокрого снега и льда, разворачивает, бросает. Всё-таки мы дождались третьего звонка. Неужели он последний?! Всё? Всё. Остановились. Лежу. Поднимаю голову: я на поверхности.

Медленно, ещё не уверенный в том, что уцелел, встаю. Метрах в пяти виден рюкзак Ермакова. "Шура, ты живой?". Рюкзак шевельнулся, из сугроба появляется Саша... По леднику дошли до площадок на срединной морене. Сбросили рюкзаки. Шёл небольшой снег, тут же таял, но никто на него не обращал внимания. -- Саня, доставай спирт. Давайте за то, что мы все живы. Он из клапана рюкзака вынул два титановых ледовых крюка, которые умудрился всё же вывернуть с верхней "станции". Они были изогнуты под большим углом, на изгибах появились трещинки. -- Жень, возьми себе на память. С днём рождения! В этот вечер мы отмечали день рождения Женьки и всех нас.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Назад в раздел

Новый год и Рождество

Праздничные и активные туры на Новый год и Рождество по России. Средняя полоса, Карелия, С.Петербург, Север, Юг России, Урал, Алтай, Байкал, Камчатка, Дальний Восток, Сахалин, Курильские острова и другие районы России.

Экскурсии по Москве

Пешие, автобусные экскурсии на автомобиле по Москве. Во время экскурсии по Москве Вы сможете познакомиться с самыми интересными уголками города, сможете сделать красивые фотографии и услышать подробный рассказ о достопримечательностях от опытного гида. Вы сможете увидеть Красную площадь, ГУМ, Храм Христа Спасителя и многое другое.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!