Назад к природе

Путешественника и исследователя Тура Хейердала (1914–2002 гг.) его соотечественники признали в 1999 г. самым знаменитым норвежцем столетия. В доме, где он родился, сейчас создаётся мемориальный музей, улице в новом районе его родного города Ларвика присвоено имя Т.Хейердала, ему установлен памятник на берегу фьорда. Строится «Центр Хейердала», где будут выставлены экспонаты, связанные со знаменитым норвежцем. (Плоты «Кон-Тики» и «Ра-2», на которых он плыл, находятся в частном музее «Кон-Тики» в Осло, построенном самим Туром в 1950 г.) Уже 4 года в Ларвике проводится детская регата, для участия в которой местные подростки строят плоты из сосны.

Жюри оценивает их оформление и, конечно, скорость прохождения дистанции. «Древний человек и океан» – так назвал Тур Хейердал доклад, который он делал в Академии наук СССР в 1981 г. Так же называются и научные конференции, которые проходят в Норвегии с 2008 г. Первая была посвящена теме «Современные знания о древней навигации и технике мореплавания». В нынешнем году организаторы – музей «Кон-Тики», Норвежский морской музей, Музей истории культуры университета в Осло и музей «Фрама» (корабль Ф.Нансена, на котором потом Р.Амундсен плавал в Антарктику) – решили расширить тематику докладов, включив в неё общественно значимые плавания, например, походы капитана Д.Кука или наиболее известные путешествия и исследования в полярных регионах.

Конференция состоится с 23 по 26 сентября 2010 г. в Осло. Параллельно с ней пройдёт кинофестиваль, на котором будут демонстрироваться документальные фильмы о походах на копиях древних судов с комментариями участников. Если у вас есть подобный фильм – свяжитесь с организаторами фестиваля (их сайт: www.kon-tiki.no, раздел: Early man and the Ocean 2010). Вот так норвежцы чтят память своих великих путешественников.

Тур Хейердал родился на юге Норвегии в зажиточной семье пивовара. Но, как это часто бывает, не стал приумножать богатства отца, а увлёкся научными исследованиями. В детстве он был стеснительным и неловким, не умел плавать, но подростком начал каждый день бегать по нескольку часов по горам в окрестностях Ларвика, заниматься на турнике, ходить в пешие походы летом и лыжные зимой и в итоге стал физически крепким, здоровым человеком, который в течение жизни практически не болел. Проучившись три года на естественном факультете университета в Осло, он в 1936 г. с молодой женой Лив отправляется во Французскую Полинезию писать курсовую работу по биологии.

Там супруги пребывают в полной гармонии с природой: живут в хижине в джунглях, встают под пение птиц, ходят без одежды. Тур отправляется с утра на охоту, а Лив поддерживает огонь. Кастрюля и мачете, которые их уговорили с собой прихватить, оказались совсем не лишними. Однако Фату-Хива, «их» остров, не был первобытным раем. Дружбы с местным населением не получилось. К тому же Маркизские острова были заражены проказой и слоновой болезнью. После года жизни на острове Тур первым поднял белый флаг, Лив же ещё была готова продолжать эксперимент. Позже Тур напишет матери, что им удалось «покинуть этот тихоокеанский ад без потерь и болезней».

Вернувшись на родину, Тур сдаёт собранную зоологическую коллекцию в музей университета Осло и больше не занимается зоологией. Он выступает с лекциями о своей экспедиции. Позже выходит его книга о пребывании на острове «В поисках рая». Тура всё больше занимает мысль о том, как же попали в Полинезию первые поселенцы. Размышления вызывают увиденные им на Фату-Хиве фрагменты древних каменных статуй, стен, террас, а также наскальные рисунки, изображавшие то ли сороконожку, то ли вёсельное судно. Поскольку, по наблюдениям Тура, прибой бьётся всегда в восточный берег островов, он подробнее знакомится с теорией течений и приходит к мысли, что первые островитяне могли быть выходцами из Южной Америки.

Окончательно его убеждают в этом увиденные им рисунки индейцев из Канады, очень похожие на полинезийские. Тур составляет карту миграций народов, ставшую краеугольным камнем его теории. Он считает, что население появилось в Полинезии на 500 лет раньше принятого в научных кругах времени заселения островов. Конечно, схожесть индейцев и полинезийцев отмечали и другие исследователи, но считалось, что сами островитяне плавали в Америку. Для дальнейших исследований Тур отправляется в Канаду. Поиски разгадки В Канаде он изучает историю индейских племён и приходит к выводу, что рисунки в местечке Белла-Куле в Западной Канаде были сделаны индейцами племени квакиутли, которые позже были вытеснены сэлишами и вынуждены были бежать морем.

Индейцы – хорошие мореплаватели, и их каноэ считается очень хорошей лодкой, которая вполне выдерживает плавание в прибрежной акватории океана. А если связать каноэ по два, то можно плыть куда угодно. Например, капитан Джон Восс с товарищем в начале 20 века совершили кругосветку на каноэ. Также в исследованиях доколумбовых плаваний вдоль западного побережья Южной Америки описываются бальзовые плоты (южноамериканское пробковое дерево). Хейердал больше склоняется к этой гипотезе. Правда, американский учёный Лотроп утверждает, что такие плоты быстро намокают и через две недели их надо просушивать. Для того, чтобы проверить теорию, надо построить точную копию плота.

Вторая Мировая война сбивает все планы Хейердала. Он вступает в норвежские силы Сопротивления, проходит обучение в частях связи и в 1944–1945 гг. принимает участие в военных действиях на севере Норвегии в районе Финмарка. После мобилизации весной 1946 г. он заканчивает свою рукопись «Полинезия и Америка. Исследование исторических связей». Лето 1946 г. он проводит в библиотеках Нью-Йорка, изучая всё, касающееся бальзовых плотов. Научное сообщество не поддерживает его теорию. Капитан Эйтрен, знакомый Тура, также не согласен с этой теорией, но приносит ему судоходную карту Тихого океана с направлениями ветров и морских течений. Расстояние от побережья Перу до ближайшего атолла в Полинезии составляет около 4000 морс

ких миль или 8000 км. Если плот сможет идти со скоростью около 40 миль в сутки, плавание, следовательно, займёт около 100 дней. Чтобы не попасть в период штормов, надо выйти в феврале или марте. Тур постепенно набирает команду. В неё вошли друг детства Хейердала Эрик Хессельберг и инженер по холодильным установкам Герман Ватцингер, с которым Тур познакомился в Доме моряка в Нью-Йорке и которому идея экспедиции сразу понравилась. Радистами Тур приглашает армейских знакомых Кнута Хаугланда и Торстейна Робю. А шестым членом команды к ним присоединяется шведский учёный-этнолог Бенгт Даниельсон. Итак, команда есть, военное ведомство США даёт радиооборудование, но нет денег.

Интересно, что в этот тяжёлый момент Тур отказывается от выгодных рекламных предложений, которые могут повредить научному эксперименту. Наконец находятся деньги: часть собрали норвежцы, решившие поддержать соотечественников, часть дал отец – Тур Хейердал-старший. И команда приступает к строительству плота, используя чертежи инков. Называют судно «Кон-Тики», что в переводе с одного из индейских наречий означает «Солнечный бог». Его, бородатого и светловолосого, Эрик рисует на парусе. У индейцев есть легенда, по которой вождь и бог Кон-Тики однажды ушёл в море, прихватив свой народ, но обещал вернуться.

Считается, что испанские конкистадоры потому и завоевали достаточно легко эту территорию, что их предводитель Франсиско Писарро был белобород! 27 апреля 1947 г. «Кон-Тики» был представлен публике и прошёл крещение соком кокосового ореха. На эту церемонию в порту Кальяо (пригороде столицы Перу Лимы) собралось довольно много людей. На следующий день, 28 апреля, плот отправился в плавание. Краткое описание плота. Его размеры – 7,5 х 14 м. Основа: 9 бальзовых брёвен, связанных пеньковыми верёвками. Палуба: 9 бальзовых брёвен меньшего диаметра, расположенных поперёк и покрытых бамбуковыми циновками. Мачта: два ствола мангрового дерева, связанных наверху между собой, к которым крепится парус.

Рулевое весло: мангровый ствол около 6 м длиной. Выдвижные кили: между брёвнами пропущены 5 толстых досок «гуарас », которые могут опускаться в воду на 1,5 м. Жилище: хижина из бамбука, покрытая банановыми листьями. Под сенью Солнечного бога Когда читаешь описание плавания, то становится понятно, почему Географическое общество не поддержало идею путешествия и назвало его самоубийством. Во-первых, команда – шесть незнакомых между собой «сухопутных крыс», из которых только один имел опыт хождения на судне, и то на большом. Во-вторых, неопробованное плавсредство, построенное по древним чертежам. На каждом этапе строительства могли быть допущены роковые ошибки.

В-третьих, бальзовое дерево, как известно, намокает через две недели и может пойти ко дну, а пеньковые верёвки перетираются… Что же мореплаватели могли всему этому противопоставить? Только непоколебимую веру капитана, да надежду на Солнечного бога, изображённого на их парусе. Трудности начались сразу. Стало ясно, что плот практически не слушается руля; а если поворачивается кормой вперёд, то парус хлещет мачту. Тяжёлый руль из очень прочной древесины во время волнения начинал «дикую пляску», его едва удавалось удерживать.

Пробка действительно впитывала воду, и кусочки намокшей древесины, брошенные в океан, увы, шли ко дну. Но для постройки плота брали только сырые брёвна, с соком, что и спасло плот: сок препятствовал проникновению воды внутрь стволов. Опасность перетирания верёвок также исчезла – они просто впились в мягкое дерево, которое стало служить им защитой. Плот оказался весьма устойчивым плавсредством и резво скакал по волнам. Вода, попадавшая на палубу, легко уходила обратно через щели между брёвнами. Акулы также не вызывали особого беспокойства, хотя 27 мая произошёл опасный эпизод. Огромная 8-метровая китовая акула начала кружить вокруг плота.

Одно движение её хвоста могло перевернуть судно, но рыба вела себя мирно, не нападала. А вот люди, у которых нервы сдали, кинули в неё гарпун. Акула обиделась и нырнула, не причинив плоту вреда. Взаимоотношения в коллективе сложились хорошие, но подготовки не хватало, и однажды чудом удалось избежать несчастья, когда Герман прыгнул за борт за своим смытым спальником. Хотя он был хорошим пловцом, плот догнать не удавалось – в этот день дул крепкий пассат. Спасательный жилет бросить не получалось – ветер сдувал его обратно на палубу. Спасла находчивость Кнута, который, схватив спасжилет, прыгнул с ним за борт и доплыл до товарища. По расчётам, мореплаватели должны были достичь земли при самых благоприятных обстоятельствах на 97 день.

И действительно, на 93 день плавания они увидели землю – это был остров Пука-Пука. Они не потеряли голову от счастья, так как ещё предстояло причалить, а перед островами расположены рифы; плот же был практически неуправляем. Удалось пристать лишь через несколько дней к острову Рароиа – плот просто сел на риф. Во время этого «причаливания» Тура одной волной смыло за борт, а следующей забросило обратно на палубу. Всё произошло так быстро, что он даже ничего не успел сообразить. И вот на 101-й день плавания экипаж ступил на песок. Это был самый чудесный момент в жизни Тура. Все остались живы, цель достигнута. Ему удалось доказать, что Солнечный бог мог пересечь на плоту океан.

Потом была всемирная слава и признание. Фильм о путешествии получил Оскара (хотя множество эпизодов пришлось вырезать, так как на плоту экипаж чаще всего находился без одежды). Позже неугомонный Хейердал совершит походы на лодках из папируса «Ра-1» и «Ра-2», доказывая, что египтяне могли пересекать Атлантику. Далее было плавание на камышовой лодке «Тигрис» и переход в Персидском заливе. В этих экспедициях принимал участие и наш, тогда мало кому известный соотечественник Юрий Сенкевич. Были археологические экспедиции но всё-таки наибольшую известность Хейердалу принесли именно океанские и морские путешествия. Он был удостоен множества званий, среди которых 11 почётных степеней университетов Америки и Европы.

В том числе Тур был почётным доктором наук АН СССР с 1980 г. и почётным доктором наук МГУ им. М.Ломоносова с 1989-го. По следам деда Почти через 60 лет после героического вояжа «Кон-Тики» внук отважного исследователя Олав Хейердал вместе с ещё одним предприимчивым норвежцем Торгейром Хиграффом занялся сравнением записей Тура 1947 г. и новооткрытых карт раннего мореходства. Родилась идея организовать новую экспедицию, повторяющую плавание «Кон-Тики». Было решено строить плот больше «Кон-Тики», но также из бальзового дерева. Судно решили назвать в честь полинезийского морского божества Тангароа. Опыт деда, конечно, учитывался – деревья брали только с соком, для чего сначала извлекали пробу из сердцевины ствола. Некоторые деревья достигали 1 м в диаметре.

Отплывать решили из того же порта Кальяо в Перу и также с командой из 6 человек. Руководитель экспедиции – Торгейр Хиграфф; Бьёрн Креквик – капитан, специалист по оснастке кораблей викингов; швед Андерс Берг – фотограф и кинооператор. В экипаж также входили Ёувин Лоутен, Олав Хейердал и перуанец Роберто Сала. «Тангароа» весил 18 тонн, на нём установили современное навигационное оборудование и солнечные батареи. «Кон-Тики» двигался сначала на север с Перуанским течением, а затем уже попал в Экваториальный поток, который понёс его в западном направлении.

Новая команда решила «срезать» этот угол и пойти кратчайшим путем, но пришлось отступить от первоначального плана и сначала несколько дней также плыть на север, пока команда училась управлять плотом с помощью «гуарас». Во время плавания для лучшего управления плотом капитан Бьёрн решил передвинуть мачту немного к корме. Эта рисковая операция прошла успешно. Результат не замедлил сказаться: за две недели судно прошло на 650 км больше «Кон-Тики». Но мощь океана использовать не просто. Так, однажды сломалась бамбуковая планка, на которой крепился парус, и верёвка, которой он был привязан, намоталась на верхушку мачты. Пришлось Бьёрну лезть наверх и распутывать её.

Через месяц плавания «Тангароа» встречает прогулочную яхту, и команда плота принимает гостей и подарки: фрукты, галеты, пиво. («Коники» за 100 дней в океане не встретил ни одного судна.) А вот с акулами всё наоборот: команда «Кон-Тики» иногда ловила акул просто из спортивного интереса, а сейчас их не было видно. Для приманки вывешивали за борт куски рыбы, но за весь путь новая команда увидела лишь четыре небольшие акулы. С рыбой связан ещё один интересный эпизод. 12 июня выловили угря – не угря: тело похоже, но челюсти скорее щучьи. В дневниках «Кон-Тики» есть рисунок точно такой же рыбы, причём пойманной примерно там же. Это глубоководная рыба «змеевидная макрель».

Нигде более в живом виде она не встречалась, очевидно, обитает лишь в одном месте Мирового океана. До Рароиа «Тангароа» добрался на месяц раньше «Кон-Тики». С причаливанием к острову проблем не было, поскольку нынешний плот был вполне управляемым. Все жители острова вышли навстречу, некоторые из них ещё помнили предыдущую экспедицию. Среди встречающих оказался пожилой мужчина по имени Ронго, у которого в 1947 г., когда ему было 9 лет, началось сильное воспаление, и радист «Кон-Тики» Кнут сделал мальчику операцию, чем спас ему жизнь.

Фильм об экспедиции 2006 г. не был номинирован на Оскара, но получил специальный приз Московского международного фестиваля горных и приключенческих фильмов «Вертикаль» в 2008 г. К сожалению, великолепная книга об этой экспедиции, изданная в Норвегии, пока не нашла своего издателя в России. Россияне пока также, к сожалению, не принимали участия ни в конференции, ни в кинофестивале «Древний человек и океан», ни в ежегодном Международном дне Т.Хейердала в Норвегии.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/

Назад к природе. Плот «Тангароа» на якоре в лагуне острова Рароиа

Назад в раздел

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край гор и водопадов

Недельный тур а Адыгее, однодневные пешие походы и экскурсии в сочетании с комфортом (трекинг) в горном курорте Хаджох. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, плато Лаго-Наки, ущелье Мешоко, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен, Гуамское ущелье. Программа для всех

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!