Побережье Белого моря

Богатое древностями и красотами, с уникальной природой и неповторимыми северными кушаньями, побережье Белого моря не должно вызывать иронии и пренебрежительной ухмылки. Про эти по-настоящему прекрасные места Русского Севера я и начинаю рассказывать. В рассказе - самая интересная и экзотическая с природной точки зрения часть нашего путешествия - участок южного побережья Белого моря, называемый Поморским берегом, от Беломорска до Сумского Посада. В рассказе - как холодные берега с лодочной поездкой в море и к шхерам, так и прибрежные леса, переполненные отборными грибами и ягодами. Также представлены краткие обзоры по старинной поморской деревушке Вирма и по некогда крупному селу Сумский Посад, своеобразной "столице" Поморского берега. Особое внимание уделено автодороге "Беломорск- Сумский Посад", основной и единственной автомобильной артерии Поморского берега, и её состоянию. Ну и широтная железная дорога на Архангельск, куда уж без неё...

Первое, с чем придётся столкнуться путешественнику, решившему посмотреть здешние места, - дорога. Начнём с того, что трасса М-18 "Кола" на всём своём протяжении приведена в идеальное состояние. До поворота на Беломорск ехать придётся по исключительно прекрасным дорогам, единственной неприятностью на которых могут быть пробки. После полутора тысяч километров идеального асфальта, дорога от съезда трассы в посёлке Пушной до Беломорска кажется ужасной. Но всё познаётся в сравнении. На обратном пути её воспринимаешь как автобан. А всё благодаря дороге "Беломорск - Сумский посад". Эта грейдерная дорога - единственная, по которой можно проехать от Беломорска на восток, в сторону границы с Архангельской областью. На одном из форумов до поездки читал, что это - одна из лучших местных дорог в Карелии. Честно говоря, страшно представить себе, что из себя представляют нелучшие. Особенно на контрасте с почти идеальными федералками "Кола" и "Сортавала".

Нет, проехать можно вполне на любой легковушке (кроме совсем уж низких спорткаров). Возможно именно это и отличает её от остальных местных дорог. Хотя некоторые ямы на дороге пугающе глубоки. Пока мы неделю жили на побережье, постоянно шли дожди, заполняя эти ямы грязной водой. Некоторые из них перекрывают почти всю дорогу, так что проехать её не заехав в воду нельзя. К счастью, до радиатора вода не достала ни разу. Вполне возможно, что в межсезонье эта дорога проходима уже не для всех легковушек.

Так вот, проехать-то можно. Но с какой скоростью... Тут нужно делать выбор - либо ползти на первой передаче, либо гнать сколько не страшно. В первой ситуации на 30 километров от Беломорска до Вирмы уходит полтора часа, ещё полтора - на 23 км. от Вирмы до Сумского Посада. При втором варианте рискуешь подвеской, т.к. ровных участков, без глубоких ям и рытвин, на дороге почти нет. Я выбрал первый вариант. Пока ехали, конечно, прокляли всё на свете, потеряли кучу времени и некоторых едва не укачало. Но сейчас считаю выбор правильным - выкидывать энную сумму на ремонт подвески к счастью не пришлось. Кое-где, конечно, разгонялись, когда нервы не выдерживали. Были участки, где скорость около 40 км/ч можно было спокойно держать 2-3 километра подряд. Но чаще, не успев разогнаться, приходилось резко тормозить, завидев очередную череду ям во всю ширину полотна. Расход топлива в таком режиме, само собой, бешеный. Местные ведут себя по-разному - кто-то умудряется ехать ещё медленнее, но большинство всё-таки гоняет. Видимо, регулярно ездить с черепашьей скоростью люди не выдерживают. Поток для такой дороги довольно солидный. В течение пяти минут кто-нибудь обязательно проезжает. Особенно умилил старенький Опель с номерами Швейцарии, на приличной скорости подлетавший на ухабах. Неужто кто-то из поморов эмигрировал в Альпы и решил своим ходом доехать до родных мест? Или же отчаянные европейские туристы приехали поохотиться на медведя?

За Сумским Посадом дорога не заканчивается, но раздваивается. Одна часть идёт в Колежму, где с недавних пор расположилась невероятно популярная для такой глуши турбаза "Лопский берег", другая - в Вирандозеро и Нюхчу. Достоверно известно, что за Сумским Посадом дорога ещё хуже. Там относительно быстрая езда может обернуться уже не только разбитой подвеской, но и пробоем колеса. Теоретически сеть дорог в этих местах достаточно разветвлена и через Вирандозеро можно даже вынырнуть куда-то обратно к трассе, не возвращаясь в Беломорск. Но в реальности с какого-то момента проехать можно только на квадроциклах. В Архангельскую же область, до которой в общем-то здесь рукой подать, проехать нельзя никак - только на поезде или по воде. Мы дальше Сумпосада не ездили. В одном месте ближе к Беломорску на дороге встречается аж трёхсотметровый участок ровного асфальта. В честь чего такая щедрость не понятно. А пришедший в негодность деревянный мост через реку Кузреку заменили на новый капитальный, которому позавидовали бы многие крупные трассы. Дорогу в окрестностях моста тоже приводят в порядок.

Одно из первых впечатлений от этой дороги - грибы и ягоды. Они растут прямо вдоль шоссе. Вплотную. Кое-где шляпки грибов и черничинки нависают прямо над проезжей частью. Грибы растут настолько близко, что даже на скорости белые и подосиновики легко идентифицируются. Само собой, их активно собирают. Вдоль обочин стоят не только легковушки, но даже целые ПАЗики с, видимо, профессиональными собирателями. В Беломорске, да и других городах Карелии, работают пункты сбора, преимущественно ягод. Но даже при таком раскладе, собрать все грибы здесь видимо не удаётся.

Впервые в жизни видели белые грибы, умирающие своей естественной смертью! Понимаете? Белый! Прямо у дороги! Его никто за всю его жизнь так и не срезал. Поначалу, ошалев от таких возможностей и вспомнив недобрым словом даже самые глухие районы Московской области, где ради всяких сыроежек приходится часами бродить по лесу и уворачиваться от змей, мы бросились их собирать. Как результат - за 15-20 минут ленивого брождения в пяти метрах от дороги мы набирали полное ведро белых и подосиновиков. В какой-то момент мы перестали собирать и подосиновики - мы попросту не успевали сушить всё, что удавалось собрать, и было принято решение сосредоточиться только на белых.

С ягодами несколько сложнее - за ними приходится нагибаться и работать пальцами, из-за чего ты становишься лёгкой добычей для комаров. Гриб можно быстро спилить, кинуть в ведро и продолжить активно отмахиваться и убивать насекомых. С ягодами же третьего не дано - либо собираешь и делишься кровью с братьями меньшими, либо борешься с ними, но остаёшься без черники. Как итог, килограммчик черники набрать удалось, но повторять подвиг уже не хотелось. По мелочи встречалась и голубика, и малопопулярная вороника, и ещё не созревшая брусника.

С морошкой уже всё серьёзно. Во-первых, эту ягоду мы в живой природе увидели впервые и поначалу не были уверены, можно ли её собирать и есть. Во-вторых, её уже по-настоящему активно собирают местные. В полных антимоскитных костюмах с сетками (а не в наспех обрыгзганных репеллентом джинсах), резиновых сапогах и с, видимо, какими-то гребёнками, т.к. судя по состоянию кустов, собирали ягоды явно не руками. Но тем не менее, и эта дорогущая ягода растёт здесь! Да и если постараться, её можно купить у местных. Будет раза в два дешевле, чем вдоль трасс. Несмотря на всё это многообразие и дикость местности, каких-то крупных животных не увидели здесь ни разу.

Ну и железная дорога. Параллельно автомобильной на всём её протяжении тянется широтная магистраль "Беломорск-Обозёрская", являющаяся по сути кратчайшей сухопутной связкой между двумя северными портами - Архангельском и Мурманском. Местами железнодорожное полотно подбирается вплотную к автодороге.

И тут у меня случается, так сказать, разрыв шаблона. Судя по карте, ветка посреди глухих северных болот должна быть загибающейся и малодеятельной. По крайней мере, у нас обычно всегда так: относительно живы только магистрали, ведущие в Москву и Питер, или между крупными городами, да и то не всегда. Эта северная линия не проходит ни через один город, кроме Беломорска, где она ответвляется от магистрали на Мурманск. Глухую Онегу она огибает километрах в 20 от города, остальные населённые пункты на дороге - дремучие северные деревни, зачастую не имеющие постоянного населения. Да даже и эти деревни от одноимённой станции могут располагаться в 20-и километрах и не иметь к ней нормального подъезда. Так что многострадальная грунтовка всё равно остаётся основным способом связи с миром.

А удивило меня вот что: железная дорога совсем не выглядит глухой, скорее даже наоборот. Она имеет приличное путевое развитие во многих точках на своём протяжении, а главное - она электрифицирована. Увидеть рядом с этой несчастной грунтовкой посреди грибов и комаров новенькую электричку было сильно неожиданно. Место сразу перестало казаться глухим. Даже в Московской области в паре мест остались кукушки и дизельные поезда, не говоря уже про Тверскую область, где по ржавым рельсам с ручными стрелками медленно ползают старые "тарзаны". Пассажирское движение здесь конечно развито не сильно, хоть и не хуже, чем в той же Тверской области. Две пары электричек с неудобным расписанием и один поезд дальнего следования "Вологда-Мурманск".

Основное движение, благодаря которому эта ветка столь развита, конечно грузовое. Видимо, грузооборот между портами Мурманска и Архангельска весьма значителен, да и на пути из Москвы в Мурманск это отличная альтернатива перегруженной Николаевской дороге. Достаточно сказать, что меридианная магистраль "Москва-Архангельск" после Обозёрской, откуда уходит ветка на Беломорск, не электрифицирована, и грузооборот по ней ниже, нежели в сторону Беломорска. Т.е. получается, что ход "Москва-Обозёрская-Беломорск" тут основной, а "Обозёрская-Архангельск" - второстепенный, а не наоборот. Кое-где море подбирается вплотную к дороге, но подойти всё равно нельзя - болото. Водные пространства можно лицезреть только издалека.

Из Москвы Беломорский район кажется чуть ли не крайним севером. На деле, даже этим холодным летом на каменистых и болотистых почвах у хозяйственных селян на участках неплохо растёт свёкла, капуста, лук и другие дачные радости.

Береговая линия Белого моря на всём протяжении Поморского берега довольно болотиста и изрезана, кроме того открытое море начинается совсем не сразу - вдоль берегов в огромных количествах расположены острова-шхеры. 

Нормальный выход к берегу, для которого не понадобится резиновых сапог или лодки, есть далеко не везде. Большинство деревень расположены чуть поодаль от моря, в дельтах рек, именами которых чаще всего и названы. Впрочем, для местных это не проблема - лодки есть у всех, кому это необходимо. Даже при слабеньком моторчике выход в море достигается минут за 30. Кадр, кстати, сделан около десяти вечера, в конце июля. А Вы говорите - белые ночи в Питере...

Кому совсем сильно надо - знают болотные тропы, по которым в сухую погоду можно выйти на берег. Впрочем, как показала практика, из молодого и среднего поколения об этих тропах знают уже далеко не все из местных. А вот те, кто постарше, помнят как бегали в детстве купаться на море.

Прожив неделю в Вирме, попасть на берег моря пешком мы отчаялись. Только в предпоследний день старушка-смотрительница церкви сообщила, что до моря вполне можно дойти, по крайней мере в сухую погоду. Ну либо в резиновых сапогах. Остальные же местные уверяли, что этого сделать нельзя.

Но не посмотреть на Белое море было бы просто неприлично. И мы напросились на "экскурсию". Фактически, двое местных рыбаков (и по совместительству егерей) взяли нас с собой на смену сетей, хотя заплатить конечно пришлось. Ну и показали то, что сами считают здесь ценным и интересным - островки с рыбацкими домиками.

Островов в прибрежной полосе здесь действительно очень много. На некоторых из них стоят примитивнейшие деревянные времянки, внутри которых - пара коек, столик, несколько нехитрых предметов быта. Хотя условно они кому-то принадлежат, пользуются ими попеременно все заезжие рыбаки, не мешая друг другу. Они ночуют здесь, пережидают непогоду, ждут приливов, просто отдыхают. Судя по их разговорам, провести денёк на острове с котелком ухи и пачкой сигарет для них - прекрасный досуг. Именно в эти моменты понимаешь, насколько здешний быт далёк от нашего. Интересно, они вообще знают про колебания курсов валют?

Пока лодка идёт между островов, сидеть на корме пусть и холодно, но терпимо. А вот когда она выходит на участок, не защищённый от моря островами, дуть начинает нещадно. Пусть до открытого моря ещё далеко и вокруг по-прежнему острова, даже просвет между шхерами открывает путь ветрам.

Здесь, на Белом море, наблюдаются ощутимые приливы и отливы. Море у берегов мелкое, так что рыбаки из деревни могут уйти в море только по "большой воде", во время прилива. Если задержался в море больше положенного - придётся ждать следующего прилива. Многие так и рыбачат - уходят с утренним приливом, возвращаются с вечерним.

Ловят здесь исключительно в сети. Рыбаки из Подмосковья, приехавшие с солидным набором удочек и спиннингов, оказались не у дел. Что самое удивительное - продавать рыбу местные и не пытаются, в отличие от морошки, например. Ловят в основном для себя, наиболее популярна камбала. Вообще купить местную рыбу оказалось неожиданной проблемой. Магазины завалены замороженными рыбопродуктами из Петербурга, нормальных рынков в Карелии просто нет. Единственное место, где удалось отхватить местной рыбы, в том числе и знаменитой карельской форели, оказалась точка на небольшом базаре в Кондопоге. Вопреки появившимся из-за неприглядности магазина подозрениям, рыба оказалась замечательная и очень вкусная. Жаль, что больше мы её нигде не нашли.

Отдельно надо сказать, конечно же, про насекомых. Ни клещей, ни оводов, ни гнуса ни разу не повстречали. Последний лениво атаковал только один раз - в Шлиссельбурге Ленинградской области. Живых змей тоже не видели, хотя раздавленная гадюка на трассе и валялась. А вот комаров конечно хватит всем. Но они здесь немного другие. Огромные, толстые, неповоротливые карельские комары совершенно не похожи на редких, но коварных и хитрых московских.

Всё-таки, чему-то их жизнь учит. Мелкий и подлый московский комар залетит в квартиру, спрячется и будет ждать, пока ты уснёшь, дабы напиться вдоволь и улететь живым. Карельские же слоны смерти не боятся. Лезут со всех сторон, садятся куда попало, хоботок вставлять не спешат, словно смакуя. Даже не разлетаются от движения рук. Как результат - убиваются легко и с удовольствием. Это можно делать бесконечно, примерно как хлопать пузырьки на упаковочной ленте. Но количеством всё-таки берут. Рано или поздно какого-нибудь одного всё-таки упустишь, и он укусит. Репеллентами брызгаться надо обязательно, но полностью они не спасут. Просто из ста комаров подлетит десяток, остальные будут виться на расстоянии.

Цвет воды в реках здесь какого-то тёмно-бурого цвета, примерно как квас. Да и в море вода светлеет только при удалении от берега. Местные не обращают внимания, моются, стирают и кипятят эту воду для питья. При мытье в этой воде начисто смываются все моющие средства, кожа словно обезжиривается. Для себя решили, что это из-за водорослей, в бешеном количестве присутствующих в прибрежных районах моря. Это растение издали похоже на размотанную плёнку аудиокассет и сильно красится.

Общий вид деревни Вирма. Как и у любого другого населённого пункта здесь, главный проспект - это река. Домов, не имеющих выходов к воде, здесь почти нет. Параллельно реке за домами тянутся, конечно, какие-то дорожки, но они - просто досадная необходимость. Всё здесь крутится и живёт исключительно вокруг воды.

Древнее поморское село Вирма известно минимум с XII-го века, когда на эти земли пришли карелы. Причём на тот момент здесь уже жили представители автохтонной народности Саамов, позднее перебравшиеся на север, на Кольский полуостров.

Как таковых местных жителей в Вирме человека четыре. Остальные - дачники из Беломорска или Мурманска. Большинство из них когда-то жили в деревне либо имеют корни отсюда, но уехали в города. Дома предков используются теперь как дачи. В советские годы в Вирме появился цивильный по тем временам сельмаг, пытались построить какой-то завод. Определённый толчок дало строительство железной дороги. На сегодня, впрочем, это всё заброшено и забыто, железная дорога давно построена и живёт своей жизнью.

Дорожки, выложенные досками, здесь, как и на всём севере, обычное явление. Я так понимаю, в межсезонье влажную болотистую почву развозит настолько, что ходить по ней просто нельзя. Подобные дорожки увидим и в самом Беломорске. Позднее, в XV-XVI веках, эти земли стали заселять неутомимые новгородцы (они же освоили и Вятский край - оцените масштабы их географических открытий в те годы!). Тогда же была построена и Петропавловская церковь - ныне главный символ и достопримечательность не только Вирмы, но и пожалуй всего Поморского берега. К XVII-му веку относится только основная часть церкви, пристройка-трапезная уже более поздняя, начала XX-го века.

В здешних деревнях у многих домов нет заборов, или они чисто символические, с незапертой калиткой. Серьёзные ограды, как правило, только у небедных по местным меркам дачников. На многие участки можно спокойно зайти, и с тобой ещё и поздороваются. Время в этих местах тянется ощутимо медленнее. Темп жизни здесь настолько заторможенный, что я в первый раз за пять лет смог почувствовать какую-то размеренность и неспешность в жизни. Хоть здесь всё и знакомо российское, всё же тут как нигде по-другому.

Церковь с момента её закрытия в 1937-м так и не вернулась к постоянному функционированию по своему религиозному предназначению. Она осталась памятником архитектуры, принадлежащим министерству культуры, т.е. даже не музеем. Хотя изредка, по праздникам, здесь проводятся богослужения приезжими священниками. Обычно она закрыта на замок. Ключи есть у старушки-смотрительницы. Летом, когда она живёт в Вирме, её довольно легко найти, спросив у кого-нибудь из прохожих - обязательно покажут дом, где она живёт. Женщина с удовольствием открывает церковь и проводит целый историко-этнографический экскурс, как по церкви, так и по карельскому Поморью в целом. Сама она поморка, прожила в этих краях всю жизнь, в Вирме родилась и провела детство. За экскурсию просит разве что пожертвование на поддержание церкви.

Саму церковь в последние годы отремонтировало министерство культуры. Как видно, почти никакого убранства здесь не сохранилось. Изнутри она больше похожа на избу или сарай - кругом стоят какие-то остатки стройматериалов, мебель, не имеющая высокой стоимости церковная утварь. Все иконы и ценный декор увезли в советские годы. Смотрительница верит, что большая часть богатого убранства Петропавловской церкви находится в музее в Петрозаводске. Причём, с её же слов, на экспозиции выставлены 1-2 предмета, остальные - в запасниках, их никому не показывают и сама она их не видела... Колонны в церкви с явно неправославными узорами. Что-то либо языческое, либо местное этническое. Экскурсовод уверила, что это не новодел, а оригинальный облик. Если бы церковь принадлежала РПЦ, этих чудес конечно не сохранилось бы. Впрочем, кто будет держать священника в деревне с четыремя жителями?

Камень подозрительно ровной круглой формы у кладбища при церкви. Смотрительница полагает, что здесь когда-то находилось древнее языческое капище. Учитывая столбы в церкви, вполне можно поверить. Вообще, эти места просто дышат историей. Пусть запад Краснодарского края (Тамань например) и гораздо древнее, там всё современное, живое. Здесь быт настолько не изменился, настолько многое осталось нетронутым, что почувствовать связь между веками внутри себя здесь очень легко. Дома, сидя за компьютером, воспроизвести те ощущения не удаётся.

Белое море и купание как-то не особо ассоциируются. Но здесь купаются. Если лето тёплое, то к августу вода прогревается до уровня речек в центральной России. Это лето выдалось холодным, причём даже по меркам Беломорска. Температура едва переваливала за 15 градусов, поливали холодные дожди. Но даже при таком раскладе местные купались, как в реках, так и в море.

Сумский посад - одно из самых древних поморских поселений, крупнейший населённый пункт Поморского берега, не считая Беломорска. Здесь ещё теплится какая-то своя, недачная жизнь. Основан в XV-м веке всё теми же новгородцами. Помимо рыболовства и судостроения, в своё время серьёзное развитие получило солеварение. С 1452-го селом владел Соловецкий монастырь, занимавшийся в том числе и оборонительным укреплением поселения. В частности, была построена мощная по тем временам крепость - Сумский острог.

От острога осталась только часть стены да воротная башня. В 1930-е годы они в разобранном виде были перевезены в музейный фонд Коломенского, а в 70-е там же восстановлены. В самом селе сохранились лишь следы рвов и валов. Сумский посад неоднократно подвергался жестоким нападениям шведов, с садистской упорностью пытавшихся уничтожить и сжечь село. С теми или иными потерями, сумлянам всегда удавалось отстаивать Сумский посад. В 1617 году на острог умудрились напасть запорожские казаки!

Рассказывая про эти места нельзя не вспомнить про "Осудареву дорогу" - трассу от Онежского озера до Белого моря длиной 264 километра, построенную при Петре I за 20 (!) дней через карельские леса и болота. Использовалась для переброски войск во время Северной войны, в том числе есть версия, что по ней протащили волоком два фрегата, что позволило подойти к неприступной крепости Нотебург на истоке Невы (ныне "Орешек" в городе Шлиссельбург) с обратной, слабо защищённой стороны, в результате чего крепость была взята. Дорога проходила восточнее Сумпосада. Сегодня от некоторых её участков осталась только просека в лесу. О месторасположении иных участков дороги даже не сохранилось данных. О точном маршруте её прохождения можно только догадываться. Остатки Осударевой дороги неизменно привлекают джипперов и других покорителей бездорожья. В селе существовало две церкви - каменная XVII-го века и деревянная XVIII-го. В 30-е годы XX-го века обе были унчитожены. В 90-е годы в старинном купеческом доме была организована домовая церковь. Судя по кресту и крыльцу, действует по сей день:

Когда-то гордостью села было мореходное училище. Оно ведёт историю с 1838-го года, когда в Сумпосаде было открыто первое на Поморье приходское училище. С 1868-го года при нём открыли мореходный класс, позднее ставший училищем. Его выпускники становились известными капитанами. Наиболее именитый из них - полярник Владимир Воронин. Мореходную школу развалили ещё в советские годы. В её здании в последние годы размещалась больница, пока оно не сгорело. С 2005-го по 2013-й в селе строилась новая церковь в честь соловецкого чудотворца Елисея Сумского - небесного покровителя Сумского Посада.

Сумский посад, несмотря на свою древность и историческое значение, не сохранил каких-то ярких памятников прошлого и представляет интерес скорее для въедливого краеведа, нежели для рядового путешественника. В отличие от запоминающейся церкви в Вирме, сумские достопримечательности, о которых речь пойдёт ниже, не бросаются в глаза, и не зная об их исторической ценности можно и мимо пройти. Главный архитектурный памятник Сумпосада — амбар Соловецкого монастыря постройки 1757-го года. Т.е. это деревянный сарай, за которым никто особо не следит, простоявший уже более четверти тысячелетия.

Среди других древних деревянных построек - рыбный амбар и жилой дом XIX-го века. Опознать их без серьёзной подготовки не получится - они рассыпаны посреди частного сектора и, само собой, никаких опознавательных знаков нет. Хотя по этим постройкам и видно, что их возраст солиден и они могут представлять собой историческую ценность, понять что это такое не представляется возможным. Тот же Соловецкий амбар удалось идентифицировать только с помощью продавщицы местного продуктового магазина - начитанной, продвинутой и образованной женщине, которая попутно провела нам экскурсию по истории села. Сказал бы, что ей место ну как минимум в музее или библиотеке, а не магазине, но в этих краях люди вообще какие-то не провинциальные совершенно - какое-то достоинство, образованность, эрудированность демонстрировали почти все, что в Сумпосаде, что в Вирме, что в Беломорске.

Вообще, сложилось впечатление, что эти места живут своей обособленной жизнью. Раз в сто лет сюда прибегает кто-нибудь, говорит, что царизм сменился на коммунизм или коммунизм - на демократию, меняет флаг на местной администрации и убегает. А люди продолжают жить своей жизнью, рыбачить, ходить в море. К сожалению это не так, конечно. За советские годы местные деревни сильно обеднели и уменьшились. В наше время начатый процесс увядания просто продолжается дальше. При лучшем стечении обстоятельств Сумский Посад в советские годы мог бы получить и статус города. Чем-то он похож на город Белый в Тверской области - некогда славный и крупный населённый пункт с богатой историей остался в стороне от жизни и потихоньку угасает. Былое достоинство по-прежнему видно в архитектуре, в размахе иных построек, но жизнь здесь уже словно остановилась.

Ещё одна, и наверное наиболее понятная простому туристу достопримечательность села, - мореходная лодка, подаренная сумлянам великим князем Алексеем Александровичем, путешествовавшим по воде из Петербурга в Архангельск в 1870-м году. В народе её почему-то именуют "ботиком Петра". Она стоит на острове посреди порогов реки Сумы. Лет пять назад навес, защищающий её от дождя и снега, обвалился. Как видно, ныне он восстановлен. Подойти к лодке близко из-за её островного положения нельзя. Но и к берегу напротив лодки я тоже выйти не смог - пришлось бы залезать на чей-то приусадебный участок.

Источник: ru-travel.livejournal.com ts58

Белое море - побережье 

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!