Путешествие без визы

Точный маршрут определяли во время самого путешествия. Часто бывало так, что утром мы собирались ехать на юг, в обед поворачивали на запад, а вечером почему-то оказывались к северу от места старта. И ни разу об этом не пожалели. Действовали по принципу «не путешественник для транспорта, а транспорт для путешественника»: летали на самолётах, часто ездили на поездах и автобусах, на мотоциклах и велосипедах, на арендованных машинах и автостопом, на мото и

велорикшах, на повозках и тележках, много ходили пешком и карабкались на вершины гор и вулканов. Да и ночевать приходилось, где попало: в отелях и гостиницах, в хостелах и кемпингах, в гостевых домах и у гостеприимных местных жителей, в церквях и храмах, в монастырях и лесах, в горах и на берегу моря, в палатке и под звёздным небом.

Питались так же, как и местные жители: на Ближнем Востоке – лепёшками, в Юго-Восточной Азии – жареными тараканами, в Океании – консервами. С подножным кормом тоже проблем не было: на Балканах как раз попали на урожай инжира и гранатов, в Африке – фиников; на Ближнем Востоке мы оказались в момент созревания хурмы и винограда, в Океании запекали в костре папайю и плоды хлебного дерева, а на Карибах собирали спелые манго. Мир очень обилен и разнообразен. И я убедился в этом очередной раз. Ниже – некоторые впечатления от первого (по Европе) этапа путешествия.

Выехали из Москвы вчетвером: трое постоянных участников кругосветки (кроме меня, это Саша Богомолова и Олег Семичев) и моя дочь Виолетта Шанина. У меня это уже третья кругосветка. И всегда старт назначается на один и тот же день – 19 сентября. Но только с третьей попытки удалось стартовать вовремя (первый раз – 19 декабря, второй – 19 ноября). Итак, рано-рано утром 19 сентября мы вылетели в Хорватию, в Пулу. Это место старта выбрали потому, что туда предлагали самые дешёвые авиабилеты – всего за 50 евро. Хорваты на туристский сезон (с мая по октябрь) ввели безвизовый режим с Россией.

Поэтому при паспортном контроле ни у кого ничего вообще не спрашивали. Вот бы так было во всех странах мира! Для того, чтобы пробежаться по достопримечательностям Пулы, нам хватило и полдня – амфитеатр, крепость, несколько церквей, порт… Куда поехать дальше? И на чём? Может, по старой привычке – автостопом? Конечно, вчетвером это малореально. Поэтому поделились на две пары, договорившись встретиться в Ровине – первом городе к северу от Пулы. Голосовали на трассе в оранжевых футболках «Мир без виз» – они видны издалека и сразу привлекают внимание (самим ещё удобнее – не потеряешь напарника в самой густой толпе).

Уехали не сразу, но зато сразу вчетвером. И… в Новиград. Вот уж куда точно не собирались. Курортный городок Новиград (на итальянском Читтанова, на русском назвали бы Новгородом) оказался отнюдь не новым. Даже руин от живших здесь когда-то римлян и византийцев практически не осталось. Сейчас это всего лишь приморский курорт – сплошь дачи и отели. Дикого пляжа нет. Поэтому вечером мы отправились к ближайшему… 5-звёздочному отелю. Неподалёку от его теннисных кортов и поставили палатку. Можно сказать, устроились даже не в первой, а в нулевой линии (отель первой линии был у нас за спиной – на 50 м дальше от моря).

Рядом обнаружился душ, в закрытом на ночь кафе – кран с водой и розетка (вскипятить чай). Даже беспроводной Интернет поймали. Да и зачем спать в душной комнате, когда все удобства есть прямо на берегу моря? Утром опять разделились на пары. И опять оказалось, что зря! В Хорватии, как выяснилось, вчетвером можно путешествовать автостопом примерно с такой же эффективностью, как и вдвоём. Но однажды надолго застряли: никто не сажает. Поначалу было весело – стояли-то под развесистым деревом инжира, на котором как раз созрели сладкие сочные плоды. Наелись до отвала, а попутки всё не было.

На этом эксперименты с автостопом временно закончили. В главном – что автостоп в Хорватии существует – мы уже убедились. Самый маленький город Земли. При первом взгляде на сеть хорватских железных дорог создаётся впечатление, что инженеры-путейцы были немного не в своем уме. Ж.-д. линии нигде не пересекаются между собой: они то неожиданно начинаются, то так же неожиданно обрываются. И всё из-за того, что пути строили в едином государстве. А в начале 1990-х годов Югославия распалась, и единая сеть железных дорог оказалась разорванной на части. Сейчас, например, из Пулы в Риеку на поезде напрямую проехать нельзя, только через Словению (а для этого нужна шенгенская виза!).

Или на перекладных. А в Ровине вообще нет ж.-д. станции, ближайшая – Канфонар. На поезде доехали до станции «Hum U Istri», а оттуда пешком вверх по склону около 3 км. И всё для того, чтобы попасть в «самый маленький город Земли». Две мощёные камнем узкие улочки, два десятка домов, огромный кафедральный собор, каменная башня с часами (дважды в сутки они показывают точное время – 2 часа 30 минут). И всего 20 жителей. Конечно, днём в сезон улицы забиты туристами. Но тёмной осенней ночью в городе не видно ни единой живой души (все 20 жителей прячутся по домам).

Ощущение, будто попал на съёмочную площадку, где построили декорации для фильма ужасов и буквально с минуты на минуту начнёт происходить что-нибудь страшное или мистическое. Пустые улицы подсвечены аргоновыми фонарями, но в тени собора нашлась маленькая уютная лужайка. Там и поставили палатку. А ночью – вот уж действительно мистика! – с башни периодически раздавался звон курантов (при том, что стрелки на циферблате стояли на месте!). Из Загреба в Белград. Первый находится в стороне от популярных приморских курортов, в мало посещаемой туристами восточной части Хорватии. Площадь Бана Елачича – самый-самый центр столицы Хорватии (что-то типа Красной площади в Москве).

Буквально в 300 м от неё находится приют для бэкпакеров – хостел «Fulir Backpackers». В ком- натах на 4–8 человек стоят 2-этажные кровати, на кухне есть набор посуды, душ – один на всех, один телевизор и бесплатный Интернет – тоже для всех. То есть для тех, кто хочет переночевать под крышей в самом центре столицы Хорватии (и сравнительно недорого: по 130 кун с человека – примерно 700 р.). Женская половина группы там и осталась. А мы с Олегом прошли ещё метров 300, где и расположились в маленькой плантации киви. Из Загреба идут поезда в Белград. Паспортные формальности на границе сведены к минимуму: хорватский пограничник поставил выездной штамп, а сербский – въездной.

И вот мы уже в безвизовой для нас Сербии, но ещё без билетов (в Хорватии нам продали билеты только на хорватскую часть пути). В купе появился проводник. Он долго что-то подсчитывал, аккуратно складывая цифры в столбик на бумажке (никаких компьютеров или калькуляторов!). Наконец сообщил итоговую сумму – в сербских динарах. «А сколько в кунах?» Проводник ещё минут на 10 погрузился в сложные вычисления: «340 кун» (это за 4-х). – «Может, 170 кун, и билетов не нужно?» (У нас оставалось именно столько.) – «Можно и так», – тут же согласился удивительно сговорчивый проводник.

На Балканах всегда воевали. Символом борьбы сербов с турками служит Белградская крепость, занимающая самую высокую часть Старого города. Там на огромной территории сейчас расположены и прекрасно сохранившиеся (вернее, недавно отрес таврированные) крепостные сооружения, и парки, и музеи. Вход в крепость бесплатный. Чтобы обойти её всю (заглянув хотя бы мельком во все музеи и церкви), нужно потратить целый день. Именно этот день у нас и был – приехали мы в Белград утром на поезде, а уезжали вечером на автобусе в сторону Черногории (поезд там тоже есть, но почему-то в два раза дороже, чем автобус).

Страна бетонных бункеров. Албания, по примеру Хорватии, на летний сезон отменила для россиян визы. В разгар летнего турсезона из черногорского Ульцина в албанский Шкодер регулярно ходят маршрутки, но осенью можно добраться только на такси (автостопом через границу везде сложно проехать). Черногорские и албанские пограничники мирно сидят в одной конторке, а паспорта просто перекладывают со стола на стол. Никаких вопросов. Нам даже не поставили ни одного штампа — ни выездного из Черногории, ни въездного в Албанию. Сразу же за погранпереходом нас окружили таксисты, причём все, как сговорились, на старых «Мерседесах». Машины именно этой престижной марки составляют львиную долю здешнего таксопарка.

От границы до Шкодера мы доехали за 7 евро (в Албании евро принимают наравне с местными леями). В Шкодере есть ж.-д. вокзал. Но поезда не ходят. «Железка» не выдержала конкуренции с частным бизнесом. Автобусы и маршрутки в Тирану чуть ли не каждую минуту отправляются из центра города. И проезд стоит всего 2–3 евро (но лучше платить местными леями – так немного дешевле). Сразу после окончания Второй мировой войны Албания стала социалистической страной. Но ни с другими странами соцлагеря, ни с капиталистическими отношения не сложились. Страна оказалась в полной изоляции.

Кругом – только враги, которые лишь ждут удобного момента для нападения на маленькую, но гордую страну. И албанский лидер Энвер Ходжа призвал готовиться к неизбежной войне. Каждый албанец должен был стать воином. Но много ли навоюешь с винтовкой против танков? Стали строить бетонные бункеры. Причем так рьяно, что вскоре у каждой семьи (в огороде или во дворе городского микрорайона) был свой, пусть и маленький, бетонный дзот. В 1985 г. выяснилось, что бессменный руководитель социалистической Албании Энвер Ходжа – всесильный диктатор, но не бессмертный человек. Видимо, для него самого это был сюрприз, поскольку он не оставил преемника.

Всё сразу стало разваливаться. Народ начал громить воинские склады и запасаться оружием – бункеры-то уже были. Казалось, начнётся война, как в соседней Югославии. Но этого не произошло, поскольку каждый сидел в своём бункере с автоматом и ждал нападения. А нападать было некому. Народ посидел, посидел и стал постепенно расползаться по всей Европе. Заработанные там деньги мощным потоком потекли в отсталую полунищую страну. Сейчас в ней везде, куда ни посмотришь, идёт активное строительство. Тирана. Автовокзал в ней – вернее, забитая автобусами площадка – находится прямо возле ж.-д. вокзала (как и везде в Албании, не работающего), всего в нескольких сотнях метров от центра города.

На центральной площади внимание сразу же привлекает огромное белое здание – типичный Дворец культуры. Его начали строить в 1960 г. советские строители. Но всего через год отношения между странами сильно ухудшились. Достраивать албанцам пришлось самим, хотя и по советским чертежам – в классическом советском стиле начала 1960-х годов. Сейчас – как после Перестройки у нас на ВДНХ – в этом доме, кроме театра, размещаются магазинчики и частные картинные галереи. Государственная Национальная картинная галерея находится прямо напротив. Она тоже в стиле советских времен.

На фасаде счастливые металлурги с красными флагами всем своим видом показывают, как весело и радостно им живётся под руководством коммунистической партии и правительства. От досоциалистических времен самым ярким героем остался князь Скандерберг, основоположник албанской нации. Именно он и возвышается на коне в самом лучшем месте – посреди площади. Удивительно, что памятников Энверу Ходже не только сейчас, но и раньше на этой площади не ставили. Но если пройти немного дальше, то метров через триста (после улицы Жанны Д’Арк; интересно, к чему бы такое название?) слева внимание привлекает огромная – чуть-чуть меньше египетских – пирамида. З

дание из стекла и бетона было построено в 1988 г. для мемориального музея Энвера Ходжи. Построитьто построили, но открыть не успели: в Албании как раз начался период развенчания культа личности. Пирамида осталась бесхозной и сейчас постепенно разваливается. В городе есть и другие развалины. Но новостроек всё же значительно больше. Высокие современные офисные здания банков и транснациональных компаний постепенно меняют облик центра албанской столицы.

Только раскинувшийся вокруг искусственного озера городской парк культуры и отдыха ничуть не изменился с социалистических времен. Здесь по-прежнему на каждом углу стоят памятники революционерам, солдатам, труженикам тыла и героическим женщинам. В этом «музее социализма» и посетители под стать – чинно прогуливающиеся ветераны. «Зайцы» в Сараево. Страна Босния и Герцеговина состоит из трёх частей, сильно отличающихся между собой и по национальному составу, и по вероисповеданию жителей. Большая часть их вдоль границы с Черногорией – православные сербы; в районе Сараево живут боснийцы мусульмане, от Мостара до хорватской границы – хорваты-католики.

Именно поэтому во время гражданской войны в Югославии в Боснии и Герцеговине шли самые ожесточённые бои: бывшая мирная югославская республика поделилась на три примерно равные части. Часть пути по Боснии мы проехали автостопом, но в Сараево въезжали на автобусе. И попали не на центральный автовокзал, как рассчитывали, а на восточный, на окраине боснийской столицы. К счастью, до конечной троллейбусной остановки там всего несколько сотен метров. В киоске на остановке купили билеты и поинтересовались у продавщицы: «Как нам доехать до вокзала? На каком маршруте?».

Она посоветовала ехать в центр не на троллейбусе, а на трамвае. Поехали на трамвае. На одной из остановок заходят контролёры. Спокойно показываем им билеты. И тут оказывается, что мы «зайцы»! Купленные нами троллейбусные билеты для проезда на трамвае не годятся (это вам не Москва!). Контролёры требуют заплатить штраф, как будто мы вообще без билетов. Мы отказываемся – ведь билеты у нас всё же есть, хотя и не те. Трамвай уже остановился на нужной нам остановке у вокзала, а спор продолжается. Долго ругались, но всё же пришли к компромиссу: штраф платить не будем, но купим ещё и трамвайные билеты.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Амфитеатр в Пуле (Хорватия)

Туристы на Плитвицких озёрах (Хорватия)

Крепость Скандерберга в Круе (Албания)

рисунок_8.jpg

Круизное судно в Которе (Черногория)

Назад в раздел

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край гор и водопадов

Недельный тур а Адыгее, однодневные пешие походы и экскурсии в сочетании с комфортом (трекинг) в горном курорте Хаджох. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, плато Лаго-Наки, ущелье Мешоко, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен, Гуамское ущелье. Программа для всех

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!