По следам ГУЛАГа

Когда в редакции местной газеты попросили меня сопровождать одного чудака в необычную экспедицию («Месяц ходит, всех достал!»), я, было дело, рассмеялся, а потом вдруг подумал: «Стоп, а ты сам разве не стучал ночью зубами незнамо от чего в заброшенном лесном монастыре, где, по словам местной бабки, периодически появляется привидение («...Только ты, милок, один приходи, ровно в полночь...»)? А железяку с надписью «С огнём не приближаться!» кто заволок на вершину горы Пендирмапэ?

А кто рёбра ломал на дельтаплане?» (Помню, наш замечательный хирург Валерий Пальм, царство ему небесное, мрачно спросил, в очередной раз выписывая меня из «травмы»: «Летать-то ещё будешь? Да? Ну я тебя тогда со своим приятелем познакомлю». — «А кто он такой, тоже летать хочет?» — «Нет, он вскрытие трупов делает», — процедил Валера, мельком глянув на меня из-под очков, и я понял, что юмор не иссякает не только в Одессе, и врачи с такими тонкими шутками живут не только в полярных повестях у Санина. Простите, отвлёкся.)

Короче, через два дня мы с моим попутчиком (назовём его дядя Ваня) выбрались из горячей духоты вагона под промозглый осенний дождь на полустанке в тайге, где рабочий поезд останавливается на минуту, да и то не всегда. Знакомым, встреченным в вагоне, я сказал, что вот, мол, за клюквой собрались, и вопросов больше не возникало. А что у дяди Вани экипировка не ахти, так что с бедного молдаванина (как выяснилось, мы земляки!) возьмёшь.

Рюкзак свой я открывать в вагоне не стал, иначе моя легенда затрещала бы по швам, ибо не было ни ведра, ни лукошка, зато имелась допотопная видеокамера с привязанным к ней резинкой самодельным аккумулятором, на неё год назад в Петергофе так засматривались японцы, что я решил, будто они захотят купить её для какого-нибудь музея, а мне в обмен... Увы, увы! Ещё имелся бинокль, компас, «Зенит» с набором объективов, ракетница, прибор для замера радиоактивного фона — в общем, именно то, что нужно для сбора ягод в тайге.

Правда, цель оказалась от железной дороги всего метрах в 50-ти, но это выяснилось позже. Едва мы преодолели канаву с осенней желтоватой водой, мой спутник оживился: «Ну-ка, глянь сюда!» Я поглядел — и замер. Вдаль, скрываясь в низине, уходила ровнёхонькая берёзовая аллея. И, как оказалось, не одна. Четыре ряда берёз, словно по ниточке, тянулись по лесу, спускаясь вниз по холму метровым шагом! Десяток-другой спилили, и из травы торчали лишь замшелые пни. Ясно, эти деревья выросли не сами по себе, а были кем-то посажены. Но когда? И кем?

Да и зачем их было сажать в лесу, где берёз этих и так не счесть? «Ну как?» — потёр руки мой земляк, довольный произведённым эффектом, и поведал мне историю, услышанную от одного старого грибника, с которым летом удирал в этом месте от медведя. Оказывается, при Сталине, во времена мрачного царствования тут Воркуталага, в этом самом месте был довольно крупный лагпункт и лазарет. (Конечно, после Солженицына, Демидова, Жигулина и других писателей-лагерников нас трудно чем-то удивить, но я вспоминаю своё потрясение, когда несколько лет назад попал на Полярном Урале в крупную зону, где в конце сороковых добывали молибденит и где сохранились остатки крематория.

Понятно, хоронить зэков, в большом количестве погибавших там, было непросто, особенно зимой в условиях вечной мерзлоты и полярной ночи, и было принято «мудрое» решение — сжигать. И сжигали, и тепло даром не пропадало: в печь был вмурован бак, и горячую воду гнали для технических нужд в обогатительный цех. Смотрю отснятую там плёнку, и до сих пор по коже бегают мурашки...) И здесь, в лазарете, завершило свой земной путь тоже, видимо, немало страдальцев. От бараков и лазарета их несли по тропе и зарывали, как водится, в железнодорожную насыпь. А она здесь — будь здоров.

Сейчас уж и не узнать, по чьей инициативе вдоль этой печальной тропы начали высаживать берёзки. Говорят, раньше сюда приезжали родственники бывших заключённых. Тому свидетельство — полусгнившие столик и скамейки, где по русскому обычаю поминали страдальцев, да ещё — те самые замшелые пеньки. Деревья, вроде бы, спиливали те из приезжих, кто был уверен, что когда-то этой тропой пронесли и их близких... Может, живы на свете те, кто сажал эти деревья — как знать? Проезжая мимо станции Ошьель, что на север от Печоры, бросьте взгляд направо.

Может, вам удастся среди пестролесья разглядеть ровную полоску берёз, сбегающих от полустанка в низинку — это и есть «аллея зэков». И когда, проезжая по высокой насыпи, локомотив, как и положено перед крутым поворотом, даст гудок — знайте, что это ещё и напоминание о тех, чьи безымянные косточки покоятся под этой самой насыпью, а берёзки — как мемориал, может, один из самых необычных на нашей многострадальной северной земле.

...А место посадки НЛО, из-за чего, собственно, и притащил меня сюда дядя Ваня, мы так и не нашли. Стрелка компаса не вертелась, как ей строго предписано в таких случаях, а радиоактивность была даже меньше, чем в городской квартире. И предмет, на который особо упирал мой попутчик, при ближайшем рассмотрении оказался останками стиральной машинки, невесть как сюда попавшей. Разве только инопланетяне выбросили её по причине поломки... Но это уже за пределами научной фантастики.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!