Самый главный бой

Публикуется по согласованию с автором И.В. Бормотовым

Туризм и отдых в Адыгее

В конце ноября 1942 года на Сталинградском фронте произошло событие, которое определило коренной перелом в Великой Отечественной войне.

В окружение попали 22 фашистские дивизии. Кольцо окружения сжималось, и советские войска приступили к уничтожению попавшей в котёл немецкой группировки. Фашисты еще надеялись на прорыв из окружения и не спешили отводить дивизии группы армий «А», глубоким клином врезавшихся в горы Кавказа.

Угроза окружения гитлеровских армий на Кавказе была для фашистов реальной. Эту ситуацию видело командование Советской армии, но также видело и командование вермахта. Обоим сторонам нужно было время и дополнительные силы для передислокации.

Фашисты ставили перед собой задачу, как можно дольше драться в окружении, чтобы успеть отвести войска с Кавказа, организовать новый фронт и перебросить на него дополнительные силы.

Советское командование делало все, чтобы уничтожить окруженную под Сталинградом группировку фашистов и высвободить дополнительные силы для осуществления замысла окружения немецких войск на Кавказе.

Предварительные планы подготовки Советских войск к наступлению и организации окружения фашистских группировок на Кавказе к началу января 1943 года вылились уже в основную задачу для Закавказского фронта. Задача ставилась в приказе Ставки начать наступление на Краснодар, Тихорецк и отрезать путь отступления фашистов с Кавказа.

Самым коротким путем наступления, был путь от Горячего ключа и Туапсе к Краснодару. Но была зима. В горах шли затяжные дожди и снег. На дорогах распутица. Фашисты успели хорошо закрепиться на своих позициях и на Туапсинском и Джубгинском направлении держали значительные силы.

Вторым более реальным направлением развития наступления было Майкопское. Фашистская оборона здесь была слабее, и горловина наметившегося котла окружения была уже.

Ставка все же настояла на организации основного нанесения удара на Краснодарском направлении. На Майкопском направлении было решено нанести отвлекающий удар, чтобы оттянуть туда часть фашистских сил.

В это время линия обороны на Кавказе уже стабилизировалась, хотя в ущельях не прекращались ожесточенные, затяжные и кровопролитные бои.

Фашисты понесли большие потери и утратили наступательные способности. Советские войска сумели выдержать натиск врага в обороне, приобрели боевой опыт, были полны решимости отомстить за Родину, рвались в бой.

Для осуществления отвлекающего удара на Майкопском направлении велись интенсивные работы. Подготавливались боеприпасы, вооружение, медикаменты, продукты питания. Но, прежде всего это строилась дорога от побережья Черного моря к западным отрогам высокогорного плато Лаго-Наки.

По этой дороге планировалось перебросить войска на прорыв линии обороны врага в сторону Майкопа. На строительство горной дороги через Главный Кавказский хребет, были брошены все силы. Дорогу строили саперные батальоны, гражданское население, военнопленные.

За два месяца интенсивной работы дорога была сделана от поселка Лазоревское, по долине реки Псезуапсе, через перевал Хакуч в поселок Шпалорез (Армянский) Апшеронского района.

Для прорыва линии обороны на помощь 31-й стрелковой дивизии державшей оборону в междуречье рек Цице и Пшеха была выдвинута 9-я горно-стрелковая дивизия.

Она стояла в городе Батуми на охране границы. 121-й полк дивизии вел бои на Клухорском перевале. Фашисты уже прорвались на южные склоны гор и до Сухуми оставалось меньше ста километров. Горные стрелки сумели остановить фашистов и загнать их снова за перевал.

С 29 ноября 1942 года дивизию стали перебрасывать в Туапсинский район. Часть подразделений перевозили по железной дороге, других на военных транспортах «Красная Кубань» и «Дмитриев», а также крейсере «Красный Крым».

Таким образом, Черноморская группа войск Закавказского фронта получила подкрепление. В начале декабря дивизия, перебравшись в Лазоревскую начала готовиться к боевым действиям в горах. Командиры частей выехали на передовую для подготовки наступления.

В тот период там велись ожесточенные бои за села Маратуки, Кушинка, Черниговская, Каменка и Цице. Основные господствующие высоты были заняты фашистами. Они успели основательно укрепиться, построить зимние отапливаемые землянки и блиндажи.

На высотах Капчал, Оплепен, Волчьи ворота и Шапка в несколько ярусов были отрыты окопы, установлены дзоты. На горных полянах Школьная, Лысачка и Папоротная были установлены минометные и дальнобойные батареи.

Наиболее удобным местом для наступления была долина реки Цице и примыкающие к ней скальные отроги плато Лаго-Наки. Здесь до войны велись интенсивные вырубки леса, и склоны небольших высот были чистыми.

Этот участок обороны занимала 31-я стрелковая дивизия, под командованием полковника Богдановича, которая с боями отошла сюда из города Майкопа. Здесь и решено было с помощью 9-й горно-стрелковой дивизией под командованием полковника М.В. Евстигнеева прорвать фронт.

С левого фланга от 31-й дивизии до горы Геймана держали оборону воины 383-й, 328-й и 336-й стрелковых дивизий. С правого фланга высоко на скалах, на горе Матазык вели боевые действия воины 33-го пограничного полка НКВД.

Им противостояли фашистские войска ударной группы генерала Ланца «Туапсе» 1-я, 4-я, 97-я, 101-я егерские дивизии и 46-я пехотная дивизия. Когда все необходимые приготовления были сделаны, в Лазоревскую к офицерам 9-й ГСД приехал командующий 46-й армией генерал-лейтенант К.Н. Леселидзе и поставил перед ними боевую задачу.

Для выполнения поставленной задачи 29-го декабря 1942 года дивизия походным маршем из Лазоревской выдвинулась на линию фронта, через Главный Кавказский хребет, в долину реки Пшеха.

Мокрый снег и проливные дожди усложнили продвижение солдат. Мелкие ручьи превратились в мощные потоки, по которым приходилось вброд перетаскивать конные повозки с пушками и боеприпасами. Полуторки, груженные снарядами, застревали в колеях, еще не окрепшей горной дороги.

На южной стороне перевала Хакуч на берегу одноименной реки раскинулся полевой госпиталь. Сюда доставляли раненых с линии фронта и переправляли дальше в Лазоревскую.

Чтобы подбодрить идущие на передовую войска, на перевале, на двух огромных Кавказских пихтах были установлены транспаранты и большие портреты вождей - Ленина и Сталина. Между ними шла дорога на передовую. Солдаты назвали этот участок перевала «Ленинские ворота».

Именно сюда прибыли полуторки с Новогодними подарками для бойцов, от жителей Грузии. Делегация Грузии провела митинг и вручила подарки солдатам.

Обильные длительные снегопады в горах только начинались. Дивизия успела совершить свой героический марш через перевал. Преодолевая снежные заносы, мороз и пургу 6 января 1943 года основным составом спустилась в долину реки Пшеха.

Переход через перевал был тяжелым испытанием для солдат, они шли по пояс в глубоком снегу, тащили на себе боеприпасы, винтовки и вещмешки с необходимой солдатской утварью.

Намокшие под дождем спальные мешки пришлось выбросить, так как они оказались бесполезными. Костры разводить запрещалось, о просушке одежды не могло быть и речи. Спали, прижавшись, друг к другу спинами.

Дивизия сильно растянулась по долине реки Псезуапсе, снабжение продуктами питания было нарушено. Постоянно приходилось вытаскивать из грязи и снега застрявшую артиллерию и обозы.

Самый трудный перевал они преодолели в Новогодние праздники, далее их путь лежал по долине через населенные пункты Шпалорез (Отдаленный), Верхние и Нижние Тубы, Режет, Кушинку на гору Шупса, где у подножья горы оборонялась 31-я стрелковая дивизия.

Гора Оплепен (1010) дымилась от лесных пожаров. Здесь уже три месяца шли непрерывные ожесточенные бои. Каждый метр склонов усеян осколками мин, снарядов и ручных гранат.

После короткого отдыха, переправившись на правый берег реки Пшеха, дивизия медленно продвигалась по крутым и лесистым склонам горы Шупса. Здесь еще сохранились окопы и траншеи, которые вырыли казаки 4-го

Кубанского Кавалерийского корпуса. Они тоже отступили сюда после боев под Майкопом и Белореченской и готовились к отражению фашистских атак в горах.

Немного ниже на отрогах горы Шупса, на междуречье рек Пшехи и Цице, перед высотами Шапка и гора Желтая (447, 1) остановила наступление фашистов 31 стрелковая дивизия.

11 января 1943 года 9 ГСД присоединилась к 31 СД и заняла оборону на правом фланге. Передвижение дивизии хоть и тщательно маскировалось, но от внимания фашистов скрыть не удалось. Фашисты к намеченному месту прорыва подтянули резервы, установили дополнительно дзоты и минные поля.

Фашисты тоже готовились к решающему бою. На поляну Школьная и Лысачка подвозились снаряды и мины. Здесь стояла дальнобойная артиллерия и батареи 4-х ствольных минометов.

Наступление было намечено на 12-е января на рассвете вместе с воинами 31-й дивизии, но фашисты опередили наступающих. Перед сигналом атаки они обрушили шквал огня из всех видов оружия. Особенно губительным был огонь дальнобойной артиллерии и минометов. Каждый метр обороны красноармейцев фашистами был пристрелян.

После артобстрела фашисты пошли в контратаку на позиции горных стрелков. Воины 9-й ГСД, несмотря на потери, отбили атаку фашистов. Наступление отложили на сутки, чтобы убрать убитых и раненых.

14 января в 2 часа дня 9-я горно-стрелковая дивизия атаковала позиции фашистов по всему фронту. Горным стрелкам приходилось карабкаться вверх по крутым обледенелым склонам в лоб на пулеметы противника. Пулеметный и минометный огонь противника был настолько сильный, что ни одно подразделение дивизии успеха в наступлении не имело.

Продвинувшись по всему фронту на 700 метров, они оставили лежать на снегу 800 человек убитыми. Очень тяжело пришлось санитарам выносить из-под шквального обстрела раненых. Также мешал сильно глубокий снег и заросшие мелким кустарником склоны горы Шапка. Пришлось, откатится назад и окопаться.

Командование требовало штурмовать в лоб хорошо укрепленную линию обороны фашистов, хотя на правом фланге у подножья плато Лагонаки сплошной обороны немецких войск вообще не было.

Еще несколько дней 9 ГСД вела безуспешные атаки укрепленных высот фашистов. Хотя солдаты проявляли чудеса храбрости, дивизия несла потери и не могла прорвать линию фронта.

Командование дивизией поняло, что штурмовать в лоб крутые хорошо укрепленные, обледенелые высоты тяжело. Более того, подходы к ним были заминированы, и каждый метр простреливался всеми видами оружия.

18-го января была произведена перегруппировка сил для нового наступления. Основной удар горных стрелков намечалось провести на правом фланге. Здесь река Цице протекает вдоль скально-лесистого хребта

плато Лаго-Наки. В этом направлении можно было обойти укрепленный узел противника и выйти к нему в тыл между станицами Черниговской и Самурской.

19 января так было и сделано. Погода в горах установилась, сильные снегопады закончились, стоял 20-ти градусный мороз. 36 горно-стрелковый полк 9-й горно-стрелковой дивизии был оставлен на прежних позициях перед горой Шапкой и Желтой. 193-й и 1329-й полки прижимаясь к отрогам Лагонакского хребта, начали обходить фашистов с правого фланга.

Двигались ночью, по азимуту двумя параллельными маршрутами в труднопроходимом лесу они заходили в тыл укрепленной обороны фашистов.

Утром 20 января 1329-й полк, не встретив по пути противника, овладел хутором Мазниковым, вышел глубоко в тыл фашистов. Переправившись через реку Пшеха, установил контроль над долиной.

193-й полк был обнаружен фашистами. Батальон немецкой пехоты атаковал горных стрелков ночью, ударив его с тыла. Завязался рукопашный бой. К утру часть фашистов уничтожили, часть обратили в бегство. Таким образом, полк с небольшим опозданием соединился с 1329 полком в хуторе Мазниково.

Бой в тылу укрепленной опорной линии обороны врага, стоявшей на господствующих высотах внес неразбериху и панику. Немецкая разведка доложила, что долина реки Пшехи перекрыта горными стрелками.

Фашистам пришлось срочно снимать войска с укрепленных позиций на горе Шапка, Желтая, Папоротная поляна, Черниговская, Лысачка, Оплепен и прорывать создавшееся кольцо окружения.

На помощь окруженным, фашисты из Апшеронска перебросили два батальона егерей. Но 1329-й полк приготовил для них засаду. Заметив, приближающуюся колонну фашистов, спешивших на помощь своим, горные стрелки открыли ураганный огонь по ним, а затем пошли в атаку. От внезапности удара немцы, бросая раненых, технику и тяжелое вооружение отступили в лес, где рассеялись небольшими группами.

20 января одновременно с полками, действовавшими в тылу немцев, после минометного обстрела вражеских позиций на горе Шапка и Желтая, командир 36-го горно-стрелкового полка подполковник Д.О. Марков, повел полк в атаку и сходу овладел господствующими высотами.

Оставив стратегические высоты, фашисты все же не хотели их полностью потерять. Они отчаянно сопротивлялись. Пять дней упорных боев потребовалось горным стрелкам, чтобы пройти 8 километров от станицы Черниговской до станицы Самурской.

Западный край Черниговской отроги Оплепня очищала от фашистов 31-я стрелковая дивизия. Бегущие немцы, бросая вооружение и технику, старались вырваться из окружения, уходили из-под обстрела лесами в сторону Апшеронска.

25 января Самурская была освобождена от фашистов. Сопротивление врага было полностью сломлено. Вся немецкая линия обороны рухнула. Они стали быстро откатываться назад на равнину Кубани, чтобы избежать более крупного, чем под Сталинградом окружения.

Так состоялся самый главный бой, от которого произошел коренной перелом в освобождении Кубани и Адыгеи. На правом фланге действовал 2-й батальон 23-го пограничного полка НКВД, под командованием майора Пискуна Н.М. Освободив село Темнолеское, Мезмай и Гуамку и соединившись с 1-м батальоном, 33-го полка НКВД, после боя за Нижегородскую, он вошел под командование 193-го горно-стрелкового полка, 9-й горнострелковой дивизии.

Задачу, поставленную ставкой фронта 9-я ГСД совместно с 31-й СД, выполнили. Прорвали линию обороны врага и обратили их в бегство. 29-го января, не давая врагу опомниться и развивая наступление, 9-я ГСД освободила станицы Белореченскую и Ханскую. В Белореченской у фашистов было отбито 150 вагонов с оружием, боеприпасами и воинским имуществом.

Город Майкоп - столицу Адыгеи, фашисты оставили без боя, спешно отступив в сторону Армавира, хотя готовились к обороне очень тщательно. С южной стороны города по хребту Водораздельному были вырыты траншеи и окопы в полный профиль, которые напоминают о войне до сих пор. 12 февраля воинами 31-й СД и 9-й ГСД, 40-й и 10-й стрелковыми бригадами 46-й армии был освобожден город Краснодар.

 О люфтваффе и Воздушных силах Черноморской группы войск, действовавших на территории Майкопа и Адыгеи

Вопрос к Бормотову И.В.  Расскажите о воздушных силах фашистов действовавших в небе Адыгеи в 1942 году.

Ответ: В боях на Кубани и Кавказе действовал 4-й воздушный флот немцев, которым командовал генерал Рихтгофен. В воздухе в боях на Кубани насчитывалось более 1000 самолетов Рихтгофена.

Вопрос: Какие воздушные силы фашистов базировались непосредственно в Майкопе?
Ответ: В Майкопе базировался авиаполк «Адольф Гитлер», «Бриллиантовой дивизии» люфтваффе 4-го воздушного флота генерала Рихтгофена. Самолеты типа «FW-189» («Фокке-Вульф») 14-й разведывательной группы под командованием обер-лейтенанта Ланга 8-го авиационного корпуса

В городе также располагалось два аэродрома: большой находился за вокзалом, на нем базировались истребители Ме-109 (мессершмиты) и транспортные самолеты Ю-52 (юнкерсы), маленький – на выезде в станицу Ханскую (там, где сейчас расположен микрорайон Черемушки), там находились разведывательные самолеты – корректировщики ФВ-189, прозванные за свой специфический внешний вид «рамами».

В Белореченской стояла 77-я эскадра пикирующих бомбардировщиков майора Ортхофера. Самолеты типа «Ju–87» («Юнкерс»).

Вопрос: Какими силами им противостояли советские летчики?

Ответ: Военно-воздушные силы Черноморского флота под командованием  В.В. Ермаченкова.  Это эскадрильи 5-го гвардейского, 40-го и 62 авиаполков. Они базировались на аэродромах  Абхазии (Бабушеры), Алахадзе и Лазаревском. 

На вооружении были разведывательные самолеты  «Пе-3», транспортные  «ЛИ-2», ПС-84,  «ТБ-3»,  «ДБ-3ф»,  «СБ» и истребители «И-15 БИС».

Вопрос: Что вы знаете о советских самолетах, не вернувшихся с боевого задания на свои аэродромы?

Ответ: В горах мы часто находили останки потерпевших аварию самолетов в период войны. Это  четыре самолета в районе поселка Гузерипль, один самолет в районе приюта «Бабук-аул», один самолет на горе Аутль, один самолет в долине реки Хакодзь, два под Майкопом.

Вопрос: Расскажите об экипажах, погибших под Майкопом.
Ответ: Один экипаж самолета ТБ-3 пилотируемый капитаном С.Гавриловым был подбит 23 октября при высадке десанта на фашистский аэродром в Майкопе. Второй самолет, подбитый фашистами врезался в склон хребта Водораздельный на восточной окраине  поселка Краснооктябрьский. Экипаж самолета похоронен на улице Кубанской близ предприятия «Майкоп - автотурист».

Краткие сведения о воздушных боях в 1942 году в Адыгее.
Положение дел на фронте перед оккупацией города Майкопа.

Угроза немецкой оккупации нависла над Северным Кавказом летом 1942 г. 24 июля войска противника вторично взяли Ростов-на-Дону и стали стремительно продвигаться на юг.

Летом 1942 г., накануне немецкой оккупации, бойцов истребительного батальона, как и штатных сотрудников НКВД и НКГБ, перевели на казарменное положение. К этому времени партийные руководители составили специальный план действий на случай вторжения вражеских войск. Однако выполнение плана оказалось затруднено в силу неожиданного для городского и областного руководства захвата Майкопа немецкими войсками. 

Имея систематическую связь с командованием Красной Армии, руководство города не располагало данными об угрозе г. Майкопу в ближайшее время. Кроме того, вокруг г. Майкопа были произведены окопные сооружения, и хотя бы продолжительное время, но бой за Майкоп должен быть. Однако немецкие войска вошли в город без боя и неожиданно не только для руководителей города, но и для командования Красной Армии.

Взаимодействие танковых соединений немцев и люфтваффе, по оценке немецких военных, в боях на Кубани было идеальным. Самолеты 500-й истребительной бомбардировочной эскадры под командованием майора Диринга проводили воздушную разведку, имели устойчивую связь с танками по радио, сбрасывали капсулы с разведданными, показывали танкам направления ударов, обеспечивали огневой поддержкой атакующих, сообщали об оборонительных рубежах советских войск и пути отхода колонн отступающих.

При наступлении на Майкоп фашистам удалось захватить очень ценные документы штаба советских войск, среди которых оказались уточненные топографические карты Западного Кавказа. На картах от Майкопа до Туапсе были обозначены все оборонные коммуникации советских войск, подробные справки обо всех населенных пунктах и сосредоточения сил к их обороне, разведданные о Турции и схемы строящихся укрепленных районов на советско-турецкой границе. Это был ценнейший материал для фашистов, т.к. они наступали с устаревшими картами.

На западной окраине Майкопа, у последних домов возле дороги, ведущей к станице Ханской, стоял врытый в землю легкий танк и проволочные заграждения. Возле вокзала стояла полуторатонная машина, с установкой из четырех пулеметных стволов в кузове. У моста через реку Белую были вырыты окопы, на восточной окраине находились две зенитные пушки. Сделано для обороны Майкопа было очень мало, хотя отступающих войск было много. Но без оружия они мало, чем могли помочь Майкопу.

Между тем, в течение нескольких дней через Майкоп уже шел непрерывный поток отступавших красноармейцев и беженцев. Особенно тревожным выглядело то, что три дня они отступали в направлении Армавира, по улице Некрасова, так как Северная (сейчас – Хакурате), прямо выводившая к Кужорскому переезду, была грязной и разбитой (горожане выгоняли по ней скот на пастбище), а затем повернули в обратную сторону, на Туапсе.

 Однако в сводках Совинформбюро сообщалось, что части Красной Армии вели упорные оборонительные бои в районе станицы Кущевской, и городские учреждения продолжали работать, в них готовились к плановой эвакуации.

9 августа, примерно в 10 часов утра в небе над городом появились низко летевшие немецкие самолеты, бомбившие и обстреливавшие из пулеметов колонны отступавших красноармейцев и беженцев. В ответ по ним открыла огонь зенитная установка со стороны вокзала. В течение дня самолеты появлялись еще не раз, особенно интенсивно они кружились над мостом через Белую. С самолетов разбрасывались листовки, в которых говорилось: «Ждите нас вечером». 

Появившись в очередной раз над Майкопом во второй половине дня, немецкие самолеты сбросили бомбы между городом и станицей Ханской. Вслед за ними во второй половине дня в Майкоп вошли немецкие танки, а за ними автоматчики. Это были ударные части 1-й танковой армии генерал-полковника Э. Клейста, наступавшие со стороны Армавира в направлении Туапсе. Немецкий исследователь В. Тике утверждал, что штурмовые группы 13 й танковой дивизии.

Примечателен факт – немецкие танки шли в походном, а не в боевом порядке, по-видимому, даже не ожидая сопротивления: «Орудия зачехлены, люки открыты, из них выглядывают танкисты». Из оккупированного Майкопа обком партии и облисполком перебрались в село Хамышки, где разместился и Тульский райком ВКП (б).

Сделав небольшую передышку и перегруппировав свои силы, войска вермахта продолжали наступление на Кавказ. В течение нескольких дней через Майкоп в горы шла техника: «танки, пушки, автомашины – французские и чехословацкие, много наших полуторок и ЗИСов». Немецкие войска рвались к морю, но на узких горных дорогах танки были бесполезны. Поэтому 97 я баварская егерская дивизия генерал-лейтенант Руппа быстрым маршем продвигалась со стороны Армавира, чтобы сменить 13-ю танковую и 16 ю пехотную (моторизованную) дивизии в ведении боевых действий в горах. 

13 августа 204-й егерский полк прибыл в Майкоп, а 207-й егерский полк – в Кужорскую.

По всей линии фронта, дороги, уходящие в горы, были забиты обозами и автоколоннами отступающих частей Красной Армии. Повозки с раненными, беженцы, группы усталых и измотанных в боях солдат, перегоняемый колхозный скот все тонуло в сплошных клубах пыли. Под палящим августовским солнцем, под постоянным обстрелом вражеской авиации, под вой и грохот авиабомб, масса людей двигалась в сторону Туапсе.

В долину реки Белая в качестве передового отряда была выдвинута немецкая боевая группа Иордана, усиленная 97-м самокатным батальоном. За ними в станицы Абадзехскую, Каменномостскую и Даховскую последовал 207-й немецкий егерский полк под командованием полковника Отте.

204-й немецкий егерский полк полковника Нобиса выдвинулся в Апшеронский район и достиг станицы Самурской.

1-й батальон 207 немецкого егерского полка силою двух рот вступил в бой с гарнизоном советских войск в станице Курджипской. В ходе боя немцы захватили одну противотанковую пушку, 17 автомашин и несколько полевых кухонь.

Рота 97-го немецкого разведывательного батальона 207–го егерского полка вышла к селу Алексеевскому (Хамышки) и, не доходя до него 6 км, приступила к разбору завалов на дороге. 

28 августа 1942 года, получив жесткое сопротивление советских войск на перевалах Главного Кавказского хребта, фашисты отказались от попыток пройти через горы по дорогам № 3 и № 4, и на этих направлениях было оставлено только прикрытие. Главные силы 44-го немецкого корпуса были сосредоточены на дороге Майкоп-Туапсе. Здесь развернулись тяжелые затяжные бои в долине реки Пшеха, как на высоте 1010,3м. (Оплепен), так и в окрестностях Хадыженской. Наткнувшись на упорное сопротивление, немецкие части на этом рубеже прекратили наступление, и перешли к обороне.

Левый фланг 97-й егерской дивизии в районе ст. Даховской обеспечивал полк СС «Вестланд» из дивизии СС «Викинг». Валлонский батальон, располагавшийся в Абадзехской, состоял из бельгийских добровольцев.

В августе – сентябре 1942 года на аэродроме города Майкопа базировалась 3-я немецкая разведывательная эскадрилья 14-й разведывательной группы (Pz) под командованием обер-лейтенанта Ланга. На вооружении эскадрильи стояли самолеты «FW-189» («Фокке-Вульф»). Символика (Pz) обозначала, что они оборудованы для взаимодействия с танковыми частями. Кроме этого, в Майкопе базировались еще две авиационные части. В Белореченской стояла 77-я эскадра пикирующих бомбардировщиков майора Ортхофера – «Ju–87» («Юнкерс»). Между штабами Люфтваффе и сухопутных войск обеспечивала связь 2-я рота 32-го немецкого авиационного полка связи.

Причины  захвата Майкопа.

Причины внезапного захвата немецкими войсками Майкопа связаны с общими трагическими обстоятельствами битвы за Кавказ летом 1942 г.

Ослабленные в предыдущих боях части Северо-Кавказского фронта вынужденно отступали под натиском намного превосходивших их в технике сил противника. В воздухе безраздельно господствовала немецкая авиация, наносившая бомбовые удары по всем железнодорожным узлам и путям сообщения. Командование Северокавказского фронта (командующий – Маршал Советского Союза С. М. Буденный, член Военного совета – секретарь ЦК ВКП (б) Л. М. Каганович) порой теряло контроль над ситуацией, не всегда точно располагало информацией о расположении собственных частей. Свою роль играла несогласованность, а порой и противоречивость в действиях армейского и местного руководства. Только к концу лета – началу осени 1942 г. немецкое наступление удалось приостановить в горах, но к этому времени значительная часть территории Северного Кавказа уже была оккупирована вермахтом. 

Войска вермахта  в Майкопе.

Для ведения боевых действий в горах был подготовлен специальный 49-й горнострелковый корпус генерала горных войск Рудольфа Конрада. Корпус состоял из 97-й и 101-й егерских дивизий, имевших опыт ведения войны во Франции и Югославии.

Наступающие танковые армии, прикрывали и корректировали их движение с воздуха, эскадрильи люфтваффе. В боях на Кубани и Кавказе 4-м воздушным флотом немцев командовал Рихтгофен. В воздухе в боях на Кубани насчитывалось более 1000 самолетов Рихтгофена. 

В Майкопе размещался штаб 44-го армейского корпуса во главе с командиром, генералом артиллерии де Ангелисом и штаб 49 горнострелкового корпуса во главе генерала горных войск Конрада.

К 10 ноября 1942 г. численность оккупационных войск в Майкопе вместе с различными полицейскими формированиями составила уже 20 тыс. чел. В городе также располагалось два аэродрома: большой находился за вокзалом, на нем базировались истребители Ме-109 (мессершмиты) и транспортные самолеты Ю-52 (юнкерсы), маленький – на выезде в станицу Ханскую (там, где сейчас расположен микрорайон Черемушки), там находились разведывательные самолеты – корректировщики ФВ-189, прозванные за свой специфический внешний вид «рамами». Летный состав в количестве до 200 чел. размещался в городке комбината «Лесомебель». 

Наступление на Кавказ было частью плана «Барбаросса» Гитлера. На Кавказе ему была нужна нефть  Майкопа и Грозного. Авантюрный план фюрера по захвату Кавказа под кодовым названием «Эдельвейс» не увенчался успехом благодаря мужеству и стойкости советских солдат. 

Весь 1942-й год и начало 1943 года город Майкоп не сходил с уст Гитлера и его военачальников. Через Майкоп направлялись фашистские войска для главных ударов на Туапсе, вводились и выводились  танковые и горнострелковые армады фашистов.

Фашистские подразделения 1-й  горнострелковой дивизии «Эдельвейс» и танковой дивизии СС «Викинг» дважды проходили через Майкоп. Здесь располагались штаб 49-го горнострелкового корпуса, штаб полевой жандармерии группы армий «А», штаб полевых войск СД, штаб отряда противотанковых пушек, штаб ВВС, аэродром, два концентрационных лагеря и госпиталь. 

Из Майкопа фашистским командованием 49-го горнострелкового корпуса, в который входили 1-я, 4-я и 97-я горнострелковые дивизии вермахта, осуществлялось руководство всей военной кампанией на Северном Кавказе, особенно на Туапсинском направлении.

 В Майкопе базировался авиаполк «Адольф Гитлер», «Бриллиантовой дивизии» люфтваффе 4-го воздушного флота генерала Рихтгофена.

Боевые эпизоды в небе Адыгеи

1. Воздушный бой над Даховской.

        В начале октября 1942 года погода в горах выдалась солнечная, ясная. Жители станицы Даховской стали свидетелями настоящего воздушного боя в небе над Даховской.

        Шесть фашистских «мессешмитов» атаковали троих наших «ястребков». Рев моторов перекрестный огонь бортовых пулеметов все смешалось в одну смертоносную карусель.

      Ястребки выдержали атаку,  «мессеров» подбив одного фашистского стервятника. Бой проходил прямо над скалой хребта Азиш-Тау. Подбитый «мессершмит» выпустив шлейф дыма, теряя высоту, стал падать в сторону ручья Бачурино и Шиврева сада. Где-то там, в лесистых горах нашел свое вечное пристанище фашистский стервятник. 

      Остальные фашисты, развернувшись, стали уходить в сторону Майкопа. Не повезло одному из наших «Ястребков» выпустив тонкую струйку дыма он стал уходить в сторону  гор по ущелью реки Белой с целью перевалить Главный Кавказский хребет. Двое  «ястребков» развернувшись, стали его сопровождать.

       В 1986 году, когда в горах Адыгеи пропал современный  боевой истребитель с Ханского аэродрома, спасатели приняли участие в поисках самолета. Истребителя не нашли, но обнаружили в районе поиска четыре разбитых самолета со времен войны. 

    Среди них почти совершенно целый наш «ястребок». Он приземлился на альпийских полянах Армянского хребта, как раз напротив грандиозного водопада реки Белой «Виктории». Внизу река зажата в каньон и всем своим руслом падает с большого каменного уступа.

      Ястребку не хватило  места на поляне для торможения и он, прокатившись по склону сбив сосну, повис на ней. Спасатели сняли с него скорострельную пушку и принесли на туристский приют «Фишт» для музея. Кто знает, может быть, это был, тот самый «ястребок», что участвовал в воздушном бою над Даховской. Когда нибудь молодые исследователи подвигов наших дедов, узнают какой воинской части принадлежал этот самолет и судьбу летчиков летавших на нем.

2. Удачная боевая операция

      Наступила весна тяжелого 1942 года. Майкоп перешел на режим работы военного времени. Фабрики и заводы работали в три смены, выпуская для фронта продукты питания, гранаты, снаряды, шили солдатскую одежду. В здании средней школы № 5 на Пушкинской, что недалеко от костела, расположилось Майкопское  летное училище. Молодые курсанты делали учебные вылеты с Майкопского аэродрома, спешно готовясь к боевым действиям в воздухе. 

      Но не все жители города готовились к обороне от неприятеля. Были и такие, кто ждал фашистов. Были и  диверсанты-лазутчики. Несколько раз подряд были вырезаны посты курсантов, охранявших училище. Командование училища усилило посты до 3-х человек, но нападения все, же не прекращались. Тогда был придуман план ликвидации засланных диверсионных групп, действовавших внутри города.

        По радио несколько раз объявляли, что ожидается налет вражеской авиации с целью разбомбить Майкопский аэродром, заводы и фабрики города. Были предъявлены жесткие требования к населению города и руководству заводов по затемнению объектов, чтобы ни  одного огонька сверху не было видно.

      Самолеты с Майкопского аэродрома были перегнаны на запасной. Вокруг заводов и летного училища были установлены засады для отлова диверсантов. Ночью над городом стали кружить самолеты «вражеской» авиации. Чтобы обозначить цели для бомбометания диверсанты зажгли сигнальные костры вокруг машино- и станкостроительных заводов. А на «Лесомебели» подожгли склад лесоматериалов. Пламя костров обозначило треугольники для наземной цели. Диверсанты ждали сброса бомб. Но самолеты, покружив над городом, благополучно сели на наш аэродром. А пилотировали их курсанты Майкопского летного училища.

     Оперативники смогли обезвредить диверсионные группы врага во время подготовки и розжига сигнальных костров. После этой удачно проведенной операции, прекратились налеты на посты курсантов, охранявших летное училище.

3. Мессершмит.

       Осеню 1942 года, когда фашисты захватили почти все населенные пункты Майкопского района, еще много красноармейцев не успевших отступить со своими частями, скрывалось в лесу.

       Фашисты охотились за ними, но в тоже время боялись заходить глубоко в лес. Для того чтобы выявлять такие группы ежедневно в долине реки белой появлялся немецкий самолет МЕ-109 - «мессершмит», как его называли в народе.

       По нему можно было сверять часы. С точностью до минуты он появлялся в небе над Даховской, делал разворот над широкой долиной и уходил по ущелью в Майкоп. Его тяжелый гнетущий гул нельзя было спутать ни с чем.  

     И вот однажды трое красноармейцев выбрались из леса в надежде встретить местных жителей и раздобыть продукты питания. Они поднялись на вершину кургана в районе пятой молочно-товарной фермы и стали наблюдать за дорогой. 

      В это время, совершая свой ежедневный визит в Даховскую, показался «мессершмит». Когда он поравнялся с курганом, красноармейцы, дружно вскинув винтовки, залпом выстрелили в него.

       Фашистский самолет качнулся, клюнул носом и, выпустив шлейф дыма, стал резко снижаться. Ему повезло, что на пути падения была широкая и ровная Дегуакская поляна. Посадив подбитый самолет, фашистский летчик выпрыгнул из него и стал убегать в кусты. На ходу скинув военное обмундирование, он остался в одном белье.

    Фашисты подняли по тревоге Даховский гарнизон, взяв с собой полицаев, лошадей и быков бросились на выручку немецкому стервятнику.

    Много труда им потребовалось, чтобы притащить такую махину в станицу. Собрали почти все вожжи и имеющиеся в станицы длинные веревки для прикрепления самолета к быкам.

    Вездесущие мальчишки и девчонки все же успели фашистскому гаду, нанести еще один ощутимый урон.  Пока часовой отвлекся, мальчишки успели вырезать с сидений самолета кожу, а девчонки настричь разноцветных проводков себе на бусы. 

      Особенно среди детворы отличилась шустрая конопатая девчонка Маша Белоусова. Теперь уже солидная бабушка Мария Колесникова.

На другой день в Даховскую приехали эсэсовцы в черных плащах и фуражках с высокими тульями.

 Подойдя к самолету, они выстроили немецкую охрану и на глазах жителей станицы отхлестали по щекам низкорослого и жирного фельдфебеля.

     Затем поставили ремонтную бригаду из немцев, разобрали самолет на части и увезли на аэродром в Майкоп.

Рано утром того же дня объявился пропавший немецкий летчик. Он переночевал, где-то в лесу. Изрядно натерпевшись страху и промерзнув, он вышел к немецкому дзоту, который стоял над обрывом реки Белой.

    Фашистский часовой его заметил и открыл по нему огонь. Летчик упал и истерично что-то заорал по-немецки. Фашисты доставили своего перепуганного соплеменника в станицу, накормили, переодели и отправили в Майкоп.

4. На горе Абаго. 1942 год. На горе Абаго потерпел аварию фашистский самолет «Хейнкель-111». Части фюзеляжа были разбросаны по склону. Место расположения самолета - выше зоны леса в альпийской зоне, с правой стороны от тропы по пути подъема на вершину. В потерпевшем аварию фашистском самолете были авиабомбы, которые были обезврежены саперами. Часть деталей от двигателя самолета снял для музея турбазы «Кавказ» бывший старший инструктор турбазы Колосов Борис Викторович. Интересно было бы узнать номер самолета, в каком году  выпущен в Германии. С какой целью и куда летел. Но эту тайну сможет разгадать новое поколение поисковиков.

5. В урочище Горелом. В урочище Горелом  невдалеке от поселка Гузерипль 18-го февраля 1943 года при выполнении боевого задания потерпел аварию советский самолет «У-2». Он был обнаружен жителями села Хамышки: Вагиным Александром Пантелеевичем, Баландюковым Николаем Павловичем, Дубовским Тихоном Сергеевичем. Грузом самолета были письма и газеты фронту.

 Дубовский Тихон Сергеевич вспоминает: «Я, Баландюков Н.П. и Вагин А.П. до войны работали старателями, добывали золото от Гузерипля до верховьев реки Белой. Мы знали все перевалы через Главный Кавказский хребет. Началась война, мы все трое ушли на фронт и все трое были ранены и комиссованы. В Гузерипле Вагин А.П. был назначен начальником опергруппы, а мы с Баландюковым Н.П. пошли работать в госзаповедник наблюдателями. Нам было дано задание обследовать Белореченский перевал. Мы пошли вниз по реке Белой. Не доходя примерно 6 км до поселка Гузерипль, мы обнаружили самолет «У-2» в районе урочища Горелое с левой стороны по течению реки Белой. Кое-как по бревну переправились. Когда подошли к самолету видим наш «У-2». В нем два человека. В тот же день сообщили в Северный отдел госзаповедника. Самолет упал в 1942 году 18-19 февраля. Это мы узнали из газет и писем, которые были в самолете. А обнаружили мы самолет 18 февраля 1943 года.

Самолет упал горизонтально, сбив верхушку дерева, он попал прямо на валун мотором. Летчикам поломало ноги. Они были у них на плечах. Задняя часть самолета была целая и письма и газеты не замокли. У летчиков мы взяли два пистолета «ТТ» и в Гузерипле сдали в милицию. Из документов мы узнали фамилии летчиков. Это были Шульгин и Бирюков». 

Тела погибших летчиков были доставлены в поселок Гузерипль и похоронены в братской могиле. Тела вывозили наблюдатели КГЗ Цыркунов Алексей Федотьевич, Никифоров Александр Васильевич и зам. директора КГЗ Архангельский Константин Григорьевич.

6. О Крюкове. 15 мая 1942 года в районе станицы Дагестанской погиб самолет на борту, которого, находился летчик Герой Советского Союза Крюков Н.В. Звание героя, он получил за первый авиационный налет на Берлин в июле 1941 года. В день гибели экипаж бомбил и потопил в Черном море немецкий транспорт.

7. Ястребок. Во время поиска реактивного самолета потерпевшего аварию в 80-х годах, спасотряд Адыгейской контрольно-спасательной службы при прочесывании хребта Армянского обнаружил советский истребитель со времен Великой Отечественной войны. Спасатели сняли с него пушку и принесли на туристский приют «Фишт». Было высказано предложение, что хорошо бы данный самолет восстановить и поставить его в Гузерипле в память о защитниках Кавказа в годы Великой Отечественной войны.

В поисковой работе мы узнали, что в воздушном бою над Даховской был подбит немецкий самолет  и рухнул в верховье реки Хакодзь. Наш истребитель, выпустив тонкую струйку дыма, развернувшись, полетел в сторону горы Фишт пытаясь дотянуть до аэродрома в Лазаревском. Какова его дальнейшая судьба нам не известна.

Об этом истребителе нам также рассказал Зубрицкий Иван Николаевич, житель села Хамышки, долгое время работавший егерем в Кавказском государственном заповеднике.  «Я после войны пас скотину в истоках реки Тепляк и на хребте Армянском.  И много раз слышал рассказы о самолете-истребителе, который лежит на хребте. Сколько раз искал, но найти не мог. До нас в этом месте пасли скот армяне с побережья Черного моря. И вот как-то, они пришли к нам в гости, и я расспросил их о месте аварии самолета. Они рассказали, что примерно на середине хребта Армянского, на боковом хребтике опускающемся в сторону реки Белой, на краю леса с западной стороны,  лежит советский истребитель «Як». Я пошел искать самолет и сразу его нашел. Самолет при посадке на альпику, выкатился в зону леса, срезал пихту и повис на ней. Он очень хорошо сохранился».  Может быть, это тот самый советский самолет, что вел воздушный бой с фашистскими истребителями над Даховской? А может другой? Хотелось бы узнать боевую  судьбу летчика.

Зубрицкий Иван Николаевич хорошо помнит, как пришли немцы в Хамышки. Улицы горного села были заполнены автомашинами, мотоциклами с колясками и велосипедистами. Особенно его удивили крупные здоровые лошади немецкой породы, которых он раньше никогда не видел. Фашисты установили в селе горные пушки и вели обстрел долины реки Белой.

8. Огненный десант. В ночь с 23 на 24 октября 1942 года в город Майкоп был выброшен десант морской пехоты Военно-воздушных сил Черноморского флота (ВВС ЧФ) для уничтожения фашистского аэродрома, базировавшегося на северной окраине Майкопа. 30 минутный бой десантников по уничтожению вражеских самолетов вошел в историю Великой Отечественной войны как героический подвиг моряков.

Обстановка на фронтах в битве за Кавказ  в октябре 1942 года складывалась тяжелая. Фашистское командование,  стремясь  закрепиться на побережье Черного моря, стало перебрасывать на Кавказ отборные войска. Среди них и 8-й авиационный корпус генерала Рихтгофена, который расположился на Майкопском аэродроме.

Авиационный корпус осуществлял регулярные налеты на базы и корабли Черноморского флота, на позиции наших войск на перевалах Главного Кавказского хребта, бомбил Сочи, ставший городом-госпиталем. В составе корпуса были собраны лучшие ассы люфтваффе.

Попытки нашей авиации уничтожить аэродром с воздуха не принесли желаемых результатов. Фашистская авиабаза была надежно защищена зенитными средствами и истребительной авиацией.

Командующий военно-воздушными силами Черноморского флота В.В. Ермаченков приказал экипажам 5-го гвардейского, 40-го и 62 авиаполков совместно с десантниками нанести комбинированный удар по Майкопскому аэродрому.

К операции тщательно готовились и десантники, и летчики. И вот наступил день операции. Днем 23 октября 1942 года экипаж самолета «Пе-3» 27-й отдельной эскадрильи произвел аэрофотосъемку аэродрома Майкоп и установил на нем наличие 39 самолетов. 

 23 октября  в 21 час 30 минут  на аэродром в Бабушерах (село Дранды близ города Сухуми) приехали провожать на боевую операцию и произнесли слова напутствия Василий Васильевич Ермаченков, член Военного совета контр-адмирал Николай Михайлович Кулаков и командир авиабригады  подполковник Николай Александрович Токарев. 

Первым взмыл в ночное небо транспортный самолет «ЛИ-2»,  пилотируемый капитаном П. Малиновским, с группой прикрытия и уничтожения охраны аэродрома. Вслед за ним взлетел тяжелый четырехмоторный бомбардировщик «ТБ-3» капитана С. Гаврилова с диверсионной группой. На первом находилось 18 парашютистов, на втором 22 из них два проводника-представителя Майкопского партизанского отряда.

Непосредственно перед высадкой морского десанта на Майкопский аэродром были подняты в небо девять самолетов «ДБ-3ф» пятого гвардейского и два «СБ» 40-го авиационного авиаполка для бомбежки города Майкопа, а также два истребителя «И-15 БИС» 62-го авиаполка под командованием командира звена третьей эскадрильи, капитана Алексея Фурлетова. Всего по плану операции было задействовано самолетов: транспортные - один «ЛИ-2» (или ПС-84), один «ТБ-3», девять «ДБ-3ф», два «СБ»,  два «И-15 БИС». Итого: 15 самолетов.

Бомбардировщики сделали по 5-6 заходов на бомбометание по наземным целям города Майкопа. Вслед за ними появились штурмовики, которые обрушили свой огонь на прожекторные установки и на зенитные батареи врага. Пять прожекторов врага были уничтожены.

В 22 часа 45 минут бомбардировщики начали бомбить вокзал, железнодорожные склады, деревообрабывающий завод и аэродром. За три минуты до начала высадки десанта на железнодорожную станцию Майкоп было сброшено более 300 зажигательных бомб. Было полнолуние, ночь была звездная, безоблачная. Пожары, возникшие в  районе аэродрома, осветили всю округу. Сноп трассирующих пуль, выпущенный по самолетам, служил хорошим ориентиром для высадки десанта. 

Удар, нанесенный авиацией по аэродрому и подступам со стороны города, не сумел подавить средства ПВО фашистов. В результате на аэродром высадилась только половина десантников, остальные высадились западнее его.

О внезапности ночного десанта не могло быть и речи. Фашисты были в полной боевой готовности. Ночной налет бомбардировщиков поднял на ноги всю противовоздушную оборону аэродрома и наземную охрану. Десантные самолеты,  схваченные в клещи прожекторов, были обстреляны из всех видов оружия.

В 23 часа 29 минут самолет «ЛИ-2» с группой прикрытия  вышел на восточную окраину вражеского аэродрома и, находясь в лучах мощных прожекторов, под огнем зенитных батарей и пулеметов начал высадку десанта. Высадкой десанта руководил его командир - капитан Михаил Орлов. В 23-30 высадка первой группы была закончена.  Десантники выбрасывались с малой высоты и приземлялись кучно. Приземлившись, они сразу вступили в бой  с охраной аэродрома. Стали пробиваться к вражеским самолетам, поджигать и взрывать их. Задачу уничтожения вражеского аэродрома выполнять пришлось в основном группе старшины Соловьева  Павла Михайловича. Они уничтожили три пулеметные точки, повредили 10 и сожгли 13 самолетов противника.

Самолет «ТБ-3» с диверсионной группой вышел к месту боя севернее центра аэродрома с опозданием на 1,5-2 минуты. Весь огонь зенитных пулеметов и пушек фашисты сосредоточили на втором самолете, тем самым, позволив первой десантной группе выполнить задание. Самолет был уже над центром аэродрома, когда в бензобак, расположенный в крыле самолета попал зенитный снаряд. Парашютисты начали выпрыгивать  из горящего самолета. Некоторых десантников при взрыве бензобака обдало бензином, и они летели вниз горящими факелами, сбивая пламя. Двоим, этого сделать не удалось. Парашюты Александра  Малышкина и Михаила Мальцева сгорели в воздухе.

22-33 минуты самолет пошел на резкое снижение, ударился о землю и взорвался. Удалось спастись лишь командиру корабля Серафиму Петровичу Гаврилову.

Прожекторы направили всю свою световую мощь на  снижающихся парашютистов и ослепили десантников. Освещенные прожекторами,  десантники покрылись росчерками трассирующих пуль и взрывающихся зенитных снарядов. Трассирующие пули и снаряды прожигали купола парашютов.

 Приземлившись, вторая группа диверсантов приступила к уничтожению вражеских самолетов. После 30-ти минутного боя с фашистами в небо взвились две зеленые ракеты. Это командир парашютно-десантного отряда Павел Михайлович Соловьев дал сигнал к завершению операции и отходу десантников в лес. 

Утром 24-го октября на фотосъемки Майкопского аэродрома был направлен советский самолет-разведчик, в экипаж которого входили летчик Скугарь и штурман Василевский. Расшифровка фотоснимков показала, что в ходе этой операции сожжено 13  и повреждено 10 фашистских самолетов. 

Также установлено, что в ходе боя было убито 40 гитлеровцев, из которых четыре были убиты лично командиром парашютно-десантного отряда старшиной Соловьевым Павлом Михайловичем. Из 40 десантников, вылетевших на боевое задание, трое  вернулись на базу не десантируясь, остальные вступили в бой с фашистами. Часть десантников вернулись с боевого задания, а часть погибла. Погибшие были внесены в списки пропавших без вести. Двое партизан-проводников из Майкопа Терещенко Владимир Александрович и Суханов Гаврил Иванович и экипаж самолета «ТБ-3», погибли в подбитом самолете.

Десантники,  отбиваясь от фашистов, ушли в лес восточнее города Майкопа. Малыми группами, в одиночку, при помощи партизан выходили в расположение советских войск за линию фронта в намеченный пункт сбора - село Алексеевское  (Хамышки). Здесь располагался легкий полевой аэродром для приема самолетов «У-2». 

Частично сохранились выписки из Центрального военно-морского архива без номера фонда, описи и дела. Эти выписки были сделаны именно из архива для подготовки материала в газету «Флаг Родины» «С парашютом в тыл врага» Лючиным Георгием Федоровичем. Специальный корреспондент Краснознаменной газеты Краснознаменного Черноморского флота «Флаг Родины», располагавшейся в городе Севастополь Лючин Г.Ф. - автор прекрасных статей о Майкопском десанте. Из лаконичных и сухих сводок о планировании, проведении и подведении итогов боевой операции на фашистский аэродром в Майкопе, мы можем себе представить картину проведенного десантниками боя.

Выписки из Центрального военно-морского архива приводим в том виде, в каком они поступили в редакцию газеты «Флаг Родины»: 

Лист 201.  «Выброска воздушного десанта на аэродром Майкоп (в ночь на 24 октября 1942 года).

Возросшая активность истребительной авиации противника в начале октября 1942 года на Туапсинском направлении сильно затрудняла перегруппировку наших войск и сковывала боевые действия нашей авиации по прикрытию северного участка морских коммуникаций вдоль кавказского побережья и порта Туапсе.

Систематической воздушной разведкой было установлено, что наибольшее скопление истребительной авиации противника было на аэродроме Майкоп, на котором постоянно базировалось до 30-50 самолетов.

В соответствии с этим было принято решение – в ночь на 23.10.42 года произвести высадку десанта с целью уничтожения самолетов противника на аэродром Майкоп.

Для осуществления намеченной операции разработан план выброски ПДО, который предусматривал:
1. Действиями парашютного отряда, выброшенного с самолетов, уничтожать самолеты противника на аэродроме Майкоп.
2. Выброску, действия и отход ПДО обеспечат с воздуха ночными штурмовиками и бомбардировщиками путем:
а) подавления средств наземной ПВО аэродрома (главное – прожектора);
б) создание крупных световых ориентиров для обеспечения тактической выброски парашютного десанта на аэродром;
в) воспрепятствовать выдвижению резервов для обороны аэродрома из города.
3.После выполнения операции ПДО отходить на восток, в лес на соединение с партизанами, с дальнейшим переходом линии фронта и возвращением в свою часть.

Ход выполнения операции.
23.10.1942 г. в период с 11.30-12.30 один «Пе-2» 27-й ОАЭ произвел разведку аэродрома Майкоп с высоты 7200 метров. По данным воздушной разведки и дешифрования фотоснимков установлено было, что на аэродроме Майкоп находятся 28 «Мессершмитов -108», 4 «Юнкерса–88», 3 – «Юнкерса-52» и 4 самолета связи, расположенные в северо-западной части аэродрома.

Помимо организованного наблюдения за погодой, был выделен 1 самолет «ДБ-З» 5-го ГАП, который с 18.30 до 20.30 произвел воздушную разведку погоды по маршруту и в районе цели. 

Материальная часть транспортных самолетов и бомбардировочных групп была сосредоточена на аэродроме Лазаревская. Группа наблюдения результатов операции - один самолет «Пе-2», три «Як-1» - находились на аэродроме Алахадзе – Лазаревская.

Лист 202. В 21.19-21.21 с аэродрома Бабушеры вылетела первая группа бомбардировщиков в составе четырех «ДБ-3», с задачей подавления средств обороны аэродрома противника.

В 21.35 вылетели самолеты «ТБ-3» с 20-ю человеками диверсионной группы и «ПС-84» с группой прикрытия, с задачей выбросить парашютистов на аэродром Майкоп. Высота выброски 600-400 метров.

В 22-50 вылетели два самолета «И-15» с аэродрома Лазаревская для штурмовых действий по прожекторам противника на аэродроме.

В 22.20 вылетели два самолета «СБ» с задачей - бомбардировочными действиями зажигательными бомбами создать световые ориентиры для транспортных самолетов.

С 22.45 до 23.26 четыре самолета «ДБ-3» с высоты 2100-3600 бомбили аэродром Майкоп, имея главную задачу – бомбардировочными действиями отвлечь на себя огонь зенитной артиллерии при выброске десанта.

В 23.24 первый самолет СБ. и в 23.27  второй самолет СБ.  с высоты 400-600 метров сбросили с одного захода 144 «ЗАБ-1» и 184 «ЗАБ-2». Бомбы сброшены точно в заданном районе. Возникли два больших очага пожара, что служило световым ориентиром транспортным самолетам для выхода на цель сбрасывания ПДО.

В 23.29 транспортный самолет «СП-84» с ПДО вышел на восточную кромку аэродрома и начал выброску. В 23.30 выброска была закончена. 

Самолет «ТБ-3» вышел несколько севернее центра аэродрома с опозданием 1,5-2 минуты. За одну минуту до подхода на аэродром самолет был взят в лучи прожекторов и зенитные батареи перенесли огонь на него.

Лист 203. В 23.32 на восточной части аэродрома началась выброска десанта парашютистов с самолета «ТБ-3». В момент, когда самолет «ТБ-3» находился над аэродромом, от прямого попадания снаряда в бензобак самолет загорелся в воздухе, но продолжал полет по горизонту и выброску парашютистов. В 23.33 самолет перешел в резкое снижение и ударился о землю.

Пять самолетов «ДБ-3» 5-го ГАП с 23.30 до 04.00 непрерывно бомбили дорогу, ведущую из города на аэродром (район вокзала), задерживая выдвижение войск к аэродрому и отвлечения на себя средств ПВО.

После выброски парашютистов десанта вся система ПВО и наземной обороны была переключена на уничтожение десантников. Действия ПДО проходили в индивидуальном порядке. Отход ПДО произошел по сигналу, данному командиром отряда Соловьевым в 00.10 минут 24.10.1942 года. ПДО отходил отдельными группами. Группы при отходе принимали бой с немецкими разъездами и пикетами до линии фронта.

Группы парашютистов отход к линии фронта производили в ночное время. Днем группы передвигались только лесом. В часть десантники прибыли небольшими группами: первая группа в составе 12 человек прибыла через 9 дней после операции, на нашу пограничную заставу в селе Хамышки. Остальные прибывали в разное время. Из сброшенных 37 человек возвратилось в часть 21 человек. Остальные погибли на самолете «ТБ-3» и на аэродроме при уничтожении самолетов.

Информацию подготовил Бормотов И.В. на основе материалов Бормотова И.В. и Кринко Е.Ф. 22 апреля 2011года.

Сообщение: Ряд авторов статьей: о боях с немецкими войсками в поймах реки Пшеха в период ВОВ допускают ошибки или описки в датах событий:

Немцы в составе полка прошли маршем в село Черниговское и прошли через «Волчьи ворота» в село Кушинка 17.08.1942г. По приказу командующего С.М. Будённого перекрыты «Волчьи Ворота» в ночь с18-го на 19 августа и ни один солдат полка не вышел из котла.

Немцы вынуждены были 20.08.1942г уйти на левый берег реки – Пшеха в центр села Черниговска, оставив на правом берегу реки два его хутора со старыми названиями: Поповский (ближе к центру) и Церковный. 

После этого, несмотря на неоднократные попытки захватить их вновь, им это не удавалось, благодаря сопротивлениям наших войск, вплоть до начала освобождение Кубани.

Освобождение села Черниговска произошло не 25 января, как написано у авторов, а раньше, ибо 23 (пусть я ошибся в своей книге воспоминаний по более свежим данным на два дня), а не позже 25 января мы всей семьёй ужи были в своём хуторе Церковном.
Сидрак Агопович Язычьян - автор киги "Воспоминание под пистолетом ветеран ВОВ.

Горно-пешеходные туры в Адыгее и в России

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!