История Коктебеля

Древнейшие свидетельства о местностях к юго-западу от Феодосии имеются в трудах древнегреческих и римских писателей. Псевдо-Скилак Кариандский (вторая половина IV в. до н. э.) сообщает в своей лоции: Вслед за скифской (землей) народ тавры населяет выступ материка - тот мыс находится в море. В таврской (земле) проживают эллины вот где: в торжище Херронес, (затем) Бараний Лоб, выступ таврской (земли), после которого снова суть скифы, а города эллинские там в ней (земле скифов): Феодосия.... Как следует из этого сообщения, местности от южнобережных мысов (Форос, Ай-Тодор) до Феодосии населяли скифы.

Писатель I в. до н.э. Александр Полиистор в пересказе Элия Геродиана (конец II в. н. э.) и Стефана Византийского (VI в.) сообщает о некоей Святой горе в Скифии, на которой почитали бога Асклепия: Святая (гора): место в Скифии, в котором почитается Асклепий, как сообщает Полиистор в 12 книге Элия Геродиана. И еще: лЛожная Артака, холм в Скифии, после так называемой Святой горы (Стефан Византийский). Даже если речь идет об Аю-Даге и мысе Плака, или Медвежонок, в Партенитах, это известие ценно прежде всего тем, что отмечает древнюю таврическую традицию почитания бога-врачевателя на вершинах гор. Весьма вероятно, что под Святой горой Александра Полиистора подразумевается наш Кара-Даг.

Самый знаменитый географ древности - Страбон (63 г. до н.э. - 23 г. н.э.) в IV главе VII книги своей Географии+ сообщает: После Симболон Лимена, вплоть до города Феодосии тянется таврическое побережье длиной около тысячи стадий. Побережье это каменистое, гористое и подвержено сильным бурям с севера... В гористой области тавров есть также гора Транезунт (Столовая), одноименная городу, расположенному поблизости от Тибарании и Колхиды. Вблизи этой же гористой области есть и другая гора Киммерий... За упомянутой гористой областью лежит город Феодосия. Город занимает плодородную равнину и обладает гаванью, могущей вместить сто кораблей. Этот (залив) прежде был границей между землями боспорян и тавров.

В известии Страбона отметим факт прохождения границы между владениями боспорян и землей тавров. Археологические исследования в округе Коктебеля выявили два пограничных боспорских укрепления (городища) - Биюк-Енишарское, контролировавшее Узун-Сыртский перевал, и Сары-Каинское, охранявшее древний тракт, переходивший из уричища Ак-мелез через седловину Сары-Каи в балку Янтык.

Римский географ середины I в. н.э. Помпоний Мела писал 44 г н.э. в параграфе 3 второй книги своей Географии: В киммерийском Боспоре города Мирмекион, Пантикапей, Феодосия, Гермизий, по Эвксинскому морю Ц Таврики.

Отметим редчайший топоним, более нигде не засвидетельвованный, Гермизий, имеющий в своем составе суффикс изобилия, скопления чего-либо Ц isi -, и корень/основу - herm(e), которая может иметь значение л(каменные) столбы с головою бога, чаще всего, Гермеса, или лхолм, вертикальная скала, подводная скала+. Вероятно, Гермизий означает лместо, изобилующее вертикально стоящими скалами. Такое значение подсказывает мысль о сходстве этого названия с характерной чертой коктебельского ландшафта.

Несколько строк таврическому побережью посвятил и Плиний Секунд (23-79 гг. н. э.): лТам мыс Парфений, община/ город тавров Плакия, порт Символов, мыс Бараний Лоб напротив азиатского мыса Карамбик... от него - многие заливы и гавани тавров, город Феодосия, (отстоящий) от Бараньего Лба на 125 миль (185 км), от Херсона ровно 165 миль (244,2 км).

Из этого сообщения следует, что к юго-западу от Феодосии на 185 км простирался таврский берег со многими бухтами и портами. Плиний весьма точен в измерениях - современное расстояние пассажирской морской линии Феодосия-Ялта - 146 км, Ялта-Форос - еще 43 км.

Арриан в своей лоции Черного моря, которую он составил около 131-137 гг. н.э. сообщает о непосредственной округе Коктебеля (сразу после описания местоположения и состояния Феодосии следуют строки): лотсюда до запустевшей гавани скифотавров двести стадий (31,4 - 31,6 км), отсюда до Лампада таврической земли - 600 стадий (94,2-94,8 км)+. Арриан пользовался стадием Эратосфена - 157/8 м.

Тридцать километров каботажного плавания от Феодосии приводят к Кара-Дагу, в зависимости от характера маршрута либо к устью Кордонной балки, либо Карадагской балки. В любом случае, это - древнейшее конкретное упоминание местности близ Коктебеля.

К сожалению, нет исторических известий об обстоятельствах, при которых жители оставили порт.

Величайший географ античности, Клавдий Птолемей (II в н.э.) в параграфе 4, главы X, книги VIII лГеографии+ среди прибрежных пунктов таврического берега перечисляет несколько, представляющих интерес и для коктебельцев: лпосле того перешейка, что (располагается) у реки Каркинита, в Понте:; город Евпатории - 60 град. 45 мин. ЗД - 47:40 СШ, Дандака - 60:45 - 47:20, Гавань Символов - 61:00 - 47:15, Мыс Парфений - 60:40 - 47:00, Херсонес - 61:00 - 47:00, Гавань Гребешков -| 61:00 - 46:50, Мыс Бараний Лоб - 62 - 46:50, (крепость) Частокол - 62 - 46:50, Лагюра - 62:30 - 47:00, Мыс лВорон+ -63:00 47:00, Устье реки Истриан - 63:10 - 47:10, Феодосия -63:20 - 47:20, Нимфай - 63:45 - 47:30.

Несмотря на несовершенство птолемеевой системы координат, что отчасти объясняется несовпадением положения северного полюса в античности с современным, понятно, что мыс Ворон, устья реки Истриан тяготеют к Феодосии. Если признать в мысе Ворон Меганом, то устья реки Истриан надо размещать либо в Отузской долине, либо в Коктебеле.

Анонимный перипл (лоция) середины V в. н. э. сообщает некоторые дополнительные сведения о порте скифотавров, известном из лоции Арриана: От Феодосии до гавани Афинеона, или гавани скифотавров, запустелой, - двести стадий, там незапертая гавань для судов. От гавани Афинсона, или скифотавров, до Лампада 600 стадий, 80 миль+. В пересчетах на мили допущены просчеты. Но данные текста Арриана сохранены без искажений. Зато в этом тексте появляется название прежде безымянного порта скифотавров. К сожалению, решительно ничего не известно о том, кто был Афинеон: частное лицо (купец?) или представитель боспорского царства, при каких обстоятельствах обустроил он эту гавань? В этой же лоции сказану лот (гавани) Афинеона до (города) Кютов живут скифы.

Вся совокупная информация, фрагментарно дошедшая до нас, может быть изложена в таком виде:

1. В окрестностях Коктебеля издавна обитали тавры, скифы и скифотавры, они же тавроскифы. Современного читателя пусть не смущает кажущаяся путаница. Подлинного самоназвания народа, оставившего могильники лкаменных ящиков+, мы не знаем, и, вероятно, никогда не узнаем. Тавры, скифы, скифотавры - все это аллоэтнонимы (названия, данные античными авторами), лишенные конкретно-этнического значения.

2. В окрестностях Коктебеля были заливы и гавани тавров (скифотавров), один из них назывался порт Афинеона.
3. В окрестностях Коктебеля проходила граница страны тавров и боспорян.
4. В окрестностях Коктебеля протекала река Истриан.
5. В окрестностях Коктебеля, вероятно, находилась Святая гора, где почитали бога врачевания - Асклепия.

Византия и Хазарский каганат
Как ни странно, в письменных источниках, связанных с Хазарским каганатом (еврейских, греческих, латинских), большой город на Тепсене не нашел отражения. Его название не упоминается. Как правило, между Боспором-Кареем (Керчь) и Сугдайей (Судак) Ч только область Кампанидов и город Феодосиополь.

В Равеннской лоции конца VII в. сказано: л...мы говорим, что были многочисленные гражданские общины в Босфорианской части света, из которых некоторые мы хотим обозначить: а именно, Бористениду, Ольбиополь, Калиполь, Дори, Херсону, Феодосиополь, Карею, Трапезунт. Также и супротив области Роксоланов суть области, а именно: Ситотрогов, еще область Кампи Кампанидов, а также Гето Гитов, область Сугдабов, Фанагуров, болото Меотида....

Обратим внимание также на то, что в перечне этнополитических единиц (страна Роксоланов, страна Хлебоедов, область полей Кампанийцев, Готия Готов, область Сугдабов, область Фанагорийцев нет хазар, и все единицы рассматриваются как самостоятельные.

Из итальянских источников позднейшего времени известно, что область Кампания простиралась от Кафы до знаменитого киммерийского вала (Аккосов вал).

Сам каган Иосиф в своем письме испанскому еврею Хасдаю бен Шафруту так описывает свои Таврические владения в середине X в.: лС западной стороны Шаркил, Сам-Карей, Карей, Сугдай, Алус, Ламбат, Бартенит, Алубиха, Кут, Манкуф, Бурк, Алма, Гурзуни. Т.е. Белая Вежа (в Подонье), Тьмутаракань (Тамань), Керчь, Судак, Алушта, Ламбат, Партениты, Алупка, Готия (?), Мангуп, Альма, Корсунь.

К сожалению, между Кареем (Керчь) и Сугдайей (Судак) никаких городов не упомянуто. Это соответствовало действительности. Городище Тепсень в 940-е гг. уже было оставлено жителями окончательно.

Генуэзская колония Хазария
(итальянские источники об окрестностях Коктебеля)
По картам здесь и город был, и порт.
Остатки пола видны над волнами.
Соседний холм насыщен черепками
Амфор и пифосов. Но город стерт,
Как мел с доски, разливом конных орд.
И мысль, читая смытое веками,
Подсказывает ночь, тревогу, пламя
И рдяный блик в зрачках раскосых морд.
Зубец, над городищем вознесенный,
Народ зовет лИссыпанной короной,
Как знак того, что сроки истекли,
Что судьб твоих до дна испита мера.
Отроковица Эллинской земли,
В венецианских бусах - Каллиера!
Максимилиан Волошин

После полу тысячелетнего молчания европейские источники вновь упоминают названия мест коктебельских окрестностей. На картах 1320-1321 гг. Петро Весконте из Генуи обнаруживаем между Caffa и Soldaia три порта: Роssidima-Calitra-Meganome.

Вопреки распространенному мнению о том, что локализовать эти пункты невозможно, попытаемся это сделать. На картах П. Весконте отчетливо выведена береговая линия. За обширным заливом с надписью Саffa следует мыс (Св. Ильи?), затем другой залив (Текие, или Двуякорный?), далее - длинный мыс (Киик-Атлама?), еще один заливчик с островком в нем (Енишарская бухта и островки Таш-Баши и Таш-Тепе?). После этих объектов изображен обширный, глубоко врезающийся в сушу залив с надписью Possidima, который замыкается мысом (Мальчин?). После мыса - заливчик и еще один мыс (Хоба-Тепе?). Вновь обширный, вытянутый к югу, залив с надписями Callitra и Meganome (комплекс бухт Карадагской, Лисьей и Чалки?). Заключает этот залив большой мыс с двумя выступами (Толстый и Маячный - мысы Меганома?), затем еще один залив (Капсельский?), мысок (Алчак?) и бухта с надписью Soldaia (Судак).

Очень похожее очертание берега и аналогичное расположение названий портов в заливах находим на картах таких авторов, как фра Мауро (1450 г.), Батиста Аньезе (1542 г.), Диего Хомен (1572 г.)

Эти карты не оставляют сомнений в том, что между пунктами Caffa и Possidima находятся, как правило, три выступа - средний выступает дальше других в море, а ближе к третьему мысу - островок. Всего между Каффой и Поссидимой - два залива, достойных изображения на карте. Такой контур сильно напоминает очертания береговой линии между Феодосией и Коктебелем.

Ввиду всего вышеизложенного приходим к заключению, что Меганоме - это средневековое поселение на месте Солнечной долины (Коз), где сохранилась церковь X в., а не мыс Меганом, как привыкли думать краеведы; Каллитра Ц средневековое поселение на холме Кордон-Оба в Крымском Приморье, где также обнаружены археологические слои генуэзского периода; Поссидима же оказывается в Коктебельском заливе, где позднесредневековые памятники сосредоточены в Кордонной балке, на части плато Тепсень и у подножья Сюрю-Каи.

Кроме данных итальянской картографии существуют свидетельства архива венецианского сената еще о двух местных названиях коктебельской округи - это мыс св. Иоанна и бухта Провато. Таким образом, от периода итальянских колоний в Таврике дошло четыре топонима, связанных с окрестностями Коктебеля: Св. Иоанн, Провато, Поссидима и Каллитра. Все они - явно нетюркского происхождения.

Наибольший интерес представляет Каллитра, засвидетельствованная в нескольких вариантах: Callitra (1320, 1321, 1450, 1471, 1497, 1508, 1538 гг.), Calitra (1542, 1570, 1572 гг.), Callitre (1452 г.). Во времена Волошина из-за нечеткости написания это название читали как Каллиера (ле+вместо лт+), отсюда его невольная ошибка. Топоним Саl(l)itra очень древний, принадлежит некоему индоарийскому языку лдоскифского+ периода. Название Callitra этимологически прозрачно: корень kal(i) - лчерный+ широко представлен в местных названиях Индостана и в топонимии Циркумпонтийского региона Ц Caliordi, Caliacra, Calipolis, Calos Limen etc, суффикс местонахождения Ц tr - и флексия собирательной множественности -а. Словосложение имеет, таким образом, значение лчернота, черные (деревья), черный (лес)+, которое поддерживается и тюркской калькой Карагач - лчерные деревья, лес из вязов+. Можно понимать это местное название и как лурочище богини Кали+: ведь вся здешняя страна посвящена женскому божеству, Лунной богине, которую чтили издревле под разными именами. Этимология имени помогает с большей уверенностью локализовать это название в устье Карадагской балки, у отрогов хребта Карагач.

Название населенного пункта в Коктебельском заливе засвидетельствовано также в нескольких вариантах, являющихся результатами адаптации туземного имени в иноязычной среде. Последние формы возникли, вероятно, в результате порчи текста при копировании в романской народной среде. Вероятно, древнейшая форма - Поссидима. Похоже, имя индоевропейского происхождения состоит из префикса (а)ро-, корня Ц sid(i) - лсидеть+ и суффикса - (i)ma. Весь комплекс можно трактовать как лоседлое (поселение)+ или л(селение) у седловины.

Таким образом, от периода итальянских торговых факторий и колоний в Таврике/Хазарии дошло четыре местных на звания, непосредственно связанных с окрестностями Коктебеля: Каллитра, Поссидима, Провато и мыс Св. Иоанна. Из них первые два относятся к древним индоевропейским языкам, два последних связаны с греческим языком и периодом византийской раннехристианской империи в Причерноморье.

Эти топонимы тесно связаны с местами поселения христиан (отчасти аборигенов, отчасти выходцев из Византии и Италии), ютившихся в укромных прибрежных уголках, труднодоступных для кочевников.

Оккупация Таврики Османской Турцией не сразу изменила состояние дел на полуострове - многие населенные пункты продолжали существовать в прежних местах и с прежним населением, сохраняя свои названия до последней четверти XVI в. и дольше.

Золотая Орда и Османская Порта
(татарско-турецкий период)
Местные названия Коктебеля и его окрестностей, сохраненные удивительной памятью старожилов, отражают не только состояние микротопонимической номенклатуры XIX в., но и эпохи турецкого господства (1475-1779 гг.), а также и более древние времена татаро-монгольского захвата Крыма (с середины XIII в). Топонимия отчасти помогает восполнить недостаток источников по этнической истории Коктебеля позднего средневековья.

Более ранним было татаро-кыпчакское освоение коктебельских окрестностей. Это были монголо-татары, тюркские этносы, носители кыпчакских диалектов с монгольской языковой примесью. Они появились на территории, прежде принадлежавшей городу-государству Сугдайя и составлявшей сугдайскую христианскую епархию, во второй половине XIII в., после опустошительных набегов первой и второй четверти того же века.

Старейшая этническая группа, проникшая в Коктебельскую округу, - татары-хабурга (собственно татаро-монголы с тотемом лкабарга+). Скудные языковые следы их пребывания - холмистая гряда Большая, Малая Татар-Кабурга, бессточное озеро Бараколь (Боро).

Вторая этническая группа, преимущественно кыпчакская (?) - к+к-т+бель, вероятно, появилась в этих местах в первой четверти XIV в. Языковые следы этой этнической группы сильно напоминают язык знаменитого письменного источника первой трети XIV в. - Кодекс Куманикус (о нем речь пойдет в последнем разделе). Придя со своей центрально-азиатской прародины, кыпчаки оставили в Крымской степи следы пребывания этнической группы т+белов: это Кара-Тобель (кара-т+бель) - ныне пос. Дружное (Дружба) в Азовском районе. Видимо, путь кок-т+белов пролегал от приазовских степей Крыма, через Старокрымское урочище и балки Янтык и Османов Яр в бассейн речки, носящей ныне их имя.

Третья этническая группа - отуз (в тюркской традиции это числительно обычно предшествует второму компоненту этнонима: отуз-уйгур, отуз-карлук, отуз-татар и т.п.) проследовала тем же путем, но из урочища Армутлук отузские татары направились в долину реки Левой Отузки и осели в ауле, уже в XV в. носившем их имя (Отуз).

Старый крымско-татарский язык принадлежал к кыпчакской группе вместе с карачаевским, балкарским, кумыкским, казахским и некоторыми другими языками. В период турецкого господства крымские татары испытали сильное влияние турецкой культуры, а их язык подвергся сильной ассимиляции со стороны турецкого языка и его диалектов. Поэтому старый кыпчакский язык стал забываться и сильно засорился турецкой лексикой. Уже к началу XX века татары плохо понимали многие местные названия, беспомощно пытались переосмыслить их сообразно современному состоянию их языка.

В период генуэзской колонии Хазария (1367-1456 гг.) и правления банка Святого Георгия (1456-1475 гг.) власть генуэзской администрации едва ли простиралась дальше непосредственных окрестностей портов и городищ, принадлежавших им. Родоплеменные группы татар-кабурга, кок-т+белов, отуз (татар?), вероятно, относились к крымскому улусу Золотой Орды и подчинялись ее правителям. Тем не менее, постепенно происходила христианизация варваров. В окрестностях Каффы широкую миссионерскую деятельность развернули монахи францисканского монастыря Святого Иоанна.

После оккупации генуэзских владений турками статус-кво сохранялся еще около века. Затем турки приступили к колонизации своих, приходивших в упадок заморских владений. Похоже, татары-кабаргинцы и кок-т+белы были вытеснены с части своих земель, по которым пролегала дорога из Кефе в Судак. Турки основали Кады-Кой, кок-т+белы были либо изгнаны, либо ассимилированы.

Стремясь ослабить и ассимилировать местное христианское население Южного берега Крыма от Каффы до Инкермана и не допустить проникновения туда кыпчаков-татар, султаны переселяли в свои крымские владения колонистов, происходят из вилайетов внутренней Анатолии, особенно из вилайета Конья. Эти колонисты происходили из особой этнической общности, известной под названием караманли, или караманлисы. Их диалект несколько отличается от литературного турецкой: имеет много схождений с азербайджанским языком.

Турки-караманли, переселенцы из Караманлийского округа вилайета Коньи из центральной Анатолии, появились в коктебельской округе по велению султана в ХVII-ХVIII вв. Их переселение имело целью укрепить господство Османской Турции над крымским побережьем. Колонисты должны были либо ассимилировать христианское аборигенное население, либо вытеснить его из приморских торжищ, образовать воинские контингенты в помощь турецкой администрации Кефе для отражения казацких набегов и сдерживания кыпчаков-татар, интенсивно оседавших на земле и стремившихся расселяться в непосредственной близости к морским торговым и ремесленным центрам.

Название Хазария пришло на смену названию Таврика и сохрани лось в Восточном Крыму в память о недавнем хазарском господстве.

Можно указать места поселения Караманлисов в коктебельской округе - Киик-Атлама, Енишары, Кордонная балка и Култукская балка. Отметим и цепочку турецких форпостов, охранявших старинный тракт Кефе - Судак: Насып-Кой (Насыпное), Джанкой (Подгорное), Кадыкой (Лягушка, Кадыкойская дорожная будка). Все они имеют типично турецкий компонент кой/к+й - лселение, село+ и первый компонент по имени первопоселенца или по его чину - Насып=Назип, Джан, Кады (личное имя или титул кадий-судья?).

Само по себе название Кара-Даг - лчерная гора+ - объясняется не ее конкретными особенностями (цветом, связью с подземными силами и т. п.), как привыкли считать многие. Оно механически перенесено переселенцами турками-караманли со своей родины - окрестностей величественной горы Кара-Даг (2271 м) из округа Караман вилайета Коньи. Поэтому столь важное в коктебельской микротопонимии название, в первую очередь, мотивировано стремлением колонистов окружить себя привычной географической номенклатурой, хотя при этом вполне совпало с признаками реальной горной системы.

Огузская группа тюркских языков представлена, в основном, турецким, азербайджанским и туркменским языками, распадающимися на многочисленные диалекты. Местные коктебельские названия огузского вида оставлены турецкими солдатами, чиновниками и колонистами личного домена султана (напомним, что после завоевания генуэзской колонии Хазария и княжества Феодоро в 1475 году их территория была превращена в личный домен турецкого султана).

Турецкая административная колонизация пришла в упадок по мере погружения Турции в глубокий кризис в 18-19 веках и была ликвидирована с завоеванием Крыма русскими.

После присоединения Крыма к России большая часть караманлисов вернулась на родину, а немногие оставшиеся, сливаясь с постепенно втягивавшимися в прибрежные области кыпчаками, образовали смешанный этнос южнобережных татар-османли, говоривших на так называемом крымско-османском языке. Названия, происходящие из этого языка, зачастую бы малопонятны для крымских татар предгорий и степи.

В конце XVIII в. жители Кады-Коя покинули его Ц часть их вернулась в Турцию, часть переселилась в соседние Отузы (современная Щебетовка). В 1778 г. был навсегда заброшен и армянский монастырь.

Коктебельская долина надолго опустела и заросла рощами, перелесками из кустарниковых лдубков+, боярышника, шиповника. Внимательный наблюдатель заметит на изображениях Коктебеля начала XIX в. очевидное несоответствие современным реалиям - долина Коктебеля, Куру-Еланчика и даже обширная пойма реки Янтык были покрыты густым лесом, в котором петляла проселочная дорога.

Российская империя
Современный Коктебель сложился на основе болгарского села Коктебель (1830-е гг.), болгарского хутора Бараколь (1860-е гг.), греческого хутора Армутлук (1890-е гг.), русского хутора Кордон и русского дачного поселка на берегу залива (1900-е гг.).

Само село, к началу XX в. имевшее более ста усадеб, формировалось вокруг постоялых дворов, главным из которых был лхан+ семейства Стамовых (подворье магазина лКоктебель+). Главной улицей села исторически было Судакское шоссе (ныне ул. Ленина). Второй улицей стала Греческая (ныне ул. Жуковского), на которой расселился оболгаренный греческий род Челебиевых. В первые десятилетия XX в. застроилась ул. Садовая (ныне ул. Шершнева).

Русский курортный дачный поселок формировался в начале XX в. на части земель помещика Э. Юнге, прилегающих к пляжу. Особняком стояли помещичьи экономии и усадьбы - усадьба и винный завод Э. Юнге у подножия Кучук-Енишаря, а подворье Хрущевской усадьбы располагалось близ одноименного источника в местности, где ныне выросли дачный поселок и строительные площадки.

Еще в начале столетия Коктебель поистине представлял собой прекраснейший уголок Земли с суровыми и контрастными природными данными, ярким колоритом болгарского села и очагами просвещенности в помещичьих усадьбах и дачах среднего класса.

Эпоха тоталитаризма (1920-1991 гг.) совершенно преобразила этот перспективный некогда природный курортный уголок. В низовье Кордонной балки вырос небольшой рабочий поселок трассовых разработок с канатной дорогой, тянущейся к карьерам, осквернившим незаживающей язвой Святую гору, с электростанцией, дробилкой, рабочей столовой, причалами для барж.

После войны и депортации болгар (1944) пгт Планерское сильно разросся; прежде существовавшие обособленно болгарское село, русский курортный поселок и рабочий поселок у Кордона и в Нижних Трассах слились в одно целое, и грани их совершенно изгладились.

В угаре курортной лихорадки 70-80-х годов Планерское совершенно утратило оригинальный облик и национальный колорит. Застройка велась без всякого вкуса и порядка. Целые кварталы поселка обросли уродливыми лшанхайчиками+: безобразными нагромождениями в каждом дворе сараев и сарайчиков, курятников, времянок, банек, лкотушков+, предназначенных для сдачи отдыхающим. В курортной зоне разнообразие местного архитектурного колорита дач сменилось типовыми серыми корпусами.

Нисколько не украсила поселок и новая эпоха гангстеризма (с 1992 года). Развернутая полукриминальными кругами строительная лихорадка последнего десятилетия породила беспорядочность, безвкусицу, лгромадье+ и бестолковщину, заслонившие перспективу Коктебеля стать прекрасным курортным местом.

Татьяна Михайловна Фадеева, Александр Константинович Шапошников

Фото природы Крыма

Назад в раздел

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край гор и водопадов

Недельный тур а Адыгее, однодневные пешие походы и экскурсии в сочетании с комфортом (трекинг) в горном курорте Хаджох. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, плато Лаго-Наки, ущелье Мешоко, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен, Гуамское ущелье. Программа для всех

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!