Крымское землетрясение 1927 года

Крымские землетрясения 1927 года и их последствия
Землетрясение 26 июня 1927 года
Землетрясения происходили в Крыму еще с древнейших времен, но самые разрушительные землетрясения случились в 1927 году. Первое из них произошло днем 26 июня. Сила землетрясения 26 июня составила на Южном берегу 6 баллов. Оно не вызвало сколько-нибудь серьезных разрушений и жертв, однако в результате возникшей в некоторых местах паники не обошлось без пострадавших. Большие обвалы были в окрестностях Севастополя, в домах появились трещины, пострадали здания почты и одной из церквей. Очаг землетрясения располагался под дном моря, к югу от поселков Форос и Мшатка. За два часа до начала землетрясения в заливе между Аю-Дагом и мысом Плака, примерно в 40 м от берега, появилась длинная полоса пены, которая через несколько минут исчезла. При этом море, как свидетельствовали очевидцы, оставалось спокойным.

Землетрясение 11 — 12 сентября 1927 года
Землетрясение в ночь с 11 на 12 сентября 1927 года было значительно сильнее и вызвало настоящую катастрофу — были погибшие (3 человека), раненые (65 человек), огромные разрушения. Очаг землетрясения располагался под морским дном, южнее Ялты, и был вытянут вдоль побережья. В эпицентре сила, по-видимому, достигала 9 баллов.

Первые признаки землетрясения стали проявляться уже около 8 часов вечера. Животные заметно беспокоились и отказывались от корма. Отправившиеся на ночной лов рыбаки слышали гул на море между Алуштой и Судаком. Необычное при совершенно тихой погоде волнение в виде мелкой зыби, внешне похожее на «кипение моря», заставило даже самых храбрых вернуться на берег. Ровно в полночь по всему побережью завыли собаки. Через 15 минут сильный грохот оборвал этот вой. Земля колебалась. В домах лопались стекла, отваливалась штукатурка, трещали полы и потолки, грохотали железные листы на крышах, падали дымовые трубы. За первым толчком, длившимся не более 10 секунд, последовал второй. Все бросились бежать из домов, у которых падали стены, раскалывались крыши, обрушивались балконы и карнизы. В горах гремели обвалы, море отошло от берега и вновь обрушилось на него бурной волной. Погас свет. В горах произошли обвалы и оползни, следы которых, как, например, на горе Демерджи, в горах под Судаком, находят и сейчас. В течение 11 часов произошло 27 сильных толчков. Всего за несколько дней было зарегистрировано более 200 толчков. На море под Севастополем появились огромные столбы дыма и огонь. Это горел метан, поднятый со дна моря. Сильные разрушения наблюдались и в Симферополе, многие деревни в предгорной и степной части Крыма были превращены в груды развалин. Землетрясение продолжалось несколько дней, даже 15 сентября еще ощущались его толчки. Наиболее мощные толчки привели к разрушениям построек прибрежной полосы суши от Алушты до Севастополя. В Алуште были повреждены гостиницы и Генуэзская башня, в Алупке — Воронцовский дворец и мечеть. Образовались завалы на шоссе под Ореандой, сильно пострадал Кикенеиз, произошли обвалы на горе Кошка. В районе Ялты пострадало 70 % построек.

Автор публикации Дмитрий Черненко Источник http://ru.visitua.info/ukraine/1676

Все про крымские землетрясения
«За последнее десятилетие не было заметных землетрясений, и это страшно, значит, напряжение где-то накапливается и его энергия не разряжается. Землетрясение неизбежно, весь вопрос в том — когда и каким оно будет?» — считает начальник сейсмостанции «Ялта» Борис Тенигин…

То, что Крым является тектоническим и довольно сейсмоактивным районом, известно давно. Периодически вопрос об угрозе землетрясений возникает в средствах массовой информации, однако активность землетрясений последнего периода, по мнению сейсмологов, говорит о нарастании тектонических процессов в толще земной коры этого региона. Поэтому проблема землетрясений, а если шире — проблема сейсмобезопасности населения региона (а вокруг Черного моря расположено более 20 густонаселенных государств), заслуживает более тщательного анализа…

Крым в сейсмическом отношении сильно отличается от Курил, где все время трясет и люди уже и технически, и психологически обучены действовать в случае землетрясения опасной силы. В Крыму же кажется, что все спокойно, жители почти поголовно, а отдыхающие — тем более, не умеют даже элементарно действовать при угрозе землетрясения, отчего велика возможность паники, что еще хуже, чем само землетрясение… Совершенно никто не знает, что нужно предпринять, нужна и возможна ли в принципе эвакуация людей с полуострова через узкий перешеек или есть ли иная возможность защиты? Готовы ли сейсмологи предупредить людей, спрогнозировать стихию хотя бы приблизительно?

— Наша задача, — говорит Борис Тенигин, — регистрировать природное явление. Прогноз — это дело сейсмологов-аналитиков. Автоматическая сейсмограмма на нашей станции ведется практически с конца 1927 года, тогда в сентябре в Крыму, как известно, состоялось разрушительное землетрясение, что и послужило причиной организации сначала трех сейсмостанций (в Ялте, Феодосии, Симферополе), а потом еще нескольких. В последнее время сеть станций в Крыму в составе Института геофизики АН Украины составляла 13 учреждений, которые давали сейсмограммы высокого качества, несмотря на устаревшую аппаратуру. Достаточно сказать, что в мире большинство станций используют компьютерные сейсмографы, результаты записываются в электронную память, выдаются на мониторы, нам же об этом остается только мечтать. Мы используем фотографические сейсмографы еще 50-х годов, недавно станция была две недели отключена от электричества и сейсмограммы были прерваны, хотя такого не случалось даже в годы войны и оккупации Крыма фашистами. Из 13 станций сегодня осталось работать только 7, остальные пришлось закрыть из-за недостаточного финансирования. Сейчас у нас нет денег на оплату электроэнергии, закупку угля. Дежурные сейсмологи работают всего по два часа, некоторые — по два дня в неделю. Зарплата ученых составляет всего 100—140 гривен в месяц, и ту выплачивают по 30—40 процентов с задержкой в несколько месяцев. Таким образом, качество наблюдений и полнота их сейчас значительно упали — например, в районе Евпатории и Сак сейсмограммы вообще не ведутся. Поэтому вопрос о прогнозе землетрясений в таких условиях — очень проблематичный. Мы можем только сказать, что тектонические процессы нарастают, землетрясение неизбежно, а когда произойдет разрядка — это одному Богу известно…

ИЗ ИСТОРИИ КРЫМСКИХ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЙ
На ялтинской сейсмостанции хранится карта истории крымских землетрясений. Краевед Н. Николаенко по трудам П. Палласа, П. Сумарокова, В. Кондараки, А. Маркевича, П. Двойченко, А. Полумба, Д. Мушкетова и других историков и сейсмологов попытался составить опись сейсмических катастроф и событий на полуострове. Видимо, первое из известных крымских землетрясений относится к 63 году до нашей эры. Говорят, что свидетельство о нем есть у Геродота. Описана и катастрофа 480 года нашей эры. Она произошла примерно в сентябре-октябре и продолжалась примерно 40 дней. Событие известно из дошедшей до нас надписи в Херсонесе, который потерпел большие разрушения. Известны землетрясения 1292 года, 1471 года.

Византийский историк Георгий Кедрин в книге «История» свидетельствует о землетрясении 1341 года, которое «достигло Крыма», сопровождалось большим потопом, «море выступило из своих берегов на 10 верст и причинило вред неописанный». П. Паллас описывает землетрясения 1790 и 1793 годов. О землетрясении 1802 года оставил подробные свидетельства П. Сумароков, наблюдавший его в Севастополе. Запись о нем, датированная 14 октября 1802 года, имеется и на упомянутой сейсмической карте. Сила землетрясения составляла 6 баллов. Большой паникой населения не только на Южном Берегу, но и в Симферополе сопровождалось ночное землетрясение 1838 года.

30 сентября 1869 года датируется сильное землетрясение с эпицентром возле Фороса, которое описал В. Кондараки. По его словам, колебания земли привели даже к разрушению весьма сейсмостойких генуэзских построек. От сильного гула и сотрясения земли население было объято паникой. По одним источникам землетрясение 13 июля 1875 года было несильным, по другим — его сила составляла до 7—8 баллов. Есть данные о январском землетрясении 1902 года. Документы таврического губернатора свидетельствуют о землетрясении 18 мая 1908 года, другие источники — о толчках силой 5—6 баллов 24 октября 1908 года. Воспоминания о землетрясении 26 декабря 1919 года свидетельствуют о большой разрушительной силе — был шторм необычайной силы, отмечаются разрушения в Ялтинском порту, повреждения телеграфной сети, под Ак-Мечетью погиб парусник.

Но самым памятным по силе и разрушениям, по обилию свидетелей было землетрясение июня и сентября 1927 года, которое, как известно, описано даже Ильфом и Петровым. Как свидетельствуют очевидцы, после июньских (26 и 29 июня) толчков весь транспорт из Крыма был переполнен испуганными туристами, которые сразу же сорвались с места и возвращались домой. Несколько человек получили ушибы и ранения, погибших не было. Большие обвалы были в окрестностях Севастополя, в домах появились трещины, пострадали здания почты и одной из церквей. По сообщениям газет, общая сумма убытков превышала миллион рублей.

Землетрясение в ночь с 11 на 12 сентября 1927 года было значительно сильнее и вызвало настоящую катастрофу — были погибшие (3 человека), раненые (65 человек), огромные разрушения. В горах произошли обвалы и оползни, следы которых, как, например, на горе Демерджи, в горах под Судаком, находят и сейчас. В течение 11 часов произошло 27 сильных толчков. Всего за несколько дней было зарегистрировано более 200 толчков. На море под Севастополем появились огромные столбы дыма и огонь. Земля как бы билась в лихорадке. То и дело возникала паника. Сильные разрушения наблюдались и в Симферополе, многие татарские деревни в предгорной и степной части Крыма были превращены в груды развалин. Землетрясение продолжалось несколько дней, даже 15 сентября еще ощущались его толчки. Тогда Крым покинули все курортники. Большинство воспоминаний об этих днях содержат слова о том, что пережитое ими просто «не поддается описанию».

Значительно слабее были землетрясения в августе 1949 года, в марте 1957-го, в августе 1972 года, а также в 1980-м, 1997-м, 1999-м и других годах…

По большому счету прогноз типа «в период с такого-то по такое в районе таком-то возможно землетрясение силой до 6—8 баллов» никаким прогнозом не является. Людей из такой территории не эвакуируешь, удар может наступить и через секунду, и через пять дней или недель, и нет никакой уверенности, что он не застанет врасплох — ночью, например. Следовательно, мы совсем не защищены против стихии? Это и так, и не так. Так — потому, что действительно неизвестно, когда стихия ударит. А не так — потому, что при строгом и систематическом научном анализе можно предвидеть удар хотя бы приблизительно. Известен случай, когда все население китайской провинции Ляонин в феврале 1975 года было призвано наблюдать за биопредвестниками, и когда стихия разбушевалась и было разрушено 90 процентов зданий — сотни тысяч людей были спасены, ибо заблаговременно эвакуированы.

При написании странички использованы материалы Mirror Weekly -Николай Семена. В то же время замечу, что по сравнению с катастрофическими землетрясениями в Армении, на Сахалине и в дальнем зарубежье, крымские - просто игрушка. Откровенно говоря, шансы погибнуть в море, купаясь после употребления крепких напитков, неизмеримо выше, чем от землетрясения.

Автор публикации Ник Фаворов (Харьков) - сайт Сто тысяч дорог позади http://road-crimea.narod.ru/earth.htm 

Землетрясения в Крыму. Каким осталось в истории лето 1927-го года?
Осенью 1927 года в СССР поступили в продажу странные почтовые открытки. На них были изображены виды Крыма, но какие! Вместо манящих курортных пейзажей – разрушенные до основания дома, оставшиеся без крова семьи местных жителей… Открытки были фотографическими – так выглядел полуостров после недавнего землетрясения. Того самого, что впоследствии было описано в «Двенадцати стульях» Ильфа и Петрова. Положа руку на сердце, признаемся себе: романным описанием наши знания об этой катастрофе, как правило, и ограничиваются. А ведь за рамками романа осталось многое.

Начнем с того, что в 1927 году Крымский полуостров пережил не одно, а целую череду землетрясений. Первый раз земная твердь задрожала и закачалась 26, а затем 29 июня. Толчки были ощутимыми – местами они доходили до 7 баллов, но обошлось без жертв и особых разрушений. Однако эти первые удары основательно расшатали и без того в большинстве своем непрочные крымские строения. Вот почему, когда в ночь с 11 на 12 сентября тряхнуло уже с силой 8-9 баллов, Южный берег Крыма в одночасье превратился в руины.

В Партените оказались полностью уничтожены все 64 существовавших на тот момент здания. В Мисхоре уцелело только два дома из 125, остальные были полностью или частично разрушены. Ни одного неповрежденного строения не осталось и в Кореизе. В целом половина жителей Большой Ялты (то есть самого города и прилегающих к нему поселков) осталась без крыши над головой. Впрочем, от землетрясения так или иначе пострадал почти весь полуостров.

Были и человеческие жертвы: более 800 раненых, 16 погибших. При этом причиной смерти части людей стало не землетрясение само по себе, а панический страх перед стихией, который заставлял несчастных выпрыгивать из окон или доводил их до разрыва сердца. Был отмечен даже случай самоубийства, когда в панике человек повесился. Люди в прямом смысле слова сходили с ума от ужаса – непосредственно после землетрясения в Крым была послана специальная врачебная комиссия для изучения психического состояния местных жителей. И было, отчего потерять рассудок.

Вот как, к примеру, описывал события той ночи ученый Н.И. Кельин (когда началось землетрясение, он находился на ялтинской набережной): «В природе было после грозы чрезвычайно спокойно и тишина засыпающего города нарушалась только всплеском набегающих на узкий бечевник волн. Молниеносно и внезапно раздался все возраставший и, казалось, уходящий к горам страшный гул. …Погас свет и во всем городе неестественным освещением являлся лунный свет… пепельно-серого цвета, именно такой, какой наблюдается при затмениях. Сейчас же на фоне непрерывного гула раздался треск, как будто ломались гигантские сухие кости, – это начали разрушаться здания… Испуг населения был так велик, что уже во время первого толчка начали раскрываться окна, из которых доносились стоны и вопли. …Паническое настроение увеличилось беспокойством животных. Собаки, собравшиеся со всего города в стаи, …с жалобным воем вылетали из темноты, и их вой усиливал зловещее впечатление, примешиваясь к разноголосым звукам отчаяния, раздававшимся из человеческой толпы».

Уже на следующий день вокзалы были переполнены, за билет на поезд предлагали любые деньги. Причем покинуть Крым спешили не только курортники, но и местные – некоторые были напуганы так, что уехали навсегда. А земля продолжала раскачиваться и дрожать (слабые толчки ощущались вплоть до ноября), и оставшиеся пребывали в постоянном страхе.

Открытка "Все на помощь пострадавшему Крыму", 1927Открытка из серии "Все на помощь пострадавшему Крыму". На открытке - руины, в которые превратилась алуштинская Дача химиков.

Житель Алушты вспоминал: «Нервы были напряжены до предела. И то сказать – почва уходит из-под ног. Люди, обуреваемые животным страхом, выселились из домов и до самых холодов жили на улице. Если нужно было принести что-нибудь из квартиры, то пробирались туда как воры, прислушиваясь к каждому шороху. На пустыре …вырос целый фанерный город, который в шутку мы прозвали «Рио-де-Фанейро». Люди боялись, что Крым провалится».

Впрочем, землетрясение напугало не всех – художник Петров-Водкин, гостивший в сентябре 1927-го в Коктебеле у Макса Волошина, воспринял это событие как редкую удачу. Дело в том, что Кузьму Сергеевича чрезвычайно интересовало все, что связано с природными катаклизмами и с движением земной коры.

Жена художника (а Петров-Водкин находился в Коктебеле вместе с женой и маленькой дочерью) потом вспоминала, что, когда все думали только об отъезде из Крыма, он сказал ей: «Останемся здесь. Я буду работать. Это такое событие, которое может не повториться в нашей жизни. Если суждено погибнуть, то мы погибнем все вместе». И они остались до 10 октября, а через несколько месяцев Петров-Водкин закончил картину «Землетрясение в Крыму», написанную им, можно сказать, с натуры.

Возвращаясь же к странным открыткам, отметим, что выпустили их не для того, чтобы просто пощекотать нервы разбогатевшим нэпманам. На обороте каждой из них было написано: «Все на помощь пострадавшему Крыму», – и деньги от их продажи пошли на строительство нового жилья, покупку одежды и продовольствия, восстановление поврежденных зданий.

Конечно, одними открытками дело не ограничилось – по самым скромным подсчетам землетрясение обошлось Крыму в 35 млн. рублей. Но это, как говорится, уже совсем другая история.

Автор публикации - Татьяна Зимина, Источник - познавательный журнал ШколаЖизни.ру http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-43557/

Подборку подготовил Игорь Русанов, кандидат географических наук, автор 35 книг

Назад в раздел

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край гор и водопадов

Недельный тур а Адыгее, однодневные пешие походы и экскурсии в сочетании с комфортом (трекинг) в горном курорте Хаджох. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, плато Лаго-Наки, ущелье Мешоко, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен, Гуамское ущелье. Программа для всех

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!