Севастополь в 1917 - 1920 годах

Зима — весна 1917 года в Севастополе
1. Начало революции
Все было, как обычно, в те январские дни 1917 года — тридцатого месяца Мировой войны. И все было не так. Чуть тревожнее, чем всегда, жила столица, недавно узнавшая об убийстве демонического Распутина и вслух говорившая устами лидера кадетов П. Милюкова: «Мы потеряли веру в то, что власть может нас привести к победе».

Непокорнее и смелее в своей непочтительности стала и глубинка. Военные чины доносили Таврическому губернатору «...о нежелательном настроении пехотных полков, которые, в случае возникновения беспорядков, хотя бы на почве дороговизны, не дадут командному составу уверенности в преданности долгу службы».

А начальник жандармского управления Таврической губернии с прискорбием констатировал, что во вверенных ему уездах «за последнее время обнаруживается в обществе крайнее недовольство», доходящее до преступных выходок. Так, нижний чин 8-й артиллерийской бригады Андрей Григоренко, прибывший в трехмесячный отпуск, при свидетелях сказал, указывая на портрет Государя Императора:
«Он довел Россию до пролития крови» и при этом выколол глаза на портрете.

Активные, приключенческие, оздоровительные туры, маршруты горы - море 
В губернии, да и в Севастополе росла дороговизна, для многих это означало полуголодное существование. И даже в бодрых сообщениях городской газеты «Крымский вестник» сквозила тревога: «В течение 9-10 января на Севастопольском рынке продавалось мясо, полученное от симферопольского уездного земства. Следующее получение мяса предполагается в конце текущей недели; и раздача мяса будет производиться тем же порядком по уменьшенной норме, по прежней таксе, т.е. 45 копеек за фунт». Продовольственная комиссия городской думы под председательством И.С.Кефели систематически обсуждала вопрос о поставках для нужд населения мыла, риса, муки и пр., однако практическая польза от таких заседаний была невелика.

Не утешала даже погода — аномально теплая в том январе: на Рождество можно было любоваться расцветшим миндалем, зеленеющими кустарниками, одуванчиками. И уже не только поэтам и провидцам, но и рядовым обывателям становилось очевидно, что и в недрах общественной жизни вырастает нечто непонятное великое и неотвратимое.

Активные, приключенческие, оздоровительные туры, маршруты горы - море 
Известия о февральских событиях, потрясших столицу, докатились до Севастополя в первых числах марта. В пятницу, 3 марта, «Крымский вестник» опубликовал приказ командующего Черноморским флотом за № 711: «В последние дни в Петрограде произошли вооруженные столкновения с полицией и волнения, в которых приняли участие войска Петроградского гарнизона. Государственной думой образован временный комитет, под председательством председателя Государственной думы Родзянко для восстановления порядка.

Комитет поставил целью установлением правильной деятельности в тылу и поддержанием дисциплины в воинских частях довести войну до победного конца. В ближайшие дни преувеличенные сведения об этих событиях дойдут до неприятеля, который постарается ими воспользоваться для нанесения нам неожиданного удара. Такая обстановка дополнительно требует от нас усиленной бдительности и готовности в полном спокойствии сохранить наше господствующее положение на Черном море и приложить труды и силы для достойного Великой России окончания войны».

Активные, приключенческие, оздоровительные туры, маршруты горы - море 
Великий князь Михаил Александрович Романов (1878-1918). Расстрелян в ночь с 12 на 13 июня 1918 г. на окраине Перми.
На следующий день — другая ошеломляющая новость.

По приказанию командующего ЧФ сообщаем: «Государь Император Николай Александрович подписал в городе Пскове акт об отречении от Престола и отбыл в Ставку».

В этот же день вышел дополнительный экстренный выпуск «Крымского вестника» с текстом «Манифеста» об отречении Николая II за себя и за Наследника — сына Алексея, и другой «Манифест» — от имени Михаила Александровича Романова, также отказавшегося от престола. Подданные Российской империи с ужасом и восторгом читали: «В эти решительные дни в жизни России почли Мы долгом совести облегчить народу Нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы, в согласии с Государственной думою, признали мы за благо отречься от Престола Государства российского и сложить с себя Верховную власть». Эти слова будоражили, волновали, кружили голову.

Севастопольский совет
«Вот она — долгожданная свобода!» — повторяли миллионы голосов. Только понимали ее все по-разному. Умудренный опытом политик не сомневался, что свобода — это демократическая республика; мастеровой — что это 8-часовой рабочий день; служивому человеку виделось скорое возвращение домой из опостылевших окопов; те, кто стоял в хлебных очередях, были уверены, что свобода — это горячий каравай с хрустящей корочкой. И с мнимым единодушием многомиллионная Россия все громче ликовала: «Свобода!!!», все безогляднее погружалась в водоворот митингов и демонстраций, лозунгов и резолюций.

Активные, приключенческие, оздоровительные туры, маршруты горы - море 
Воскресным днем 5 марта 1917 года в Севастополе власти решили провести совместный парад войск гарнизона, морских частей и учащихся города. Мероприятие привлекло на площадь Нахимова большое число горожан. Перед парадом епископ Сильвестр отслужил молебен во здравие богохранимой державы Российской, народного правительства, Верховного Главнокомандующего и всего российского воинства. После прохождения войск официальные лица отбыли на обед к военному генерал-губернатору контр-адмиралу М.М.Веселкину, а для горожан воскресный день продолжился митингами на Историческом бульваре и на Большой Морской у здания Городской думы (сейчас дом № 6 по этой же улице). В 14 часов митинг состоялся и во флотском экипаже.

Веселкин Михаил Михайлович (1871-1918). В 1894 произведен в мичманы из юнкеров флота, затем был адъютантом морского министра. С 1909 на Балтике командовал миноносцами, минным заградителем, в 1913 — строящимся линейным крейсером «Бородино». С началом войны на Дунае возглавил Экспедицию особого назначения, руководил действиями речных сил, способствовал вступлению в войну Румынии. В декабре 1915 зачислен в Свиту Его Императорского Величества. Контр-адмирал (1916). Февральскую революцию встретил комендантом Севастопольской крепости, военным губернатором города.

Здесь перед матросами, солдатами, портовыми рабочими с большой речью выступал командующий Черноморским флотом адмирал А. В. Колчак. Позже он был приглашен в городскую думу, где обсуждался вопрос о разоружении полиции и жандармерии. Народные избранники решили распустить полицию и организовать народную милицию, а также ввести для поддержания порядка флотские патрули. По распоряжению А.В.Колчака из тюрьмы выпустили политических заключенных.

Желание не только вкусить долгожданной свободы, но и распорядиться ею сполна способствовало вовлечению в политическую жизнь сотен, тысяч людей разных сословий и званий. Уже 4 марта в казармах Севастопольского флотского полуэкипажа был сформирован временный военный исполнительный комитет. 6 марта в Народном доме, что на Базарной площади у Артиллерийской бухты, при стечении народа состоялись выборы в Городской исполнительный комитет. В него вошли 19 человек (трое — от городской думы, трое — от населения, шестеро — от рабочих, трое — от гарнизона и четверо — от флота). Одновременно был создан Центральный военный исполнительный комитет (ЦВИК) из 10 рабочих, 23 матросов, 12 солдат и 6 кондукторов. ЦВИК находился под контролем командующего флотом. На следующий день, 7 марта, по инициативе офицеров флота и гарнизона был сформирован Офицерский временный исполнительный комитет из 9 человек. В этот же день заявили о своем объединении Совет солдатских и Совет рабочих депутатов.

Разноголосица представительных органов первых мартовских дней зазвучала более или менее слаженно к концу месяца, когда был образован Совет рабочих, солдатских и матросских депутатов. Такое решение 22 марта приняло совместное заседание ЦВИКа, Городского исполнительного комитета, Совета солдатских и рабочих депутатов городской думы. В объединенный Совет вошло 163 депутата, а его председателем стал прикомандированный к 35-му авиационному отряду Севастопольской военно-авиационной школы старший унтер-офицер Константин Васильевич Сафонов, по партийной принадлежности эсер.

Весна на Черноморском флоте
Главное, пожалуй, что определяло жизнь города в эти бурные дни, была ситуация на Черноморском флоте. Внешне все выглядело именно так, как рапортовал А.В.Колчак по телеграфу в Петроград: «...Черноморский флот и крепость всецело находятся в распоряжении нового народного правительства и приложат все силы для доведения войны до победного конца».
Князь Оболенский Владимир Андреевич, (1869-1950/51). Окончил гимназию в Петербурге. Учился на естественном факультете Петербургского ун-та, в Берлинском ун-те, участвовал в работе марксистских кружков. С 1903 чл. «Союза освобождения». С 1906 в партии КД. Депутат 1-й Гос. Думы. С 1906 председатель Таврического губкома кадетской партии. С 1910 — член ЦК партии КД. Со студенческих лет занимался земской деятельностью. С 12.1917 по 11.1920 жил в Крыму. Возглавлял губернское земское собрание. В эмиграции жил в Париже. Занимался публицистикой, писал мемуары. Умер в местечке Бюсси-сен-От во Франции.
Сторонний наблюдатель не мог не отметить отрадные приметы поддержания порядка в городе. Князь В.А.Оболенский, побывавший в Севастополе в конце марта, по этому поводу писал: «Особенно поразил меня вид Севастополя: солдаты и матросы, подтянутые и чистые, мерно отбивающие шаг в строю и отчетливо козыряющие офицерам вне строя. После того, что привык видеть в Петербурге — после этих распоясанных гимнастерок, сдвинутых на затылок шапок, всевозможной распущенности и хамства, так быстро сменивших в частях Петербургского гарнизона утраченную военную дисциплину, севастопольский «революционный порядок» казался каким-то чудом. И невольно в это чудо хотелось верить и верилось».
Однако и на Черноморском флоте были известны приказы военного и морского министра, отменявшие звание «нижние чины», титулование офицеров, ограничения гражданских прав солдат и матросов. Согласно приказу А.В.Колчака с 8 марта нижние чины освобождались от наказаний, наложенных по суду. В апреле по флоту и Морскому ведомству отменили ношение погон, вензелей на фуражках и т.п.; необязательным стало отдание воинской чести вне строя. Оказалось, однако, что демократические новации не столько укрепляли доверие к командирам и боевой дух военнослужащих, столько расшатывали их.
Так, 5 марта команда линкора «Ростислав» обвинила мичмана С.Мертваго в контрреволюционных высказываниях. Революционный трибунал рассмотрел обвинение только 22 января 1918 года и признал С. Мертваго невиновным.
В марте команда эскадренного миноносца «Гневный» отказалась выполнить приказ командира. Расследование проводил летучий отряд ЦВИК, и дело было улажено мирным путем. Команда через выборных извинилась перед командующим Черноморским флотом и просила командира «Гневного» вернуться на миноносец, на что он дал согласие.
Всеобщее недовольство вызывали высокопоставленные должностные лица, известные своими антидемократическими взглядами и действиями. Так, по требованию городского самоуправления, был отстранен от должности комендант крепости военный губернатор города контр-адмирал М.М.Веселкин.
Мнения современников о М.М.Веселкине крайне противоположны. Революционер со стажем С.А.Никонов писал о нем: «Типичный самодур,... ругатель-матершинник, ненавистник евреев, покровитель “Черной сотни” и “Союза русского народа”...».
Сослуживцы же говорили так: «Любимец Государя и всего флота», «истинно русский человек, душа нараспашку, остряк, решительно никому спуску не дававший и в карман за словом не лазивший, гуляка-весельчак и хлебосольный барин». М.М.Веселкин убит в январе 1918 в Архангельске.
17 марта отстранен от должности и предан суду по представлению ЦВИК помощник командира Севастопольского флотского полуэкипажа полковник по Адмиралтейству Н.А.Шперлинг «за грубое оскорбление матросов, превышение власти и оскорбление Родзянко и Гучкова». Полковник Шперлинг с января 1906 года служил в Севастополе начальником военно-исправительной плавучей тюрьмы Морского ведомства и отличался жестоким обращением с заключенными.
Во второй половине апреля председатель Совета министров, министр внутренних дел Временного правительства князь Г.Е.Львов вызвал вице-адмирала А.В.Колчака в Петроград для доклада о состоянии Черноморского флота. «Шаткая стабильность» — так охарактеризовал командующий флотом положение дел. Однако о ситуации в самой столице нельзя было сказать даже этого. Петроград неприятно удивил А.В.Колчака. 20-21 апреля он стал очевидцем многотысячных демонстраций под лозунгами «Долой войну!», «Долой министров-капиталистов!». Еще более тяжелое чувство вызвало услышанное на совещании у Верховного главнокомандующего генерала М.В.Алексеева. Братание с немцами, продажа оружия, массовое дезертирство свидетельствовали о полном развале армии. В Севастополь А.В.Колчак возвращался, уже понимая, что Россия стоит на пороге военного поражения и политического краха. Но хотелось верить, что катастрофы удастся избежать, и ради этого стоило действовать.
По прибытии, 23 апреля, и в последующие «сколько дней командующий флотом многократно выступает перед личным составом флота, на расширенном заседании Севастопольского совета рабочих, солдатских и матросских депутатов, на общегородских собраниях. Речи его, яркие и убедительные, находят отклик у слушателей: «Какой выход из того положения, в котором мы находимся, который определяется словами «Отечество в опасности», я скажу более: «Отечество в критическом положении»? Этот выход лежит в глубоком осознании этой опасности, в ясном представлении о ней и в необходимости всем объединиться во имя спасения родины. Это объединение прежде всего должно быть выражено в форме не только доверия, но и искреннего признания Временного правительства как Верховной власти, которую мы должны поддерживать всеми средствами и способами. Первая забота — это восстановление духа и боевой мощи тех частей армии и флота, которые ее утратили, восстановление путем дисциплины и организации, а для этого надо прекратить немедленно доморощенные реформы, основанные на самомнении невежества».
Верховский Александр Иванович (1886-1938). Окончил Воен. уч-ще и акад. Генштаба (1911). Участник рус.-япон. и 1-й мировой войн. В начале 1917 под-полк. Генштаба. Назначен нач. штаба Отдельной Черноморской дивизии. Избран чл. ЦВИК и тов. пред. Севастопольского Совета. С 06. 1917 — полковник, командующий войсками Московского ВО. Отказался присоединиться к выступлению генерала Корнилова. В 09.-10.1917 — ген.-майор, военный министр Временного правительства. С 1919 в Красной Армии. После гражданской войны — на штабной и преподавательской работе, автор ряда трудов по истории военного искусства; воспоминаний. Репрессирован, впоследствии посмертно реабилитирован.
4. Черноморская делегация
Одним из практических результатов выступления командующего флотом было решение ЦИКа о формировании делегации для агитационной работы на Балтийском флоте. Это была вторая Черноморская делегация. В ее состав вошли 189 человек (28 офицеров, 14 кондукторов, 78 матросов, 40 солдат, 23 рабочих и 6 представителей ЦИК). Возглавили делегацию подполковник А.И.Верховский, заместитель председателя Севастопольского совета и некий матрос 2-й статьи Федор Баткин. О последнем стоит рассказать несколько подробнее, ибо он представлял ту породу людей, которую шквал общественной бури неминуемо выносит на поверхность.
«Авантюрист», — скажем мы сегодня. Но несколько месяцев 1917 года имя Баткина неизменно упоминалось в информационных заметках о многочисленных митингах и съездах, его портреты красовались в иллюстрированных журналах. Где бы он ни выступал, слушатели восторженно рукоплескали архипопулярному оратору. Надо отдать должное, матрос 2-й статьи Ф.И.Баткин безупречно владел революционной демагогией, что и требовалось для выполнения его миссии. Хотя о морской службе он знал скорее понаслышке — послужить во флоте ему не пришлось. А.И.Деникин в своих воспоминаниях писал: «Матрос 2-й статьи Федор Баткин по происхождению — еврей, по партийной принадлежности эсер, по ремеслу — агитатор. В первые дни революции поступил добровольцем в Черноморский флот, через 2-3 дня был выбран в комитет, а еще через несколько дней ехал в Петроград в составе так называемой Черноморской делегации. С тех пор в столицах — на всевозможных съездах и собраниях, на фронте — на солдатских митингах раздавались речи Баткина. Направляемый и субсидируемый Ставкой, он сохранял известную свободу в трактовании политических тем и служил добросовестно, проводя идею «оборончества».
Баткин Федор Исаакович. (Эфроим Ицкович) (1892— 1922). Родился в Феодосии в семье коммерсанта. Позже семья переехала в Севастополь. Баткин вступил в партию социалистов-революционеров. Вынужден был уехать из Севастополя, несколько лет жил в эмиграции в Бельгии.
Прибыла делегация черноморцев в Петре град 3 мая, и в тот же день ее руководителе были приняты председателем Временного правительства князем Львовым на его квартире. На встрече присутствовали члены правительства, командующие армиями. На следующий день делегаты встретились с Верховным главнокомандующим. Вечером 4 мая Баткин выступал в Петроградском Совете, в тот же день — на съездах фронтовиков и Советов крестьянских депутатов. Черноморцы выступили в театрах. Главные лозунги — «Война до победного конца», «Требование ареста В.Ленина и других вождей большевиков».
Князь Львов Георгий Евгеньевич (1861-1925). Депутат 1-й Гос. Думы, принадлежал к конституционно-демократической партии. Председатель Всероссийского земского союза. Возглавил четыре продовольственных кампании во время постигших Россию неурожайных годов. Глава Вр. правительства в марте — апреле 1917. После октябрьского переворота в эмиграции жил в Париже. В 1918-1920 глава Русского политического совещания.
Позже часть делегации направилась на Балтийский флот, две группы выехали на разные участки Северного фронта, несколько групп — на Юго-Западный и Румынский фронты, а также в тыловые гарнизоны. Бюро делегации некоторое время оставалось в столице. Ораторское искусство «матроса» обеспечило ему место в многочисленных ко миссиях, делегациях, съездах. По популярности Ф.И.Баткин конкурировал с самих А.Ф.Керенским. Описан такой случай:
«Однажды на вокзале, перед отъездом фронт, Керенский заявил, что «государственные интересы требуют, чтоб Баткин остался в Петрограде». Баткин понял: «Господин министр! Мы ведь можем выступать на разных митингах!» Но Керенский категорически запретил Баткину ехать на фронт, что помешало сему красавцу все-таки забраться в поезд и выступить, очевидно, назло премьеру, на одном митинге с последним, стяжав успех — больший».
Однако деятельность Черноморской делегации далеко не всех устраивала в Севастополе. Была даже создана следственная комиссия, которая рассматривала обвинения в отношении Ф.И.Баткина в неправильном ведении денежных дел, в отсутствии связи с Петроградским Советом и т.д. 22 июня 1917 года вопрос открыто обсуждался в делегатском собрании, и было принято решение о невинности Баткина. (Надо думать, без пламенных речей самого обвиняемого дело не обошлось). Более того, были подтверждены полномочия Черноморской делегации и лично товарища Ф.И.Баткина на поездку в тыл и на фронт. Причем, собрание пожелало «всей делегации и тов. Баткину полного успеха в их трудном общественном деле». Июль прошел в хлопотах по выполнению нелегкой общественной миссии.
Керенский Александр Федорович (1881-1970). Окончил юр. фак. Петербургского ун-та. Адвокат, депутат 4-й Гос. Думы. Со 2 марта 1917 министр юстиции, с 5 мая военный и морской министр, с 8 июля министр-председатель Вр. правительства. С июня 1918 в эмиграции, вел антибольшевистскую работу. В годы Вел. Отеч. войны призывал к борьбе против Германии. После войны вновь на антикоммунистических позициях. Умер в США.
10 августа Керенский объявил спецприказом по армии и флоту благодарность Черноморской делегации. А 12 августа Баткин уже прибыл в Москву для участия в Государственном совещании в качестве представителя ЧФ. Однако в Севастополе к тому времени делегацию решили отозвать.
«ОСВАГ» — «Осведомительное Агентство» — создано летом 1918 для распространения среди населения идеологии белого движения, координации политико-идеологической деятельности, пропаганды мероприятий руководства армии. Ведало изданием всей печатной продукции, а также изготавливало фальшивые номера большевистских газет, печатало ложные декреты Советской власти, провокационные статьи. Реорганизовано в феврале 1919 в Отдел пропаганды при Деникинском правительстве. К осени 1919 штат «ОСВАГа» был более 10 тыс. человек, работавших в сотнях местных и заграничных отделениях и пунктах. Имелось также 3 агитпоезда. Прекратило деятельность в начале марта 1920. Подобные организации существовали также в армиях Колчака и Русской армии барона П.Н Врангеля.
Объявился Баткин через два месяца после октябрьских событий уже на Дону. Речи его теперь не пользовались популярностью ни у казаков, ни в Добровольческой армии. И неизвестно, чем бы кончилось дело, если бы не покровительство самого Л.Г.Корнилова, командующего Добровольческой армией. После его гибели Баткин возвратился в Крым, где жил до конца 1918 года.
В начале 1919 года он снова в Добровольческой армии, которой теперь командует генерал А. И. Деникин. Баткину поручено заниматься пропагандистской деятельностью, он работает в ОСВАГе (Осведомительном агентстве). После Новороссийской катастрофы Добровольческой армии возвращается в Крым, живет в Севастополе. Читает лекции, пользующиеся большим успехом у публики, под общим весьма символическим названием «Как разрушают и воссоздают Россию». В начале 1920 года Баткин близко сходится с генерал-лейтенантом Я.А.Слащовым, тогда руководившим обороной Крыма. В ноябре 1920 года эмигрировал вместе с войсками П.Н.Врангеля. В июне 1922 года «революционный матрос» был арестован Украинским ГПУ и расстрелян, по некоторым сведениям в Севастополе, по некоторым сведениям в Севастополе, по другим — в Харькове.
§ 2. Опасный крен
Партии и общественные организации
Но вернемся в Севастополь 1917 года. День 1 мая выдался по-летнему жарким. I Возможно именно таким:
«Пекло нестерпимо, раскаленная листва бездыханно обвисала за бульварной оградой. Из-под домов зноем вымело последнюю тень. Только море, встающее неотвратимо меж деревьев, играло освежительной своей зеленью... Бежали и чешуились, мгновенно сменяясь, расплывчато-зеркальные зыбинки».
А. Малышкин, «Севастополь»
Малышкин Александр Григорьевич (1892-1938). Родился в Пензенской губ. в крестьянской семье. Закончил в 1916 историко-филологический ф-тет Петербургского ун-та. В марте 1917, после краткосрочного обучения, получил звание прапорщика по Адмиралтейству и из столицы был направлен служить в Севастополь. Принимал активное участие в революционных событиях на ЧФ. С 1918 служил в Красной Армии. В 1920 участвовал в боях против врангелевских войск. Его книга «Севастополь» рассказывает о событиях в городе с февраля по декабрь 1917.
На площадь Нахимова стекались представители воинских частей, предприятий, учреждений, учащиеся. Перекрывая людской гомон, гремел военный оркестр. На балконах гостиницы Киста собирались ораторы. Как только смолкла музыка, звучный голос обратился к присутствующим: «Товарищи труженики и граждане Свободной России! Везде кипит энергичная, свободная и радостная работа. Все организуются в союзы, общества, партии. Все предъявляют свои права на будущее устройство нашей дорогой отныне свободной Родины, все собираются защищать свои гражданские и экономические нужды, попираемые ранее старой преступной властью. Не останемся же и мы в стороне от охватившего всех организационного порыва! Спешите, организовывайтесь в профсоюзы!».
Но вот уже выступают сразу несколько человек: какой-то матрос требует, чтобы офицеры сняли погоны, другой кричит о всемерной поддержке коалиционного Временного правительства. Авторитетным ораторам восторженно аплодируют. На других раздраженно шикают, не дают говорить.
а) Социалисты-революционеры
Наибольшей поддержкой на этом и подобных митингах пользовались представители партии социалистов-революционеров, крупнейшей по численности и влиянию в Севастополе и в Крыму вплоть до ноября 1917 года. В мае 1917 года севастопольская организация эсеров насчитывала 13 тысяч человек, к середине года уже 30 тысяч (по всей Таврической губернии — 35 тысяч).
Чернов Виктор Михайлович (1873-1952) — один из организаторов партии эсеров, чл. ЦК партии и автор ее программы. В мае — августе 1917 министр земледелия Временного правительства. Председатель Учредительного собрания. С 1920 в эмиграции. В годы фашистской оккупации Франции — участник Сопротивления.
В городе хорошо были известны лидеры местных социалистов-революционеров: юрист, член Севастопольского Совета И.Ю.Баккал. лидер фракции эсеров в Совете, инженер путей сообщения С.О.Бялыницкий-Бируля, известный врач С.А.Никонов, чья судьба с раннего детства была связана с Севастополем. Его отец, адмирал А.И.Никонов — участник обороны Севастополя, в 1877-1882 годах — командир Севастопольского порта. Из Севастополя в 1882 году Сергей уехал учиться в Петербургский университет на математический факультет, позже перешел в Военно-медицинскую академию. С 1885 года Никонов принимает участие в партийной работе «Народной воли». Вместе с А.И.Ульяновым готовит покушение на царя Александра III. Чудом избежал наказания по этому делу, так как был арестован раньше за пропаганду среди военных и сослан на четыре года в г. Минусинск. В августе 1892 года Никонов уезжает в Париж. Несмотря на политическую неблагонадежность, он, благодаря помощи П.Л.Лаврова и И.И.Мечникова, поступил на медицинский факультет Сорбонны. Возвращение в Севастополь состоялось в 1897 году. Здесь Никонов начинает работать врачом в городской больнице, через три года избран старшим врачом. В 1902 году в городе была создана эсеровская группа, одним из ее организаторов стал С.А.Никонов. В 1903 году он сослан в административном порядке в Архангельскую губернию на три года.
Калич Андрей Иосифович (1892-1946). Родился в Херсонской губ. Призван на военную службу в 1914. Член РСДРП(б) с 1917. Один из создателей и председатель большевистской фракции в Севастопольском Совете. Делегат II Всероссийского съезда Советов, участник штурма Зимнего дворца. В годы гражданской войны воевал в партизанских отрядах на Украине. Позже работал в Народном комиссариате юстиции Украины, в Генеральной прокуратуре республики. Умер и похоронен в Киеве.
В 1905 году возвращается в Севастополь, принимает участие в ноябрьских событиях, воссоздает группу социалистов-революционеров, при которой существовала боевая дружина. На ее счету несколько громких террористических актов, в том числе убийство в 1906 году командующего Черноморским флотом Г. П. Чухнина. В 1907 году последовал третий арест и ссылка на три года в Архангельскую губернию. После освобождения С. А. Никонов жил в Саратове, Оренбурге, а в апреле 1917 года получил приглашение вернуться в Севастополь, т. к. был назначен на должность комиссара Временного правительства.
б) Социал-демократы
На втором месте по популярности была организация РСДРП (объединенная). В мае 1917 года в ее рядах состояло более тысячи человек. Это была седьмая по численности организация в России. Ее признанным лидером считался Н. Л. Канторович. В социал-демократическом движении он участвовал с начала девятисотых годов. Один из руководителей Ноябрьского вооруженного восстания в Севастополе, он был приговорен к смертной казни, замененной пожизненным заключением в Шлиссельбургской крепости. Отбыв 10 лет, освободился после Февральской революции. Н.Л.Канторович возвращается в родной город, где становится почетным председателем Севастопольской организации РСДРП (объед.), почетным членом Президиума Севастопольского Совета, избирается делегатом I Всероссийского съезда Советов и членом ВЦИК.
Немногочисленная группа большевиков первоначально входила в объединенную организацию РСДРП. В мае месяце в ее рядах насчитывалось несколько десятков человек. Руководил группой С.Г.Сапронов — матрос эсминца «Капитан Сакен», член Севастопольского Совета. Председателем большевистской фракции в Совете был А.И.Калич — солдат электротехнической |роты Севастопольского крепостного артиллерийского склада. В отличие от эсеров, которые издавали с мая 1917 года газету «Революционный Севастополь», большевики не имели своего печатного органа. Союз печатников города отказывался издавать их листовки и литературу. Нередко большевистских ораторов лишали слова на митингах и собраниях, не пускали для выступлений на корабли ЧФ.
Сапронов Савелий Гаврилович (1889-1952). Родился в крестьянской семье в Орловской губ. В 1905 призван на военную службу на БФ. С 1914 на ЧФ, принимал участие в боевых действиях на эсминце «Капитан Сакен». Член РСДРП(б) с 1917. Первый председатель большевистской фракции в Севастопольском Совете (1917). В 1918 командовал красногвардейскими отрядами в Крыму и на Дону. В 1919-1922 на партийной работе в Красной Армии и ЧФ. С 1922 по 1942 на советской и хозяйственной работе. Умер в Москве.
Поалей Цион (Рабочие Сиона). Еврейские организации, возникшие в ряде стран в начале XX в., в том числе в России (главным образом на Украине). Их лидеры пытались совместить идеи социализма с сионизмом. В 1904-1906 из групп Поалей Цион сложилось несколько партий. В Советской России были запрещены в 20-х годах XX в.
Труцци — династия итальянских цирковых артистов. В России — с 1880.
в) Национальные организации
Большую активность проявляли и национальные партии и группы. Среди них были и БУНД (социал-демократы), и Поалей Цион (сионисты-социалисты), и армянская социалистическая партия Дашнакцутюн, и польская С ДРП.
Твердую опору на Черноморском флоте и в городе имели и украинские партии, что объясняется значительным числом украинцев, призванных во флот: УПСР и УСДРП. Партия украинских социалистов-революционеров была представлена в Севастопольском Совете. Ее фракцию возглавлял подпоручик К.П.Величко. На II Всеукраинском войсковом съезде он был избран членом Всеукраинского совета войсковых депутатов и членом Центральной Рады.
В начале апреля в Севастополе состоялся съезд Черноморской украинской громады. В цирке Труцци (нынешняя площадь Ушакова) собралось более пяти тысяч человек. Делегаты проголосовали за следующую программу:
«1. Россия должна стать демократической федеративной республикой;
2. Необходимо бороться за автономию Украины;
3. Украина должна иметь свою армию, церковь, суд, школу».
Головой Черноморской украинской громады был избран В. М. Лященко, учитель женской гимназии. В июле 1917 года он станет гласным Севастопольской городской думы.
Всего же в городе действовало без малого десятка партийных организаций разнотолка. Можно представить, какая политическая разноголосица звучала на митингах, собраниях, заседаниях, а значит, и в головах, особенно неискушенных в политике людей.
Величко Константин Павлович (1895-?). Из крестьян Полтавской губ. В армию призван в 1916. В 1917 — член полкового комитета и Саратовского Совета солдатских и офицерских депутатов. Был направлен в Севастополь. Член городской группы украинской партии социал.-революционеров. Талантливый оратор. В 1919-1920 служил в армии генерала Деникина. В 1924 проживал в г. Прилуки.
Лященко Вячеслав Митрофанович (1875-?). Учитель севастопольской женской гимназии. После Февральской революции был одним из инициаторов создания украинского национального комитета в городе.
2. Визит А. Ф. Керенского
Слова А. В. Колчака, сказанные им в апреле по приезду из Петрограда по поводу Балтийского флота, в мае совершенно точно отражали ситуацию в Севастополе. «После переворота наряду с громкими словами о победе, защите свободы и т.п. неоднократно произносились слова о новой дисциплине, основанной на чувстве гражданского долга, сознании обязательств перед Родиной, говорилось даже о «железной дисциплине», построенной на этих же основаниях. Эти слова остались только словами. Старые формы дисциплины рухнули, а новые создать не удалось, да и попыток к этому, кроме воззвании, никаких, в сущности, не делалось».
Пароход «Император Петр Великий» вышел на линию в дек. 1913. Отличался изумительной отделкой и повышенной комфортностью, например, паровым отоплением с возможностью регулировки тепла в каждой каюте. В авг. 1914 становится госпитальным судном. В мае 1918 захвачен германскими войсками, через семь месяцев возвращается в белогвардейский флот, в дек. — в руках англо-французских интервентов, в апр. 1919 — вновь под Андреевским флагом. В канун 1920 затонул у берегов Болгарии, подорвавшись на мине. 5 окт. 1938 был поднят ЭПРОНОМ. Ремонтировался в Одессе, в начале Великой Отечественной войны, затоплен у входа в порт. После войны обнаружен в Румынии. В 1951-1952 ремонтировался в ГДР, переименован в «Якутию» и отправлен во Владивосток. Ходил в Индонезию, Японию, Китай и в др.страны. В 1987 продан на слом в Южную Корею. Там затонул в третий раз, опять был поднят и тогда уже разрезан на куски и переплавлен.
И вот уже сам командующий Черноморским флотом пишет донесение Временному правительству о неподчинении Совета депутатов армии, флота и рабочих его приказам: «Центральный комитет Совета за последнее время своей деятельностью сделал невозможным командование флотом. Работа комитета ведет не к поддержанию боевой мощи флота, а к его развалу. Сегодня Центральный комитет потребовал от помощника главного командира порта Петрова исполнения не подтвержденных мною постановлений комитета и, получив от него отказ е исполнении таковых, арестовал его, несмотря на мое требование не делать этого. Считая, что этим поступком и рядом других предшествовавших постановлений Центральный комитет вступил на путь не поддержания дисциплины и порядка во флоте, а разложения флота, при котором власть командования совершенно дискредитирована, причем я лишен возможности осуществлять управление флотом, прошу заменить меня другим лицом...».
2 мая 1917 г. Колчак.
17 мая для улаживания конфликта в Севастополь из Одессы прибыл Военный и Морской министр А.Ф.Керенский.
«Пели горны на тральщиках — и в Севастополе, на рейде, пели горны. Роты строились всюду... с воды тяжело взматывались гидро, громыхали, как ломовики, разбрызгивая в воздухе взрывы красной пыли из бумажных бомб. Флот в порту разноцветно пылал играющей листвой праздничных флагов; все гуще и гуще устраивалась над улицами, над бульварами медленная пыль; цветной народ, в поту, задыхаясь, бежал: Севастополь встречал Керенского».
А.Малышкин, «Севастополь».
Всего день пробыл Керенский в городе, но успел много: побывал на корабле «Свободная Россия» и госпитальном судне «Император Петр Великий», в Покровском соборе поклонился праху лейтенанта П.П.Шмидта и возложил на склеп орден Св. Георгия IV степени. (Останки руководителей восстания на крейсере «Очаков» перевезли в Севастополь 8 мая и захоронили в склепе Покровского собора). Днем Керенский побывал на Приморском бульваре, где собрались представители воинских частей и профессиональных союзов. Под звуки «Марсельезы» он обошел строй и обратился к присутствующим с краткой речью. Посетил он также торжественное заседание Исполкома Севастопольского Совета и собрание в порту.
Торжественное перезахоронение останков П.П.Шмидта, С.П.Частника, А.И.Гладкова, Н.Г.Антоненко организовал адмирал А.В.Колчак. На остров Березань были посланы военные корабли с приспущенными флагами, на похоронах в полной парадной форме присутствовало офицерство вместе с матросами, оркестры играли траурные марши.
Для приветствия министра от моряков торгового флота избрали председателя исполкома Севастопольского отдела Союза моряков Торгового флота Павла Правоторова. Трогательной и бесхитростной была его речь: «Товарищ министр! Доверие наше к Вам безгранично. Отныне Вы — вождь наш. Спасите Родину, спасите свободу, и имя Ваше одним из первых будет за писано на страницах истории свободной России». Ответ министра был не менее трогательным и бесхитростным: «Я уверен, товарищ, что великий народ сам спасет себя».
Вечером в зале Морского собрания состоялось делегатское собрание гарнизона, на котором А.Ф.Керенский произнес пламенную речь, славя Великую революцию, Великую Россию, доблестный Черноморский флот.
18 мая Керенский выехал из Севастополя в Петроград. По делу генерала Петрова была создана, согласно личного приказания морского министра, следственная комиссия. В нее вошли 4 офицера и 3 депутата Севастопольского Совета. Результаты работы комиссии не оглашались, но генерал Петров продолжал службу до февраля 1918 года.
3. Боевые действия Черноморского флота
Однако общая ситуация в городе оставалась напряженной. На флоте усиливались антиофицерские настроения. Начальник штаба ЧФ капитан 1-го ранга М.И.Смирнов фиксировал: «Флот постепенно разлагается. Постоянно днем и ночью приходят известия о непорядках в различных частях флота... Наиболее частая причина непорядков заключалась в желании матросов разделить между собой казенные деньги или запасы обмундирования и провизии».
Справедливости ради надо отметить, что были команды, которые не разделяли новые настроения и сохраняли свои понятия о долге службы. В первой половине 1917 года Черноморский флот еще господствовал на море: осуществлялись и рейды, и постановки минных заграждений. Действия противника ограничивались исключительно тралением выставленных русскими моряками мин, для чего были даже переброшены 6 немецких тральщиков специальной постройки. Особенно активно минные заграждения ставились весной 1917 года. В это время стали использовать небольшие мины, начиненные всего лишь 30 кг взрывчатки, так называемые «рыбки». Ставить их можно было с моторных баркасов и катеров.
Удачную операцию подобного рода провели в начале мая, следующая, правда, менее успешная, состоялась 24-25 мая. Баркасы действовали в непосредственной близости от Босфора. На одном из них взорвалась мина, за ней сдетонировала вторая, и баркас пошел на дно. Еще два баркаса получили повреждения (позже один из них затонул). В ходе операции были раненые и убитые. Последнюю минную постановку предприняли в конце июля.
Кроме минирования Босфора, в течение 1917 года осуществлялась блокада анатолийского побережья к востоку от Синопа и против Зунгулдака, что прервало вывоз угля в Константинополь и значительно ухудшило положение Турции.
4. Отставка адмирала Колчака
Тем не менее, команды некоторых кораблей выказывали нежелание участвовать в боевых операциях, появились и другие признаки неподчинения приказам командующего флотом. Так, на эскадренном миноносце «Жаркий» возник конфликт между командиром миноносца Г. М. Веселаго и его командой, позволившей себе брань и оскорбления в адрес командира. Дело рассматривалось в комиссии ЦИК делегатским собранием флота, окончательное решение было принято морским министром: «Полагал бы правильным миноносцу «Жаркий» окончить кампанию. Дело передать прокурорскому надзору». До открытого неповиновения оставался всего один шаг, и он был сделан матросами Черноморского флотского экипажа.
Вечером 5 июня они арестовали помощника командира Черноморского флотского экипажа полковника по адмиралтейству Н.К.Грубера. Этой же ночью были арестованы командир Севастопольского полуэкипажа капитан 1-го ранга Е.Е.Гестеско, его адъютант штабс-капитан С.Ф.Кузьмин и капитан Н.И.Плотников. У Гестеско изъяли личное оружие, на квартире дважды производился обыск, в ходе которого пропали некоторые вещи, матросы пытались унести серебряную посуду.
6 июня в цирке Труцци состоялось делегатское собрание матросов, солдат, офицеров и рабочих. Собрание вынесло резолюцию об отстранении от должности командующего флотом адмирала А.В.Колчака и начальника штаба капитана 1-го ранга М.И.Смирнова. Решено было обыскать и обезоружить всех офицеров армии и флота.
Желая избежать кровопролития, А.В.Колчак отдает следующий приказ, распространенный по радиотелеграфу: «Считаю постановление делегатского собрания об отобрании оружия у офицеров позорящим команду, офицеров, флот и меня. Считаю, что ни я один, ни офицеры ничем не вызвали подозрений в своей искренности и существовании тех или иных интересов, помимо русской военной силы. Призываю офицеров во избежание возможных эксцессов, добровольно подчиниться требованиям команд и отдать им все оружие...».
В этот же день, 6 июня, после 17 часов члены судового комитета флагманского броненосца «Георгий Победоносец» пришли в каюту к адмиралу с требованием сдать оружие. Колчак выставил делегацию из каюты, а затем, выйдя на палубу, выбросил за борт свою Георгиевскую саблю с надписью «За храбрость», полученную за оборону Порт-Артура. Есть сведения, что Георгиевское оружие А. В. Колчака было извлечено со дна бухты водолазами 27 июля 1917 года и передано на хранение командиру линейного корабля «Георгий Победоносец». Чуть позже, согласно постановлению судового комитета, особая делегация Черноморского флота вручила его бывшему командующему в Петрограде.
Вечером 6 июня начальник штаба ЧФ М.И.Смирнов телеграфировал в столицу Временному правительству о произошедших событиях. И уже ночью получил ответную депешу, подписанную князем Львовым и Керенским. В ней содержался приказ Колчаку и Смирнову немедленно выехать в Петроград для личного доклада. Временное командование флотом должен был принять адмирал В.К.Лукин. В телеграмме также строжайше требовалось возвратить оружие офицерам.
В июне активизировались действия немецкого флота на Черном море. Подводная лодка ПВ-14 потопила парусник и высадила диверсантов на кавказское побережье. С новыми, более мощными орудиями вышел и крейсер «Бреслау». Он поставил мины в дельте Дуная и захватил, после обстрела, остров Фидониси (Змеиный). В полдень 25 июня крейсер был обнаружен наблюдателями российского линкора «Свободная Россия» (бывший «Императрица Екатерина Великая»). Орудия линкора и эсминца «Гневный» открыли стрельбу по немецкому крейсеру, однако дистанция была слишком велика, и «Бреслау», отстреливаясь, полным ходом ушел в Босфор под защиту эсминцев, подводных лодок и береговых батарей. Последние выстрелы Первой мировой войны на море прозвучали около 17-00. На минах, поставленных «Бреслау» у острова Фидониси, 30 июня подорвался и затонул русский эсминец «Лейтенант Зацаренный».
В среду, 7 июня, в Севастополь для изучения постановки минного дела и методов борьбы с подводными лодками на Черноморском флоте прибыла американская военно-морская миссия контр-адмирала Дж.Г.Гленнона. Членам миссии удалось побывать на нескольких кораблях, подводных лодках и береговых батареях. Кэптен А.Бернард позже вспоминал: «Когда мы поднялись на флагманский корабль, в поле зрения не попало ни одного офицера, а шканцы были довольно плотно заполнены бездельничающими матросами в грязной белой форме, пялившими на нас глаза. Оказалось, что почти все офицеры съехали с корабля еще прошлой ночью, а несколько офицеров заперты в своих каютах. Дверь в кают-компанию открыл с внешней стороны рядовой матрос. Арестованный же офицер сказал, что прощается с жизнью и готовится к смерти каждый раз, когда открывается дверь. Он был капитаном 3 ранга, механиком». Гленнон посетил Совет, выступил на делегатском собрании матросов, солдат и рабочих порта, призвав их вести войну до победного конца. Вечером 9 июня американская миссия выехала в Петроград. Этим же поездом, сдав должность контр-адмиралу В.К.Лукину, навсегда покидал Севастополь адмирал Александр Васильевич Колчак.
§ 3. Жаркое лето 1917 года
1. «Бабушка русской революции»
Спустя несколько дней после отъезда А.В.Колчака, в Севастополь прибыла комиссия Временного правительства для ознакомления на месте с последними событиями на Черноморском флоте. Действия матросов признали недопустимыми, однако персонально никто наказан не был. Приказ Керенского по результатам проверки может служить примером бессилия под видом великодушия: «...Считаю возможным, ввиду выраженного командами ЧФ сожаления о допущении в их среде беспорядков, прекратить следствие об упомянутых делах без каких-либо взысканий в отношении виновных...».
В городе об отъезде Колчака, в связи с известными событиями, перестали говорить уже через несколько дней. Такие времена: хлеба может недоставать, зато новостей в избытке. Вот, например, 14 июня по центральным улицам прошло оригинальное шествие, имевшее целью сбор средств в пользу правительства, на укрепление завоеваний революции и свободы России под девизом «Заем свободы». Организовано было шествие артистами города. Впереди несколько человек ехали верхами в костюмах бродячих циркачей. За ними целый ряд автомобилей с оркестром музыки. Публика, сочувствуя делу свободы и впечатленная происходящим, не скупилась — охотно опускала деньги в кружки для пожертвований. Окончательному успеху шествия помешала плохая погода.
Дождь с перерывами шел два дня, временами переходя в сильнейший ливень, и наделал немало бед на окраинах. Потоки воды по Лагерной балке и с Зеленой горки хлынули к железнодорожному депо: полотно железной дороги и подъездные пути были скрыты под водой. Залило Лабораторную площадь, базар, ряд домов. В комнатах плавали сундуки, табуреты, стулья, другая утварь. Люди по пояс в воде спасали свое гибнущее имущество.
На движении поездов непогода не сказалась. Евпаторийский поезд 16 июня пришел даже ранее расписания. Этим поездом в город прибыла Е.К.Брешко-Брешковская, видный деятель эсеровского движения, с легкой руки Керенского прозванная «бабушкой русской революции».
Газета «Революционный Севастополь» писала: «Три-четыре месяца назад это имя знали немногие. Ныне оно на устах. Ездит бабушка по России, и всюду толпы собираются ей навстречу, устраивают сборы, чтобы она могла наладить дело просвещения крестьянства. Ее трудный путь от «Народной воли» до революции 1905 года, сибирская ссылка, ее исключительные личные качества, вера в народ стали залогом ее триумфального возвращения! С приездом, бабушка!».
Первыми, кто встретил Екатерину Константиновну на вокзале, были волонтеры ударного Севастопольского батальона смерти и их родные. Добровольцы спешили на фронт, где разворачивалось последнее наступление агонизирующей русской армии. Для Брешко-Брешковской фронтом были митинги и собрания, на которых она защищала дело революции.
Вскоре на вокзал прибыл С.А.Никонов, давний знакомый Екатерины Константиновны, и начался ее визит в Севастополь. Она побывала на кораблях «Свободная Россия» и «Георгий Победоносец», на заседании комитета партии социалистов-революционеров, в Балаклавском лазарете, выступала на митингах. Но, безусловно, центральным событием ее посещения стала манифестация 18 июня, организованная социалистическими партиями по случаю наступления на фронте.
Брешко-Брешковская Екатерина Константиновна (1844-1934). Из старинного шляхетского рода, участница рев. движения. В 1870-х ходила «в народ», маскируясь швеей или красильщицей. В 1874 арестована. В тюрьме, на каторге и в ссылке пробыла с 1874 по 1896. Одна из создателей и лидеров партии эсеров и ее Боевой организации. Участница рев. 1905-1907. С 1907 по 1917 вновь в тюрьме и ссылке. После Февральской рев. избрана в Предпарламент, открывала его первое заседание. Не приняла Октябрьской рев. и деятельности ее лидеров, участвовала в борьбе с Советской властью в Поволжье и Сибири. В 1919 эмигрировала.
В 14 часов от Графской пристани двинулась колонна демонстрантов. Впереди нее ехала машина, в которой сидели Брешко-Брешковская и Никонов, далее следовал оркестр, звучали революционные песни. По Нахимовскому проспекту, Большой Морской, вдоль которых стояли войска, шествие под красными знаменами направилось к Куликову полю. Здесь, в разных концах, поставили четыре автомобиля-трибуны. Наиболее яркие речи, по свидетельству очевидцев, произнесли Брешко-Брешковская и Борисов — член ЦИК Петроградского Совета. Екатерина Константиновна среди прочего вспоминала начало своей революционной деятельности — «хождение в народ»:
«В 1872 году ходила я по Киевской, Подольской, Черниговской, Херсонской губерниям, имела в котомке подробные карты этих мест. Однажды, в селе Тульчине Брацлавского уезда попросилась на постой в крестьянскую избу, а хозяйка заглянула в котомку и рассказала становому о диковинных бумагах, тут меня и арестовали в первый раз: в торбе не только карты, но и прокламации были. С тех пор я более сорока лет по тюрьмам и ссылкам».
Многие севастопольцы рукоплескали в тот день «бабушке русской революции». Но жил в Балаклаве человек, чей стаж в народовольческом движении был не намного меньше, чем у Екатерины Константиновны, только здоровье не позволяло не то что на митингах присутствовать, но и с постели подняться. Михаил Николаевич Тригони (1850-1917) балаклавцем стал не так давно. — лишь восемь лет назад, хотя по рождению был севастопольцем. Родился он в семье участника Отечественной войны 1812 года генерал-майора Н.И.Тригони. Мать Михаила — Ольга Михайловна, приходилась сестрой писателю К.М.Станюковичу. К революционному движению Михаил примкнул в 1875 году, после окончания Новороссийского университета. В 1879 году вступил в организацию «Народная воля», через год в Одессе создал народовольческую группу. Далее — участие в подготовке террористического акта против царя-освободителя Александра II, арест, суд и приговор — 20 лет каторги.
В 31 год Михаил оказался в каземате Петропавловской крепости; восемь лет отсидел з одиночной камере Алексеевского равелина. 12 — в Шлиссельбургской крепости. После освобождения сослан на о. Сахалин. В 1906 году приехал в Крым, жил в Бельбекской долине. В 1908 году власти разрешили ему поездку за границу: посетил Англию, Францию, где встречался с видным деятелем анархистского движения князем П.А.Кропоткиным.
Аспиз Евсей Маркович (1877-1968). За рев. деятельность был лишен права поступления в вузы страны. В заключении заразился туберкулезом. По рекомендациям врачей поселился в Балаклаве. Врачи предрекали ему скорую смерть, однако Е.М.Аспиз прожил только в Балаклаве 22 года, а всего — 91 год. В Балаклаве заслужил почет и уважение за профессионализм и бесплатный прием бедных людей. Студентом МГУ стал лишь в 1922. Окончил курс за три года, став фтизиатром. Обладал уникальной врачебной интуицией, точно определяя на глаз температуру и давление у пациента, по глазам ставил диагноз и т.д., в результате чего жизнь и деятельность его обросли легендами и слухами, впрочем, только положительными.
В последние годы М.Н.Тригони от революционной деятельности отошел, жил одиноко, донимали болезни. И умер он скоропостижно от апоплексического удара. На похоронах, кроме самых близких: брата и племянников, присутствовали С.А.Никонов, Е.М.Аспиз, а также В.А.Мякотин, который приехал в Севастополь прочесть несколько лекций.
2. Концерт Ф.И.Шаляпина
5 июля В.А.Мякотин выступал в офицерском собрании. На следующий день — в цирке Труцци и в только что открытом Севастопольском клубе армии и флота, разместившимся в помещении яхт-клуба. Торжественная церемония открытия состоялась 1 июля в 16 часов. Первым держал слово председатель совета старшин клуба матрос Шашков. Он призвал слиться в одну дружную демократическую семью всех — от командующего флотом до матроса и солдата. Речь его прерывалась хоровым пением гимна «Спите, орлы боевые!» и исполнением похоронного марша по погибшим героям революции. Далее с приветствием обратились начальник штаба ЧФ капитан 1-го ранга Зарин, комиссар Временного правительства С.А.Никонов, от комитета партии социалистов-революционеров выступили И.Ю.Баккал и Князев, от Украинской громады — В.М.Лященко.
Плохая погода заставила отложить гулянье и концерт с участием Ф.И.Шаляпина. Великого певца пригласил выступить перед севастопольцами В.И.Никулин, известный антрепренер, почти каждое лето привозивший в город свою труппу. Федор Иванович предложение принял и даже несколько раз побывал в Севастополе для подготовки концерта. Он лично отобрал матросов из хоров для ансамбля, репетировал с духовым оркестром.
11 июля концерт все-таки состоялся. Очевидец вспоминал: «В этот день артист не только пел: перед началом концерта он сказал небольшую речь, вернее восторженное слово о музыке, ее воздействии на человека.
Мякотин Венедикт Александрович (1867-1937). Политик, писатель, историк. Сын почтмейстера. Один из организаторов и руководителей партии народных социалистов. До войны дважды был под арестом. Во время Первой мировой войны «оборонец». С марта 1917 в исполкоме Петроградского Совета. Октябрьскую рев. не принял. В эмиграции с 1922.
Мякотин Венедикт Александрович (1867-1937). Политик, писатель, историк. Сын почтмейстера. Один из организаторов и руководителей партии народных социалистов. До войны дважды был под арестом. Во время Первой мировой войны «оборонец». С марта 1917 в исполкоме Петроградского Совета. Октябрьскую рев. не принял. В эмиграции с 1922.
Никулин Лев Вениаминович (1891-1967). Российский советский писатель. Из театральной семьи. Первые стихи опубликованы в 1910. В годы гражданской войны в культпросвете Красной Армии. Писал революционно-приключенческие романы, воспоминания, книги о деятелях литературы и искусства.
Концерт артист начал «Революционной песней», созданной им же. Ему аккомпанировал духовой оркестр. Пел он с огромным воодушевлением. Затем вместе с матросами Шаляпин исполнил русские и украинские народные песни. Особенно запомнилась присутствующим его интерпретация украинской народной песни «Оженівся комар», которая пелась с таким юмором, что слушатели своим хохотом временами заглушали даже мощный голос певца. В программу концерта вошли также романсы Шуберта, Даргомыжского, Федор Иванович пел сам и с хором, а также выступал как дирижер ансамбля». Триумф был полным: безудержные овации, море цветов, после концерта восторженные зрители несли его на руках.
В память о выступлении у Шаляпина осталась муаровая лента с надписью «Благодарное общество народных университетов. Севастополь. 11 июля 1917 года» и матросская форма с бескозыркой. Лев Вениаминович Никулин, оказавшийся соседом Ф.И.Шаляпина по гурзуфской гостинице, позже напишет: «Он взял с дивана матросскую бескозырку, надел ее на себя правильно, примерив так, чтобы кокарда пришлась над переносицей, — и вдруг я увидел красавца-матроса, хоть сейчас в гвардейский экипаж... — Я так в Севастополе пел. Матросскую рубаху надел им на радость. Так и сюда приехал. Знакомых оторопь взяла: матрос, — уж не с обыском ли к великим князьям?
3. Июльские выборы
15 июля, в субботу, отмечался всероссийский день партии социалистов-революционеров. Севастопольские эсеры сумели организовать общегородской праздник. В 10 утра на рейде прошла демонстрация на катерах и баржах со знаменами и оркестром. Днем, в 15 часов, провели манифестацию по городскому кольцу и митинг на Историческом бульваре. Вечером в театрах, кинематографах, в парках были устроены концерты и митинги. На следующий день, 16 июля, в городе состоялись выборы гласных в городскую думу. Их результаты еще раз подтвердили высокий авторитет социалистов-революционеров. За кандидатов от этой партии проголосовали 78% избирателей (40 487 из 51 029). Эсеры получили 56 мест из 71, остальные 15 распределились следующим образом: меньшевики — 3 места, кадеты — 3 места, украинские эсеры — 3 места, большевики, польские и еврейские социалисты, представители союза кооперативов, союза домовладельцев, духовенства завоевали по одному депутатскому креслу. 3 августа на заседании городской думы городским головой был избран С.А.Никонов, а на должность комиссара Временного правительства по севастопольскому градоначальству Министерство внутренних дел назначило прапорщика И.П.Широкого.
Ф.И.Шаляпин (1873-1938). Крупнейший представитель русского оперного искусства. Бас. Впервые пел в Севастополе 23.09.1898, аккомпанировал ему С.В.Рахманинов. Шаляпин был не только всемирно известным певцом, но и режиссером, художником. С 1922 жил и работал в эмиграции.
6.07-11.07.1917 состоялись выборы второго состава Севастопольского Совета. По неполным данным, в состав Совета избрано 210 представителей от флота, 88 — от армейских частей, 63 — от рабочих, 29 — от демократических организаций. Совет Армии, Флота и рабочих был переименован в Севастопольский Совет военных и рабочих депутатов.
Итак, выборы в городскую думу свидетельствовали о невысоком рейтинге большевиков летом 1917 года. Более того, были факты враждебного к ним отношения. Еще в мае подлинную панику вызвало сообщение о предполагавшемся приезде В.И.Ленина в Крым. Делегатское собрание Севастополя принимает резолюцию о недопущении вождя большевиков на полуостров.
4. Антибольшевистские настроения
Антибольшевистские настроения усилились после июльских событий в Петрограде. Большевиков обвинили в организации антиправительственной демонстрации, приведшей к сотням жертв, а заодно и в провале июньского наступления. В печати появилась информация о связях Ленина с немцами, правительством был отдан приказ о его аресте.
10 июля в Севастополе большая толпа матросов, солдат и рабочих ворвалась в помещение, занимаемое местным комитетом большевиков, разгромила его и уничтожила литературу. С.Г.Сапронов вспоминал: «Мы приняли меры предосторожности: удалили через черный ход штатских членов комитета, сдали им кассу, печать, бланки для партбилетов, книгу учета членов партии. Лекцию читал Куценко, когда банда хулиганов ворвалась в зал, стала ломать скамьи, рвать и жечь наши плакаты. Членов комитета вывели на балкон, начали бомбардировать вопросами: за что мы стоим? чего хотим?, как относимся к войне? На балконе появился лидер эсеров доктор (так у Сапронова) Бируля, когда он говорил, ему аплодировали, а нам не давали сказать».
Ржанников Иван Калистратович (1857-?), член РСДРП с 1903. Рабочий Путиловского завода, в 1914 переведен в оптико-механическую мастерскую Севастопольского военного порта. В 1917 — один из создателей большевистской организации в городе, член городского комитета РСДРП(б).
Правительство объявило июльские события «результатом заговора большевиков с целью вооруженного захвата власти» и отдало приказ об аресте Ленина и др. большевистских руководителей. В.И.Ленин укрылся в Разливе — на берегу искусственного озера под видом рабочего-сенокосца. Здесь он писал заметки для будущей книги «Государство и революция» — программного документа большевистской партии.
Эх, июльские денечки,
Светлы дни да жарки ночки!
Ленин Троцке вести шлет:
«Скоро нашая возьмет».
Частушка. 1917 г.
13 июля Севастопольский комитет РСДРП(б) направил письмо в исполком Совета с требованием обеспечить неприкосновенность фракции большевиков и разъяснить всем командам, как морским, так и сухопутным, законность ее существования. В письме так же говорилось: «Ввиду того, что постановление Союза печатников о неприемлемости в печати материала от нашей фракции нарушает одну из наших священных свобод — свободу печати и слова, требуем от исполкома распоряжения о недействительности подобного рода постановления...».
В начале августа в Севастополь по мандату ЦК РСДРП(б) для усиления большевистской организации прибыла профессиональная революционерка Н.И.Островская (партийная кличка «Нина»). Выбор ЦК был не случаен — Надежда Ильинична уже работала в течение пяти месяцев агитатором среди матросов Севастополя в 1907 году. Тогда из-за угрозы ареста ей пришлось эмигрировать в Женеву. Теперь на ее плечи вновь легла задача налаживания работы на Черноморском флоте.
Ознакомившись с ситуацией на месте, Островская сообщает в центр: «Очень тяжело, большевиков не слушают, рта не дают раскрыть». Но она выступает на митингах, собраниях, в воинских частях и, когда удается, на кораблях ЧФ. Однако перелома в настроениях масс, по всей видимости, не произошло. Об этом свидетельствует и достаточно эмоциональное письмо Островской, отправленное в адрес ЦК РСДРП(б) в сентябре месяце: «У нас здесь массы политически не воспитаны, литературы нет, нет нашей программы даже у нас (имеются в виду решения VI съезда РСДРП(б). —Авт.). Так ЦК оставляет такой серьезный для данного момента пункт, как ЧФ...
Поддельный пропуск на оружейный завод, изготовленный для В.И.Ленина. Бланк, на котором изготовлен фальшивый документ для В.И.Ленина, был похищен из кабинета помощника начальника Сестрорецкого оружейного завода в середине июля 1917 г. В него большевиками Сестрорецка была вклеена фотография загримированного Ленина в парике, был подделан и оттиск печати. Документ предназначался для нелегального пересечения финской границы.
Итак, берите на себя всю ответственность: пли двух работников и Черное море — большевистское и богатое, или опять ваше равнодушие и молчание — и тогда здесь керенщина или анархизм».
Островская Надежда Ильинична (1881-1933). Из семьи врача. Член партии с 1901. В Севастополе — член исполкома Совета, председатель комитета РСДРП(б). С февраля 1918 в Петрограде, с мая 1918 — член Чрезвычайного Черноморского рев. комитета по обороне Новороссийского р-на, участвовала в организации затопления кораблей ЧФ. Занимала должности: зам. пред. ЦИК Кубано-Черноморской советской Республики, председатель Владимирского губкома, была членом Президиума Московского обкома РКП(б), зав. Политотделом запасных частей 10-й Армии, представителем ЦК и инструктором НКВД в агитпоезде им. В.И.Ленина. С 1920 — на партийной и советской работе.
5. Флот выходит из подчинения
Профессиональная революционерка была совершенно права, когда с присущей ей наблюдательностью отмечала: «Масса левеет по-анархистски, при южном темпераменте и политической невоспитанности это может привести к хлопотам немалым и не вовремя». Ярким показателем справедливости такого замечания было положение на Черноморском флоте.
Кривохижа Моисей Сергеевич (1873-1919), член РСДРП(б) с 1917. Уроженец Харьковской губ. В 1900 приехал в Севастополь и работал в котельной мастерской военного порта. Один из организаторов в 1905 профсоюза портовых рабочих. В конце 1918 — начале 1919 член подпольного ревкома и горкома РКП(б). В мае 1919 избран депутатом Севастопольского Совета, в июне эвакуировался в связи с приходом в город белогвардейцев. В октябре 1919 возвратился для ведения подпольной работы, но заболел и умер от воспаления легких.
Команды отказывались выполнять приказы командиров (7 июля это произошло на крейсере «Память Меркурия», 29 июля — на эскадренном миноносце «Поспешный» и т.д.), многие солдаты и матросы занимались спекуляцией. Так, 27 июля миноносец «Гневный» возвратился в Севастополь с захваченной турецкой лайбой, груженной маслинами, орехами, табаком. Команда отказалась сдать груз в распоряжение Севастопольского Совета, сама распродала товары. И это был не единичный случай.
Дело доходило до открытого мародерства. Военная комиссия Севастопольского Совета военных и рабочих депутатов вынуждена была выпустить воззвание: «В Военную комиссию поступают неоднократно мольбы от арендаторов имений, садов, виноградников и от целых селений о защите их от анархистских выступлений матросов и солдат, целыми толпами громящих сады, огороды и виноградники. Военная комиссия, негодуя на таковые выступления темных элементов армии и флота, требует прекращения подобного рода разгромов и расхищения народного достояния, и более сознательных товарищей просит удерживать эти элементы, т.к. все такие действия ведут только к контрреволюции».
Призывы оставались на бумаге, а в действительности виновные не несли наказания ни за вышеуказанные проступки, ни за такие «мелочи», как расхлябанный внешний вид. Матросы съезжали на берег в грязной одежде, сплошь и рядом допускали смешение формы и штатского платья, злоупотребляли спиртным, несмотря на «сухой закон».
Уже в октябре Совет вынужден был принять специальное постановление по этому поводу: «Лица, замеченные в продаже спиртных напитков, арестовываются революционным порядком на три месяца с посылкой на принудительные общественные работы.
Лица, замеченные в систематической продаже спиртных напитков, по отбытию наказания, указанного в п.1, высылаются из пределов Севастопольского крепостного района.
Линкор «Екатерина II» с 14.06.1915 стал называться «Императрица Екатерина Великая», а 16.04.1917 получил имя «Свободная Россия». Линкор «Император Александр III» с 16.04.1917 именовался линкором «Воля», с октября 1919 переименован в «Генерал Алексеев». Эскадренный броненосец (с 1907 — линкор) «Князь Потемкин Таврический» еще 29.09.1905 был переименован в «Пантелеймон», 31.03.1917 официально стал называться «Потемкин Таврический», а с 28.04.1917 получил имя «Борец за свободу». Крейсеру «Кагул» было возвращено прежнее название «Очаков». Не меняли своих имен линкоры «Иоанн Златоуст», «Евстафий», «Три Святителя», «Ростислав», «Синоп».
Лица, замеченные в нетрезвом состоянии на улицах, невоенные в первый раз подвергаются аресту в революционном порядке на 5 суток, а замеченные в том же неоднократно, подлежат аресту от 10 до 30 суток. Лица же военные передаются комитетам своих частей для наложения на них принудительных работ на тот же срок без права отлучки из своей части или корабля».
Безусловно, падение дисциплины происходило не только на Черноморском флоте, еще хуже дело обстояло на фронте. Стремясь предотвратить развал и армии, и страны, 19 июля Временное правительство издало приказ о введении в армии смертной казни. В конце июля аналогичное распоряжение было распространено на флот, что вызвало массовые протесты.
Немитц Александр Васильевич (1879-1967). Дворянин. Окончил мор. академию в 1912. Командовал ЧФ с авг. по дек. 1917. Перешел на сторону Советской власти. В авг. — окт. 1919 нач. штаба Южн. группы войск 12-й армии. Принимал участие в разгроме войск Врангеля и создании Морских сил на Черном и Азовском морях. С февр. 1920 по дек. 1921 командовал всеми Морскими силами республики и был управляющим делами наркомата по военным и морским делам. Позже вел преподавательскую и научную работу в Военно-морской, Военно-воздушной и Военно-политической академиях. Написал ряд фундаментальных работ по вопросам стратегии, тактики и военно-морской истории. С 1947 в Севастополе, работал в Музее ЧФ, Гидрографии ЧФ. Закончил службу в чине вице-адмирала. Умер в Ялте.
6. Новые назначения
18 июля Временное правительство назначило на должность командующего Черноморским флотом А.В.Немитца с производством его в контр-адмиралы. Сам Немитц позже вспоминал: «Адмирал А.В.Колчак, уезжая с заданием Временного правительства в Америку, указал на меня, как своего заместителя в Черном море. Поставив меня в известность о таком предложении, А.Ф.Керенский пригласил проехать с ним в Ставку верховного главнокомандующего... Я в беседе с А.Ф.Керенским интересовался только одним вопросом, могут ли быть приняты правительством действительные меры для ограждения дисциплины в частях. Ответ на этот вопрос был равносилен ответу на вопрос, «существует или нет власть Временного правительства?».
О совещании в Ставке у вновь назначенного командующего Черноморским флотом осталось сложное впечатление. Дельный доклад о положении на фронте сделал Верховный главнокомандующий генерал А.А.Брусилов. Однако никакого решения принято не было из-за взаимного непонимания руководителей правительства и руководителей армии, а также отсутствия какой-либо программы действий у обеих сторон. Более жесткую позицию занимали два участника совещания — Б.В.Савинков и Л.Г.Корнилов. Они считали, что, прежде всего, необходимо восстановить воинскую дисциплину, не останавливаясь перед самыми суровыми мерами. 18 июля Керенский назначил генерала Корнилова Верховным главнокомандующим вместо Брусилова. Одновременно Савинков стал управляющим военным министерством, хотя формально военным министром продолжал оставаться Керенский.
А.В.Немитца перед его отъездом в Севастополь принял новый Верховный главнокомандующий, имел с ним беседу. Корнилов предложил следующее:
«1) На австро-германском фронте оборона;
2) На Черноморском — наступление и занятие проливов и Константинополя;
3) Твердые меры по ограждению воинской дисциплины;
4) Решив константинопольскую задачу, немедленно — мир с Германией».
Однако ровно месяц спустя надежды на реализацию этой программы рухнули, произошел полный разрыв между генералом Корниловым и правительством Керенского. В конце августа разразились события, названные «корниловским мятежом». В Севастополь пошли телеграммы с распоряжениями, взаимоисключающими друг друга: «не подчиняться Керенскому», «...не подчиняться Корнилову».
Командующий флотом А.В.Немитц, считая, что Черноморский флот, присягавший Временному правительству, не может изменить присяге, отдал приказ: «Черноморский флот был и остается верным Временному правительству — единственной верховной власти в России». Эту позицию поддержал Севастопольский Совет и направил телеграмму ЦИК Совета и Керенскому, в которой заявил «о своей твердой готовности до конца стоять на страже завоеваний революции», а выступление Корнилова назвал «предательством Родины и Революции».
Корнилов Лавр Георгиевич (1870-1918). Из потомственных казаков. Окончил Михайловское артиллерийское училище и Академию Генштаба. Участник русско-японской войны, был военным атташе в Китае в 1907-1911. Во время Первой мировой войны командовал пехотной дивизией. Попал в плен в апр. 1915, откуда сумел бежать в июле 1916. В марте-апр. 1917 командовал войсками петроградского военного округа, в мае-июне — 8-й армией и Юго-Западным фронтом.
Несмотря на твердую позицию, занятую командующим Черноморским флотом по поводу «корниловского мятежа», на «флоте обострилось недоверие и недоброжелательность команд к офицерам», продолжались отстранение офицеров от должностей и их аресты.
Вопиющий случай неподчинения командованию произошел в последнем походе Черноморского флота «демократической» России. 19 октября 12 кораблей вышли к Босфору, где, по имеющимся сведениям, находился крейсер «Бреслау». Не встретив неприятеля, большая часть флота оставалась у турецких берегов еще несколько дней, осуществляя сложное маневрирование. А линкор «Свободная Россия» с двумя эсминцами был отправлен к болгарскому побережью. В виду берега, в районе минных полей, команда предложила командиру линкора прекратить крейсерство и идти в Севастополь. Матросы заявили, что они не желают рисковать своими жизнями ради буржуев и по возвращении в Севастополь еще разберутся, кто и для чего послал корабли к Босфору. Когда командир отказался удовлетворить требования команды, матросы связали его и старшего офицера и привели линкор в Севастополь. Командующий флотом поднял вопрос о немедленном суде над командой «Свободной России», однако натолкнулся на резкий протест матросов и отступил.
Корнилов Лавр Георгиевич с 19 июля по 27 авг. 1917 — Верховный главнокомандующий. Своими методами пытался спасти Россию от развала, остановить революцию. Был арестован в сент. 1917, но 19 нояб. бежал на Дон, где вместе с генералами Алексеевым и Деникиным возглавил Белое движение. 31.03.1918 смертельно ранен под Екатеринодаром осколком снаряда, разорвавшегося в его комнате. Был похоронен в 40 км от города. После занятия местности Красной Армией тело генерала Корнилова было предано надругательству.
Крейсер «Бреслау»: водоизмещение 4570 т; скорость хода 28,2 узла. Артиллерийское вооружение: 12 орудий калибра 105 мм, после 23 июня — 150 мм. Бронирование: борта — 60 мм, палубы — 40 мм, боевых рубок — 100 мм.
Крейсер «Бреслау» погиб 20 янв. 1918 на выходе из пролива Дарданеллы в бою с английскими эсминцами и миноносцами, наскочив по очереди на пять мин подряд.
§ 4. Кризис нарастает
1. Жизнь горожан
а) Все повторяется
На флоте нарушался ранее незыблемый принцип единоначалия. В повседневной жизни с небывалой легкостью нарушались писаные и неписаные законы. Одни называли это свободой, другие приходили в ужас от происходящего, от непредсказуемости будущего. Но такое настоящее и следующее за ним будущее уже были описаны... две с половиной тысячи лет назад. У Платона читаем: «Когда во главе государства, где демократический строй и жажда свободы, доведется встать дурным виночерпиям, государство это сверх должного опьяняется свободой в неразбавленном виде, а своих должностных лиц карает, если те недостаточно снисходительны и не предоставляют всем полной свободы... Душа граждан делается крайне чувствительной, даже по мелочам: все принудительное вызывает у них возмущение, как нечто недопустимое. А кончат они тем, что перестанут считаться даже с законами... Так вот, мой друг, именно из этого правления, такого прекрасного и по-юношески дерзкого, и вырастает, как мне кажется, тирания... Иначе говоря, из крайней свободы возникает величайшее и жесточайшее рабство».
Платон (428 или 427 г. до н.э. — 348 или 347 г. до н. э.). Древнегреческий философ. Ученик Сократа. Платон считал, что идеальное государство представляет собой иерархию трех сословий:
1) правители-мудрецы;
2) воины и чиновники;
3) крестьяне и ремесленники.
А далее мудрый Платон предупреждал, что описанное им демократическое общество неизбежно разделится на так называемых»трутней», «богачей» и «народ».
«...Самые ядовитые из трутней произносят речи и действуют, а остальные усаживаются поближе к помосту, жужжат и не допускают, чтобы кто-нибудь говорил иначе... Из дельцов самыми богатыми большей частью становятся самые упорядоченные по своей природе. С них-то трутням всего удобнее собрать побольше меду... Третий разряд составляет народ — те, что трудятся своими руками, чужды делячества, да и имущества у них немного. Они всего многочисленнее и при демократическом строе всего влиятельнее, особенно когда соберутся вместе... Они в доле, поскольку власти имеют возможность отнять собственность у имущих и раздать ее народу, оставив, правда, большую часть себе».
б) Рост цен
Как же жили в 1917 году те, кого великий философ, да и не он один, называли народом? Все ближе подбиралась нужда. Самые насущные предметы первой необходимости либо исчезали с прилавков, либо стоили так дорого, что делались доступными лишь для имущих классов.
К октябрю рыночные цены достигли немыслимых ранее высот — 5р. — за фунт масла; 2р. — за десяток яиц, 4-5 р. — за курицу, 6р. — за фунт картофеля. При этом заработная плата составляла 4-5 р. в день, но ее рост не поспевал за ростом цен. Хлеба, правда, по карточкам, было еще достаточно, но и его стоимость увеличивалась.
По карточкам отпускали и другие продукты питания. Объявление в газете «Революционный Севастополь» от 06.10.1917 года гласило:
«Севастопольская продовольственная управа доводит до сведения населения г. Севастополя, что с 9 октября сего года начнется продажа в бакалейных лавках макарон за октябрь по 1/2 фунта на душу. Продажа будет производиться по месту прописки по сахарным карточкам, талон №7 «разные продукты».
В отличие от гражданского населения, гарнизон города обеспечивался практически всем необходимым по фиксированным ценам.
Летом — осенью повысились цены и на услуги, транспорт. Еще в июне стоимость проезда в трамвае выросла в два раза: 1 линия (по центральному кольцу) с 5 до 10 коп., 2 линия (вокзальная) с 9 до 18 коп. и т.д.
в) Профсоюзы Севастополя
Тяжелее всех приходилось тем, кто потерял работу. В сентябре Министерство труда разослало в адрес фабрично-заводских комитетов информацию о том, что в целях организации трудового рынка будет создана сеть областных и местных бирж труда. В документе, в частности, говорилось: «Отдел рынка труда предлагает фабрично-заводским комитетам во всех случаях закрытия промышленных предприятий или сокращения в них производства направлять безработных для регистрации на биржи труда, если таковые имеются на местах». Думается, что регистрация на бирже труда могла стать слабым утешением для потерявшего работу, тем более, что о каких-либо компенсациях речь не шла.
Поэтому работающие стремились защитить свои права, пока они еще не потеряли рабочего места (а при общем спаде производства такая возможность угрожала каждому).
Наибольшие надежды возлагались на профсоюзы. Массовое создание профессиональных союзов пришлось на весну 1917 года. Уже к середине мая их численность в Севастополе достигла 13.
27 августа состоялась конференция профессиональных союзов г.Севастополя. На ней присутствовало 123 делегата от 41779 человек, представители от всех социалистических партий. Делегаты утвердили устав Севастопольского Совета профессиональных союзов и избрали председателя. Рост численности членов профсоюзов свидетельствует не только об общественно-политической активности рабочих и служащих, но и о действенности профессиональных союзов.
Какими только вопросами им не приходилось заниматься! Регламентация рабочего дня и заработной платы, выборы начальства (там, где это было возможно). Вот, например, одно из требований, включенных в наказ II съезду Советов профсоюзов почтово-телеграфных служащих г.Севастополя.
Приказ войскам Севастопольского гарнизона и крепости за № 37 от 8 сент. 1917 гласил: «Объявляю до сведения, что Севастопольский крепостной хозяйственный комитет в текущем сентябре месяце будет отпускать следующие продукты по ценам: 1. Картофель — 4 р.50 коп. пуд, 2. Капуста свежая — 2 р.80 коп. пуд, 3. Морковь — 3 р. 80 коп. пуд, 4. Коренья разные — 4 р. 80 коп. пуд, 5. Лук — 4р. пуд, 6. Бураки — 2 р. 20 коп. пуд, 7. Сало топленое — 2 р. 50 коп. фунт, 8. Перцы: горький — 4р. фунт, душистый — 3 р. 90 коп. фунт, стручковый — 1 р. 20 коп сотня, 9. Мука белая — 11 р. 64 коп. пуд, 10. Крупа перловая —6 р. пуд, 11. Макароны 1 сорта — 46 коп. фунт и 2 сорта — 40 коп. фунт, 12. Яйца — 1 р. 18 коп. десяток. Временно исполняющий должность коменданта Севастопольской крепости Генерал-майор Лисенко».
В аналогичном приказе за окт. месяц цены на основные продукты питания сохранились примерно на том же уровне (незначительно выросла стоимость капусты свежей на 40 коп., свеклы на 20 коп.). Интересно, что упомянутый приказ содержит более развернутый перечень продуктов, получаемых гарнизоном. Называются: чай — 6 р. за фунт, кофе — 10 р. за фунт, горох — 13 р. 20 коп. за пуд, грибы — 7 р. за фунт, брынза — 34 р. за пуд, колбаса — 88 р. за пуд, сельди керченские — 25-18 р. за пуд, хамса — 14 р. за пуд, масло сливочное — 180-152 р. за пуд и т.д. В приказе оговаривалось, что мука белая, макароны 1 сорта, яйца и крупа перловая будут отпускаться только в госпитали и лазареты для больных.
«Новый строй еще не настолько укреплен, чтобы не было основания опасаться налета справа, посему необходимо, дабы во главе учреждения стояли товарищи, которым безусловно все доверяют, личности же с неопределенной политической физиономией на таких должностях нетерпимы. Нужно смело держаться принципа “кто не за нас, тот против нас”».
В ведении профсоюзов были и вопросы обеспечения продуктами питания и предметами первой необходимости. Перед нами протокол заседания исполнительного комитета профсоюза почтово-телеграфных служащих от 14.08.1917: «Оглашена записка продовольственного комитета, который сообщает, что для нужд почтово-телеграфных служащих отпускается четыре пары мужских ботинок и 10 пар детских. После прения комитет постановил 4 пары мужских ботинок отдать для размещения между почтальонами-письмоносцами и взрослыми мужчинами-рассыльными как более нуждающимися, а 10 пар детских по жребию распределить между семейными почтальонами, чиновниками и рассыльными».
А вот еще один подобный документ от 22.08.1917 года: «Предлагаются членам профсоюза обеды по 1р. (из 2-х блюд); завтраки: яичница из 2 яиц — 40 коп., из трех — 60 коп., яйцо вареное — 15 коп., котлета с картофелем — 40 коп., рыба с картофелем — 40 коп., стакан молока с хлебом — 25 коп., без хлеба — 20 коп., стакан кофе с молоком — 30 коп., стакан чая без сахара — 3 коп.». Правда, менее чем через месяц, 19 сентября, содержательнице столовой приходится оправдываться на заседании комитета по поводу малых обеденных порций. Мотивируя дороговизной, заявительница просит теперь за обед 1 р. 50 коп.
г) Падение производительности труда
Нездоровье экономического организма страны нарастало с угрожающей быстротой, и можно было сколько угодно обвинять во всем недееспособные власти, но причина болезни коренилась не только в них, она была и в отношении каждого простого труженика к своему делу.
Например, в циркуляре Министерства почт и телеграфов читаем: «С момента революции последовало резкое падение работоспособности служащих, а также общее ухудшение почтово-телеграфного дела. В целях выяснения действительного положения, Центральный Комитет, отношением от 29.07. за № 64, просит все окружные и равные им организации собрать месячные цифровые данные объема почтовой и телеграфной корреспонденции за 1917 г. по июль месяц, и если возможно, за первое полугодие 1916 г. Главным же образом ЦК просит высказать свои соображения о причинах замедления и задержки корреспонденции и падения работоспособности, если последнее наблюдалось». Те же мотивы звучат в статье «Новые порядки» газеты «Революционный Севастополь» от 12.09.1917 года: «Совершенно справедливо говорят, что в городе у нас пыльно и грязно, а при старом режиме была чистота. Между тем метельщиц при новом строе не меньше, и жалованье они получают не меньше — 115-120 р. в месяц при 8-часовом рабочем дне. Почему же так происходит? Да потому, что понизилась производительность труда. То же самое в больнице, хотя штат увеличился».
Но что такое пыль и грязь по сравнению с теми потрясениями, что переживала Россия?
2. Подготовка к выборам в Учредительное собрание
Сентябрьские дожди и ветры умыли и причесали Севастополь.
«Октябрь пришел необычно прелый, тихий, пасмурный. Росились неслышные, нагретые зюйд-вестом дожди... Над бухтой, на придорожной сиротской сиреньке нежданно набухали почки, в парадном тепле октября она готовилась к новому, неурочному цвету. Можно было подумать, что май вернулся, медлил где-нибудь поблизости, за туманной светлотой пригорка».
А. Малышкин, «Севастополь»
Но так же, как несбыточны осенью мечты о приходе весны, так же призрачны были надежды на преодоление политического кризиса. Тем не менее, Россия готовилась к выборам в Учредительное собрание, которое должно было стать «истинной народной властью».
Чхеидзе Николай Семенович (1864-1926) — социал-демократ, меньшевик. Депутат 3-й и 4-й Государственной Думы, председатель социал-демократической, после ее раскола — меньшевистской фракции Думы. После Февральской рев. председатель Петроградского Совета и ВЦИК Советов. Возглавлял меньшевистское правительство Грузии. С 1921 в эмиграции.
От имени Российского Центрального Исполнительного Комитета Совета рабочих и солдатских депутатов его председатель Н.С.Чхеидзе направил в адрес местных советов письмо с любопытным предложением: «Близится срок созыва Учредительного собрания. Революционная демократия должна принять все меры к тому, чтобы в этот революционный момент оказаться во всеоружии подготовленности. В сотнях тысяч экземпляров должны быть изданы брошюры, в которых изложен Закон о выборах и разъяснения к нему. Тысячи лекторов и инструкторов, знакомых с вопросами, связанными с выборами в Учредительное собрание и техникой выборов, должны разъясняться по всей России и фронту. Не должна быть отброшена текущая организационная работа.

Тральщик-эльпидифор. Эльпидифоры — тип черноморской паровой шхуны (самоходной баржи) с малой осадкой, позволявшей подходить к необорудованному берегу. Считается, что свое название получили по имени мариупольского купца Эльпидифора Парамонова — автора идеи и первого владельца подобного судна. В годы войны использовались как минные заградители, тральщики, десантные суда, канонерские лодки.

Товарищи! Много денег нужно для выполнения этих задач. Мы обращаемся к вам с призывом помочь Исполнительному комитету довести до конца, не останавливаясь из-за недостатка средств, эту неотложную работу. Время не ждет. Переживаемый нами исключительный исторический момент дает право призывать всех к жертвам. Если каждый обложит себя добровольным ежемесячным налогом в размере 10% своего дневного заработка, из этих денег составятся такие суммы, которые дадут возможность широко развернуть работу не только в вашем городе, но и отчислить часть из них в распоряжение Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов Рабочих и Солдатских депутатов».
С конца сентября Севастопольская городская Управа приступила к составлению избирательных списков. Согласно постановлению Временного правительства, Черноморский флот, воинские части, служащие и рабочие в учреждениях флота были выделены в самостоятельный избирательный Черноморско-Флотский округ, который делился на следующие районы: Севастополь, Одесса, Николаев, Очаков, Сулин, Килия, Батуми, Керчь, Мариуполь.
Списки кандидатов должны были быть поданы в избирательную комиссию не позднее 16 октября 1917 года, а сами выборы планировалось провести с 1 по 14.11.1917 года. Севастопольцы выдвинули следующих кандидатов в члены Учредительного собрания:
• От Центрофлота Черного моря и Севастопольского отделения Всероссийского союза моряков и речников — штурман дальнего плавания М.Н.Ермолин (30 лет).
• От группы избирателей г. Севастополя — контр-адмирал Л.Л.Иванов (42 года).
• От РСДРП (объединенной) — Н. Л. Канторович (42 года).
• От группы избирателей г. Севастополя — писатель, социал-демократ, интернационалист Н. Е. Лещинский (37 лет).
• От партии народной свободы (кадеты) и примыкающих групп и беспартийных — вице-адмирал А. В. Колчак (43 года).
• От Севастопольской организации социал-революционеров и Севастопольского Совета крестьянских депутатов — генеральный комиссар ЧФ И.И.Фондаминский (38 лет).
• От РСДРП(б) — журналистка Н. И. Островская (36 лет).
• От украинских социал-революционеров — подпоручик К.П.Величко (23 года).
Обращают на себя внимание две последние строчки этого списка, явно свидетельствующие об увеличении числа сторонников большевиков и УПСР. Причем, если рост влияния большевиков произошел в связи с корниловским мятежом, то авторитет украинских эсеров был достаточно высок уже и весной 1917 года.
3. Национальный вопрос
а) В поддержку Центральной Рады
По мере радикализации общества требования перестройки России на федеративных началах становились все настойчивее. На Черноморском флоте часть личного состава поддерживала политику Центральной Рады, ее Универсал об автономии Украины.
Например, 8 августа собрание украинцев — солдат, матросов, офицеров и рабочих высказало возмущение инструкцией Временного правительства Генеральному Секретариату, в которой говорилось, что «в случае какого-либо насилия над Центральной Радой они все, как один человек, с оружием з руках выступят на ее защиту». Собрание потребовало учредить при штабе командующего ЧФ должность Генерального комиссара по украинским делам.
В конце августа комитет партии украинских социал-революционеров, Черноморская украинская рада проявили инициативу в объединении движений национальных меньшинств г.Севастополя и созвали делегатский съезд национальных организаций и обществ, на котором был сформирован Совет представителей народов. Действия их соответствовали политике Центральной Рады по консолидации различных национальностей в борьбе за свои политические права.
Партия Милли-фирка (национальная партия) создана в июле 1917 по инициативе лидеров Мусисполкома — Временного мусульманского исполнительного комитета. Программа партии была составлена в общедемократическом духе: провозглашался суверенитет народа, демократические свободы, социализация фабрик и заводов, ликвидация вакуфного землевладения, создание национальных школ, развитие национального языка и т.д. Лидеры партии: Ч.Челебиев, Дж.Сейдамет, А.Боданинский.
б) Крымско-татарское движение
С 8 по 15 сентября 1917 года в Киеве состоялся съезд народов России. Среди 92 его делегатов были и представители Крыма. Руководитель группы крымских татар А.Озенбашлы выступил с докладом по вопросу о национально-государственном устройстве. Он озвучил позицию Милли-фирки, что «Крым должен быть субъектом Российской Федеративной республики». Центральная Рада подтвердила право крымских татар строить свою государственность на полуострове.
Айвазов Асан Сабри (1878-1938). Родился в крестьянской семье. Окончил медресе, педагогический ин-т в Константинополе, учился в Каире. Работал учителем в Алупке и Бахчисарае. Публиковал статьи в газетах России и Турции. Редактировал газеты «Терджиман», «Мил-лет». Один из организаторов и руководителей партии Милли-фирка. Член Курултая. При первом Краевом правительстве представлял его интересы в Турции. После установления Советской власти работал в отделе переводов ЦИК, преподавал в Крымском ун-те арабский и турецкий языки. Работал как журналист. Подвергался репрессиям в 1930 и 1936.
Надо отметить, что в Севастополе влияние крымско-татарского движения было невелико, хотя мусульманский военный комитет создали еще 8 июня на собрании солдат, матросов и офицеров мусульман гарнизона. В его состав вошли: председатель — фельдшер Али Кадыров, товарищ председателя — солдат 474-й пехотной Екатеринославской дружины Багретдин Энганшян, секретарь — работник 86-й ополченческой рабочей роты Абла Ислямов, помощник секретаря — подпоручик 5-го морского полка М.Османов, казначей — военно-морской мулла Исмаил Замалетдинов.
в) Украинизация флота
Осенью 1917 года процесс украинизации флота зримо заявил о себе желто-голубыми флагами, развевающимися на мачтах кораблей. Очевидец вспоминал: «Одни корабли еще стояли под Андреевскими флагами, другие под красными, третьи подняли «жовтоблакитные» самостийной Украины, четвертые — черные знамена анархистов». Исполком Севастопольского Совета 17 октября выпустил резолюцию, в которой высказался за спуск на судах украинских флагов и заявил, что «только сплачиваясь под красным флагом революции, в полном единении революционной демократии всех национальностей, «вправленном на расширение и углубление революции, можно достичь полного самоопределения народностей».
По этому же поводу была получена и телеграмма Морского министра: «Черноморский флот есть флот Российской Республики, содержащийся за счет государственного казначейства, а потому не может носить никакого иного флага, кроме русского военного знамени».
Тем не менее, у команд кораблей «Воля», «Память Меркурия», «Евстафий», «Борец за свободу» (бывш. броненосец «Кн. Потемкин Таврический»), эсминцев «Завидный», «Звонкий» и ряда других, поднявших на своих флагштоках «жовто-блакитные прапора», было свое мнение по этому вопросу.
В середине октября в Севастополь из Киева прибыл капитан 2-го ранга Е.Н.Акимов. По назначению Украинского войскового генерального комитета он был официально аккредитован как комиссар Центральной Рады.
Поручик Богдановского полка.
1 мая 1917 в воинских частях Киева отметили украинский военный праздник «Первых цветов». На другой день был сформирован 1-й Укр. казачий имени гетмана Б. Хмельницкого полк. Записалось 3574 солдата и 12 офицеров, командование принял штабс-капитан Дм. Путник-Гребенюк. 1-й Все-укр. военный съезд утвердил создание полка, генерал Брусилов зачислил его в состав русской армии. Постепенно появлялись роты и батальоны, называвшие себя украинскими и пытавшиеся носить определенные знаки отличия, например, желто-голубые повязки на рукаве или таких же цветов ленточки и розетки.
Бунаков-Фондаминский (Фундаминский) Илья Иосифович (1881-1942). Из семьи богатого торговца, эсер, друг Б.Савинкова. Изучал философию в Германии. Неоднократно подвергался репрессиям за рев. деятельность. С 1906 по 1917 — в эмиграции. С 1917 член ЦК партии эсеров, член Исполкома Всерос. Совета крестьянских депутатов, комиссар Временного правительства на ЧФ, депутат Учредительного собрания. С 1918 работал в подпольном антибольшевистском «Союзе Возрождения России», с 1919 во Франции. В эмиграции активно занимался вопросами масонства, создавал новые масонские организации. В июле 1941 заключен в концлагерь, где принял православие. Умер в концлагере Освенцим.
Выросло количество украинских социалистов-революционеров и в Севастопольском Совете, переизбранном 10-14 октября 1917 года.
4. Переизбрание Севастопольского Совета
8 октября 1917 года на площади Нахимова, вопреки постановлению Исполкома Совета, состоялся многочисленный митинг матросов, солдат и рабочих. Выступившие ораторы были эмоциональны и убедительны. Вдохновляясь собственным красноречием, они говорили «о наступающей хозяйственной разрухе, могущей к зиме усилиться до невероятных масштабов и привести к гибели от недоедания и холода миллионов бедных людей, о голоде во многих деревнях и городах и деревнях, охваченных неурожаем, о страшном лишении товарищей солдат, находящихся в мокрых траншеях-могилах без пищи, обуви и одежды, взывающих к нам о помощи». Ораторы утверждали, что «причиной всего является война, вызванная капиталистами воюющих стран и поддерживаемая ими с целью подавить нашу революцию и Интернационал, а также для того, чтобы на развалинах побежденного врага закрепить могущество своего милитаризма, а 23 крови и костей павших людей создать сете могущество и власть».
Митинг постановил: «Немедленно приступить к переизбранию Советов военных, рабочих и крестьянских депутатов, Всероссийский съезд которых, назначенный на 21 сего октября, должен взять управление революцией в свои руки и прекратить эту кровавую свадьбу разнузданного империализма».
В результате перевыборов Севастопольский Совет изменился по своему составу:
• эсеры получили 232 места (было 295)
• большевики — 58 мест (было 12)
• украинские эсеры — 50 мест
• меньшевики — 40 мест (было 25)
• беспартийные — 64 места (было 113) 15 октября в цирке Труцци прошло первое заседание Севастопольского Совета военных 2 рабочих депутатов нового созыва, на котором обсуждали наказ делегатам от города на II Всероссийский съезд Советов. По предложению Н.Островской, на этом же заседании председатель от имени Совета приветствовал кандидата Н.Пожарова как представителя Балтийского флота.
Овсянников (Жигинас) Иосиф Моисеевич (1887-1967), член РСДРП(б) с 1917. Активный участник рев. 1905-1907 на БФ. В 1914 призван на ЧФ, служил на плавучей мастерской «Кронштадт». В 1917-1918 член Севастопольского Совета, участвовал в боях под Белгородом в составе 1-го Черноморского отряда. В 1918-1919 член подпольного горкома РКП(б), с апр. 1919 комиссар соцобеспечения города, с июня комиссар полка 3-й пехотной дивизии. После гражданской войны был на советской и хозяйственной работе. Участник Великой Отечественной войны.
Пожаров Николай Арсентьевич (1895-1928) — из крестьян. С 1915 служил на БФ. Зарев, пропаганду арестован в 1916. В марте 1917 член исполкома Кронштадтского Совета, в июне — представитель Кронштадта в Центрофлоте. В Севастополе по решению ЦК РСДРП (б). Избран в исполком Совета, секретарем комитета партии, в дек. 1917 членом ВРК и председателем первого большевистского Севастопольского Совета, назначен комиссаром по охране города и крепости. В янв. 1918 — в Москве, в Воен.-Мор. комиссариате, с июня 1918 — в Ярославле. В дек. 1918 в Красной Армии, с 1923 — на партийной и хозяйственной работе.
5. Укрепление большевистской организации
Появление 22-летнего Николая Арсентьевича Пожарова в Севастополе стало результатом настойчивых просьб Н.Островской об усилении местной партийной организации. Кроме него в город прибыл и Ю.П.Равен. По выражению секретаря ЦК РСДРП(б) Я.М.Свердлова, их задача состояла в том, чтобы «превратить Севастополь в Кронштадт юга». Однако сделать это было непросто.
Позже Ю.П.Гавен вспоминал: «Прибыл в Севастополь. Большевистская организация крайне мала, около 250 человек, и в основном моряков ЧФ, в профсоюзах практически влияния нет. Нет своего печатного органа, во всей Таврической губернии не выходит ни одной большевистской газеты».
Особенной критике со стороны Ю.П.Гавена подверглись рабочие Севастопольского порта, которым, по его словам, была присуща «ненормальная консервативность». Объясняя, почему так происходит, он пишет: «В Севастопольском порту работает значительный процент рабочих, имеющих свои собственные домики. Эти «домохозяева» хворают общей болезнью всех мещан, т.е. боязнью потерять свою собственность в пожаре социальной революции... Во-вторых, мастерские севастопольского порта имеют необычайно большое количество технического персонала и служащих. Слившись в один союз с рабочими, они являлись обузой, тормозом для рабочего движения Севастопольского порта».
Во флоте ситуация была другой: позиции большевиков были получше, а на митингах и заседаниях большевиками применялась особая тактика — все чаще на собраниях, митингах и даже на заседаниях Совета представителям других социалистических партий не давали говорить. 18 октября газета «Революционный Севастополь» опубликовала возмущенную статью о заседании Совета военных и рабочих депутатов, проходившем в Морском собрании: «Безобразное и отталкивающее впечатление производила на всех воющая и улюлюкающая галерка во время заседания. Матерщина перебрасывалась с одного края галерки на другой — это дико и унизительно не только для большевиков, но и для всех. Это унизительно просто для порядочного человека — ведь на заседании были женщины — ведь тов. Островская — сама женщина, и хотя бы во имя этого воздействовала бы на свою массу. Ведь когда большевики говорили, водворялась полная тишина, значит, большевики могут воздействовать на свою массу. Но, как только, что-либо проводится от противного, то начинается свистопляска и беснование».
Гавен Юрий Петрович (Дауман Ян Эрнестович) (1884-1936). Родился в крестьянской семье недалеко от Риги. В 17 лет вступил в РСДРП, в 1905-1906 руководил боевыми дружинами крестьян в Лифляндии. В 1908 сослан в Минусинск. После участия в большевистской фракции Демократического совещания в Петрограде был направлен в Севастополь. С 25 окт. стал одним из руководителей большевистской фракции, одним из руководителей Общечерноморского флотского съезда в Севастополе. 16 дек. стал председателем ВРК. С 18 дек. — член президиума вновь избранного Совета военных и рабочих депутатов и председатель городского большевистского комитета. В конце дек. 1917 — нач. янв. 1918 посылал корабли в Евпаторию, Ялту, Феодосию.
Ю.П.Гавен — один из организаторов и руководителей съездов ревкомов и Советов Таврической губ. 28-30 янв. 1918 и 7—10 марта; избирался на них членом губернского ЦИК. 2 марта избран членом губернского комитета большевиков. Возглавлял Севастопольский областной ВРК. В дни его руководства и происходили эксцессы «красного террора» и самосуды 21-23 фев. С 21 марта член Совнаркома Республики Тавриды, нарком военно-морских дел. Руководил обороной Севастополя, боями под Симферополем и Альмой в конце апр., эвакуацией войск и флота в Новороссийск. В мае — июне член революционного штаба Кубано-Черноморской республики; контужен, 10 месяцев был на излечении. После гражданской войны работал в советских и хозяйственных учреждениях, в 1933 вышел на пенсию, что не спасло его от ареста 4 апр. 1936. 3 окт. того же года осужден к расстрелу по обвинению в участии в контрреволюционной троцкистской организации. Реабилитирован в 1958. Имя Гавена присвоено одной из улиц г. Севастополя.








§ 5. Смена власти
1. Октябрьский переворот
25.10.1917 года в 8ч. 30 мин. вечера в помещении почтово-телеграфной конторы г. Севастополя собрались восемь членов Исполнительного Комитета Совета почтово-телеграфных служащих. На повестке дня стоял один вопрос: о назначении дежурства ню телеграфу в связи со сложностью текущего момента. Председательствующий огласил экстренное сообщение, поступившее от министра почт и телеграфов, о захвате большевиками почтамта в Петрограде, а также его распоряжение о задержании всех телеграмм, призывающих к ниспровержению Временного правительства и неисполнению боевых приказов. После краткого обмена мнениями присутствующие постановили: входящие и исходящие телеграммы с подобным содержанием задерживать, дежурство осуществлять силами членов комитета, провести общее собрание служащих с целью информирования о текущем моменте. Тут же было напечатано и вывешено объявление: «В пятницу 27.10. состоится общее собрание членов союза почтово-телеграфных служащих г. Севастополя с повесткой дня:
1. Текущий момент
2. О столовой почтово-телеграфных служащих
3. О вечерних курсах по общеобразовательным предметам для служащих местной конторы
4. Размеры отчислений в пользу наших военнопленных в Турции
5. О школе грамоты для детей»
Однако «текущий момент» все более властно входил в жизнь города, отодвигая на второй план повседневные заботы. По телеграфу продолжали приходить отчаянные призывы уже бывшей власти:
«Наступившая смута, вызванная безумием большевиков, ставит государство наше на край гибели и требует напряжения всей вели, мужества, исполнения долга. Каждый, для выхода из переживаемого родиной нашей смертельного испытания... должен оставаться на своем посту, исполнять свой дол: перед истерзанной родиной.
Керенский
Но уже начали поступать и приказы власти новой: «Временное правительство низложено. Государственная власть перешла в руки органа Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов — Военно-революционного комитета».
26 октября состоялось расширенное заседание Севастопольского Совета, на котором представители всех фракций высказались за переход власти к Советам. В Петроград ушла лаконичная телеграмма: «Приветствуем победную революцию! Власть Советом взята! Ждем распоряжений!»
Однако оказалось, что в короткую фразу «Власть Советом взята», каждая из сторон вкладывала свой смысл. В Петрограде арестовывали Временное правительство и жестко отодвигали от власти оппонентов-меньшевиков и эсеров на II съезде Советов. В Севастополе же наоборот, принимается решение о расширении Исполкома Совета за счет крестьянских депутатов, представителей Центрофлота, городской думы, Совета профсоюзов, Украинской рады и т.д. По такому же принципу был создан ВРК.
II съезд Советов сыграл особую роль в истории партии социалистов-революционеров. Правые эсеры в знак протеста против захвата власти большевиками покинули съезд, а левые приняли участие в его работе. 19-28 нояб. прошел учредительный съезд левых социалистов-интернационалистов. 26 нояб. — 5 дек. проходил IV съезд партии социалистов-революционеров, исключивших левых эсеров-интернационалистов и группу эсеров-оборонцев из рядов партии. На местах раскол осуществился далеко не сразу.
2. Отрезвление
Но очень скоро недоразумение стало выясняться. 27 октября в Севастополе у Графской пристани прошел грандиозный митинг. Краснознаменное море запрудило площадь Нахимова, выступали представителе всех политических партий.
Антонов-Овсеенко Владимир Александрович (1883-1939). Из офицерской семьи. Окончил юнкерское училище. Член РСДРП с 1909. В окт. 1917 один из руководителей штурма Зимнего Дворца. В годы гражданской войны командовал различными войсками и соединениями против войск Каледина, Центральной Рады, германских войск. После войны на различных хозяйственных должностях, в Политуправлении РВСР и на дипломатической работе. Репрессирован.
Вечером этого же дня при огромном наплыве публики состоялось экстренное заседание городской думы. Председательствующий тревожно спрашивал и присутствующих и самого себя: «В России назрели новые события. Являются ли эти события переломом в нашей революции? Характеризуют ли они момент, который выражает волю всего народа — неизвестно. Во всяком случае, момент чрезвычайно серьезный, необходимо считаться с настроениями населения, которые могут вылиться в уродливые формы недовольства в виде погромов и всякого рода беспорядков».
Затем была принята резолюция: «Городская дума принимает участие в революционном комитете Совета военных и рабочих депутатов через своих представителей в количестве 5 человек (С.Никонов, И.Широкий. Г.Гизер, В.Мигачев, Никитин), ВРК действует до создания сильной власти в центре. Задача этих депутатов — сохранение полного порядка и спокойствия в городе, во флоте, в армии во избежание гражданской войны. Во имя сохранения боеспособности и активности ЧФ — охранять все побережье Черного моря. Таким образом, мы посильно будем содействовать созыву Учредительного Собрания, которое одно должно быть облечено полнотой власти».
А еще, день спустя, газета «Революционный Севастополь» публикует эмоциональный, пугающий пророческой точностью ответ на возникшие вопросы: «Во время вчерашней демонстрации, на митингах некоторые ораторы произносили речи о необходимости немедленно начать социальную (имеется в виду социалистическая революция. — Авт.) революцию. Это было бы только смешно, если бы за не могли быть самые страшные последствия. Причины таких речей две. Одна: тот, говорит такую речь, не понимает о чем говорит. Темный человек... Вторая причина: кто призывает начать социальную революцию, понимает значение слов «социальная революция», но совершенно не знает России. Человек с Луны, или человек из кабинета, а не из гущи народной. Тот, кто знает наш народ, тот никогда не станет звать сейчас к социальной революции. Чем могут кончиться такие призывы? Известно, чем. И уже вчера под влиянием этих речей, в некоторых слоях народа, в городе и на Корабельной слободке говорилось о том, что надо устроить «Варфоломеевскую ночь», резать буржуев и т.д. А если такие социальные реформаторы по собственному усмотрению начнут «резать», то вы можете себе вообразить, во что выльется наша российская социальная революция. Если начнут резать, то будут резать всех, без различия партийной принадлежности: и социалистов-революционеров и социалистов-демократов. Порежут они и большевиков. Они — это масса, стихия. Не пощадят и большевиков, потому, что и с большевиков есть, что снять: платье, обувь, часы. Когда мы не можем поддержать порядок в сахарных и булочных очередях, когда мы и в этих очередях частенько вступаем друг с другом в смертельный бой, то что же будет, если мы теперь начнем социальную революцию?».
Точка в процессе размежевания сил была поставлена через несколько дней. 3 ноября представители почти всех социалистических партий, действовавших в Севастополе, подписали следующее обращение:
«Революция в опасности!
Рабочие, солдаты, крестьяне!
Правительство, созданное частью Съезда Советов на почве уже совершенного в Петрограде переворота, является чисто большевистским, оно не может встретить поддержки во всей организованной демократии и, признанное одной только партией, лишено достаточной опоры в стране... Всем этим облегчается работа контрреволюции, которая под предлогом подавления большевистского восстания, мобилизует свои силы для удушения революции. Гражданская война, грозящая стране неслыханными потрясениями и кровопролитием, ведет к обессиливанию демократии и гибели революции...». Обращение было подписано представителями эсеров, меньшевиков-интернационалистов, левых социалистов-революционеров, объединенных социал-демократов-интернационалистов, польских социал-демократов, еврейской социал-демократической рабочей партией.
3. Черноморский флот в гуще политических событий
а ) Общечерноморский съезд
В этот же день командующий ЧФ отдал приказание за № 4574:
«Из радио № 325 от 2.11 видно отношение ЧФ к раздирающей Россию междоусобице. Призываю всех моих подчиненных всеми усилиями сохранить порядок и боевую способность флота в надежде, что в ближайшие дни государственная власть будет восстановлена. Учредительное собрание соберется и выведет родину из тяжелых испытаний.
Каледин Алексей Максимович (1861-1918). Из дворян. Генерал от кавалерии. Участник 1-й мировой войны, командовал армией. 17.06. 1917 на большом войсковом круге избран атаманом Донского казачества. В авг. 1917 на государственном совещании выступил с программой защиты российской государственности. 25.10.(07.11.) 1917 возглавил мятеж против власти большевиков. Ввел в Донбассе военное положение, разместил свои войска в 45 населенных пунктах. Вокруг Каледина группировались противники Советской власти. Неудача мятежа заставила Каледина 29.01.(11.02)1918 сложить свои полномочия. В тот же день он застрелился.
Контр-адмирал Немитц».
За кем пойдет флот? Окончательный ответ на этот вопрос еще не был дан, но все участники противостояния понимали, что он имеет судьбоносное значение.
Именно поэтому столь ожесточенные споры развернулись на I общечерноморском съезде, проходившем с 6 по 19 ноября 1917 года. В здании Морского собрания собралось 88 делегатов, из них: 27 левых эсеров, 22 большевика, 17 украинских эсеров, 16 беспартийных и 6 социал-демократов (объединенных). По первому вопросу о власти согласились со следующей резолюцией: «I черноморский съезд признает II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов и его решения вполне правомочными, считает вновь избранный ЦК Всероссийского съезда Советов единственным представителем власти».
Другой вопрос расколол собрание. Посылать ли вооруженные отряды черноморцев на Дон для подавления калединского мятежа? Большевик Пожаров настаивал, что Каледину нужно противодействовать «в корне», командующий флотом и представители эсеровской партии категорически возражали.
Петлюра Симон (Семен) Васильевич (1879-1926). Родился в семье извозчика в предместье Полтавы. Учился в духовной семинарии. С 1900 член Революционной украинской партии, в 1905 реорганизованной в УСДРП. Работал бухгалтером, редактором журнала «Украинская жизнь».
«Яростные прения не умещались в зале Морского собрания, перекатывались за порог, на прибрежную мостовую, где их жадно подхватывала мятущаяся и промокшая от дождя буш латная улица. Бродячие ватаги вламывались в зал, криками подбадривали своих делегатов. Злобный матросский нетерпеж разрастался, мог перелиться через край».
Малышкин. «Севастополь».
В конечном счете, был сформирован отряд в 2500 человек для борьбы с контрреволюцией на Дону. А по настоянию украинских эсеров, 700 человек отправлено в Киев на помощь Центральной Раде, оказавшейся в оппозиции как к большевикам, так и сторонникам свергнутого Временного правительства.
Петлюра в годы 1-й мировой войны — работник Союза земств и городов, председатель Украинского войскового комитета Западного фронта. С марта 1917 — член Центральной Рады, с мая — председатель украинского войскового генерального комитета, с июня — генеральный секретарь по военным делам. В нояб. 1918 вошел в состав Директории УНР, одновременно головной атаман Армии УНР. В февр. 1919 вышел из УСДРП и стал главой Директории УНР. В 1920 подписывает Варшавский договор с Пилсудским. С нояб. 1920 в эмиграции. Жил в Польше, Австрии, Венгрии, Швейцарии. В 1926 был убит неким Шварцбартом (возможно, агентом НКВД). По официальной версии причиной убийства стала месть за еврейские погромы во время правления Петлюры на Украине.
б) Чей флот?
7.11.1917 года Центральная Рада приняла III Универсал, которым провозглашалась Украинская народная республика в составе Российской федерации. В связи с этим событием украинские народные партии и организации Севастополя, совместно с Советом, организован парад на площади Нахимова, был отслужен молебен. На стеньгах судов подняли украинские флаги и набрали сигнал «Слава Украинской народной республике», Генеральный комиссар Украинской народной республики С.Петлюра выпустил приказ произвести силами ЧФ церемониальный салют. Однако 14 ноября на заседании Севастопольского Совета принимается резолюция, в которой подчеркивалось, что вопрос об украинизации может быть решен только Учредительным собранием, а вопрос о флаге — Всероссийским съездом моряков.
В командах же конфликт разрастался. Так, например, на крейсере «Память Меркурия» после поднятия украинского флага матросы и офицеры — неукраинцы — официально и демонстративно ушли с корабля. К борту крейсера подошла баржа, на которую перешла часть команды и перенесла бесценную реликвию — Георгиевский флаг, полученный бригом «Меркурий» за геройский подвиг и впоследствии унаследованный крейсером. Когда баржа отчаливала, многие не могли сдержать слез. По прибытии на берег, флаг, простреленный неприятельскими снарядами, был перенесен в Морское собрание. Адмирал Немитц, имевший предварительную договоренность с ЦР, назначил комиссию для сдачи имущества крейсера «Память Меркурия» комиссару Украинской Центральной Рады капитану 2-го ранга Акимову. Командиром крейсера «Память Меркурия» стал мичман В.Дьяченко. Вопрос же об украинских флагах разрешился следующим образом: 20 ноября все суда Черноморского флота подняли только красные стяги.
в) Делегаты Учредительного собрания
В эти же дни (12-14 ноября) в Севастополе проходили выборы в Учредительное собрание. Более половины голосов было подано за партию социалистов-революционеров, далее шли кадеты (партия народной свободы), социал-демократическое объединение, большевики и еще десяток партий и организаций. Членами Учредительного собрания были избраны И.И.Бунаков (Фондаминский), к тому времени отстраненный от должности Генерального комиссара I общечерноморским съездом, и Н.И.Островская. От Таврической губернии избрано 9 человек — 6 социалистов-революционеров, среди них С.А.Никонов; один украинский эсер; от крымских татар — Дж. Сейдамет.
3 декабря Никонов и Бунаков-Фондаминский выехали в Петроград. До начала работы Учредительного собрания, о котором грезила Россия целый год, оставалось чуть больше месяца. Но, как окажется, большевики понимали всенародную власть как свою диктатуру, поэтому хрупкий цветок российской демократии просуществует только один день — 5 января 1918 года.
г) Черноморцы возвращаются с Дона
10 декабря в Севастополь вернулась с Дона часть революционного черноморского отряда. Две недели назад красногвардейцы бодро шагали к вокзалу под звуки революционных маршей и песен. По сторонам колонн шли провожающие, бежали неугомонные мальчишки. Сегодня «из-под Псела и Белгорода они привезли своих мертвых-Гробы, приподнятые над необозримой толпяной чернотой, проплыли успокоенными ладьями от вокзала вдоль по Морской, где многотысячно столпился матросский и портовый Севастополь... Ни риз, ни хоругвей не было на этот раз перед гробами: только черное знамя мело землю червонными кистями... Оставшиеся в живых ударники, молодецки бодрясь под множеством устремленных на них глаз, отбивали напыщенный и недобрый шаг. Музыка источала неподходящую, слишком успокоительную грусть.
Главным комиссаром ЧФ с 18.11.1917 по 02.1918 был Василий Васильевич Роменец (1889-1957), активный участник революции и гражданской войны на юге России, в 1910-1916 матрос ЧФ. В ноябре 1916 уволен в отпуск по болезни. В 1917 вернулся на службу и был назначен писарем в Севастопольский флотский полуэкипаж. С июля 1917 — председатель комитета полуэкипажа, глава Исполкома Севастопольского Совета и Центрального Комитета ЧФ. С 18.11.1917 по 2.1918 был главным командиром ЧФ. После окончания гражданской войны на партийной и советской работе.
Женщины, полоумно бегущие по тротуару, со всхлипыванием и ужасом поворачивались снова и снова к гробам... Встречные офицеры пропускали шествие боком, не глядя, постаивая на перекрестке, или обходили соседним безлюдным переулком».
Малышкин. «Севастополь».
Черноморцы вернулись с Дона посуровевшими, хлебнувшими братоубийственной войны. Желание отомстить за кровь погибших товарищей заставляло искать виновных среди офицеров: не могут не сочувствовать золотопогонники «своим» на Дону. «Братва» желала разобраться и с «миротворцами-соглашателями» в Городском Совете. Явившись на заседание, представители отряда потребовали очистить помещение, в противном случае, пообещав всех разогнать силой. Большевики тут же приняли декларацию о своем выходе из состава Совета, по их мнению, скомпрометировавшего себя перед массами, и настаивали на его переизбрании.
Мокроусов Алексей Васильевич (1887-1959). Из крестьян. С 1905 в революционном движении. С 1909 на БФ, арестован в 1912, бежал в Швецию, затем работал в Дании, Англии, Австралии, Аргентине. После Февральской революции вернулся в Россию. С конца 1917 в Крыму, командир Черноморского революционного отряда в боях под Ростовом, Новочеркасском. Затем командовал оборонительными р-нами на юге страны, с авг. 1920 — Повстанческой армией в Крыму. Участвовал в гражданской войне в Испании. Командовал партизанским движением в Крыму с 1941 по 1943. В 1946 уволен в запас. С 1948 — директор Крымской ТЭЦ.
д) Отъезд Немитца
12 декабря в газетах был опубликован приказ Военной комиссии Севастопольского Совета о введении выборности командного состава. 13 декабря командующий ЧФ А.В.Немитц вместе с главным комиссаром ЧФ В.В.Роменцом выехал в Петроград по вызову властей, однако туда не прибыл.
В Севастополь А.В.Немитц также не вернулся, и 30 января 1918 года приказом по флоту и морскому ведомству оповещалось о его «увольнении от службы и отдаче под суд». Исполняющим обязанности командующего флота стал бывший начальник штаба флота контр-адмирал М.П.Саблин.
Саблин Михаил Павлович (1869-1920).
Потомственный моряк. Окончил Морской корпус (1890). Участник русско-японской и 1-й мировой войн. Контр-адмирал с апр. 1915, награжден Георгиевским оружием в 1916. С июля 1917 нач. штаба ЧФ. С дек. 1917 фактически возглавил ЧФ. 22.03.1918 избран первым советским командующим ЧФ. В конце апр. 1918 объявил о вступлении в командование украинским ЧФ. В белом движении с 1919: гл. ком. портов Черного и Азовского морей во ВСЮР, ком. ЧФ в армии П.Н.Врангеля. Последний из командующих ЧФ, похороненных в соборе св. Владимира г. Севастополя.
4. Первые расправы с офицерами
Обстановка в городе между тем накалялась. 15 декабря команда плавучих средств Севастопольской крепости обратилась в Совет с требованием создать военно-революционный трибунал для борьбы со «спекулянтами, мародерами и другими преступниками революции».
Вечером на эсминце «Гаджибей» команда арестовала 6 офицеров и решила поместить их в тюрьму. Там арестованных принять отказались, сославшись на отсутствие указаний. Тогда матросы отвели своих бывших командиров на Малахов курган и расстреляли. Этой же ночью незаконно арестовали десятки других офицеров, и в течение нескольких последующих дней расстрелы следовали один за другим. Расстреляны:
• Ю.Э.Кетриц — генерал-лейтенант, председатель Севастопольского военно-морского суда,
• П.И.Новицкий — вице-адмирал, главный командир Севастопольского порта,
• А.И.Александров — контр-адмирал, начальник школы юнг,
• М.И.Каськов — контр-адмирал, начальник высадки,
• И.С.Кузнецов — капитан 1-го ранга, начальник Минной бригады,
• А.Ю.Свиньин — капитан 1-го ранга, начальник Службы связи флота,
• Ф.Д.Климов — капитан 1-го ранга, начальник дивизиона сторожевых судов.
Всего в этом первом мартирологе около трех десятков имен.
Однако были команды, которые выручали своих. Так, по требованию матросов, из-под ареста были освобождены офицеры эскадренного миноносца «Беспокойный», флагманский штурман и другие офицеры Минной бригады.
Кротов В.Д. (годы жизни неизвестны) — потомственный рабочий Портового завода, в начале 1919 командир 4-й роты I Севастопольского подпольного полка.
Перемысловский Гавриил Федорович (годы, жизни неизвестны) — рабочий столярной мастерской Портового завода, красногвардеец. 1917 г.
Вопросы и задания:
1. Историки спорят: были ли события Октября закономерным этапом исторического развития, или большевики сознательно и злонамеренно разрушили процесс «нормального» развития страны; можно ли считать Октябрь народной революцией или это верхушечный переворот, захват падающей власти организованной политической силой? Почему к власти пришли именно большевики? Выскажите свою точку зрения по этим вопросам. Какова специфика октябрьских событий в Севастополе?
2. Подготовьте сообщение на тему «Созыв и роспуск Учредительного собрания» по следующему плану:
а) значение идеи созыва Учредительного собрания;
б) закон Временного правительства о выборах в Учредительное собрание и постановление СНК от 27.10.1917 года «О созыве Учредительного собрания в намеченный срок»;
в) выборы в Учредительное собрание;
г) начало работы и разгон Учредительного собрания;
д) последствия разгона Учредительного собрания.
3. Как революционные события, произошедшие в Петрограде, повлияли на ситуацию в ЧФ?
4. Составьте план ответа на вопрос «Украинизация ЧФ».
16 декабря (нового стиля) 1917 между русским и германо-турецким морским командованием было заключено перемирие, и военные действия на Черном море прекратились.
Вот чертовские напасти: Вы уйдете ли от власти? А не то, живей, матросы, Мы покажем вам, барбосы.
Частушка. 1917 г.
ГЛАВА ВТОРАЯ. ГОД 1918-й
§ 1. Установление большевистской власти в Севастополе и в Крыму
1. Создание ВРК
В ночь с 15 на 16 декабря Центрофлот созвал экстренное заседание, на нем было принято решение организовать Временный Военно-революционный комитет под председательством большевика И.Л.Сюсюкалова, (распустить Совет и в 11 часов утра собрать делегатское собрание в театре «Ренессанс». Своих представителей на это собрание прислали судовые и береговые части, Центрофлот, штаб революционного отряда, социалистические партии. Собрание постановило избрать Военно-революционный комитет из 20 человек. В президиуме — 6 человек — все большевики. Председателем ВРК стал Ю.П.Гавен.
На одном из первых заседаний Военно-революционный комитет принимает воззвание к матросам, солдатам и населению города о сохранении спокойствия и революционной дисциплины, а также приказ о прекращении самочинных обысков и арестов, о запрещении покупки и продажи оружия. 
Роспуск прежнего состава Совета не означал его ликвидации. 18 декабря состоялось организационное собрание нового Севастопольского Совета военных и рабочих депутатов, в него вошли 89 эсеров, 35 большевиков и им сочувствующих, 50 беспартийных, 6 меньшевиков, 6 польских социалистов. И все-таки Исполком Совета здорово полевел — 11 большевиков, 3 левых эсера, 5 беспартийных. Председателем Совета избрали большевика Н.А.Пожарова, секретарем — большевика П.З.Марченко.
Ни ВРК, ни Совету не удалось сразу обуздать «справедливый революционный гнев товарищей матросов». Аресты офицеров продолжались как в Севастополе, так и за его пределами. Революционный трибунал и Следственная Комиссия Совета старались объективно разбираться в делах, выпуская на волю невиновных. Наводили порядки не только запретами на самочинные обыски и аресты, но и подтверждением «сухого закона». Обыватели поговаривали, что у Приморского бульвара было выброшено в море двадцать тысяч бутылок вина, и казалось, что декабрьский ветер, гулявший по студеным аллеям, приносит от набережной виноградный дух лета.
2. Борьба за власть в Крыму
Решив вопрос о власти в Севастополе, большевики считали необходимым аналогичным образом реорганизовать управление Крымом. В то время на полуострове существовало две власти: Совет народных представителей, сформированный 20.11.1917 года, и курултай, начавший работу 26.11. 1917 года как учредительное собрание крымско-татарского народа и ставший мусульманским парламентом. Курултай выделил из своего состава Национальное правительство (Директорию).
Таврический губернский Совет народных представителей имел свои вооруженные силы в составе 1-го и 2-го крымско-татарских полков (эскадронцев), а также других частей. Подчинялись вооруженные силы штабу Крымских войск под руководством военного директора Дж.Сейдамета. Должность командующего предлагалась генералу П.Н.Врангелю, находившемуся тогда в Крыму.
Джафер Сейдамет (Кыры-мер) (1889-1960)родился в деревне Кизил-Таш Ялтинского уезда. Учился в Стамбуле, Париже, Петербурге на юридических ф-тах. В 1914 — прапорщик на фронте. В марте 1917 — инициатор созыва в Бахчисарае I курултая крымско-татарского народа, где избран членом мусульманского исполкома, директором внешних и военных дел. Восстание большевиков расценивал как преступную авантюру. Им были направлены эскадроны крымских татар для борьбы с большевиками в Евпаторию, Феодосию, Ялту, др. города Крыма. 10-11 янв. организовал блокаду Севастополя, 12-13 января возглавлял войска Крымского штаба в боях с отрядами матросов под Бахчисараем. В янв. 1918 эмигрировал в Турцию. Вернулся в мае, на сессии Курултая избран премьер-министром крымско-татарского правительства. Занял пост министра иностранных дел в Крымском краевом правительстве генерала М.А.Сулькевича. Вел переговоры в Берлине о признании Крыма Германией, но потерпел полную неудачу. Из Германии перебрался в Швейцарию. Позже жил в Турции.
Подчинить своей власти Крым стремилась и Центральная Рада. В ноябре генеральный комиссар Украины по внутренним делам В.К.Винниченко объявил телеграммой бывшие органы Временного правительства на полуострове подчиненными Центральной Раде. 1 ноября 1917 года для контроля над ЧФ создается Генеральная рада по морским делам. Но, как мы знаем, ситуация ноября — декабря была малоуправляема.
В декабре УНР оказалась в состоянии войны с Советской республикой, силы Центральной Рады слабели, но своих планов в отношении Черноморского флота Генеральный секретариат не оставлял. В конце декабря на его заседании был озвучен следующий план действий: «Морской секретариат должен руководить Черноморским флотом, который будет охранять берег Украинской республики и тех держав, которые имеют с нею границу по берегу Черного моря. Содержание флота должны взять на себя все те державы, интересы которых он охраняет. Для этой цели достаточно двух броненосцев и флотилии миноносцев с командой 10-12 тыс. матросов. Прочие корабли демобилизовать и перевести в государственный торговый флот, развитие которого находится в ближайших интересах Украинской республики». Далее сообщалось, какая сумма денег необходима будет Морскому секретариату на предварительные расходы, а именно 150 тыс. карбованцев. Было решено деньги ассигновать. 29 декабря Центральная Рада принимает законопроект, согласно которому Черноморский флот объявляется флотом УНР, все военные и транспортные корабли обязаны поднять флаги республики. Генеральному секретариату международных дел поручалось довести содержание документа до сведения всех государств.
Через две недели Центральная Рада вынуждена будет оставить Киев под ударами большевистских войск, успев провозгласить под грохот канонады полную независимость УНР. В связи с этим актом в Севастополь будет направлена следующая телеграмма: «Предупреждаем организации и начальников украинского флота в Севастополе, что все сношения с представителями чужеземных держав, как с Россией, так и с другими, будут преследоваться отныне как государственная измена».
В Крыму же в это время начнется процесс, который советские историки привычно называли «триумфальным шествием Советской власти», но, по сути, это была кровавая гражданская война.
Доронин Иван Васильевич (1897-1971). Уроженец Севастополя, с 1910 токарь мастерских военного порта. В 1916 призван в армию, в 11.1917 красногвардеец в I Черноморском отряде Мокроусова. Участник гражданской войны, после которой работал по специальности на Морском заводе. С 1927 на хозяйственной работе. С 1938 зачислен во флот, участник Великой Отечественной войны. С 1946 на пенсии. Умер в Севастополе.
Еще в декабре Совет народных представителей и Крымский штаб направили свои отряды в приморские города Крыма. В Евпатории, Феодосии произошли столкновения с местными левыми группами. Севастопольский ВРК решил оказать помощь в борьбе против «контрреволюции» и направил боевые корабли и десанты моряков против эскадронцев, а также обратился ко всем Советам Крымского полуострова с предложением немедленно приступить к образованию Красной гвардии.
В ответ к Севастополю подошли отряды Крымского штаба. В ночь с 10 на 11 января у Камышловского моста завязались упорные бои. Подоспевшие из города дополнительные отряды моряков и красногвардейцев численностью более 7 тыс. человек решили дело. Эскадронцы были разбиты.
В эти часы в Севастополе прошло объединенное заседание Совета, Центрофлота, представителей судов и частей гарнизона, рабочих порта, на котором был создан Военно-революционный штаб (ВРШ) и поставлена задача довести дело революции до победного конца. Для этого из Севастополя во все крупные города Крыма были посланы революционные отряды. По воспоминаниям очевидцев, начались дни «нашествий, обысков, арестов и расстрелов». Документы «Особой Комиссии по расследованию злодеяний большевиков», созданной в 1919 году А.И.Деникиным, многочисленная мемуарная литература содержат страшные подробности карательных операций против «врагов революции». Вот один из них:
«Вечером 14 января 1918 г., на взморье вблизи Евпатории, показались два военных судна — гидрокрейсер «Румыния» и транспорт «Трувор»... Утром 15 января «Румыния» открыла по Евпатории стрельбу, которая продолжалась минут 40. Около 9 часов утра высадился десант приблизительно до 1500 человек матросов и рабочих. К прибывшим тотчас присоединились местные банды, и власть перешла в руки захватчиков. Первые три дня вооруженные матросы с утра до позднего вечера, по указанию местных большевиков, производили аресты и обыски, причем под видом отобрания оружия, отбирали все то, что попадало им в руки. Арестовывали офицеров, лиц зажиточного класса и тех, на кого указывали, как на контрреволюционеров... В те дни непрерывно заседал Временный военно-революционный комитет, образовавшийся частью из прибывших матросов, а частью пополненный большевиками и представителями крайне левых течений г. Евпатории... Всех, предназначенных к убийству, перевозили на катерах с «Трувора» на «Румынию», которая стояла на рейде неподалеку от пристани... Лиц, приговоренных к расстрелу, выводили на верхнюю палубу и там, после издевательств, пристреливали, а затем бросали за борт в воду. Бросали массами и живых, предварительно связав...».
Есть документы о подобных же событиях в Ялте, Симферополе, Феодосии.
Не всегда террор был делом рук большевиков, но одно стало очевидным: новую власть не остановят жертвы, сколько бы их ни было принесено на алтарь победы.
К 17 января на полуострове установилась Советская власть, правильнее сказать власть ВРК. Севастопольский революционный комитет готов был стать областным, включив в свой состав делегатов от Одессы, Мелитополя, Бердянска, Ялты, Феодосии, Алупки, Алушты, Балаклавы, Евпатории, Керчи, Новороссийска, Мариуполя и Бахчисарая. Декрет о создании ОВРК был издан 22.01.1918 года. А еще неделю спустя, 28 января (10 февраля) 1918 года, Севастополь принимал чрезвычайный съезд представителей исполкомов и ВРК Крыма. Собралось 47 делегатов — 27 большевиков, 10 левых эсеров, 2 меньшевика, 1 представитель «Поалей-Цион», 7 беспартийных.
Тарвацкий Ян-Карл Юлианович (1882-1918), член РСДРП с 1898. Ветеран польского революционного движения, делегат и член мандатной комиссии V (Лондонского) съезда РСДРП в 1917. Неоднократно сидел в тюрьмах и высылался в Сибирь. В 1917 был одним из руководителей ялтинских большевиков и членом губернского комитета РСДРП(б). В 1918 председатель Симферопольского Совета рабочих и солдатских депутатов, один из наркомов Республики Таврида. Расстрелян 24 апр. 1918.
Самым спорным стал вопрос о губернском центре. С одной стороны, Симферополь им был уже многим более сотни лет, но с другой стороны, Севастополь — революционный и большевистский центр всего Крыма. Власть на полуострове установилась «рабоче-крестьянская», читай «большевистская», так что завоеванных позиций отдавать нельзя. Пришли к компромиссному решению — «административным центром остается Симферополь, но военно-революционная власть с революционным штабом перемещаются в Севастополь». Делегаты избрали Таврический центральный исполнительный комитет Советов рабочих и красноармейских депутатов в составе 9 человек, куда вошли большевики Ж.А.Миллер, Ю.П.Гавен, Я.Ю.Тарвацкий, С.П.Новосельский, А.К.Фирдевс, А.И.Коляденко и два левых эсера — И.Н.Семенов и Гоголашвили.
На съезде рассматривались также земельный и продовольственный вопросы, но конкретных решений принято не было.
Семенов Иван Никитович (1886-1936), член партии социалистов-революционеров, член РКП(б) с 1920. Уроженец Смоленской губ., с 1919 рабочий мастерских Севастопольского военного порта. В 1912-1917 рабочий судостроительного завода Беккера в Риге. С июля 1917 депутат Севастопольского Совета военных и рабочих депутатов, один из организаторов красногвардейских отрядов в порту. В янв. 1918 избран членом ЦНК Республики Таврида. 24 апр. 1918 под Алуштой был тяжело ранен. В начале 1919 член городского подпольного ВРК, член столичного комитета. В 1921-1925 в Севастополе на советской работе, затем работал в Московской и Иртышской группах при Истпарте ЦК ВКП(б).
3. Насущные проблемы
а) Денежное довольствие
Однако именно эти, банальные с точки зрения мировой революции, проблемы требовали скорейшего разрешения.
Есть хотелось всем, независимо от уровня революционной сознательности. Устанавливать любую власть сложно на голодный желудок. Понимая это, Комиссия охраны труда Севастопольского Совета приняла следующее постановление:
«Рассмотрев оклады суточного содержания членов Совета военных, рабочих и крестьянских депутатов, работающих в комиссиях и Исполнительном Комитете, и беря во внимание ужасы растущей дороговизны жизни, при которой нормальное существование каждого гражданина, работающего на народной ниве, становится невозможным, Комиссия Охраны Труда пришла к заключению — повысить оклады суточного содержания так, чтобы каждый работник в комиссиях Совета, неся напряженный демократический труд, не отвлекался на поиски необходимого дневного пропитания для себя и семьи, но мог бы внести максимум продуктивности в сложную и важную работу Совета».
Как следует из дальнейшего текста, члены Исполкома и комиссий Совета должны были получать как денежное содержание, так и суточные на продукты питания. Причем размеры двух частей заработной платы находились в обратно пропорциональной зависимости:
Семенов Василий Никитович (годы жизни неизвестны). Рабочий судостроительной мастерской военного порта. В нояб. 1917 возглавил бригаду рабочих, построивших бронепоезд для красногвардейского отряда. В дек. 1918 — апреле 1919 боец подпольного отряда рабочих. В конце 1919-1920 участник севастопольского подполья.
Постановление было принято 30.01. 1918 года, но выдачу денежного содержания
Денежное содержание
Суточные

Семейные
Холостые
Семейные
Холостые

300р.
100р.
9р.
6р.

400р.
300р.
8р.
5р.

500р.
400р.
6р.
4р.

600р.
500р.
5р.
Зр.

и суточных предлагалось осуществить задним числом с 15.01.1918 года.
Вопрос о повышении окладов решался в отношении командного состава и служащих. Причем в Постановлении от 21.01. 1918 года отмечалось, что «объявление выработанных для выборного командного состава окладов содержания должно быть произведено с объявлением новых окладов солдат одновременно, т.к. выработка содержания означенным выборным начальникам без пересмотра солдатских окладов может внести нежелательное трение». Неизвестно, повысили ли оклады солдатам вместе с командным составом, но, судя по ходатайству Севастопольской крепостной комендантской команды от 16.02.1918 года, вспомнили не всех: «Общее собрание солдат просит безотлагательно утвердить повышение кормовых окладов, т.к. на получаемые оклады существовать нет возможности...». В случае невыполнения их просьбы, солдаты пригрозили через три дня сложить с себя служебные обязанности.
Игнатенко В.И.(годы жизни неизвестны) — комиссар линейного корабля «Свободная Россия», член Севастопольского ВРК, участник гражданской войны. Фото из фондов ГАГС.
Любопытный доклад по этому вопросу представила в Совет Комиссия по охране крепости и флота. Члены Комиссии указали на важность обязанностей, исполняемых комендантскими командами по охране крепости и города от проникновения шпионов, по предотвращению необоснованного вывоза продуктов.
Комиссия подчеркнула, что солдаты превосходно несут службу по проверке пропусков, хотя команда невелика по численности — 52 человека и разбросана в разных местах крепостного района: дежурят на станциях «Севастополь», «Бельбек», «Бахчисарай» и даже «Симферополь». Кормовые деньги солдаты должны получать на руки в сумме 1р. 55 коп., а теперь просят по 5 р. в сутки. Комиссия поддержала просьбу солдат и «выразила крайнее удивление тому случаю, что солдаты команды до последнего времени имели возможность прожить на столь мизерный суточный кормовой оклад».
Но были те, кому жилось еще хуже, чем солдатам комендантской команды. В комиссию охраны города поступило заявление от Севастопольского Союза увечных воинов:
«Товарищи! Союзу увечных воинов перешел Георгиевский монастырь. Туда выбрана комиссия для его приемки и произведения работ по поднятию хозяйства. Экономические условия сугубы (язык оригинала. — Авт.) — денег пока нет. Отсутствие продуктов тормозит работу, как комиссии, так и наем достаточного количества работающих. Помогайте нам, чем можно, протяните руку посильственной помощи увечным воинам, пролившим кровь за родину».
На данном заявлении была поставлена резолюция новой власти: «15.02.1918 г. Принять к сведению».
б) Контрибуция
На всех денег не хватало, а они были непременно нужны на осуществление самых различных революционных и нереволюционных мероприятий. Еще 20 декабря 1917 года Исполком Совета Военных и Рабочих депутатов постановил обложить контрибуцией в размере 10 миллионов рублей имущие классы. 22 декабря вопрос обсуждается вторично, для ускорения сбора денег вооруженные матросы производят обыски в подвальных помещениях магазинов и складов. Однако 9 млн. контрибуции оставались не взысканными еще и в феврале 1918 года. Думается, что Совет несколько переоценил возможности севастопольской буржуазии. Пришлось отдельным капиталистам делать некоторые послабления. Так, например, 25.01.1918 года Интендантская комиссия Севастопольского Совета Военных и рабочих депутатов постановила просить Военно-революционный штаб разрешить владельцу кожевенного завода Неофиту выплачивать в рассрочку наложенные на него 30 тыс. рублей. Принимая столь «гуманное» решение, комиссия «приняла во внимание крайне полезную деятельность кожевенного завода Неофита по снабжению обувью как гарнизона, так и населения». И еще комиссия вынуждена была признать, что единовременная выплата 30 тыс.рублей «в корне нарушит ведение хозяйства завода». Но гуманность гуманностью, а к 25 апреля господин Неофит, по мнению комиссии, должен был внести означенную сумму.
Были и такие буржуи, к которым революционная власть никак не могла проявить снисходительность, например, «спекулянты-домовладельцы». Ведь еще в ноябре Совет постановил, что ввиду квартирного кризиса, все домовладельцы обязаны в двухнедельный срок предоставить сведения: сколько имеется в каждом доме квартир, во сколько комнат, кто их занимает (фамилия, имя, отчество, место службы, дети). Обыватели оповещались, что каждый взрослый имеет право только на одну комнату не более 4 кв. саженей, дети до 6 лет правом на отдельную комнату не пользовались.
Но списки сдали далеко не все, а с вопросом освобождения от лишней жилплощади вообще заминка вышла. Поэтому следственная комиссия начала наводить порядок в этом вопросе. 20.01.1918 года приняла постановление в отношении 14 спекулянтов-домовладельцев: наложить арест на все им принадлежащие капиталы и ценные бумаги, хранящиеся в банках как Севастополя, так и Симферополя.
Как тут не вспомнить великого Платона: «Власти имеют право отнять собственность у имущих и раздать ее народу, оставив, правда, большую часть себе».
Медерган Е.Н. — выпускница частной гимназии Дриттенпрейс. Жительница Татарской слободы.
в) Поддержание порядка
Двойственность момента порождала очень разное толкование понятия «законность». С одной стороны, еще не был утрачен рефлекс правового поведения. Подтверждением этого может служить следующая телеграмма Народного Комиссариата Юстиции, поступившая из Петрограда в Комиссию охраны города 21.01.1918 года: «Ввиду упрочения Советской власти полагаем, наступил момент прекращения систематических репрессий против лиц, учреждений и печати. Подавление или пресечение активных контрреволюционных выступлений должно войти в русло революционного правопорядка. Политические аресты, обыски и выемки должны производиться только одной следственной комиссией! ...Пусть никто не посмеет сказать, что на территории Советской республики нет социалистической справедливости. Революция сурова к своим активным врагам и великодушна к поверженным и побежденным».
С другой стороны, вооруженные товарищи рабоче-крестьянского, да и всякого другого происхождения, зачастую были уверены, что их революционное сознание поможет распознать врага, подскажет, что делать с несознательными гражданами и их имуществом. Результаты такой «законности» сказывались не только на мирном населении, но и на самих революционных отрядах. Уже после январских событий ВРК Севастополя на совместном заседании с ВРШ и комиссией по борьбе с контрреволюцией признает, что в революционных отрядах началось разложение, необходимо их переформировать на выборных началах.
Остро встал вопрос о поддержании общественного порядка в городе. Милиция была распущена в середине января, и настоящей замены ей не было. Когда граждане обращались в Комиссию по охране крепости, флота и города, им резонно отвечали: «Ввиду отсутствия в распоряжении Комиссии вооруженной силы и отсутствия в городе наружной милиции, Комиссия не имеет возможности принять меры к охранению имущества». Но заявления от отчаявшихся жителей продолжали поступать: «Домовой комитет морских флигелей ввиду повторяющихся случаев самоуправства вооруженных лиц в разной форме, являющихся в ночное время, не имея при себе мандатов от местного Совета на право обыска или ареста, просит срочного распоряжения о назначении караула для охраны мирных жителей от самочинства и мародерства хулиганствующей шайки, которая задалась целью подорвать авторитет к Местной Советской власти».
Еще один документ эпохи: «Владелец гаража Лундерберг пишет в Охрану города Севастополя с просьбой привлечь к ответственности молодежь-хулиганов, которые собираются играть в карты и бросают каменья в гараж, бьют стекла в автомобилях и мастерской, что угрожает жизни людей».
Или другой любопытный документ: «Мы, ученики севастопольского ремесленного училища им. Менькова, на общем ученическом собрании, состоявшемся в училище 15 февраля 1918 г., обсуждали вопрос о преподавателе училища, отставном полковнике Иване Дмитриевиче Липовко-Половинце. После всестороннего обсуждения вопроса о его педагогической деятельности в стенах училища, за время его службы с 1.09.1914 г. по настоящее время, единогласно было вынесено решение, что означенный И.Д.Липовко-Половинец был всегда очень ценным и опытным преподавателем, незаменимым наставником и в отношениях с учениками всегда отличался вполне гуманным обращением и отеческой заботливостью. С первых же дней революции и до настоящего времени он не только не был замечен ни в каком контрреволюционном выступлении, а, наоборот, памятуя, что мы, ученики, являемся детьми трудящихся масс и по окончании училища сами пойдем в народ, он при всяком удобном случае старался разъяснить нам о пользе завоеваний революции и трудящихся масс.
В настоящее время, ввиду переживаемого тревожного момента, выражающегося в виде насильственных обысков, грабежей и убийств, и, принимая во внимание, что И.Д.Липовко-Половинец, как бывший офицер, тоже может подвергнуться со стороны неизвестных темных личностей какому-либо насилию, или еще хуже, убийству, что явилось бы для нас незаменимой потерей в смысле опытного преподавателя, честного работника и гуманного наставника, общее собрание ходатайствует перед Исполнительным Комитетом Севастопольского Совета Военных и Рабочих депутатов о выдаче гражданину И.Д.Липовко-Половинцу какого-либо удостоверения, могущего оградить его от всяких насильственных мероприятий со стороны вышеуказанных лиц».
Как хочется верить, что с авторами этого пространного послания, так же, как и с их пожилым учителем не случилось ничего плохого. Хочется верить...
Итак, для поддержания в городе порядка и законности нужны были специальные подразделения. Но у Комиссии по охране города не было средств на их организацию. Поэтому, памятуя народную мудрость, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих, комиссия решила привлечь практически всех совершеннолетних мужчин до 55 лет к несению патрульной службы. С этой целью был произведен поголовный подсчет потенциальных народных дружинников (тут неоценимую услугу оказал Союз квартиронанимателей и домовладельцев), вычислили количество околотков и постов в каждом районе. Всего вместе с предместьями насчитали 519 постов. Околотки возглавили бесплатные выборные старосты, освобожденные от несения охраны. Дружинникам решено было выдать оружие, но в наличии его не оказалось. Тогда создали комиссию из гласных думы, представителей Союза квартиронанимателей, социал-демократических партий (меньшевиков и большевиков), эсеров, украинской громады и т.д. и т.п., которая должна была «озаботиться заготовкой оружия» и руководить общим ходом дела.
По всей видимости, благое начинанье по учреждению охраны города не оправдало себя в полной мере, что и показали дальнейшие события. Да и в состоянии ли были народные дружинники остановить стихию анархии и экспроприации, выплеснувшуюся на улицы города?
Рындин Илларион Яковлевич (1882-1961). Демобилизован после русско-японской войны
Вопросы и задания:
1. Можно ли период с декабря 1917 года по январь 1918 года в Крыму назвать временем «триумфального шествия Советской власти», как это было принято в советской историографии? Аргументируйте свою точку зрения.
2. Составьте хронику событий Украинской революции 1917 — нач. 1918 годов, дополнив ее событиями, связанными с Севастополем.
3. Как Вы думаете, была ли власть, установившаяся в Севастополе в декабре 1917 года:
а)диктатурой пролетариата;
б)демократической властью;
в)ваш вариант.
§ 2. Борьба за сохранение Советской власти весной 1918 года
1. Вынужденный мир с Германией и ситуация в Севастополе
В конце января — первой половине февраля серьезные изменения произошли в положении ЧФ. По распоряжению Совета Народных Комиссаров, прежний личный состав флотов должен был быть демобилизован, а 29 января (11 февраля) 1918 года опубликован декрет о создании РККФ (Рабоче-Крестьянского Красного Флота). В связи с демобилизацией старого флота до минимума сокращались штаты на военных кораблях. К середине февраля на службе в Черноморском флоте (с береговыми частями) состояли 2294 офицера и 25028 матросов и солдат, т.е. численность флота сократилась в 2 раза. На судовые комитеты возлагалась обязанность следить за сохранностью корабельного имущества, пока народное достояние не будет передано новым судовым комитетам.
Несколько раньше, 15(28) января 1918 года, был опубликован декрет Совнаркома об организации РККА (Рабоче-Крестьянской Красной Армии) на добровольной основе. Еще далекая от регулярности, единоначалия, армия должна была встать на защиту молодой Советской республики.
Троцкий (Бронштейн) Лев Давыдович (1879-1940). В рев. движении с 1896. Автор теории «перманентной» революции. Активный участник и руководитель рев. событий 1905-1907 в Петербурге. Редактор газеты «Правда» в 1908-1912. Председатель Петроградского Совета и один из руководителей Октябрьского вооруженного восстания. В 1917-1918 нарком иностранных дел, в 1918-1925 гг. нарком по военным делам, председатель Реввоенсовета Республики, один из создателей Красной Армии. Противник И.В.Сталина. В 1929 выслан за границу. Убит в Мексике террористом Рамоном Меркадером.
18 февраля (по новому стилю) Советская Россия оказалась перед фактом германского наступления на северо-западном направлении. Истолковав по собственному разумению заявление главы Советской делегации на мирных переговорах в Брест-Литовске Л.Д.Троцкого «Ни мира, ни войны, а армию распустить», Германия начала оккупацию территории России. Немецкие и австро-венгерские войска заняли и земли Украины, прикрываясь мирным договором и военной конвенцией, заключенными с Центральной Радой.
21 февраля Советское руководство приняло декрет «Социалистическое отечество в опасности!», которым постановило «все силы и средства страны целиком предоставить на дело революционной обороны». Также вводилась смертная казнь, отмененная II Всероссийским съездом Советов. «Неприятельские агенты, спекулянты, громилы, хулиганы, контрреволюционные агитаторы, германские шпионы расстреливаются на месте преступления». Одновременно Россия вынуждена была признать крайне невыгодные для себя условия мирного договора с Германией, выдвинутые последней в ультимативной форме. Это вызвало раскол в партийном руководстве: часть большевиков, не говоря уже о левых эсерах, категорически возражали против грабительского мира.
Бурно реагировал на данные события и Севастополь. 19 февраля радиостанцией линкора «Георгий Победоносец» была принята радиограмма с приказом главкома Н.В.Крыленко: «Всем, всем в ставку и всем фронтовым Советам. Предложено немедленное подписание мира. Предписываю при всех случаях столкновения с немцами организовать массовое парламентерство к солдатам, не воевать, в случае отказа немцев, оказывать возможное сопротивление».
Севастопольский Совет на следующий день принял резолюцию, поддерживающую решение СНК о мире с Германией. Однако в городе были организованы митинги протеста против заключения такого мира. Ораторы, представляющие партии эсеров и меньшевиков, говорили о предательстве со стороны большевистских вождей, о полном провале их политики, предсказывали гибель революции под германским сапогом, если массы немедленно не сбросят господство большевиков.
Крыленко Николай Васильевич (1885-1938). Окончил историко-филологический ф-тет Петербургского ун-та и юридический ф-тет Харьковского ун-та. С 1916 — участник 1-й мировой войны, прапорщик. В 1917 — председатель армейского комитета в 11-й армии Юго-Западного фронта. Член Петроградского ВРК. Делегат II Всероссийского съезда Советов. Избран членом ВЦИК. В первом составе СНК — нарком по военным и морским делам. С 11.1917 по 03.1918 — Верховный Главнокомандующий. С 03. 1918 член коллегии Наркомата РСФСР, с 05.1918 председатель ревтрибунала при ВЦИК. С 1922 на государственной работе. Репрессирован в 1938.
Федорович Михаил Иосифович (1872-1936). Родился в семье участника I обороны Севастополя И.И.Федоровича. Участник 1-й мировой войны. Капитан 1-го ранга, командир линейного корабля «Евстафий». Был награжден Георгиевским оружием с надписью «За храбрость». Во время рев. событий на Черном море сброшен в трюм матросами, получил тяжелую травму. В февр. 1918 выехал в Сибирь. Начальник гарнизона и комендант Томска и Красноярска, начальник технической части Морского министерства, а с весны 1919 командующий Морскими силами на Дальнем Востоке. Контр-адмирал (1918). С 1921 в эмиграции: вначале в Харбине, потом в Шанхае, где и умер.
Около одиннадцати часов вечера вооруженная группа меньшевиков и эсеров проникла в типографию газеты «Таврическая правда», органа печати Таврического губернского комитета РСДРП(б), и отпечатала прокламацию «Бюллетень мира». Заключенный в траурную рамку текст был направлен против Брестского мира. Бюллетень распространяли среди прохожих и гуляющей публики. Столь экстравагантный способ борьбы за свободу печати был избран «налетчиками» ввиду того, что легальной возможности издания листовки просто не было. Все частные типографии в городе конфискованы большевиками в свою пользу еще в январе в строгом соответствии с Декретом СНК от 27.10.1917 года, по которому «закрывалась вся контрреволюционная печать».
2. Варфоломеевские ночи
21 февраля в Севастополе получена радиотелеграмма с текстом воззвания Совета Народных Комиссаров «Социалистическое отечество в опасности» и приказ главкома Н.В. Крыленко о всеобщей гражданской мобилизации. Срочно собирается заседание Совета для обсуждения вопроса о текущем моменте, на которое пожелали придти лидеры меньшевиков и правых эсеров. До этого в течение двух месяцев они в знак протеста против действий большевиков по захвату власти на заседаниях не присутствовали. Между представителями разных фракций возникла горячая полемика, к согласию стороны так и не пришли. Однако в спор вмешалась матросская стихия.
Около девяти часов вечера на линкоре «Борец за свободу» собрались судовые комитеты и приняли решение заставить буржуазию опустить голову. Намечены были ряд действий «вплоть до поголовного истребления буржуев». Собрание выбрало комиссию из 25 человек, во главе которой встали три анархиста: С.И.Романовский, Басов и С.Шмаков. Для осуществления задуманного глубокой ночью более 2500 вооруженных матросов прибыло на Каменную пристань, что на западном берегу Южной бухты. Председатель Совета Военных и Рабочих депутатов Н.Пожаров и секретарь Совета П.Марченко пытались отговорить матросов от готовящейся акции, но те отвечали: «Не хотите — не надо. Мы сами это сделаем, а вас знать больше не хотим».
Кичатый С.К. (Годы жизни не известны) — рабочий Портового завода, в начале 1919 г. один из организаторов 1-й Севастопольского подпольного полка.
Около двух часов ночи вооруженная толпа матросов вошла в спавший город. В первую очередь удар обрушился на офицеров, включая и тех, кто давно ушел в отставку, а также на имущие классы. Позже матрос Беляев на II Общечерноморском съезде свидетельствовал: «Привели человек, может, 50 в Морское собрание. Когда все люди были собраны в одной комнате, я посмотрел на них: там были и офицеры, и священники, и так, просто, разные... Там были совсем старые, больные старики. Половина матросов требовала уничтожить их... Людей было много, были и доктора, была уже полная зала... Больше стоять было негде. Пришла шайка матросов и требовала отдачи. Я уговаривал, что это офицеры на выборных началах, доктора, старики. Ничего не слушали... Ночью звонит телефон из городской больницы, меня спрашивают, что делать с 40 трупами, что около больницы. И тогда я узнал, что всех поубивали. Я слыхал, что в Стрелецкой бухте на пристани много убитых».
Челебиев Челеби (настоящее имя Номан (Нуман) Челеби Джихан) (1885-1918) родился в деревне Санак Перекопского уезда Таврической губ. в крестьянской семье. Окончил медресе, учился в Стамбульском ун-те, в годы 1-й мировой войны был вольноопределяющимся на фронте. Вернулся в Крым после Февральской рев. и 25 марта 1917 был избран муфтием — главой Таврического мусульманского духовного управления и председателем мусульманского исполкома (МИК).
Массовые расстрелы были произведены и среди узников севастопольской тюрьмы. Одними из первых были расстреляны бывший председатель Национального правительства крымских татар, муфтий Ч.Челебиев, арестованный 14 января 1918 года в Симферополе; адмирал Львов; отставной капитан 1-го ранга Карказ; капитан 2-го ранга Цвингман; старший городовой севастопольской полиции Л. Синица. Как передавал потом участвовавший в акции рабочий Рогулин: «Им связали руки назад... Дорогой до места убийства в Карантинной балке их истязали: больного старика Карказа били прикладами и кулаками и в буквальном смысле слова волокли, так как он болел ногами и не мог идти. Адмирала Львова дергали за бороду, Синицу кололи штыками и били прикладами, и глумились над всеми... Перед расстрелом сняли с них верхнюю одежду и уже расстрелянных, уже мертвых били по головам камнями и прикладами...».
Считается, что за несколько ночей в Севастополе было убито более 100 человек. Часть тел свезли на Графскую пристань. На барже их вывозили в море и, привязав груз, топили. Поистине, правы были те, кто назвал случившееся «варфоломеевскими ночами».
3. Власти наводят порядок
24 февраля Исполком Севастопольского Совета собрался для обсуждения создавшегося положения. На заседании присутствовали только большевики и левые эсеры. «Совещание, — по воспоминаниям Ю.П.Гавена, — пришло к заключению о необходимости открыто высказать свое отрицательное отношение к происходившим событиям. Исполком выпустил воззвание, в котором сказано о мерах по предотвращению бывших в городе погромов». Военная комиссия Севастопольского Совета издала приказ № 180, в котором говорилось: «...считать всех действующих... низко и преступно... явными контрреволюционерами и всеми мерами подавлять подобные преступления, ведущие только к гибели революции и разврату менее сознательных в военной среде, вследствие чего падает дисциплина в рядах Красной Армии и флоте Российской Республики».
Свое осуждение в отношении беззаконных акций выразил и II Общечерноморский флотский съезд. Он начал свою работу еще 17 февраля. На очередное заседание 27 февраля в помещение Морского собрания пригласили членов Севастопольского Совета, Центрофлота, областного ВРК, представителей большевиков, судовых и береговых комитетов флота. Принятая резолюция звучала достаточно жестко: «Заклеймить самым энергичным образом позорное выступление, бывшее в Севастополе. Немедленно создать комиссию для установления степени виновности замешанных лиц и решить, как с ними быть и меры пресечения. Все судовые комитеты и товарищи матросы обязуются способствовать раскрытию этого гнусного дела, дабы показать пролетариату западных государств, что русские социалисты не палачи, подобно царским».
Показательно, что также как и первый, второй состав Центрофлота не был большевистским, его значительную часть составили эсеры, меньшевики, анархисты и украинские эсеры. Председателем ЦК Черноморского флота вместо анархиста С.И.Романовского стал эсер С.С.Кнорус, главным комиссаром Черноморского флота вместо большевика В.В.Роменца избрали левого эсера В.Б.Спиро, прибывшего в Севастополь в составе Верховной коллегии по русско-румынским делам.
Спиро Виллиям Бернгардович (1884-?) — видный деятель партии соц.-рев. Делегат II Всероссийского съезда Советов. В нояб. 1917 назначен зав. финансовым отделом ВЦИК, в янв. 1918 — комиссаром-организатором по русско-румынским делам. Открыто выступал против Брестского мира и эвакуации флота в Новороссийск. В начале апр. 1918 арестован в Москве за «преступление по должности», но вскоре выпущен из тюрьмы из-за тяжелой формы туберкулеза на поруки видных членов партии соц.-рев. Летом 1918 эмигрировал за границу.
Безусловно, важно, что думали иностранные пролетарии об установившейся в Советской России власти, но еще важнее, что об этой власти думали пролетарии своей страны. На конференции профсоюзов, прошедшей в Севастополе 28 февраля, по этому поводу прозвучали горькие слова: «Большевистское господство окончательно совратило рабочий класс своей политикой конфискаций, национализацией и т.п. Попытка большевизма произвести социальную революцию разбилась о суровую действительность, рассеявшую иллюзию пролетариата, который остался обманутым и очутился у разбитого корыта».
Назукин Иван Андреевич (1892-1920). Родился в Пермской губ. С 1913 на военной службе. В Балаклаве служил на подводной лодке «Судак». В мае 1917 вступил в РСДРП (б). В янв. 1918 возглавил ревком и Совет военных, рабочих и крестьянских депутатов Балаклавы. В дни немецкой оккупации работал в подполье. Народный комиссар просвещения в правительстве Крымской советской социалистической республики. Расстрелян белыми 8.02.1920 в Феодосии.
Кстати, об экспроприациях. Они продолжались и в марте. Например, Балаклавский Совет принимает решение национализировать рыбные заводы и дома, оцененные свыше 20 тыс. рублей. 12 марта Исполком Балаклавского Совета под руководством И.А.Назукина постановил частновладельческие рыбные заводы Култук, Кшудуя и ряд других передать Союзу «Тружеников моря». Владельцам заводов предложили войти в Союз как равноправным членам. Балаклавские листригоны теперь рыбу должны были ловить артельно. А вот виноградники сразу обобществить не удалось. Но взять под контроль продукт, получаемый из виноградной лозы, Совет считал архиважным. И то правда, революционные свершения требуют трезвого рассудка. «Исполнительный Комитет Балаклавского Совета Военных, Рабочих и Крестьянских депутатов в целях борьбы с тайным пьянством и разбойными нападениями на винные погреба постановил ввести в Балаклаве продажу виноградного вина по карточной системе».
На основании авторитетного мнения местных врачей Я.М.Гиммельфарба, С.Елпатьевского, А.С.Кушуля, Совет постановил: на каждого взрослого мужчину и женщину (не моложе 18 лет) полагается одна бутылка вина в неделю.
На каждое семейство полагается не более двух бутылок вина в неделю.
Крепкие вина выдаются только по разрешению врача.
«Замеченные в перепродаже полученного по карточке вина лишаются права на получение вина в течение целого года. Уличенные в продаже вина из частных погребов подвергаются конфискации всего имущества. Совет надеется, что жители г. Балаклавы окажутся достойны того доверия, которое оказывает Совет, впервые в России вводя эту меру».
Позже Балаклавский Совет объявил о переходе в свою собственность всего урожая 1918 года, об объединении профсоюзов, артелей и приступил к «коммунизации населения» уезда.
Елпатьевский Сергей Яковлевич (1854-1933). Из семьи священника. После окончания семинарии учился на медицинском ф-те Московского ун-та. В 1880 арестован за связь с «Народной волей». В заключение начал заниматься литературным трудом. После переселения в Крым лечил туберкулезных больных. Сблизился с А.П.Чеховым. Его гостями были В.Г.Короленко, Д.Н.Мамин-Сибиряк, А.И.Куприн, А.М.Горький, сестры Цветаевы и др. Годы гражданской войны провел в Балаклаве. С 1922 работал в Кремлевской больнице в Москве.
Миллер (Шепте) Жан Августович (1880-1939). Уроженец Курляндской губ. В социал-демократической партии с 1905. Участник рев. событий 1905-1907. В США жил с 1907 по 1917, закончил высшие коммерческие курсы. В 1917 по решению ЦК РСДРП(б) послан в Крым. Занимал должности председателя Евпаторийского комитета РСДРП(б), председателя Симферопольского ревкома, руководил ЦИК Республики Тавриды. С 1919 по 1931 на дипломатической работе в США. После возвращения в СССР исполнял обязанности внештатного партследователя. Репрессирован в 1939.
4. Таврический съезд Советов и провозглашение Республики Тавриды
Попытку решить вопрос о переделе земельной собственности в соответствии с Декретом о земле властные структуры Тавриды предприняли в начале марта 1918 года. С 7 по 10 марта в Симферополе проходил съезд Советов, ревкомов и земельных комитетов Таврической губернии. Результатом оживленной дискуссии по аграрному вопросу стала резолюция, в соответствии с которой немедленный раздел земли, подлежащей «социализации», откладывался в связи с началом посевной. Тем не менее, все частновладельческие земли объявлялись собственностью Советов. Последним вменялось в обязанность наделить неимущих крестьян землей для проведения посевных работ.
На съезде также обсуждался вопрос о Брестском мире. Первая резолюция, принятая почти единодушно, декларировала необходимость продолжения революционной войны с Германией. Но после сообщения .о положении, создавшемся на фронте, и под давлением большевистской фракции съезд признал политику центральной Советской власти в отношении заключения мира с Германией правильной.
Далее, делегаты заслушали доклад губернского комиссара финансов. Он сообщил, что «основным источником средств стали контрибуции с буржуазии, которые выколачивались с большой твердостью, а расходовались, главным образом, на организацию и содержание Красной Армии». Съезд одобрил работу комиссариата финансов.
После горячих схваток между большевиками и левыми эсерами был сформирован Таврический Центральный Исполнительный Комитет в составе 20 человек: 12 большевиков (среди них и Ю.П.Равен) и 8 левых эсеров. Татарские беспартийные делегаты внесли предложение — ввести от них в состав ЦИК одного или двух делегатов, в чем им было отказано. Председателем ВЦИК был избран Ж.А.Миллер.
Совет народных комиссаров возглавил прибывший в Крым по направлению ЦК РКП(б) А.И.Слуцкий.
Через девять дней после закрытия съезда губернское руководство поименовало его Учредительным и провозгласило Таврическую Республику Советов Рабочих, Солдатских и Крестьянских депутатов в составе Симферопольского, Феодосийского, Ялтинского, Евпаторийского, Мелитопольского, Бердянского, Перекопского и Днепровского уездов.
Слуцкий Антон Иосифович (Нафтали Григорьевич) (1884-1918). Уроженец Варшавы. В социал-демократической партии с 1905. В 1917 — член Петроградского Совета, активный участник октябрьского переворота, делегат II Всероссийского съезда Советов, избран членом ВЦИК. В марте 1918 направлен в Крым. Расстрелян эскадронцами под Алуштой вместе с другими членами СНК, партийными работниками 24 апр. 1918.
Акимочкин Степан Свиридович (1890-1918), член партии социалистов-революционеров. Уроженец Орловской губ., трудовую деятельность начал с 15 лет плотником. В 1914 переехал в Севастополь и работал в шлюпочной мастерской военного порта. В янв. 1918 в составе красногвардейского отряда порта участвовал в разгроме частей Крымско-татарского правительства. В марте 1918 на Таврическом губернском съезде Советов, ревкомов и земельных комитетов избран членом СНК Республики Тавриды от левых социалистов-революционеров и назначен комиссаром земледелия. На Южном берегу Крыма арестован националистами и 24 апр. во время расстрела под Алуштой тяжело ранен. Перевезен в Севастополь, где в авг. 1918 умер.
Еще через несколько дней, 22 марта 1918 года, Таврический ЦИК подтвердил создание республики, но теперь она была названа Социалистической Советской республикой Тавриды в составе Советской России, а территория ее была ограничена Крымом (дабы избежать конфликтов международного характера). Понятно, что такое скоропалительное решение не могло быть принято без участия, а возможно и по инициативе руководства ЦК РКП(б), т.е. Советской России. Понятны и мотивы, которыми руководствовался центр. В условиях оккупации Германией Украины и продолжающегося наступления на юг необходимо было попытаться создать дипломатический барьер на пути германских войск в Крым. Поэтому, вслед за Декретом, провозглашающим Советскую республику Тавриды, «в Москву, Берлин, Вену, Лондон, Париж, Вашингтон, всем, всем, всем» ушла и телеграмма следующего содержания: «Советская республика Тавриды принимает и считает для себя обязательными условия мирного договора, заключенного между правительствами центральных империй и Советом Народных Комиссаров Федеративной Советской республики России». Надежды на результативность такого хода не было даже у некоторых членов ЦИК республики Тавриды. Ю.П.Гавен позже вспоминал: «Часть руководителей Крымской большевистской организации, особенно севастопольские работники, не возлагали надежд на этот дипломатический барьер, который т.Слуцкий, председатель Совнаркома совреспублики Тавриды, и ряд других крымских работников хотели построить на Перекопе путем объявления Крыма самостоятельной республикой».
И они были правы. Через месяц Германия оккупирует Крымский полуостров. А пока, кроме внешнеполитических проблем, перед руководителями вновь образованной республики стояли и очень болезненные повседневные задачи. По словам Ю.П.Гавена, это «тяжелое положение в промышленности, перебои в продовольственном снабжении, растущая дороговизна, безработица, перебои в выплате зарплаты». Эти бы задачи власти и решать, но... Момент требовал «выкачать побольше хлеба из зажиточных слоев крестьянства для отправки в голодающие промышленные центры Советской России». Необходимо было продолжить экспроприацию частной собственности, что явно не укрепляло производство. Нужно было вести повседневную борьбу с контрреволюцией путем обысков и массовых изъятий ценностей. 26 го 1 марта принято решение мобилизовать 2% буржуазии на оборонные работы. Проведение этого мероприятия на местах возложили на Советы. На рытье земляных укреплений ехать мобилизованным нужно было к Перекопу , поэтому организация этого дела шла с большим скрипом. Ко всему перечисленному нужно добавить межнациональные конфликты, так как крымские татары, не приняв большевистскую власть, выступали против христианского населения в целом. Картина получалась не слишком оптимистичная.
Все вышеперечисленное не могло не сказаться на авторитете существующей власти.
5. Кризис власти в Севастополе
а) Снижение влияния «левых»
В Севастополе ситуация усугублялась давно пережитыми «Варфоломеевскими ночами» февраля. В результате произошло заметное снижение влияния большевиков. Рабочие, солдатские, матросские коллективы требовали наведения порядка, законности, перевыборов Совета. Например, рабочие железокотельной мастерской Севастопольского порта на митинге единогласно приняли резолюцию с требованием перевыборов Севастопольского Совета и «отчета старого Совета о богатствах, полученных от обложения буржуазии и конфискации ценных вещей во время обысков». Эта резолюция была поддержана многими подразделениями Севастопольского порта. В свою очередь, Совет заявлял о «необходимости решительной борьбы со всеми самочинными действиями и самосудами групп матросов и красногвардейцев вплоть до передачи суду революционного трибунала». Наряду с революционной бдительностью, Совет проявлял революционную справедливость, объявляя амнистию в размере половины наказания для осужденных всеми судами по случаю годовщины революции.
б) Приближается германская оккупация
14 марта 1918 года IV Всероссийский съезд Советов ратифицировал Брестский мирный договор. Германия к этому времени заняла значительную часть Украины, разделив ее территорию со своей союзницей Австро-Венгрией.
«Военное соглашение об Украине между верховными командованиями обеих стран.
Козаков Тимофей Матвеевич с матерью перед отправкой на флот. Служил на канонерской лодке «Кубанец», позже жил с семьей на Корабельной стороне. Фото из семейного архива Б.Т.Доложевского.
Разграничение областей:
для Австро-Венгрии: юго-западная часть от Волыни..., затем губернии Подольская, Херсонская и Екатеринославская;
для Германии: все прочие губернии Украины, следовательно, также Таврическая губерния и Крым.
...Генерал от инфантерии фон Кош руководит операциями в Таврической губернии и Крыму...»
Соглашение носило секретный характер. Но на самом деле, планы германского командования были секретом, известным всем.
19 марта одновременно с провозглашением Таврической республики Советов областной Военно-революционный штаб совместно с Центрофлотом издают приказ по 3-й революционной армии о переформировании войск прежнего Румынского фронта для обороны подступов к Крыму.
20 марта состоялось объединенное заседание Севастопольского Совета, Центрофлота, представителей команд судов и политических партий по вопросу об организации обороны Крыма от немцев. Большинством голосов принята резолюция: «Заслушав доклад и прения по обороне Крыма, участники собрания, закрывая его в 6 часов утра 21 марта, ушли от слов к оружию».
25 марта Высший Военный Совет РСФСР принял резолюцию о немедленном начале вывода в Новороссийск запасов и грузов из Севастополя и подготовке к переводу туда Черноморского флота.
26 марта в целях объединения руководства всеми вооруженными силами СНК республики Тавриды принял декрет о создании Комиссариата по военно-морским делам. Председателем назначен Ю.П.Равен, начальником штаба М.М.Богданов. В комиссариат вошли Н.А.Пожаров, левый эсер Шерстнев (от Севастопольского Совета), левый эсер В.Б.Спиро (от Центрофлота).
31 марта Севастопольский Совет послал в Москву для опубликования в печати телеграмму: «Крым и Севастопольский Совет мобилизуют массы и готовят отпор, ни о какой сдаче без боя речи быть не может. Отношение масс к ратификации пассивное. Среди рабочих усиленная агитация оборонцев за перевыборы Совета, флот настроен революционно, усиленно укомплектовывается, на днях состоятся перевыборы Совета».
Богданов Михаил Михайлович (1883-1928), из дворян, капитан 2-го ранга (1917). В 1904 окончил Морской Кадетский корпус и в чине мичмана направлен в ЧФ. Служил на броненосцах, в штабе Севастопольского порта. С мая 1917 начальник распорядительной части Штаба командующего флотом, с окт. — флаг-капитан военно-политической части. В янв. 1918 назначен членом городского и областного ВРК, с апр. начальник штаба областного ВРК. Участник гражданской войны, за взятие г.Фастова награжден орденом Красного Знамени. После войны на командных должностях в РККФ. Умер в Москве.
в) Конфронтация между «старым» и «новым» Советами
Выборы нового состава Севастопольского Совета прошли в первых числах апреля. Их результаты, по словам Ю.П.Гавена, «были неблагоприятны для большевистской организации». 30% составляли в избранном Совете большевики, 15% — левые эсеры, 20-25% — меньшевики и правые эсеры, остальные беспартийные. В этих условиях большевистская фракция решила, что Совет нового состава не может руководить пролетарской революцией и обороной, о чем и заявила на объединенном заседании двух составов Советов 10 апреля. Здесь, от имени фракции большевиков, О.X.Алексакис предложил резолюцию о признании и всемерной поддержке Советской власти и СНК в центре, а также о выделении средств на содержание революционных отрядов в Крыму. Когда меньшевики, эсеры и часть беспартийных делегатов выступили против такой резолюции, в зале появился патруль конно-пулеметного отряда. Большая часть нового Совета покинула зал заседания. Необходимо подчеркнуть, что эти депутаты получили поддержку тех, кто их избирал.
Алексакис Орион Христофорович (1899-1920). Из семьи служащего. Окончил гимназию, один из главных организаторов Союза рабочей молодежи в Севастополе и Киеве. Ранен во время октябрьского восстания в Киеве. В янв.-марте 1918 секретарь ревкома, зам. председателя Совета. Представитель ЦК РКП(б) в Вятке в июне-сент. 1918. В янв.-апр. 1919 чл. Харьковского губкома, затем чл. Крымского обкома РКП(б), лектор Коммунистического ун-та им. Свердлова, делегат IX съезда РКП(б), делегат 2-го конгресса Коминтерна. Осенью 1920 направлен на подпольную работу в Болгарию. Погиб в пути.
Накануне на Сенной площади (ныне на этом месте здание СТНУ по ул. Гоголя) по гудку портового завода на митинг собрались тысячи человек. Было принято решение о немедленном усилении охраны порта и крепостного района силами дружин, о создании вооруженной охраны домов, о взятии под контроль общественных учреждений и о создании Рабочего революционного штаба. В ночь на 11 апреля вооруженная дружина Севастопольского порта вскрыла склады оружия. Около 70 тыс. винтовок, несколько пулеметов, патроны, ручные гранаты были розданы гимназистам, офицерам, членам союза увечных воинов. Однако попытки эсеров и меньшевиков взять власть в свои руки подавил большевистский Военно-морской комиссариат. В выяснение отношений между двумя Советами вмешался Центрофлот, объявив флот и крепость на военном положении «до организации Советской власти в Севастополе». Председатель Центрофлота С.С.Кнорус в разговоре по прямому проводу с Москвой так охарактеризовал обстановку в Севастополе: «Избран новый Совет. Большинство беспартийные и правые эсеры. «Новый и старый» Советы борются за власть. Новый Совет поддерживается рабочими, старый — матросами. Возбуждение масс большое. В городе забастовки. Подготовка эвакуации под давлением рабочих приостановлена. Делегатское собрание постановило подготовку к эвакуации продолжать».
Кнорус Сергей Сергеевич (годы жизни неизвестны) — член партии социалистов-революционеров. Юрист. В годы 1-й мировой войны призван в ЧФ в чине прапорщика (с сент. 1917 мичман), служил в Черноморском флотском экипаже, с февр. 1918 избран председателем ЦК ЧФ на II Общечерноморском съезде. Во время оккупации города германскими и англо-французскими войсками работал мировым судьей 4-го участка. В апр.-июле 1919 член коллегии СНХ города для управления учреждениями порта и завода, начальник распорядительной части флота. В авг. 1919 арестован белой контрразведкой. 14 нояб. 1920 назначен комендантом крепости «Севастополь» и начальником корпуса. После гражданской войны жил в Севастополе.
Драчун Владимир Ефимович (1897-1918). Родился в семье рабочего. В 1914 поступил в школу юнг ЧФ. В нояб. 1917 избирается делегатом I Общечерноморского съезда. Один из руководителей флотилии боевых кораблей, посланных в Ростов для борьбы с контрреволюцией. По возвращению избран членом Севастопольского ВРК. Принимал участие в затоплении кораблей ЧФ в Новороссийске, после чего вступил в Таманскую армию. Погиб в бою под Астраханью.
Желая образумить массы, «старый» Совет обратился к избирателям с воззванием: «Товарищи рабочие, матросы и солдаты! Вновь избранный Совет Военных и Рабочих депутатов с преобладающим большинством соглашательских партий, решивших отстранить Совет от власти и передать ее в руки буржуазной городской Думы, обнаружил этим свое контрреволюционное лицо. Избранный им Исполнительный Комитет начинает свое дело с покушения на суммы, находящиеся в распоряжении Военно-морского комиссариата республики Тавриды, лишив тем самым возможности удовлетворить насущные нужды революционной армии, защищающей подступы к Крыму от германо-гайдамацких банд». Далее прежний Совет объявлял себя Временным революционным Советом и настаивал на роспуске нового Совета, мотивируя тем, что выборы были произведены неправильно, и необходимо провести перевыборы. Чтобы «соглашатели» поняли, кто обладает реальной властью, вооруженная охрана не допустила их в здание Совета.
В ответ меньшевики и эсеры решили ударить словом по штыку, выпустив свое полное гневной патетики обращение к рабочим и матросам города: «Партии и лица, недовольные переходом власти из их самодержавных и бесконтрольных рук в руки новых представителей рабочих, солдат и матросов, не подчинились вашей воле в лице новоизбранного Совета... Товарищи рабочие, вы знаете, что то, что теперь произошло, есть только завершение долгой и злостной травли, которой вас подвергали те, кто теперь стоит против вас со штыком и пулеметами. Вы знаете, что вам давно грозили жестокой расправой за то, что вы были стойкими и честными демократами. Вы знаете, что если насилие восторжествует, вам не дадут пощады, вас уничтожат...»
Наконец, 15 апреля собрание делегатов кораблей флота, воинских частей гарнизона и заводского комитета порта приняло решение передать власть Центрофлоту до организации нового Совета, выборы которого назначили с 17 по 20 апреля.
Драматическое противостояние собственно этим и закончилось. Был избран так называемый «беспартийный Совет». Большинство в нем все-таки составили меньшевики и правые эсеры. Возглавил Совет беспартийный Диксергоф. Но, по сути, драма состояла в другом: 19 апреля советские войска оставили Перекоп и Джанкой, Германия начала оккупацию Крымского полуострова.
Вопросы и задания:
1. Как решался вопрос о заключении мирного договора между Россией и Германией, между Украиной и странами Четвертого союза? Повлияли ли достигнутые договоренности на ситуацию в Севастополе?
2. Почему события 21-23 февраля в Севастополе называются «варфоломеевскими ночами»?
3. Когда и при каких обстоятельствах была провозглашена Социалистическая республика Тавриды?
4. В апреле 1918 года в Крыму и в Севастополе сложилась достаточно напряженная общественно-политическая ситуация. Что для ее разрешения предприняли:
а) большевистские руководители;
б) представители других политических партий;
в) что сделали бы вы?
§ 3. Трагедия Черноморского флота
1. Вторжение германских войск
20 апреля правительство Советской республики Тавриды покидает Симферополь. Часть ее руководителей во главе с председателем СНК А.И.Слуцким решила уходить на юг полуострова, а оттуда в Новороссийск. 21 апреля у селения Биюк-Ламбат (ныне Малый Маяк) их схватили эскадронцы. Задержанных отправили в Алушту и 24 апреля, после пыток и издевательств, расстреляли. Советские руководители стали жертвами антибольшевистского восстания крымских татар, которое охватило во второй половине апреля Южный берег от Ялты до Феодосии. Активное участие в его подавлении приняли моряки из Севастополя и местные красногвардейские отряды. Братоубийственные столкновения продолжались вплоть до 30 апреля.
А в Севастополе, в условиях, когда германские войска со дня на день должны были подойти к городу, срочно решался вопрос о судьбе Черноморского флота. Правда, в высоких кабинетах Москвы, Берлина, Киева были убеждены или хотели надеяться, что будущее ЧФ предстоит решать именно им. У каждой из сторон по этому поводу были свои планы.
Вагул Рудольф Екабович (1884/1889-1918). Член РСДРП с 1903. Уроженец г. Риги, с 12 лет работал на рижских заводах. В 1906 выслан за рев. пропаганду. После возвращения из ссылки работал в порту. Организовал Союз транспортных рабочих, был его председателем. В 1912 арестован и вновь выслан. Работал в Архангельске и Ростове-на-Дону. В конце 1917 организовал в железнодорожных мастерских отряд Красной гвардии. Вместе с отрядом Драчука в начале дек. 1917 прибыл в Севастополь. Избран членом ВРК. В янв. 1918 участвовал в установлении Советской власти в Ялте, на Южном берегу Крыма. Член Гурзуфского ВРК. Комиссар национального имения «Артек». Убит в апр. 1918 в горах.
Советское правительство, как мы уже знаем, настаивало на срочной эвакуации как кораблей флота, так и материальных ценностей в Новороссийск. Если бы не споры между партийными группами в Севастопольском Совете и саботаж рабочих порта, возможно, этот вариант и стал бы единственным.
Центральная Рада, вернувшаяся в Киев вместе с германской армией, настаивала, что « Черноморский флот провозглашен флотом Украинской Народной Республики» и поясняла, что «правительство Украины просит помочь ему очистить флот от тех преступных большевистских элементов, которые захватили его, и привести флот к послушанию Украинскому правительству». Далее говорилось, что «те корабли, которые в настоящий момент под руководством преступных элементов выступают против германских вооруженных сил, считаются морским призом».
Германия не возражала против планов Центральной Рады, но не собиралась приводить флот к послушанию Украинскому правительству, удовлетворившись призовыми кораблями. Германское командование намеревалось само захватить весь ЧФ, стоящий в севастопольских бухтах.
Между различными органами власти в Севастополе тоже не было единодушия по поводу дальнейших действий. 21 апреля состоялось делегатское собрание моряков и солдат. По предложению председателя Центрофлота С.С.Кноруса, на повестку дня поставлены два вопроса: о поддержке предложений Центральной Рады о флоте и об эвакуации. На собрании был заслушан тайно прибывший в Севастополь представитель Центральной Рады П.Сотник. Однако резолюцию приняли в пользу второго варианта: «Революционный Черноморский флот был авангардом революции, им и будет, и знамя революции никогда не спустит, ибо это знамя угнетенных, и моряки его никогда не продадут».
В ночь с 21 на 22 апреля Военно-морской комиссариат уже несуществующей республики Тавриды во главе с Ю.П.Гавеном созвал совещание начальников отрядов Красной Армии, представителей Центрофлота и заводского комитета порта. Было совершенно очевидно, что в условиях, когда передовые части германских войск уже заняли Альминскую долину, нечего и говорить о длительном сопротивлении. Вопрос ставился о временной обороне, пока будет проводиться эвакуация. Комендант крепости полковник С.Н.Карпов и ряд других военных специалистов поставили под сомнение возможность вывода флота. Их поддержали и некоторые красные командиры. Совещание так и не пришло к единому мнению.
Скачко Георгий Федорович — (7—1918), рабочий мастерских Портового завода, в 1917 за участие в рев. работе административно выслан в г.Александровск под надзор полиции. В 1912 вернулся в город и поступил на работу в судостроительную мастерскую. С начала 1918 пулеметчик красногвардейского отряда, участвовал в боях на Перекопе в составе конного отряда Гончарова. Погиб в бою с германскими отрядами в последних числах апр. 1918 на станции Альма.
Однако утром 22 апреля на альминский фронт были переброшены боеспособные революционные части из-под Евпатории, отряд черноморцев, конно-пулеметный отряд из Севастополя. Вместе с ними выехали Ю.П.Гавен, Н.А.Пожаров, С.Г.Сапронов, О.X.Алексакис. Почти неделю выставленный заслон сдерживал наступающие германские войска.
Между тем Центрофлот хотел прекратить кровопролитие, договорившись с Центральной Радой. 25 апреля в Киев ушла телеграмма: «1) Немедленно заключить перемирие, для чего мы, получив ваше на то согласие, приложим все старания остановить все войска в тех пунктах, где они находятся; 2) Выслать делегатов, которые, сговорившись о, продлении перемирия, немедленно начнут, выяснение всех спорных вопросов и предотвращение дальнейшего братоубийства. Мы просим дать ответ как можно скорее, ибо каждая минута уносит человеческие жертвы из-за того, что может быть покончено мирно». В этот же день специальная делегация ЧФ и городской думы из 64 человек выехала в Симферополь на переговоры с германским командованием о прекращении наступления на Севастополь ввиду украинизации флота. Однако немцы настаивали на оккупации города и разоружении флота, не принимая во внимание его статус. В этих обстоятельствах Севастопольский Совет принимает решение о немедленной эвакуации флота, армии и населения. На кораблях и в частях проведены митинги, на которых большинство высказалось за необходимость такой меры. Команды же линкора «Воля» и крейсера «Память Меркурия» предложили поднять украинские флаги и передать себя в ведение Украинской Державы. Севастопольский комиссариат Украинской Народной Республики и Рада черноморской украинской громады обратились с аналогичным воззванием к гражданам Севастополя: предлагалось украсить дома желто-голубыми флагами и выйти на манифестацию в поддержку присоединения Севастополя к УНР. Говорили, что если флот и город украинизируются, то Германия, выполняя свои договоренности с Центральной Радой, согласится не вступать в Севастополь. И хотя в такой исход дела верилось слабо, определенная часть горожан отправилась к зданию Украинского комиссариата на Нахимовском проспекте, чтобы записаться в украинское подданство. В состоянии нерешительности находились не только рядовые граждане, но и люди, обремененные властью. 27 апреля к 12 часам дня флот получил приказание быть готовым к походу, был определен порядок выхода на рейд, дислокация во время похода и т.п.
Неожиданно, около часа дня, поднят сигнал «Положение изменилось», и флот остается в бухтах.
29 апреля — новое распоряжение: поднять украинские флаги, командование флота готовится к переговорам с немцами. В ответ на это приказание команда эскадренного миноносца «Керчь» поднимает сигнал «Позор и продажа флота». На эсминце собирается экстренное делегатское собрание, принявшее решение — срочно уходить в Новороссийск.
2. Черноморский флот уходит в Новороссийск
В ночь с 29 на 30 апреля эскадренные миноносцы «Керчь», «Калиакрия», «Пронзительный», «Пылкий», «Громкий», «Поспешный», «Живой», «Лейтенант Шестаков», «Капитан-лейтенант Баранов», «Гаджибей», «Жаркий», миноносцы «Строгий», «Сметливый», «Стремительный» и несколько быстроходных катеров покинули Южную бухту. Под их прикрытием ушли и транспорты, на которые погрузились отступившие отряды Красной Армии.
На следующий день решение об уходе принял и командующий ЧФ контр-адмирал М.П.Саблин. Был дан приказ спустить украинские и красные флаги, поднять вместо них Андреевский флаг и к 22 часам приготовиться к выходу. Очевидец вспоминал: «...Ночь была очень темная. Оказалось, что немцы в это время уже заняли часть Северной стороны и установили пулеметы и полевую артиллерию на Константиновской батарее, против бонов и на Братском кладбище. Однако кораблям сняться своевременно не удалось, т.к. обнаружилось, что все в порту разбежались, катеров нет и нет людей развести боны. В конце концов, в 12-м часу боны были разведены офицерами, подошедшими на адмиральском катере. Едва дала ход «Воля», как немцы открыли по кораблям огонь в упор. За «Волей» (флаг командующего) снялась «Свободная Россия». Кораблям в абсолютной темноте под огнем неприятеля пришлось с места на рейде дать полный ход, при этом, корабли развили ход, едва ли не превышающий контрактную скорость. В «Свободную Россию» попало несколько снарядов, причинивших пустяковые повреждения в надстройках и легко ранившие 5 человек. На огонь неприятеля кораблям отвечать было запрещено, т.к. адмирал не хотел дать повод немцам утверждать, что мы не исполняем Брестского договора».
Итак, «Воля», «Свободная Россия», «Дерзкий», «Беспокойный» ушли в сторону Новороссийска. Только эскадренный миноносец «Гневный» из-за ошибки машинной команды выскочил на берег у Аполлоновой балки. Все попытки сняться не увенчались успехом, и командир приказал взорвать жизненно важные механизмы корабля.
Оставшиеся в бухтах корабли и сооружения порта было поручено уничтожить подрывной команде, но она разбежалась. Немцам достались значительные материальные ценности.
3. Затопление кораблей Черноморского флота
2 мая суда Черноморского флота, пришедшие из Севастополя и других портов Крыма, собрались в Новороссийске. На следующий день, путем общего голосования, команды выразили желание иметь командующим ЧФ М.П.Саблина, действовавшего и ранее в этом качестве. В 8 часов утра произвели церемонию поднятия Андреевского флага. Флот обосновался на новой базе.
Гернет Евгений Сергеевич (1882-1942). Окончил Морской корпус. Участник русско-японской (награжден тремя орденами) и 1-й мировой войн. Будучи командиром эсминца «Калиакрия», возглавил уход бригады эсминцев из Севастополя в Новороссийск. В Красном флоте командовал Волжской военной флотилией, формировал Западно-Двинскую и Азовскую флотилии. После гражданской войны ходил на судах торгового флота, был советником по военно-морским делам, работал на Севморпути, участник полярных экспедиций, писал учебники и книги. Репрессирован в 1938, умер в ссылке.
В первой половине мая велись ежедневные работы по приведению кораблей в порядок: их чистили, красили от киля до клотика, перебирали механизмы. Было составлено даже расписание минных и артиллерийских учений. Однако Новороссийск нельзя было назвать надежным пристанищем: давало о себе знать отсутствие доков и мастерских для настоящего ремонта, нехватка самых различных припасов. К тому же немцы докатились уже до Новочеркасска и Ростова-на-Дону. Главнокомандующий оккупационными войсками фельдмаршал Эйхгорн требовал немедленного возвращения флота в Севастополь. В виду Новороссийска появились немецкие подводные лодки, ежедневно над городом и флотом кружили аэропланы-разведчики. В начале июня стало известно, что Советское руководство требует немедленного приезда в Москву М.П.Саблина. Уезжая, он передал командование флотом командиру линейного корабля «Воля», капитану 1-го ранга А.И.Тихменеву. Отъезд Саблина неблагоприятно сказался на настроении команд, так как «ему верили, несомненно готовы были подчиняться».
Тихменев Александр Иванович (1878-1959). Окончил Морской корпус (1910), Минный офицерский класс (1904), Морскую академию (1906). Участник 1-й мировой войны. Георгиевский кавалер. Капитан 1-го ранга (1917). Командир линкора «Воля» (1917-1919). С отрядом кораблей ушел в Новороссийск в 03.1918. Отказался выполнять приказ о затоплении кораблей. 17.10.1918 увел линкор «Воля» и шесть эсминцев в Севастополь. В 12.1918 зачислен в резерв Морского управления штаба генерала Деникина, позже — штаба генерала Врангеля. 17.10.1920 назначен начальником штаба Русской эскадры. С 1924 остался в Тунисе на положении эмигранта. Умер в Бизерте.
10 июня до Новороссийска дошла информация, что германское командование предъявило ультиматум советской стороне с требованием немедленного возвращения флота в Севастополь, в противном случае грозили продолжением наступления по всему фронту. Последним сроком возвращения флота было названо 19 июня. Советское правительство в открытой телеграмме по этому поводу распорядилось: «...Не желая подвергать страну новым неисчислимым бедствиям, предписываем флоту идти в Севастополь, с расчетом прибыть туда не позже 19 июня. Все безумцы, противящиеся власти, избранной многомиллионным трудовым народом, будут считаться вне закона».
Но было еще шифрованное распоряжение, которое и следовало выполнять: затопить флот, чтобы он не попал в руки империалистов.
Глебов-Авилов (наст. фамилия Авилов) Николай Павлович (1887-1942). Из семьи сапожника. Член РСДРП с 1904, в 1917 член Петроградского комитета РСДРП(б), с окт. нарком почт и телеграфов, в мае-июне 1918 комиссар ЧФ, добивался выполнения решения о потоплении кораблей в Новороссийске. С дек. 1918 на различных партийных, профсоюзных и хозяйственных должностях.
Командование флотом, личный состав становились заложниками ситуации. Любое из принятых решений заранее носило спорный, а на чей-то взгляд и преступный характер. Но главное, не было единодушия и среди офицеров, и среди команд кораблей флота. После бурных дебатов, многочисленных делегатских собраний А.И.Тихменев решил увести корабли в Севастополь, заявляя, что это и есть мнение большинства. Однако командир эсминца «Керчь», старший лейтенант В.А.Кукель и ряд других офицеров, настаивали на затоплении судов. Позже Кукель вспоминал: «...Утром 17...начали разводку паров только «Свободная Россия», «Воля», эсминцы «Дерзкий», «Беспокойный», «Пылкий», «Громкий», «Жаркий» и «Живой». Не выполнили же приказание: эсминцы «Пронзительный», «Керчь», «Гаджибей», «Калиа-крия», «Фидониси», «Капитан Баранов», «Лейтенант Шестаков», «Сметливый» и «Стремительный». Около 11 часов утра корабли, ответившие на сигнал, начали выходить из гавани на рейд, где становились на якорь, — кроме «Свободной России», которая, хотя и решила идти в Севастополь, но, вследствие отсутствия большинства кочегаров, не могла поднять паров в достаточном количестве. Выход судов на рейд представлял из себя весьма беспорядочную картину: вследствие дезертирства команд, большинство кораблей не было в состоянии поднять в достаточной мере пары и выходили на буксире других. Когда корабли вышли на рейд, на эсминце «Керчь» был поднят сигнал следующего содержания: «Судам, идущим в Севастополь: Позор изменникам России!».
Купель Владимир Андреевич (Кукель-Краевский) (1885-1940). Внук адмирала Г.Невельского. Окончил Морской кадетский корпус, Артиллерийский офицерский класс, участник 1-й мировой войны. В советское время: нач. отряда судов флотилии Астраханского кр., командир крейсера «Богатырь», нач. штаба флотилий, нач. штаба БФ, секретарь посольства в Афганистане, нач. Крымской базы погранохраны, нач. моротдела погранохраны Дальневосточного кр. В 1937 репрессирован, умер в лагере.
Выход части судов на рейд «угнетающе действовал на команды оставшихся судов — многие плакали, раздавались выкрики: «Они оставили нас!», «Они опозорили нас!», «Лучше погибнуть с кораблем, чем сдаться».
Днем 17 июня на кораблях, стоявших у причала, началась подлинная вакханалия: расхищение имущества и повальное бегство.
В.А.Кукель вспоминал: «Грустная и тяжелая картина — гавань вымерла, пусто, и только медленно идущие на буксире миноносцы, беспомощные, без признаков жизни на них, с отдельными мрачными фигурами в количестве 5-6 человек на палубе, как зачумленные и обреченные на смерть, с которых все живое сбежало, и от которых все сторонятся. Сильное впечатление производит эсминец «Гаджибей», который, будучи взятка буксир, поднимает сигнал: «Погибаю, но не сдаюсь» и держит его все время».
В середине дня на Новороссийском рейде началось затопление судов. Часть из них была потоплена торпедными выстрелами с «Керчи», другие взрывались своими командами. «Одновременно, корабли, медленно погружаясь, один за другим переворачивались. Корабли тонули от 25 до 45 минут». Последними были затоплены дредноут «Свободная Россия» (около 18.00) и на рассвете следующего дня у Туапсе — «Керчь».
Второй раз, со времен Крымской войны, боевые суда ЧФ, созданные для защиты Отечества, были отправлены на дно своими же командами под давлением особых обстоятельств.
Вопросы и задания:
1. От имени участников событий, описанных в параграфе, расскажите о решении судьбы ЧФ в апреле 1918 года:
а) руководителей ЧФ;
б) представителей Советской власти;
в) представителей ЦР;
г) экипажей кораблей.
Раскольников Федор Федорович (1892-1939) — заместитель наркома СНК РСФСР морским делам был отправлен в Новороссийск для организации затопления судов.
Вахрамеев Иван Иванович (1885-1965). Из семьи служащего. Чл. РСДРП(б) с 1917. Унтер-офицер. С окт. 1917 председатель ВРК, с нояб. — начальник Военно-политического отдела Верховной морской коллегии. С февр. 1918 чл. коллегии Наркомата по морским делам, с марта — зам. наркома по морским делам. В июне направлен с поручением СНК РСФСР обеспечить затопление ЧФ в Новороссийске. В дальнейшем командовал различными частями Красной Армии, был на административно-хозяйственных должностях. Участник Великой Отечественной войны.
2. Составьте картосхему, на которой будут обозначены:
а) наступление германских войск, оккупация Крыма;
б) переход судов ЧФ в Новороссийск;
в) возвращение части эскадры в Севастополь.
3. Подготовьте сообщение по одной из предложенных тем: «Судьба командующего ЧФ М.П.Саблина»; «Новороссийская трагедия ЧФ в мемуарной и художественной литературе».
§ 4. Немецкая оккупация Севастополя
1. Начало оккупации
Утром 19 июня остатки эскадры вернулись в Севастополь, который уже полтора месяца жил в условиях германской оккупации.
Немецкие войска вошли в город 1 мая, а спустя день было организовано управление Севастополем. Губернатором назначили командира 4-й баварской кавалерийской дивизии генерал-майора барона Эгглофстейна, комендантом — полковника фон Ашауэра, военным полицмейстером — обер-лейтенанта А.Аппеля. Штаб и комендатура разместились в гостинице Киста. Офицеры выбрали для проживания «Драгониго», «Бристоль», «Северную», «Россию» и благоустроенные квартиры в центре города. Неприятелю достались значительные трофеи: склады и магазины с большим количеством боеприпасов, оружия, военного обмундирования и других материальных ценностей. В бухтах стояли корабли ЧФ: 7 линкоров, 3 крейсера, 12 эсминцев, 15 подводных лодок, 5 плавучих баз, 3 румынских вспомогательных крейсера, несколько крупных торговых судов, учебных кораблей, минных заградителей и т.д. На всех судах, по приказанию новых властей, были спущены украинские и подняты германские флаги.
Немцы прочно обосновались не только в Севастополе, но и на всем полуострове. Это вызывало горькое чувство оскорбленного национального достоинства, но к нему странным образом примешивалось, как вспоминал очевидец, облегчение: «Мы были бы убиты «нашими», теми, против кого воюют наши враги немцы. А теперь мы успокоенно вздыхаем от того, что «наши» ушли, а пришли враги... Чистые, прочно обутые и одетые солдаты, каких уже давно не приходилось видеть, пушки, блестящие на солнце, обозные фуры, запряженные рослыми, сытыми лошадьми. Во всем чувствовалась сила, власть и порядок, которые несли к нам, измученным анархией, наши завоеватели».
Подчинение Крыма своей власти для Германии имело особое значение. Во-первых, как писал генерал Альфред Краус, «Германия хотела бы закрепить за собой самый безопасный путь на Месопотамию и Аравию... Путь на Восток идет через Киев, Екатеринослав, Севастополь, откуда начинается морское сообщение на Батум и Трапезунд». Во-вторых, для истощенной войной империи были не лишними крымское продовольствие и имущество. В конце мая по распоряжению командующего оккупационными войсками генерала Коша, Крым был объявлен на военном положении. Принято постановление, в соответствии с которым гражданское население объявлялось подсудным германским военно-судебным учреждениям в случае выступлений против германских войск, оккупационных властей, неисполнения их распоряжений и приказов. В постановлении, в частности, говорилось: «Кто, не имея выданного германскими военными властями на то разрешения, держит у себя или скрывает оружие и амуницию, или оказывает в этом содействие другому лицу, подвергается смертной казни, в более же легких случаях заключению в тюрьму на срок не менее 6 месяцев или же в исправительные арестантские отделения». Аналогичные наказания предусматривались за порчу средств коммуникации, связи, транспорта, различного рода припасов.
2. Крымское правительство и его политика
Управлять Крымом как колонией оккупационные власти не могли, поэтому они пошли на создание местных органов власти, попытавшись опереться на местное крымско-татарское население и его лидеров. 10 мая в Симферополе открылся курултай, на его первом заседании присутствовал генерал Кош. Однако после того, как татарские руководители сделали ряд достаточно радикальных заявлений по поводу преобразования Крыма в независимое нейтральное ханство и формирования татарских войск, отношение германских властей к татарским лидерам и их планам в корне переменилось.
Право формирования Крымского правительства было предоставлено Сулейману Сулькевичу (Матвею (Мацею) Александровичу). Он происходил из литовских татар, был сыном полковника гусарского полка. Военное образование получил в Воронежском кадетском корпусе, Михайловском артиллерийском училище и Академии генерального штаба. Сулькевич участвовал в русско-японской и 1-й мировой войнах. Дослужился до чина генерал-лейтенанта. Последний его пост — командир 1-го Мусульманского корпуса. Эта кандидатура была выдвинута германскими властями, по справедливому замечанию В.А.Оболенского, т.к. «...он был мусульманином по вероисповеданию и татарином по происхождению..., но одновременно он был генерал русской службы, не зараженный революционными веяниями. Наконец, он прежде всего дорожил своим материальным положением и внешним почетом, ради сохранения коих готов был выполнять волю немцев». Нельзя не обратить внимания на явное сходство кандидатур, одобренных немцами, на роль главы Крымского правительства и гетмана Украинской Державы, сменившего ЦР в конце апреля 1918 года. Павел Петрович Скоропадский происходил из старинного гетманского рода, был кадровым офицером, прошедшим школу придворной службы и поля сражений русско-японской и 1-й мировой войн. Как и Сулькевич, он дослужился до чина генерал-лейтенанта. В 1917 году возглавлял 1-й Украинский корпус, был избран атаманом Вольного украинского казачества. Думается, немцам импонировало происхождение, социальный статус, военный опыт новоявленных политиков. Но главное, они не были связаны с социалистами, обладали решительностью, смелостью, здравомыслием, готовы были создать национальную власть, не будучи националистами, ориентировались на германское командование.
Скоропадский Павел Петрович (1873-1945).
Однако между двумя формально суверенными государственными образованиями отношения не сложились. 12 июня украинское правительство вручило германскому послу ноту о необходимости присоединения Крыма к Украине. А когда в середине июня Крымское правительство уже было сформировано, началось явное и скрытое противостояние, выразившееся в таможенной войне, разрыве почтово-телеграфной связи, пограничных конфликтах. В Декларации, принятой 25 июня, Крымское краевое правительство отстаивало идею самостоятельности полуострова, объявляло о введении гражданства Крыма. Гражданином Крыма мог стать любой, рожденный на крымской земле, если он своим трудом содержал семью. Приобрести гражданство мог тот, кто был приписан к сословиям или служил в государственном, общественном учреждении и проживал в Крыму не менее трех лет при условии судебной и нравственной непорочности. Допускалось двойное гражданство. В качестве государственного герба утверждался герб Таврической губернии (византийский орел с золотым восьмиконечным крестом на щите). Флаг должен был выглядеть как голубое полотнище с гербом в верхнем углу у древка. Столицей объявлялся Симферополь, государственным языком — русский, официальными языками — татарский и немецкий.
3. Положение в экономике
Выше перечисленные атрибуты государственности, конечно, важны, но залогом подлинной самостоятельности все-таки являются не декларации, а экономические успехи. А здесь дело обстояло значительно хуже. В связи с экономической блокадой, установленной правительством Скоропадского, в Крыму не хватало хлеба, других продуктов питания. С 29 июня Симферопольская городская управа ввела норму выдачи хлеба на 1 человека — 1 фунт в день. Еще более тяжелое положение сложилось в Севастополе, где продовольствие было реквизировано для нужд германской армии. В мае газета «Прибой» сообщала: «Немцы забрали все продовольственные товары, принадлежащие городу. Так, конфискованы хлебные амбары, забран месячный запас сахара, около 900 пудов чая, свыше 500 000 банок консервов». За публикацию вредной статьи газету закрыли на неделю. Жителям же города ежедневный паек был определен в полфунта хлеба на взрослого и четверть фунта на ребенка. 18 июня члены Севастопольской продовольственной управы лично выехали в Симферополь для улаживания проблемы. Но министерство продовольствия краевого правительства ответило, что ничем помочь не может — хлеба нет. По возвращению члены продовольственной управы объявляют германским властям: «Слагаем с себя всякую ответственность за кошмар голода». Та же газета «Прибой», первые дни июля: «Вопрос о хлебе принимает все более острый характер. Очередь за хлебом устанавливается с вечера, но и простояв всю ночь, можно уйти, ничего не получив, т.к. хлеба не хватает».
Рогоза (Рагоза) Александр Францевич (1858-1919). Окончил Полоцкий кадетский корпус и Михайловское артучилище, участник русско-турецкой войны 1877-1878, сражался на Шипке. Окончил академию Генштаба. Генерал-майор с 1904. В 1-ю мировую войну командир 23-го армейского корпуса, командующий 14-й армией, затем 4-й. В мае 1918 поставлен гетманом Скоропадским на должность военного министра. В нояб. 1918 снят с должности, выехал в Одессу. В апр. 1919 расстрелян за отказ поступить на службу в Красную Армию.
Краевое правительство пыталось активизировать экономику, восстановив частную собственность и свободу торговли, но результаты чувствовались слабо — инфляция и безработица только прогрессировали. Повседневная жизнь скорей напоминала борьбу за существование. Так, например, флотские офицеры, теперь оставшиеся не у дел, брались за любую работу, дабы прокормить свои семьи. Мичман Г.Г.Филевский позже вспоминал: «...Офицеры стали изучать ремесла, некоторые сделались сапожниками, другие плотниками, многие пошли в грузчики, наиболее богатые — открыли магазины».
Вапельник Александр Ильич (1893-1919). Уроженец Севастополя, портной по профессии. В 1907 чл. юношеской социалистической организации «Южная волна». В 1914 призван на военную службу. С 1916 сражается во Франции в составе Русского экспедиционного корпуса. Был тяжело ранен в боях под Верденом, награжден орденом Почетного легиона. Летом 1918 вернулся в Севастополь, вступил в чл. РКП(б), возглавил одну из подпольных групп. В дек. 1918, уходя от ареста, перебрался в Одессу, где вошел в состав подпольной иностранной коллегии. Расстрелян белогвардейской контрразведкой в марте 1919.
4. Рабочее движение
Однако были производства, в функционировании которых оккупационные власти нуждались прежде всего. Например, Севастопольский порт (Севморзавод) с его ремонтно-механическими цехами. В мае месяце рабочие порта объявили забастовку, требуя заключения коллективного договора, защищающего их права. Германское командование вынуждено было рассмотреть требования рабочих и на их основе сформулировать «Положение о работе для всех учреждений Севастопольского порта». В числе прочих условий оговаривался 8-часовой рабочий день, ставки заработка, учитывающие дороговизну жизненных припасов. Не обошлось без угроз, приправленных демагогией: «Германское управление желает служащим и рабочим Севастополя после времени разрухи и беспорядков предоставить опять правильную и надежную возможность к работе и заработку». И в заключение, «если рабочие и служащие тем не менее не пожелают работать на предложенных условиях, то порт придется полностью закрыть».
Угроза, очевидно, не произвела на забастовщиков должного впечатления, т.к. из-за отсутствия рабочих ремонтные работы на крейсере «Гебен» вынужден был выполнить сам экипаж.
В середине июня власти решили оцепить Корабельную сторону и произвести аресты зачинщиков. Тюрьма была переполнена. Но в начале июля забастовали и железнодорожники. Германское командование распорядилось вышедшим на работу выплатить заработную плату за май, июнь, июль; обещало штрейкбрехерам улучшенные пайки и охрану, но в течение почти всего лета уборку вагонов и составление поездов выполняли немецкие солдаты.
В это же время бастовали и железнодорожники северо-запада Украины (в Коростене, Здолбунове, Сарнах). Фельдмаршал фон Эйхгорн считал, что приводить к послушанию местное население нужно более действенными средствами, чем переговоры: «Вести разъяснительную пропаганду в этой стране самой невероятной фантастики было бы, конечно, хорошо, но практически влияние этой пропаганды распространяется очень медленно. Главное командование считает более целесообразным предавать германскому суду всех занимающихся распространением ложных слухов, угрожающих общественному порядку и безопасности». Так решено было поступить и с железнодорожниками:
«Всякая попытка удержать не бастующих от работы и принудить их к забастовке, всякие оскорбления работающих действиями или словами повлекут за собой строгое наказание. Над вожаками забастовок и теми, кто письменно или устно будет продолжать агитацию за забастовку, распространять листовки и т.д., будет произведена беспощадная расправа».
5. Политика оккупационных властей
В середине июля фельдмаршал Эйхгорн и посол Германии на Украине барон фон Мумм посетили Севастополь. Перед высокими гостями в парадном строю прошли солдаты 217-й егерской дивизии, свою выучку показали моряки дредноута «Гебен» и крейсера «Бреслау», экипажи подводных лодок. Гости были довольны увиденным, благодарили военного губернатора. Однако за внешним лоском уже проявлялись первые признаки разложения, затронувшего оккупационные войска.
15 июля возле Исторического бульвара, близ места стоянки немецких частей, были разбросаны прокламации и брошюры. Солдаты и матросы подбирали их, собирались в группы и обсуждали прочитанное. Их стали разгонять унтер-офицеры. Ночью на улицах расставили караулы, дежурную прислугу у орудий.
Герман фон Эйхгорн (1848-1918). Генерал-фельдмаршал германских войск. Командовал группой армий на германо-русском фронте в Прибалтике, в Белоруссии, на Украине. Убит левым эсером Б.Донским по решению партии.
28 июля на крейсере «Гебен» офицерами было обнаружено тайное собрание. Арестовали 60 человек. Для команды запретили увольнение на берег. Власти искали виновников этих происшествий не только среди своих солдат и матросов, но и среди местного населения. «Преступные агитаторы» задержаны не были. Однако известно, что летом-осенью 1918 года в городе действовала подпольная большевистская организация.
Одним словом, чем больше Германия приближалась к своему поражению, тем менее уютным для оккупационных войск становился жаркий летний Севастополь. Раздражали и непредвиденные мелочи: отсутствие достаточного количества пресной воды, рост инфекционных заболеваний среди жителей. Городской водопровод бездействовал. Население пользовалось водой из старых колодцев, родников, что было одной из причин распространения дизентерии и даже холеры. Городская дума пыталась взять под контроль ситуацию, предписав всем врачам, больницам, госпиталям, лазаретам, амбулаториям немедленно извещать Городское Санитарное бюро в случае выявления заразных заболеваний. Такие же требования предъявлялись к домохозяевам, содержателям постоялых дворов, кофеен, гостиниц, заводов, фабрик, артелей и т.п. «Обязаны немедленно сообщать Городскому, Районному врачу, если среди находящихся у них лиц окажется какая-либо заразная болезнь, особенно если одной и той же болезнью заболевает двое-трое».
Болгарский учебный крейсер «Надежда». В ноябре 1918 г. его команда требовала возвращения на родину. Волнения были подавлены, участники преданы суду в Варне. В 1968 г. ул. Ластовая г. Севастополя переименована в ул. Надеждинцев.
Морской министр Украинской Державы В.А.Савченко-Белъский (1867-1955) с адъютантом.
Городской голова С.А.Никонов, подписавший постановление, хлопочет и о необходимых медикаментах.
В императорскую германскую комендатуру направляется следующее письмо: «Ввиду увеличения в городе Севастополе острожелудочных заболеваний и в связи с этим большой нужды для городской больницы касторового масла и глицерина при полной невозможности приобретения их в продаже Городская управа просит распоряжений об отпуске 1 бочки касторового масла и 2 баллонов глицерина из имеющихся запасов этих продуктов в складе минного имущества».
Да, немцы считались хозяевами даже не принадлежащей им собственности. И в то же время массового мародерства, насилия с их стороны не наблюдалось. Видимость приличий оккупационные власти старались соблюдать.
В ночь на 17 июля 1918 в Екатеринбурге, в подвале дома инженера Ипатьева были расстреляны Николай Александрович Романов, его жена — Александра Федоровна Романова, их дочери Ольга, Мария, Татьяна, Анастасия, их сын — царевич Алексей, доктор Е.С.Боткин, повар И.М.Харитонов, слуги А.Е.Трупп и А.С.Демидова. Участники расстрела Я.X.Юровский, П.Ермаков, П.Медведев, Г.Никулин сделали все возможное для уничтожения трупов — лица убитых были облиты кислотой, сами тела пытались сжечь, затем закопали в тайном месте.
Императорская германская комендатура в городскую управу
29 мая 1918 г.
III отделение при военном полицмейстере просит городскую управу оставлять свободным Приморский бульвар еженедельно по четвергам и воскресеньям для устройства на нем концертов немецким смешанным оркестром.
4 июня 1918 г.
Объявление
Уплата по реквизиционным свидетельствам, выданным германскими войсками, будет производиться кассой I батальона 9 запасного пилотного полка, в помещении казарм на Северной стороне.
Губернское правление Севастополя
24 июня 1918 г.
Доверенность
Городская управа уполномочивает подателя сего получить от Императорского германского губернского интенданта 3 525руб. 40 коп., причитающиеся городскому правлению за топливо и фураж, взятые из городских складов частями германской армии.
В Севастопольскую городскую управу
8 июля 1918 г.
Докладная записка
Сим имею честь сообщить, что 6 июля 1918 г. германским командованием была возвращена в склад часть материалов и запасных автомобильных частей, из числа взятых 29 июня 1918 г. с городского склада по Гоголевской ул., дом № 7.
Зав. Хозяйственной секцией Д.И.Петренко
В императорскую германскую комендатуру.
24 июля 1918 г.
Городской садовник Приморского бульвара 17 июля донес городской управе, что 16 июля на названном бульваре у гостиницы «Кист» германскими солдатами срублено 2 взрослых дерева.
Сообщая об изложенном, городская управа просит зависящих распоряжений о неповторении в дальнейшем подобных случаев».
К оккупационным властям обращались, от них требовали, ждали решения насущных проблем, однако их время уже истекало.
Дыбенко Павел Ефимович (1889-1938). Из крестьян. С 1911 матрос БФ. В 1917 председатель Центробалта, член Петроградского ВРК. С окт. 1917 по март 1918 — чл. комитета по военным и морским делам, нарком по морским делам. В февр. 1918 командовал отрядом моряков под Нарвой. В мае 1918 отдан под суд за сдачу Нарвы. На суде выступил с блестящей защитной речью и был оправдан. С лета 1918 на подпольной работе в Украине, Крыму. В авг. 1918 арестован в Севастополе, пытался бежать, был переведен в Симферопольскую тюрьму, приговорен к расстрелу, но в нояб. обменен на пленных германских офицеров. Далее см. с. 204.
Войска Антанты наносили последние удары Германии и ее обессилившим союзникам. 5 октября Германия сама вынуждена была просить перемирия: в стране началось революционное брожение.
6. Перемена власти
Накануне вывода немецких войск из Крыма Краевое правительство предпринимает отчаянные усилия, дабы сохранить власть. Оно безуспешно пытается наладить контакты с командующим Добровольческой армии А.И.Деникиным, пробует опереться на оппозицию, расширить свою социальную базу. 19 октября М.А.Сулькевич объявляет о созыве 7-10 декабря Краевого парламента.
22 октября — заявляет о воссоздании волостных земств.
24 октября восстанавливает полномочия городских дум и земских собраний и соглашается на «образование нового кабинета, опирающегося на все элементы населения, с обязательным представительством от национальных групп».
Тем не менее, съезд земцев, проходивший с 7 по 10 ноября, потребовал создания демократического правительства и отказал М.А.Сулькевичу в поддержке, мотивируя его «полной несостоятельностью во всех областях управления».
14 ноября германское командование официально уведомило губернскую земскую управу об устранении правительства генерала. Через два дня было сформировано новое Краевое правительство во главе с Соломоном Крымом.
15 ноября началась эвакуация германских войск. В Севастополе матросы и солдаты требовали возвращения домой уже две недели. Массовые митинги и собрания проходили в бывшем клубе армии и флота, в Морском собрании, в частях и на кораблях. По образному замечанию В.А.Оболенского, немцы утрачивали свою железную дисциплину и, вступив весной в Крым, чуть-чуть не церемониальным маршем, уходили из него осенью, «лузгая семечки».
Вопросы и задания:
1. Как было организовано управление Крымом в период оккупации германскими войсками?
2. Какова была политика оккупационных войск по отношению к правительству Сулькевича, населению? При ответе на этот вопрос используйте документы, помещенные в параграфе.
3. Расскажите о развитии взаимоотношений между Украинской Державой П.Скоропадского и Краевым правительством С.Сулькевича, как это повлияло на положение в Крыму.
4. Когда, почему и как:
а) закончилась оккупация Крыма германскими войсками;
б) закончился период правления Сулькевича?
ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ГОД 1919-й
1. Интервенция войск Антанты
1. Торжественная встреча
Еще не закончилась эвакуация немцев из Севастополя, как в виду побережья Крыма показались суда Антанты. Победители не утруждали себя официальными объяснениями готовящейся интервенции. Подлинные же мотивы были очевидны без разъяснений: борьба против большевизма, угрожающего доброму старому миропорядку. И потом, не по-хозяйски оставлять этой никчемной власти природные богатства России, прощать ей многомиллиардные долги (пусть и сделанные предшественниками).
Между тем Крым и Севастополь готовились к встрече гостей, бывших союзников, освободителей. Краевое правительство во главе с С.С.Крымом, представители Добровольческой армии, губернского земского собрания экстренным поездом выехали в Севастополь. Местные власти изыскивали возможности для организации званого обеда.
Крым Соломон Самойлович (1867-1936). Родился в Феодосии. Караим. Закончил Московский ун-т и сельскохозяйственную академию. Садовод и промышленник, новатор в агрономии и общественный деятель, пользовавшийся уважением местного населения. Депутат Государственной Думы двух созывов, один из инициаторов создания Таврического ун-та, глава Крымского правительства. В эмиграции издал книгу «Крымские легенды». Умер во Франции.
Утро 23 ноября выдалось как по заказу. В.А.Оболенский, глава губернского земского собрания, позже напишет: «Солнце грело, как весной, зеленовато-синее море ласково шумело легким прибоем у Приморского бульвара, с раннего утра наполнившегося густой толпой народа, с волнением ожидавшего приближения эскадры. Я тоже присоединился к этой толпе. Все напряженно смотрели в прозрачную синюю даль. Вдруг толпа заволновалась, кто-то из стоявших на скамейках крикнул — «вот они», и действительно, на горизонте показалась полоска дыма, потом другая, третья... Суда шли в кильватерной колонне. Дредноуты, крейсера, миноносцы... Впереди большой дредноут под английским флагом, затем два французских дредноута, белый итальянец и дальше вереница более мелких судов под английскими и французскими флагами... Толпа кричала «Ура!» и махала шапками. Наконец, свершилось то, чего мы ждали в течение четырех лет войны и двух лет разложения России».
Однако дальнейшие события сложились совсем не так, как представлялось гостеприимным хозяевам. На трех катерах они отправились на английский флагманский дредноут. Офицер, встретивший их у трапа, предложил подождать, пока он доложит адмиралу, и провел в помещение, где не было ни стульев, ни скамеек.
Через полчаса к дредноуту подошел еще один катер, на котором прибыл немецкий генерал для официальной передачи победителям Севастопольской крепости. Потянулись томительные минуты ожидания, которые складывались в часы. В конце концов, члены правительства были удостоены аудиенции, но адмирал Колторп отказался вступать в какие-либо переговоры, сославшись на отсутствие инструкций от своего правительства. Отказался он и пожаловать на берег, чтобы «откушать хлеба-соли». Гостям было не до сантиментов. На 22 кораблях прибыли войска: английская морская пехота, 75-й французский и сенегальский полки. Севастополь был избран их главной базой. Первоначально здесь высадилось около 600 английских пехотинцев и 1600 французских солдат. К началу 1919 года их количество увеличилось приблизительно до 6 тысяч человек. Всего к моменту ухода из Крыма в Севастополе было 22 тысячи иностранных солдат. Отдельные суда и небольшие отряды расположились в Евпатории, Ялте, Феодосии, Керчи.
Генерал Хольман — глава военной миссии Великобритании на юге России с мая 1919 г. до марта 1920 г.
2. Убытки от немецкой оккупации
На первых порах союзники осуществляли контроль за выводом остатков немецких войск. Крымское краевое правительство подсчитывало урон, нанесенный оккупацией, и пыталось апеллировать к бывшим союзникам с просьбами о возмещении ущерба. Но никто не собирался удовлетворять эти требования. Более того, по распоряжению военного командования Антанты, из Севастополя в Мраморное море были уведены остатки Черноморского флота, вывезено из города и оставшееся после немцев военное имущество на сумму более 1 млрд. 100 млн. руб.
Крымское краевое правительство, не сразу верно оценив ситуацию, создало комиссию для исчисления причиненных убытков. Председатель комиссии, министр внешних сношений М.М.Винавер 12 декабря 1918 года издал распоряжение, в котором говорилось, что поскольку Севастополь пострадал от оккупации более всего, то здесь предлагается организовать особый отдел комиссии.
В местных газетах дали объявление, что севастопольская комиссия будет заседать в здании Городской управы с 9 до 14 часов ежедневно, заявления об убытках принимаются с приложением всех документов, которые могут подтвердить претензии. Среди желающих заявить о понесенных потерях оказались и солидные заведения: гостиницы, гимназии, магазины и т.д. и частные лица. Вот одно из таких заявлений:
Вера Викторовна Коландс, проживающая по Гоголевской улице сообщала, что в ее лучшей комнате (11 кв. м) жили немецкие офицеры. Назначена была плата 256 руб. 75 коп., а уплачено 2/3 — 171 руб. 15 коп., неизвестна судьба еще 85 руб. 60 коп. Кроме этого, разбито, испорчено... (здесь хозяйка добросовестно перечисляла утраченное домашнее имущество). Всего на сумму 165 руб. 60 коп.
Наиболее рачительные хозяева включали в подобные списки и посуду, и одежду, и домашнюю живность. Пострадали и государственные учреждения.
Заявление
После освобождения частями немецких войск помещения районной Думы Татарской слободки в доме Гороховецкой (Брянская площадь) там не оказалось следующих предметов, принадлежащих районной Думе Татарской слободки:
Письменный стол с 5-ю ящиками;
2 стула;
6 табуретов;
5 больших скамеек;
2 малых стола;
1 вешалка;
1 умывальник с мраморной доской;
2 ведра для воды;
1 висячий замок;
1 висячая лампа с абажуром;
1 стоячая лампа;
1 графин для воды;
2 стакана.
Для каждого, кто обращался в комиссию, свои потери казались самыми существенными.
Когда же подсчитали общую сумму убытков по Севастополю, оказалось, что она составляет астрономическую цифру — 2 563 235 505 руб. Меньший, но значительный ущерб был нанесен другим городам и деревням Крыма.
Аверченко Аркадий Тимофеевич (15(27) марта 1880 — 12 марта 1925). Родился в Севастополе в семье купца 2-й гильдии Тимофея Петровича и Сусанны Павловны Аверченко. Семья жила на ул. Ремесленной, что проходила по дну Одесского оврага. Ныне на этом месте находится Комсомольский парк. Особого достатка в дома не было. Отец, добрый и чудаковатый человек, оказался никудышным коммерсантом. Но зато дом был полон детского гомона, в нем подрастало семеро детей (кроме Аркадия, еще шестеро девочек).
3. Надежды и реальность
Но бывшие союзники по Антанте обошлись и с Крымом, и в целом с Россией примерно так, как описал в своем рассказе известный сатирик, уроженец Севастополя, А. Аверченко.
Систематического образования Аверченко получить не пришлось, по всей видимости, он учился только в начальной школе, но читал всегда много и с увлечением. Главные же впечатления его детства связаны с друзьями, с которыми безмятежно купался на Хрусталке и озорничал на улицах еще не отстроенного после Крымской войны Севастополя. В 15 лет Аверченко начал работать младшим писцом в транспортной конторе. Через год уезжает на Донбасс, где также работает конторщиком на Брянском руднике. Позже перебирается в Харьков и трудится целых шесть лет в правлении рудников. Журналистская и писательская биография Аверченко начинается только в 1908, когда он приезжает в Петербург: работает в журналах «Стрекоза» и «Сатирикон», позже основывает свой журнал «Новый Сатирикон». Его рассказами зачитываются, над шутками от души смеются и в столице, и в глубинке. Сам государь — среди ценителей искрометного таланта. Аверченко называют «самым веселым человеком России начала XX века».
Хлебушко
У главного подъезда монументального здания было большое скопление карет и автомобилей.
Мордастый швейцар то и дело покрикивал на нерасторопных кучеров и тут же низкими поклонами приветствовал господ во фраках и шитых золотом мундирах, солидно выходящих из экипажей и автомобилей.
Худая деревенская баба в штопаных лаптях и белом платке, низко надвинутом на загорелый лоб, робко подошла к швейцару.
Переложила из одной руки в другую узелок и поклонилась в пояс...
— Тебе чего, убогая?
— Скажи-ка мне, кормилец, что это за господа такие?
— Межсоюзная конференция дружественных держав по вопросам мировой политики!
— Вишь ты, — вздохнула баба в стоптанных лапотках. — Сподобилась видеть.
— А ты кто будешь? — небрежно спросил швейцар.
— Россия я, благодетель, Россеюшка. Мне бы тут за колонкой постоять да хоть одним глазком поглядеть: каки-таки бывают конференции. Может, и на меня, сироту, кто-нибудь глазком зиркнет да обратит свое такое внимание.
Швейцар подумал и, хотя был иностранец, но тут же сказал целую строку из Некрасова:
— «Наш не любит оборванной черни»... А, впрочем, стой — мне что.
По лестнице всходили разные: и толстые, и тонкие, и ощипанные, во фраках, и дородные, в сверкающих золотом сюртуках с орденами и лентами.
Деревенская баба всем низко кланялась и смотрела на всех с робким испугом и тоской ожидания в слезящихся глазах.
Одному — расшитому золотом с ног до головы и обвешенному целой тучей орденов — она поклонилась ниже других.
— Вишь ты, — тихо заметила она швейцару. — Это, верно, самый главный!
— Какое! — пренебрежительно махну л рукой швейцар. — Внимания не стоящий. Румын.
— А какой важный. Помню, было время, когда у меня под окошком на скрипочке пиликал, а теперь ишь ты! И где это он так в орденах вывалялся?..
И снова на лице ее застыло вековечное выражение тоски и терпеливого ожидания...
Даже зависти не было в этом робком сердце.
Английский дипломат встал из-за зеленого стола, чтобы размяться, подошел к своему коллеге-французу и спросил его:
— Вы не знаете, что это там за оборванная баба около швейцара в вестибюле стоит?
— Разве не узнали? Россия это.
— Ох, уж эти мне бедные родственники! И чего ходить, спрашивается? Сказано ведь: будет время — разберем и ее дело. Стоит с узелком в руке и всем кланяется... По-моему, это шокинг.
— Да, воображаю, что у нее там в узле... Наверное, полкаравая деревенского хлеба и больше ничего.
— Как вы говорите?., хлеб?
— Да. А что ж еще?
— Вы... уверены, что там у нее хлеб?
— Я думаю.
— Гм... да. А, впрочем, надо бы с ней поговорить, расспросить ее. Все-таки мы должны быть деликатными. Она нам в войну здорово помогла. Я — сейчас!
И англичанин поспешно зашагал к выходу.
Вернулся через пять минут, оживленный:
— Итак... На чем мы остановились?
— Коллега, у вас на подбородке крошки...
— Гм... Откуда бы это? А вот мы их платочком.
Увязывая свой похудевший узелок, баба тут же быстро и благодарно крестилась и шептала швейцару:
— Ну, слава Богу... Сам-то обещал спомочь. Теперь, поди, недолго ждать.
И побрела восвояси, сгорбившись и тяжко ступая усталыми ногами в стоптанных лапотках.
Вопросы и задания:
1. Почему одновременно с выводом войск Германии с полуострова пришли корабли с войсками Антанты? Можно ли назвать это интервенцией?
2. Какие убытки понесло население Крыма и Севастополя в результате немецкой оккупации?
3. Прочтите рассказ А. Аверченко «Хлебушко» и ответьте на следующие вопросы:
а) Почему Россия представлена в образе бедной крестьянки?
б) Почему о румыне говорят, что раньше под окном у России на скрипочке пиликал?
в) Почему именно английский дипломат в рассказе польстился на крестьянский хлеб?
г) Можно ли согласиться с оценкой автора отношения бывших союзников к России?
4. Продолжите составлять синхронистическую таблицу «Важнейшие события гражданской войны 1918-1919 годов в Крыму, Украине и России».
Дата
События


Крым
Украина
Россия
Примечание


В примечании отметьте взаимовлияние событий


 

§ 2. Политика Краевого правительства С.Крыма
1. Три политические силы
В начале 1919 года в Крыму сложилась ситуация, когда властей было много, а порядка мало.
Союзные войска, возглавляемые полковником Труссоном, и эскадра под командой адмирала Амета старались ни во что не вмешиваться. Ограничивались наблюдением за общей ситуацией в Севастополе: содействием в уголовном розыске, поимкой большевиков, охраной тюрем, патрулированием. В боевых действиях против Красной Армии, войск Н.И.Махно или других атаманов они участвовать отказывались.
Боровский Александр Александрович (1875-1939). Из дворян. Окончил Псковский кадетский корпус (1894), Павловское военное училище (1896), академию Генштаба (1903). Участник 1-й мировой войны. Полковник (1904), генерал-майор (1907). Георгиевский кавалер. В Добровольческой армии с 11.1917, сформировал « студенческий батальон «, позже развернутый в полк, и командовал им. Участник 1-го Кубанского («Ледяного») похода. Командир 2-й пехотной дивизии, Крымско-Азовской армии. Генерал-лейтенант (1919). С 06.1919 в резерве при генерале Деникине. Выслан из Крыма генералом Врангелем 04.1920 за несогласие с его действиями. В эмиграции жил в Югославии, где и умер.
Второй силой, претендующей на власть, была Добровольческая армия, вернее ее представители в Крыму. Осенью территория полуострова входила в зону Крымской дивизии под командованием генерал-майора А.В.Корвин-Круковского, а с декабря — Крымско-Азовского корпуса генерал-майора А.А.Боровского. Между А.И.Деникиным, возглавлявшим Добровольческую армию, и Крымским Краевым правительством сложились весьма своеобразные отношения. Обе стороны были недовольны друг другом. Деникин считал, что правительство недостаточно внимания уделяет борьбе с большевизмом в Крыму, но позволяет себе вмешиваться в военные вопросы. Краевые власти, в свою очередь, хотели большей поддержки со стороны белого движения, более надежного обеспечения безопасности Крыма. Неожиданной проблемой оказалось самоуправство, а порой и преступное поведение офицеров из отрядов Добровольческой армии, расквартированных в Крыму. Правительство пыталось успокоить население, да и само себя: «Части армии прибывают сюда исключительно для поддержания порядка, без всякого вмешательства во внутренние дела края. Если обстоятельства местной жизни потребуют употребления в Крыму силы Добровольческой армии, то таковая может последовать только с согласия краевого правительства». Однако в действительности имели место обыски и аресты, реквизиции и порки, карательные экспедиции и убийства. Министр Краевого правительства М.М.Винавер позже вспоминал: «...Отряды эти сочли себя вправе взять в свои руки расправу с теми, кого они признавали большевиками, и самовольными убийствами и арестами... вызывали во всем населении Крыма весьма недружелюбное отношение». Но организаторы репрессий были уверены, что зло большевизма можно победить только с помощью насилия, что только так можно возродить прежнюю Россию. Однако зло не может созидать, оно только разрушает. Именно об этом говорил в своих лекциях, прочитанных в Севастополе в декабре 1918 года, поэт, переводчик, искусствовед, философ и провидец Максимилиан Волошин. Публика, собравшаяся в Народном доме, вместе с поэтом рассуждала на темы «Жестокость в жизни и искусстве», «Россия распятая и воскресшая».
Дроздовский Михаил Гордеевич (1881-1919). Родился в Киеве, сын генерала. Окончил Киевский Владимирский кадетский корпус (1899), Павловское военное училище(1901), академию Генштаба (1908). Участник русско-японской войны. Получил ранение, награжден боевыми знаками отличия. Участник 1-й мировой войны. Полковник. В начале 1918 сформировал отряд добровольцев на Румынском фронте. Первая отдельная бригада (около 1000 чел.) выступила 02.1918 из Ясс на Дон, пройдя около 1700 км по югу Украины, дошла до Ростова и сумела выбить части Красной Армии из города. Далее, пополнив ряды добровольцами, отряд пошел на соединение с Добровольческой армией. В ее рядах он был переформирован в 3-ю пехотную дивизию. Дроздовский был ранен 31.10.1918 под Ставрополем. 08.11.1918 ему присвоено звание генерал-майора. Умер от гангрены 01.011919 в Ростове. Гроб с останками Дроздовского был перевезен в Севастополь в апр. 1920 и тайно погребен на кладбище недалеко от Малахова кургана.
Чуть позже М. Волошин напишет:
« ... одни возносят на плакатах
Свой бред о буржуазном зле,
О светлых пролетариатах,
Мещанском рае на земле...
В других весь цвет, вся гниль Империй,
Всё золото, весь тлен идей,
Блеск всех великих фетишей
И всех научных суеверий.
Одни идут освобождать
Москву и вновь сковать Россию,
Другие, разнуздав стихию,
Хотят весь мир пересоздать.
В тех и других волна вдохнула
Гнев, жадность, мрачный хмель разгула...
Май-Маевский Владимир Зенонович (1867-1920). Из дворян. Окончил 1-й кадетский корпус (1885), Николаевское инженерное училище (1888), академию Генштаба (1896). Участник русско-японской войны. Полковник (1904). Участник 1-й мировой войны. Генерал-майор (1914), генерал-лейтенант (1917). В белом движении с 03.1918. Командир 3-й пехотной Дроздовской дивизии, командующий Азовской группой войск, Добровольческой армией. Главнокомандующий войсками Харьковской обл. Выведен в резерв 27.11.1919, снят и отстранен от командования за отход от Тулы и Орла, а также за пьянство и дальнейшие поражения Добровольческой армии. Умер в Севастополе от инфаркта в момент эвакуации 30.10 (12.11) 1920. Похоронен на городском кладбище.
И там, и здесь между рядами
Звучит один и тот же глас:
«Кто не за нас — тот против нас!
Нет безразличных: правда с нами!»
А я стою один меж них
В ревущем пламени и дыме
И всеми силами своими
Молюсь за тех и за других».
«Гражданская война». 1919 г.
2. Состав Краевого правительства
Третьей политической силой на полуострове зимой — весной 1919 года было Краевое правительство, сформированное в новом составе, как уже упоминалось, 15 ноября 1918 года. По правде говоря, серьезной силой правительство так и не стало, хотя формально осуществляло власть в Крыму и состояло из уважаемых и известных людей, отличавшихся демократическими взглядами.
Волошин (Кириенко-Волошин) Максимилиан Александрович (1877-1932). Поэт, художник, философ» переводчик. Родился в Киеве. Детство провел в Москве. Гимназию окончил в Феодосии, т. к. жил с матерью в Коктебеле с 1893. Поступил на юридический факультет Московского ун-та. В 1899 выслан в Среднюю Азию за участие в студенческих волнениях. Принял решение посвятить себя литературе и искусству. Жил в Париже. В 1903 в Коктебеле построил собственный дом, который стал своеобразным Домом творчества для русской, а позже и советской интеллигенции. Здесь он пережил революцию и гражданскую войну, отказался уехать за границу. Говорил: «Когда мать больна, дети ее остаются с нею».
Симиренко Лев Платонович (1855-1920). Украинский ученый, селекционер. В 1887 создал в Млиеве недалеко от Черкасс первый в Европе помологический питомник и крупнейшую в Европе коллекцию плодовых, ягодных и декоративных растений. Около 20 лет изучал садоводство Крыма, результатом чего стал капитальный труд «Крымское промышленное плодоводство» (1912).
Председателем и премьер-министром, а также министром земледелия и госимуществ Краевого правительства был Соломон Самойлович Крым (Нейман) — крупный землевладелец и предприниматель. Он родился в Феодосии в богатой караимской семье. Отец позаботился о прекрасном образовании для своих детей. Так, например, Соломон учился в Московском университете и Петрово-Розумовской сельхозакадемии, говорил на нескольких тюркских и европейских языках. Позже он с успехом использовал полученные знания в предпринимательской деятельности, а также занимаясь агрономией, виноделием, собиранием фольклора, исполняя обязанности члена Таврической ученой архивной комиссии. Хорошо известна благотворительная деятельность С.С.Крыма: он выдавал стипендии учащимся; финансировал Карадагскую экспедицию, издавал научные труды, например, ставшую знаменитой книгу Л.П.Симиренко «Крымское промышленное плодоводство». Около миллиона рублей внес Соломон Самойлович на создание Таврического университета, открытого во многом благодаря его стараниям. Кроме того, он — известный государственный и общественный деятель России: был членом Государственного Совета от Таврической губернии, депутатом II и IV Государственных Дум. Многие годы возглавлял губернское земство. В родной Феодосии избирался почетным мировым и третейским судьей. В свое время был душеприказчиком художника И.Айвазовского. По партийной принадлежности С.С.Крым — кадет, как и большинство членов его кабинета.
Винавер Максим Моисеевич (1863-1926). Окончил Варшавский ун-т, адвокат, специалист по гражданскому праву, сыграл большую роль в «Союзе для достижения равноправия евреев» в России. Один из основателей партии кадетов, член ее ЦК, лидер Еврейской народной группы. Депутат 1-й Государственной Думы от Петербурга. Избран в Учредительное собрание. После Октябрьской революции активно боролся против Советской власти, в 1919 был министром внешних сношений Крымского краевого правительства. В том же году эмигрировал во Францию, где пытался организовать борьбу европейских стран против большевистской власти. Занимался научной деятельностью, читал курс русского гражданского права в Русском ун-те в Сорбонне.
Крупной фигурой в Краевом правительстве был и министр юстиции В.Д.Набоков — один из основателей партии конституционных демократов. У истоков деятельности этой партии стоял и М.М.Винавер — министр внешних сношений в правительстве. Министром внутренних дел был Н.Н.Богданов, кадет, земский деятель, депутат 2-й Государственной Думы. Министром продовольствия, торговли и промышленности, ас 17.11.1918 года и.о. министра путей сообщения, почт, телеграфов и общественных работ стал А.А.Стевен.
Несколько поколений Стевенов, шведов по происхождению, жили в Крыму и стали настоящими крымчанами. X.X.Стевен ученый-ботаник был первым директором Никитского ботанического сада. Его сын А.X.Стевен много лет подряд избирался гласным симферопольского уездного и губернского земств, уездным предводителем дворянства, а с 1883 по 1895 годы — председателем Таврической губернской земской управы. Так же как дед и отец, А.А.Стевен не знал других интересов, кроме крымских. После падения Краевого правительства он вместе с другими членами кабинета уедет за границу, но жить вдали от любимых мест не сможет и в 1920 году вернется из эмиграции в Крым и позже будет расстрелян большевиками.
Пост министра народного просвещения занимал севастополец — С.А.Никонов. М.М.Винавер говорил о нем: «Социалист-революционер по убеждениям...он был мягчайшим и снисходительнейшим человеком... Прекрасный врач, прославленный на весь край хирург, влюбленный в свое дело, он, подчиняясь призыву товарищей, среди которых пользовался огромным личным уважением, пошел в правительство, точно на Голгофу. Рыться в бумагах, сидеть в кабинете, участвовать в совещаниях было для него мукою смертною. Но, вступив на этот путь, он уже все свое усердие, все силы ума положил на службу вверенному ему делу».
Среди членов правительства были и менее известные лица:
А.П.Барт — министр финансов, бывший управляющий местной казенной палатой;
П.С.Бобровский — министр труда, по профессии присяжный поверенный;
М.А.Мильковский — управляющий военными делами, генерал-майор;
С.Н.Чаев — министр путей сообщения с марта 1919 года, по профессии инженер.
Набоков Владимир Дмитриевич (1869-1922). Окончил юридический ф-тет Петербургского ун-та. С 1895 по 1906 — профессор уголовного права. Один из основателей партии кадетов. Публицист. Депутат 1-й Государственной Думы. После Февральской революции — управляющий делами Временного правительства. В 1918-1919 — министр юстиции второго Краевого правительства в Крыму. Убит в 1922 в зале Берлинской филармонии. Бывший царский офицер П.Н.Шабельский-Борк стрелял в лидера кадетской партии П.Н.Милюкова. В.Д.Набоков попытался выбить у него пистолет, тогда другой террорист — Таборицкий — выстрелил в Набокова. Пуля попала прямо в сердце.
3. Социально-экономическая ситуация в Крыму
Каждый из членов правительства был готов к работе, которая на него возлагалась. Но многочисленность проблем и сложность обстановки делали малоэффективными любые преобразования. Взять хотя бы продовольственное положение. Хлеб по-прежнему выдавался по карточкам: 3/4 фунта на взрослого в январе 1919 года, а в апреле норма сократилась до 1/4 фунта. И при этом продукты питания вывозились для Добровольческой армии, из крымских запасов снабжались войска Антанты, а население Крыма ежемесячно пополнялось тысячами беженцев. С начала года в Крыму распространяется эпидемия тифа — неизбежного спутника голода и неустроенности. Продолжалось падение производства, закрывались предприятия, росло число безработных. Министерство труда опубликовало в феврале следующие данные о безработных среди членов профсоюзов:
сапожников — 90%
металлистов — 90%
деревообработчиков — 90%
портных — 80%
строительных рабочих — 80%
печатников — до 22%
В Севастополе с 3 января 1919 года прекратилось движение трамваев, всех рабочих и служащих рассчитали. Не работал и Севастопольский порт. По этому поводу член Севастопольской городской управы Н.А.Борисов сообщал министру труда: «На почве страшной безработицы и наступившего голода среди рабочих сильное возбуждение. Не исключается возможность эксцессов, почему необходимо немедленное открытие заводов Севастопольского порта...»
В автобиографическом романе «О, юность моя» И.Сельвинский так описывает поиски работы своим героем в Севастополе в 1919 году: «У мола стоял итальянский пароход. Грузчики, надев на голову полумешок, отрезанный так, что он превращался в капюшон, выносили из трюма на берег небольшие тюки сахару. Леська пристроился к ним, поднялся по трапу, подставил спину, получил тюк и легко снес его вниз. Тюк весил всего-навсего пуда четыре. Но тут к Елисею подошел человек в солдатской шинели без погон и хлястика.
— Извиняюсь, господин, здесь работает профсоюз грузчиков.
— Ну и что?
— Разве вы не знаете? В Севастополе безработица, поэтому на погрузку допускаются только члены профсоюза, да и то в очередь: кушать каждому нужно».
Сельвинский Илья (Карл) Львович (1899-1968). Поэт, писатель. Родился в Симферополе в крымчакской семье. В 1905 переехал с семьей в Евпаторию, где учился в училище, позже — в гимназии. В 1918 принимает участие в боях с германскими войсками на Перекопе. В 1919 был арестован белогвардейской контрразведкой, сидел в Севастопольской тюрьме. В начале 20-х гг. переезжает в Москву. В Крым возвращается уже в годы Великой Отечественной войны в качестве военного корреспондента.
После недолгого разговора непрошенного работника все-таки к работе допустили, а позже даже угостили нехитрой снедью.
«Поработали до перекура. Грузчики сели в кружок и принялись есть, кто чего захватил из дому. Леська деликатно отошел в сторону и присел у каких-то бочек. Вскоре к нему подошел человек в шинели.
— Товарищ! Пообедайте с нами. Ничего особенного не обещаю, но червячка заморить сможете.
Леська подошел к артели. На газетке лежала Леськина порция: таранька, луковица и кусок серого хлеба.
— С миру по нитке — голому веревка! — пошутил человек в шинели. Все засмеялись».
4. Внутриполитические проблемы
Бедственное положение в экономике усугубляло внутриполитические проблемы. В условиях безработицы, голода, болезней Краевое правительство не могло иметь широкой социальной опоры. Натянутые отношения складывались и с крымско-татарским национальным движением, представители которого не были включены в состав правительства. Татары возражали против попыток мобилизовать их в Добровольческую армию. Власти обвиняли Меджлис в связях с Турцией. Но главной проблемой для кабинета С.С.Крыма стало расширение «большевистской» агитации. Повседневность заставляла конституционных демократов жертвовать своими идеалами, подталкивала их к жестким мерам во имя наведения порядка.
14 февраля было принято постановление «О борьбе с большевиками». В соответствии с ним аресту и высылке могли подвергаться не только лица, уличенные в противоправных действиях, но и те, кто критиковал власти.
7 марта была закрыта севастопольская газета «Прибой», а 15 марта введена цензура в отношении всех периодических изданий.
В севастопольском округе специальным постановлением разрешили перлюстрацию телеграмм.
Перлюстрация (от лат. perlu... — просматривать) — вскрытие пересылаемой по почте корреспонденции с целью надзора и цензуры.
Вернадский Владимир Иванович (1863—1945). Основоположник комплекса современных наук о земле -геохимии, биогеохимии, радиогеологии, гидрогеологии и др. Идеи Вернадского сыграли выдающуюся роль в становлении современной научной картины мира. Академик АН СССР с 1925 г.
Булгаков Сергей Николаевич (1871-1944) Философ, экономист, теолог. В 1918-1920, преподавая в Таврическом ун-те, одновременно являлся протоиереем ялтинского собора. 30 дек. 1922 выслан из страны. Работал в Праге, в должности профессора церковного права и богословия на юридическом ф-те Русского Научного ин-та. Один из создателей и бессменный глава Православного Богословского ин-та в Париже (1925). Философская система Булгакова была осуждена как Московской патриархией, так и Русской зарубежной церковью.
5. Создание Таврического университета
Пожалуй, единственным направлением, где правительство оставалось верным себе, была организация народного просвещения. Особенную заботу проявляли о становлении Таврического университета. Сначала он базировался в Ялте, затем университет перевели в Симферополь. На его содержание выделили 2 млн. 300 тыс. руб., а в конце марта дополнительно ассигновали почти 1,5 млн. руб.
В 1918-1919 годах несмотря на все перипетии политической борьбы, а во многом и благодаря им, во вновь образованном университете собрались высокопрофессиональные педагоги, блестящие ученые, неутомимые исследователи. Среди них были и те, кто уже получил широкую известность, и будущие светила. Назовем хотя бы несколько имен:
С.Н.Булгаков (1871-1944) — профессор политэкономии и богословия в Таврическом университете, ранее преподавал в Московском университете, выдающийся русский мыслитель, философ-мистик. В 1918 году принял священство. В 1922 году выслан из России. В 1925-1944 годах — профессор догматики Русского богословского института в Париже.
Вернадский Георгий Владимирович (1887-1973). Историк, культуролог, один из теоретиков евразийства, деятель культуры русского зарубежья. Поддерживал СССР в борьбе с фашизмом.
Г.В.Вернадский (1887-1973) — профессор кафедры русской истории Таврического университета. До этого работал в Петербургском университете. Эмигрировал в 1920 году вместе с войсками Врангеля. С 1927 года жил и работал в США. Был признан на Западе крупнейшим специалистом по русской истории.
Еще более известен его отец — В.И.Вернадский (1863-1945), который приехал в Крым в начале 1920 года. К тому времени он — профессор Московского университета, академик Санкт-Петербургской Академии Наук, первый Президент Украинской Академии Наук; ученый с мировым именем, заложивший начало геохимии, биогеохимии, учения о ноосфере.
10 октября 1920 года избран ректором Таврического университета, 23 февраля 1921 года Вернадский с группой профессоров Таврического университета под усиленной охраной ВЧК выехал в Москву, где продолжилась его научная деятельность.
Б.Д.Греков (1882-1953) — профессор кафедры русской истории Таврического университета. В будущем академик АН СССР, выдающийся исследователь русского средневековья.
Греков Борис Дмитриевич (1882-1953). Учился в Варшавском и Московском унтах. Профессор Петербургского ун-та. В 1918 уехал в Крым для работы над докторской диссертацией. Профессор Таврического ун-та. В 1921 вернулся в Петроград. В 1934 доктор исторических наук без защиты диссертации, в следующем году — академик. Автор свыше 350 работ. С 1937 до конца жизни директор Института истории АН СССР, одновременно директор Института истории материальной культуры (1944-1946) и Института славяноведения.
Щербак Александр Ефимович (1863— 1934) Директор Севастопольского института физических методов лечения.
В.А.Обручев (1863-1956) — профессор кафедры геологии Таврического университета. Геолог и географ, исследователь Сибири, Центральной и Средней Азии, почетный член-корреспондент Лондонского Королевского Географического общества, Русского Географического общества, Венгерского Географического общества и пр. и пр. В будущем академик АН СССР.
А.Ф.Иоффе (1880-1960) — профессор Таврического университета в 1918-1921 годах, физик-теоретик, один из создателей советской физической «школы. В 1920 году избран академиком Российской Академии Наук, позже — академик АН СССР. Инициатор создания физико-технологических институтов в Харькове, Днепропетровске и других городах.
А.Е.Щербак (1863-1934) — профессорш кафедре физиотерапии Таврического университета. Невропатолог, психиатр, физиотерапевт, основатель и бессменный директор Севастопольского института физических методов лечения.
Лекции в Таврическом университете читали выдающийся историк и краевед, председатель Таврической ученой архивной комиссии А.И.Маркевич; известный поэт и художник М.А.Волошин; писатель и юрист И.С.Шмелев и другие.
Обручев Владимир Афанасьевич (1863-1956). Окончил Горный ин-т. Профессор Таврического ун-та в Симферополе (1918-1919), Томского технологического ин-та (1919-1921) и Горной академии (1921-1929). С 1930 председатель Комиссии по изучению вечной мерзлоты, с 1939 директор Института мерзлотоведения АН СССР. Известный исследователь геологии Сибири, Центральной и Средней Азии. Его работы были связаны с проектированием Закаспийской и Транссибирской железной дорог в 80-90 годах XIX в. Автор научно-популярных книг, научно-фантастических романов, наиболее известны: «Плутония»и «Земля Савинкова». Академик, Герой Социалистического Труда, Почетный президент Географического общества СССР.
Иоффе Абрам Федорович (1880-1960). Физик-теоретик. Один из создателей советской физической школы.
Во второй половине 1918 года активно обсуждался вопрос о месторасположении Таврического университета. Среди прочих предложений существовал проект перевода университета в Севастополь. В конце декабря комиссия в составе ректора Таврического университета Р.И.Гельвига и нескольких профессоров выехала в Севастополь, где осмотрела учреждения, предложенные городской думой для размещения университета. Наиболее подходящим признали недостроенное здание Морского кадетского корпуса, хотя не отказались и от флотских казарм, и от казарм Брестского полка. Кроме того, в качестве базы для медицинского факультета планировали использовать Морской госпиталь, городскую больницу и Институт физических методов лечения.
12 марта 1919 года состоялось заседание Совета Таврического университета, на котором было принято единогласное решение «присоединиться к заключению комиссии о переводе университета в Севастополь, признавая это необходимым для успешной деятельности университета...»
Шмелев Иван Сергеевич (1873-1950). Родился в Москве в семье подрядчика. Окончил гимназию, юридический ф-тет Московского ун-та (1898). Служил чиновником. Известен как писатель с 1911. В 1917 уехал в Крым с женой и сыном. Пишет повести, рассказы, публикуется в крымских газетах, в том числе и севастопольских: «Юг», «Юг России». В 1920 покупает в Алуште дом с небольшим участком земли. Здесь пережил самые страшные дни своей жизни: гибель горячо любимого сына, расстрелянного красными, а потом и страшный голод 1921. В 1922 Шмелеву удалось эвакуироваться за границу. Живет в Берлине, потом в Париже. Продолжает писать. Повесть «Солнце мертвых» (1923) стала трагическим эпосом гражданской войны.
Между тем, военно-политическая ситуация на полуострове никак не способствовала осуществлению этих планов. Все ближе к Крыму подступали отряды Красной Армии под командованием П.Дыбенко, все более шатким становилось положение Краевого правительства.
Дыбенко П.Е. В февр.-мае 1919 начальник 1-й Заднепровской сводной дивизии. В мае-июле 1919 командир Крымской армии, одновременно нарком, военмор и председатель РВС Крымской Советской республики. Награжден орденом Красного Знамени в 1922. Далее на командных должностях в Красной Армии. Репрессирован в 1938.
Вопросы и задания:
1. Какие отношения и почему сложились между Краевым правительством С. Крыма, командованием частями Добровольческой армии в Крыму и командованием войск Антанты?
2. Подготовьте сообщение об одном из членов кабинета С. Крыма. Насколько деловые и человеческие качества подходили к исполнению роли, на него возложенной?
3. Какие из мероприятий, проведенных Краевым правительством, достигли цели, а какие — нет и почему? Как жилось крымчанам в этот период?
4. От имени студента, обучавшегося в Таврическом университете в 1919 году, расскажите об учебном процессе и повседневной жизни.
§ 3. Падение Краевого правительства
1. Открытое выступление
Открытое выступление против краевых властей началось 9 марта в Севастополе. В этот день несколько тысяч рабочих и служащих, принадлежащих к профсоюзу металлистов, собрались в цирке Труцци. Они отказывались и далее терпеть нужду и голод, требовали работы и достойной оплаты труда. В противном случае, заявляли, что не будут выполнять заказы Добровольческой армии и интервентов. К акции неповиновения властям они приглашали присоединиться железнодорожников, военных моряков, грузчиков, а также демократические организации. И надо сказать, что призыв металлистов был услышан. 13 марта в клубе водников прошла конференция профсоюзов Севастополя. На ней присутствовало 90 делегатов от 19 профессиональных союзов.
Содержание принятой резолюции не оставляло сомнения, что в ее подготовке непосредственное участие принимали большевики. Документ гласил: «На пролетариате и беднейшем крестьянстве Крыма лежит священный долг — прийти на помощь героической Красной Армии и свергнуть ненавистное Краевое правительство». Далее выдвигалось требование установления Советской власти, освобождения всех политических заключенных и удаления войск Добровольческой армии из Крыма.
Узник
«Сижу за решеткой в темнице сырой», —
Эти стишки чертя на стене, Нет, не преступник — скорее герой.
Каких, слава Богу, немало в стране...»
Илья Сельвинский. 1919 г. Тюрьма.
Известно, что большевики выступали на конференции, и это в условиях, когда город был буквально наводнен войсками Антанты и Деникина.
Севастопольский подпольный большевистский комитет был одним из самых активных в Крыму. Возглавлял его Я. Городецкий. Занимались подпольщики агитационной работой — не только среди рабочих, но и среди войск Антанты. Они установили связь с Одессой, откуда получали пропагандистскую литературу на иностранных языках.
По призыву профсоюзов, в Севастополе 15 марта была объявлена всеобщая политическая забастовка. В ней приняли участие железнодорожники и портные, пекари и водопроводчики, металлисты и транспортники. Призыв севастопольцев поддержали и в других городах Крыма: к забастовке присоединились предприятия Симферополя, Феодосии, Керчи. Власти применили к организаторам стачки жесткие меры: арестовали семерых рабочих, считая их зачинщиками событий в Севастополе. Трое арестованных были убиты. Аресту подвергся и председатель городской думы Севастополя С.О.Бялыницкий-Бируля. 20-22 марта стачка организованно была прекращена.
2. Бегство
Через неделю 1-я Заднепровская Украинская Советская стрелковая дивизия вышла к Перекопу и в начале апреля уже заняла степной Крым. 6 апреля на полуострове введено военное положение. На следующий день Краевое правительство перебралось в Севастополь под защиту войск Антанты. Сюда же стали стекаться жители полуострова, опасающиеся за свою жизнь и имущество. «Крымский вестник» 9 апреля писал: «Творилось нечто невероятное. Нанимали автомобили, экипажи, линейки, дроги. Платили безумные деньги, лишь бы уехать и скрыться там, куда уехало правительство. Платили за автомобиль до 10-12 тыс.руб., за экипаж — 3-5 тыс... Уже к вечеру понедельника 7 апреля волны беженцев залили весь Севастополь. Занято буквально все. Беженцы ночуют в школах, ими заняты все кофейни, заезжие дворы, они приютились где только возможно».
10 апреля в середине дня члены Краевого правительства с семьями собрались на Графской пристани. Отсюда их доставили катером на греческое судно «Трапезонд», но их отъезд был отложен из-за разногласий с главнокомандующим сухопутными войсками Антанты полковником Труссоном. В категоричной форме он потребовал, чтобы министры передали ему все деньги, взятые из Краевого банка и казначейства Севастополя. Речь шла о сумме в одиннадцать миллионов рублей. Объяснения членов правительства о том, что деньги частично уже истрачены на жалованье чиновникам, собравшимся со всего Крыма, а также на организацию эвакуации, не удовлетворили полковника. И он пригрозил, что оставит Краевое правительство в Севастополе. Через два дня французам было передано 7 млн. руб. и значительные ценности из банков Симферополя и Севастополя. Но и после этого немедленного разрешения на выезд члены правительства не получили. Еще несколько дней провели они в Севастополе, для большинства это были последние дни на родине. Оставляя Россию, они увозили ее в своем сердце.
Владимир Набоков, сын министра юстиции Краевого правительства, тогда 20-летний юноша, в будущем великий писатель, сохранил для нас несколько минут от тех дней, что навсегда канули в вечность:
Номер в гостинице
Не то кровать, не то скамья.
Угрюмо-желтые обои.
Два стула. Зеркало кривое.
Мы входим — я и тень моя.
Окно со звоном открываем:
Спадает отблеск до земли.
Ночь бездыханна. Псы вдали
Тишь рассекают пестрым лаем.
Я замираю у окна,
И в черной чаше небосвода,
Как золотая капля меда,
Сверкает сладостно луна.
Севастополь, 1919 г.
Набоков Владимир Владимирович (1899-1977). Писатель, поэт, переводчик. Жил в Крыму с 1917 по 1919 сначала в Гаспре, затем в Ливадии. Восемнадцатилетний юноша писал стихи, много читал, брал уроки латинского языка. С отцом ездил на Ай-Петри, Чуфут-Кале. Собирал коллекцию бабочек. Это увлечение осталось с ним на всю жизнь. В марте 1919 семья Набоковых переехала в Севастополь, откуда эмигрировала в середине апр. Первые годы жили в Англии, где Владимир учился в Кембриджском ун-те. После смерти отца — в Германии, позже — во Франции, США, Швейцарии. Перу Набокова принадлежат всемирно известные произведения в прозе, переводы. Умер в Швейцарии.
15 апреля, когда в городе уже отчетливо слышалась канонада орудий, греческое судно с символическим именем «Надежда» покинуло севастопольский рейд, увозя министров Краевого правительства.
3. Интервенты покидают Крым
В этот же день главнокомандующий войск Антанты в Крыму вступил в переговоры с представителями Заднепровской дивизии, стоявшей на подступах к городу. Труссонне согласился на предложение о сдаче, однако надежных войск, готовых сражаться с Красной Армией, в его распоряжении почти не было; сказывалась большевистская пропаганда последних месяцев.
17 апреля передовые части Заднепровской дивизии овладели Малаховым курганом. А 19 апреля на кораблях французской эскадры матросы отказались выполнять распоряжения командования. На следующий день флот расцветился красными флагами. Несколько сотен моряков съехали на берег, чтобы принять участие в общей демонстрации. Около часа дня колонна двинулась от Графской пристани по Екатерининской улице, а потом по Большой Морской. Очевидец вспоминал: «Обнявшись, рука об руку, шагают шеренги радостных, возбужденных матросов. В воздух летят бескозырки. Красные помпоны, которые французские моряки носят на бескозырках, прикреплены к груди... Звучат революционные песни. По пути к демонстрантам примыкают все новые и новые группы моряков».
С балкона здания городской думы по Большой Морской со словами приветствия к ним обращается председатель подпольного городского комитета РКП(б) Я. Ф. Городецкий.
Во второй половине дня командование оккупационных войск приняло меры для прекращения «противозаконной акции». В конце ул. Большой Морской у Хрулевского спуска и у часовни на площади было поставлено несколько взводов греческих солдат. Около 16.00 они открыли огонь по демонстрантам. Было ранено 14 человек, пятеро из них (жители города) скончались в больнице.
21 апреля полковник Труссон объявил, что войска Антанты покидают Севастополь. Власть в свои руки взял Военно-революционный комитет во главе с Я.Ф.Городецким. К концу месяца город заняли войска Красной Армии.
4. Судьба династии Романовых
В апреле 1919 года из Крыма за границу выехали и оставшиеся в живых члены свергнутой династии Романовых. За два года, прошедших с момента отречения государя от престола, неузнаваемо изменилась Россия, жизнь миллионов людей, и, прежде всего, тех, кто в недавнем прошлом сам вершил судьбы подданных Российской Империи.
К началу гражданской войны августейшая фамилия насчитывала более 60 человек, треть из них погибла в 1918-1919 годах. Мученическую смерть приняли император Николай II, императрица Александра Федоровна, пятеро их детей, сестра императрицы Елизавета Федоровна, 7 великих князей, три князя императорской крови.
Спастись удалось тем, кто оказался далеко от столиц, например, успел выехать на Южный берег Крыма. Так, в имении «Ай-Тодор» с весны 1918 года жила вдовствующая императрица Мария Федоровна. Принадлежало имение ее зятю Великому князю Александру Михайловичу и Великой княгине Ксении — старшей дочери Марии Федоровны. К матери и сестре присоединилась и младшая — Ольга со своим морганатическим супругом, полковником Н.А.Куликовским.
В имении «Чаир» проживал Великий князь Николай Николаевич и его жена Великая княгиня Анастасия Николаевна. Великий князь Петр Николаевич поселился с семьей во дворце «Дюльбер». Все Романовы состояли под домашним арестом, несмотря на это, жизнь поначалу протекала спокойно.
Великий князь Николай Николаевич (1856-1929), внук императора Николая I. С июля 1914 по авг. 1915 Верховный Главнокомандующий Русской армии.
В конце апреля 1917 года Временное правительство дало санкцию на обыск в южнобережных имениях. На автомобилях и морем на военных транспортах «Дакия» и «Карл» в Ялту прибыли несколько сот человек специальной команды и 250 матросов-черноморцев. Для обыска женщин были привлечены представительницы севастопольского профсоюза дамских служащих. Обыски начались на рассвете 27 апреля. Князь Ф.Ф.Юсупов, зять Великого князя Александра Михайловича, так описывал произошедшее: «Банда матросов, присланная Севастопольским Советом, ворвалась в дом. У Великого князя потребовали ключ от его бюро и оружие. Пожилая императрица должна была подняться и дать обшарить свою постель. Стоя за ширмой, она видела, не имея возможности возразить, как главарь банды забирал ее бумаги и личную переписку, как это проделал уже у тестя. Он унес даже старую Библию, бывшую всегда с ней с тех пор, как она покинула Данию, чтобы стать женой царя Александра III». На просьбы вернуть реликвию, императрице был дан ответ, что «это контрреволюционная книга, и такая почтенная женщина как вы, не должна отравлять себя подобной чепухой». Великий князь Александр Михайлович потребовал от властей разобраться в случившемся, наказать лиц, проводивших обыск, и вернуть изъятые личные вещи. Однако дальнейшие события показали, что несмотря на заверения Временного правительства, августейшие особы фактически находились на положении узников со всеми вытекающими отсюда последствиями. В течение мая — октября 1917 года режим ограничений и притеснений стал повседневной нормой. Настоящие же испытания начались с установлением большевистской власти.
Князь Юсупов Феликс Феликсович, граф Сумароков-Элъстон (1887-1967) был женат на дочери Великого князя Александра Михайловича и Великой княжны Ксении Александровны Ирине.
В декабре 1917 года в имение «Ай-Тодор» прибыл представитель Севастопольского Совета — Задорожный. Он заявил, что все члены семьи Романовых должны переехать в «Дюльбер», т.к. Ялтинский Совет настаивает на их немедленном расстреле, а Севастопольский Совет решил дождаться на этот счет особого приказа из Петрограда. Ялтинцы угрожали захватить узников силой, поэтому дворец «Дюльбер», скорее похожий на крепость, должен был стать таковой на самом деле. В течение следующих пяти месяцев не проходило недели, чтобы ялтинцы, не пытались осуществить своих намерений. У ворот «Дюльбера» каждый раз завязывалась горячая перепалка, но представители Севастопольского Совета оставались непреклонными. Добросовестно охраняя необычных пленников, они выполняли соответствующее распоряжение. Советское же руководство сохраняло жизнь заложникам, предполагая использовать их в дипломатической борьбе на переговорах о мире со странами Центрального блока. Вопрос разрешился в конце апреля с приходом немцев в Крым. Парадоксальная ситуация: бывшие военные противники стали в некотором роде освободителями. Непосредственная угроза жизни миновала, можно было наслаждаться свободой передвижения, общения, самостоятельного выбора. Императрица Мария Федоровна вместе с дочерью Ольгой, ее мужем и недавно родившимся внуком переехала в «Харакс», Великий князь Александр Михайлович с семьей вернулся в свое имение «Ай-Тодор», Великий князь Николай Николаевич с женой обосновались в «Кичкине».
Немецкие оккупационные власти держали себя по отношению к Романовым подчеркнуто вежливо и даже предупредительно, однако ни бывший главнокомандующий Русской армией Великий князь Николай Николаевич, ни вдовствующая императрица Мария Федоровна так и не пожелали принять представителей немецкого командования.
В конце ноября 1918 году у крымских берегов появились британские военные корабли. Командование эскадрой имело предписание английского короля Георга V и его матери, королевы Александры — сестры Марии Федоровны, вывезти Романовых из Крыма при первой же угрозе их жизни. В начале апреля 1919 года, когда войска Красной Армии взяли северный Крым, стало понятно, что медлить больше нельзя.
11 апреля (по некоторым данным 13 апреля) английский военный корабль «Мальборо» под штандартом императрицы Марии Федоровны отошел от берегов Ялты, навсегда увозя на чужбину представителей некогда самого знаменитого рода России.
На борту уходящего судна не было Великой княжны Ольги с семьей. Ее муж, Н.А.Куликовский, не считал себя вправе покинуть родину, не попытавшись сделать все возможное для ее защиты. Он решил пробиваться на Кавказ, где предполагал вступить в Добровольческую армию. Много горя, разочарований, лишений пришлось принять Куликовским-Романовым, прежде чем они 1 февраля 1920 года были взяты в Новороссийске на борт английского судна «Кардифф» и также покинули пределы России.
Отдельно от всей семьи выехал за границу и Великий князь Александр Михайлович. Еще 11 декабря 1918 года он отправился на корабле «Форсайт» в Париж, где намеревался в ходе мирной конференции стран-участниц 1-й мировой войны сделать доклад о положении в России. Однако Великого князя не только не собирались выслушать, ему даже отказано было в визе. Неисповедимы пути Господни. Романовы, как и десятки тысяч их бывших сограждан, теперь стали эмигрантами.
Вопросы и задания:
1. Как и при каких обстоятельствах происходила эвакуация Крымского Краевого правительства в апреле 1919 года?
2. В тексте параграфа найдите факты, подтверждающие достаточно успешную деятельность подпольных организаций в Крыму и Севастополе зимой — весной 1919 года.
3. Расскажите о судьбе династии Романовых после Февральской революции, дополняя текст параграфа сведениями из других источников. Можем ли мы найти в истории других стран примеры такой же нетерпимости и даже жестокости по отношению к представителям монархических династий? Как вы думаете, почему так происходит?
§ 4. Советская власть в Севастополе в 1919 году
1. Власть меняется
Между тем, в Севастополе, не ведая войн и революций, хозяйничала весна. Апрельское солнце добавило синевы морю, белизны — скалам, одело все вокруг молодой зеленью. Но для горожан самым заметным стал цвет кумачовых флагов и знамен — в Севастополь возвращалась Советская власть.
«Что-то будет?» — вздыхал обыватель, умудренный опытом последних двух лет.
Власть же обустраивалась по-хозяйски. Севастопольский ревком занял помещение бывшего дворца командующего Черноморским флотом. Согласно приказу ревкома за № 1 в городе были сформированы Совет народного хозяйства и комиссариаты продовольствия, охраны города, социального обеспечения, народного здравоохранения и другие.
В конце апреля объявлен и руководящий состав Красного Черноморского флота. Командующим назначен А.И.Шейковский, начальником штаба — Б.Е.Тягин, политкомиссаром — Н.Скачков, комендантом Севастополя — Свербул, начальником распорядительного отделения — С.Кнорус.
Подводная лодка «Судак» после поднятия со дна моря. Построена Невским заводом по проекту американской фирмы «Holland Torpedo Boat Coompany» в 1907. Длина — 19,8 м, ширина — 3,6 м. Время непрерывного пребывания под водой — 15 ч.; экипаж — 18 чел.; скорость хода: подводная — до 6 уз., надводная — до 8,5 уз.; общее число торпед — 3. 26 апр. 1919 затоплена англо-французскими войсками. Поднята для разделки на металл в 1932.
Штаб флота разместился в здании бывшего Морского собрания, и уже 30 апреля вышел приказ командующего о регистрации в двухдневный срок матросов, офицеров и морских чиновников.
Правда, кораблей Черноморского флота в бухтах Севастополя почти не осталось. 16 апреля в сторону Новороссийска ушли крейсер «Кагул», подводная лодка «Тюлень», посыльное судно «Буг», миноносец № 273. Транспорты и пароходы с сотнями мирных жителей в трюмах и на палубах буксировали миноносцы «Жаркий», «Живой», «Поспешный», «Пылкий», «Строгий», «Свирепый» и даже подводные лодки «Утка», «Буревестник». Корабли, приведенные в Новороссийск, требовали серьезного ремонта, так как за все время стоянки в Севастополе их механизмы пришли в плачевное состояние, а оборудование и утварь, вплоть до мебельной обивки, были украдены.
Те суда, которые остались в Севастополе (в основном это были довольно старые линейные корабли), оккупационные власти Антанты не собирались отдавать красным. На крейсере «Память Меркурия», миноносцах «Быстром», «Жутком», «Заветном», транспорте «Березань» подрывные команды взорвали ходовые механизмы. А одиннадцать подводных лодок вывели на внешний рейд и затопили на большой глубине. Французские интервенты привели в негодность орудия береговых батарей, самолеты базы гидроавиации.
Вместе с тем, «Известия Севастопольского ревкома» сообщали, что оккупационное командование вернуло часть золота и серебра, изъятого из казначейств Симферополя и Севастополя. Но даже после этого сумма убытков, понесенных городом за время интервенции, превысила 1 млрд. руб.
28 апреля 1919 года англо-французская эскадра покинула Севастополь.
Подводная лодка А-5 (бывшая АГ-21). Построена по проекту американской фирмы «Electric Boat Company» в 1918, затоплена 26 апр. 1919. Поднята в июне 1928. Затонула при аварии в июне 1930. Поднята в июне 1931. Неоднократно переименовывалась. В Великую Отечественную войну под именем «А-5» потопила 4 транспорта и боевых кораблях противника. В 1945 награждена орденом Красного Знамени. В 1947 разрезана на металл.
2. Создание Крымской Социалистической Советской республики
29 апреля в Симферополе состоялась областная конференция РКП(б), на которой обсуждался вопрос о создании Крымской Социалистической Советской республики. Центральный комитет партии большевиков прислал на конференцию своих представителей — чрезвычайного уполномоченного Совета обороны Л.Б.Каменева, кандидата в члены Оргбюро ЦК РКП(б), инструктора ЦК — М.К.Муранова, наркома внутренних дел УССР К.Е.Ворошилова. Их присутствие подчеркивало значимость момента. В Крыму в очередной раз решался вопрос гражданского противостояния — о власти, и решала его партия большевиков. В состав правительства вошли: временно председательствующий — Д.И.Ульянов, он же был наркомом здравоохранения и соцобеспечения; нарком внутренних дел — Ю.П.Гавен; наркомвоенмор — П.Е.Дыбенко; наркомпрос — И.А.Назукин; наркоминдел — С.М.Меметов; наркомюст — И.Арабский; нарком продовольствия и торговли — С.И.Идрисов; наркомтруд — И.М.Полонский; наркомфин, нарком путей сообщения, почт и телеграфов, а также председатель совнархоза — Я.Ф.Городецкий, управделами — А.А.Боданинский.
Ульянов Дмитрий Ильич (1874-1943). Младший брат В.И.Ленина. Окончил медицинский ф-тет Юрьевского ун-та (1901). Чл. РСДРП(б) с 1903. В 1911-1914 — санитарный врач Феодосийского уезда. С 08.1914 по 05. 1917 — врач Севастопольского крепостного госпиталя. С 12.1917 по 05. 1918 — чл. Таврического комитета РСДРП(б), редколлегии газеты «Таврическая правда». В 1918-1919 в партийном подполье Крыма. С 04.1919 чл. Евпаторийского Комитета РКП(б). В 05.1919 временно председательствующий СНК СССР, нарком здравоохранения и соцобеспечения. В 1920-1921 чл. Крымского обкома РКП(б) и ревкома, возглавил первое Центральное Управление курортами Крыма. С 1921 в Наркомздраве, сануправлении Крыма, Центральном музее В.И.Ленина.
Председатель правительства Д.И.Ульянов направил в Москву телеграмму следующего содержания: «Провозглашая создание Крымской Социалистической Советской республики, Советское временное Рабоче-Крестьянское правительство Крыма обращается с коммунистическим приветом к братским социалистическим республикам России, Украины, Венгрии, Баварии и Литвы, а также ко всему международному коммунистическому пролетариату и выражает полную решимость бороться в тесном союзе со всеми советскими республиками до полного торжества мировой коммунистической революции».
Несколько недель спустя для большевистского правительства станет очевидным, что на неопределенный срок откладывается не только победа коммунизма в мировом масштабе, но и его утверждение в Литве, Баварии, Венгрии и в самом Крыму.
Каменев (Розенфельд) Лев Борисович (1883-1936). Окончил юридический ф-тет Московского ун-та. Чл. РСДРП с 1901. Начал революционную работу на Кавказе. В 03.1917 освобожден из ссылки, приехал в Петроград. Чл. ЦК РСДРП(б). После Октябрьского переворота был избран на II Съезде Советов председателем ВЦИК, но ушел в отставку, т.к. был не согласен с созданием однородного большевистского правительства. В 1918-1926 — председатель Моссовета. В 1919-1926 входил в состав Политбюро ЦК РКП(б). В 11.1927 выведен из состава ЦК ВКП(б). В 10.1932 исключен из партии, направлен в ссылку. В 1934 осужден к пяти годам лишения свободы. В 1935 вторично осужден к десяти годам. В 1936 приговорен к высшей мере наказания и расстрелян.
3. Первые мероприятия Советской власти
А пока... в городах Крыма отмечался Первомай. В Севастополе, по уже сложившейся традиции, состоялось праздничное шествие от Красной площади (пл. Нахимова) к Куликову полю, где прошел митинг. На нем выступили товарищи Л.Б.Каменев, П.Е.Дыбенко, члены Крымского ревкома. Вечером в клубах прошли торжественные собрания, на которых звучали речи, полные революционного романтизма и веры в будущее: «Рождается новый, могучий, светлый и радостный мир коммунизма. Рождается он в муках, крови, и великих жертв требует от нас, его строителей. Будем же достойными его. Все на алтарь революции. Все на борьбу с капиталистическим режимом, за новый мир, величие и красоту которого мы с трудом можем себе представить...»
Недоруб А.Я. (годы жизни неизвестны) — чл. РКП(б) с 1919, участник гражданской войны, секретарь коммунистической ячейки бронепоезда «Память товарища Иванова».
Итак, на повестке дня — борьба.
Во-первых, борьба со спекулянтами и другими буржуазными элементами. 3 мая Севастопольский ревком постановил ввести единовременный чрезвычайный налог в размере 10 млн. руб.: 5 млн. уплачивают спекулянты, 3 млн. — торгово-промышленный класс, 1 млн. — домовладельцы и 1 млн. — владельцы садовых и земельных участков. Срок уплаты установили с 4 по 13 мая. Однако означенная сумма не была собрана. 14 мая ревком принял решение арестовать всю комиссию по обложению, а также всех недоимщиков до полного поступления налога. Думается, власти не учли, что арестовывать придется значительную часть горожан.
Во-вторых, борьба с дефицитом. В городе сложилось тяжелое положение с топливом. СНХ постановляет в течение пяти дней провести регистрацию горюче-смазочных материалов, имеющихся у частных лиц и торговых заведений. Запретить свободную продажу бензина, керосина, спирта и т.п., а заодно и езду на автомобилях и мотоциклах по Севастополю и его окрестностям. Советским учреждениям предписывалось получить специальные пропуска, разрешающие пользоваться автотранспортом. Ведь дела революционные не терпят отлагательства.
Приятной новостью для горожан стало открытие пешеходного сообщения по разводному плавучему мосту через Южную бухту от Каменной до Экипажной пристани (от берега Южной бухты ниже пл. Суворова до пристани в районе Лазаревских казарм).
4. Продовольственная проблема
Остро не хватало и продуктов питания. Продовольственный комиссариат г. Севастополя объявил, что берет под свой контроль выпечку хлеба и его получение по карточкам.
Хлеб можно было приобрести в пекарнях на улицах Рыбной, Екатерининской, Херсонесской, Новороссийской, Базарной, а также в специальных раздаточных пунктах на улицах Гоголевской, Азовской, Артиллерийской, Новороссийской, Наваринской, Карантинной и в Цыганской слободке.
Цуканов А.Ф.(годы жизни неизвестны) — участник гражданской войны, один из первых чл. РКСМ. Сфотографирован в 1923 в форме курсанта Севастопольской школы курсантов.
Однако даже по карточкам хлеба не хватало, и продовольственный комиссариат решает произвести перерегистрацию хлебных карточек. С 15 по 19 мая каждая семья должна была явиться с паспортами, домовой книгой, метриками детей в специальные пункты, расположенные в магазинах по месту жительства. После сверки на хлебных карточках ставился штамп, подтверждающий право на дальнейшее получение хлеба.
Власти попытались контролировать реализацию и других товаров первой необходимости. Продовольственный комиссариат предписал всем владельцам молочного и мясного скота зарегистрироваться в кооперативах, сообщив данные о себе и имеющейся живности. Виновные в уклонении от регистрации должны были понести наказание по всей строгости революционных законов. Специальным распоряжением им запрещалась продажа молока в кондитерских, буфетах, молочных; нельзя было изготавливать и продавать мороженое, простоквашу и кефир. Устанавливались фиксированные цены на молочные продукты: 1 литр молока — 4 руб. (позже — 5 руб.), фунт творога — 4 руб., брынзы — 10 руб., сметаны — 5 руб.
Строгие предписания коснулись и торговли мясом. Убой скота должен был производиться «исключительно на городской Советской бойне», продажа — четыре дня в неделю: суббота, воскресенье, вторник, четверг, до 14-00 и обязательно по таксе, установленной агентом комиссариата. Норма в одни руки — не более 2 фунтов.
В конце мая комиссариат продовольствия распорядился, чтобы частные лица и торговые предприятия подавали письменную информацию о всех продуктах, материалах и товарах, привозимых в город и вывозимых из него. Неисполнение приказа влекло за собой реквизицию собственности и привлечение ее владельца к суду революционного трибунала.
И все же установить полную торговую монополию, реализовать другие элементы политики «военного коммунизма» власти так и не успели, как и не смогли решить проблему обеспечения товарами первой необходимости.
Богатство и процветание созидаются, а не отбираются. Но оказалось, что много и хорошо работать хотелось далеко не всем.
Например, рабочее правление Севастопольского морского завода вынуждено было напомнить сотрудникам предприятия:
«Товарищи! Не думайте, что наш завод есть денежный банк. Денег завод не печатает, и ниоткуда даром их не получает... Если рабочее правление завода в такое острое время достает деньги, чтобы с вами расплачиваться, то это потому, что оно пользуется кредитом за счет вашего труда, воплощаемого в заводских изделиях... Правление завода, сознавая отчетливо всю свою ответственность перед рабочими за деятельность всего завода, требует ответственности за продуктивность труда от самих же рабочих и администрации. И чтобы это требование не оказалось бы одними только словами, Правление завода примет самые энергичные меры и очистит завод от паразитов труда. Завод есть храм трудящихся, а не паразитов. Только трудящихся завод будет кормить и оплачивать».
Пантелеевы Александр и Иван — сыновья Пантелеева Ивана Зиновьевича (1833-1911) — участника 1-й обороны Севастополя, защитника 3-го бастиона.
Паразит — от греч. parasitos — нахлебник, т.е. человек, не обремененный самолюбием и кормящийся за чужим столом.
5. Деятельность комиссариата просвещения
Поистине революционные изменения произошли в системе образования города. По-видимому, комиссары просвещения хорошо помнили свое школьное детство, поэтому постарались упразднить все, что отравляло пребывание в школе «угнетенным пролетариям», то есть ученикам.
Народный комиссариат просвещения г. Севастополя своим постановлением от 24 мая 1919 года «уничтожал должности директоров, инспекторов, начальниц и заведующих», их функции должны были теперь выполнять школьные советы, состоящие из учителей, родителей, учащихся старших классов.
Далее в постановлении указывалось: «Во всех учебных заведениях переходные и вступительные экзамены отменяются;
применение отметок для оценки познаний и поведения учащихся отменяются;
перевод из класса в класс и выдача свидетельств производится на основании успехов учащихся, по отзывам школьного совета о выполнении учебной работы;
обязательное изучение латинского языка отменяется;
ношение форменной одежды служащими, учащимися и учащими, а также всякого рода кокард и знаков отменяется».
Несколько ранее было объявлено, что отменяются приемные экзамены при зачислении в младшие классы средних учебных заведений. Подавшие прошения приглашались 15 мая к 11 часам утра по следующим адресам:
поступающие в приготовительный класс женской гимназии — в гимназию Дриттенпрейс (Чесменская, 59);
поступающие в приготовительный класс мужской гимназии и в 1 класс женской гимназии — в городскую женскую гимназию (Соборная, 24);
поступающие в 1-й и 2-й классы мужских учебных заведений и 2-й 3-й классы женских гимназий — в 1-е Реальное училище (Чесменская, 73);
поступающие в 3-й и 4-й классы мужских учебных заведений и 4-й класс женской гимназии —•- в мужскую гимназию (Б.Морская, 48).
Однако учебный год по решению комиссариата заканчивался 20 мая, поэтому подавшие заявления к учебе должны были приступить только осенью.
Дело культурного обогащения взрослого населения Севастополя также ставилось под строгий контроль революционных властей.
Например, всем владельцам книжных магазинов и складов предписывалось 28 мая 1919 года быть готовыми к прохождению «учета наличия книжных запасов. В дальнейшем торговля книгами без разрешительных ордеров книжного отдела воспрещалась». Учету подлежало и имущество кинематографов, музыкальных и нотных магазинов, «впредь продажа музыкальных инструментов и нот без разрешения отдела искусства воспрещалась». Даже частные владельцы роялей, пианино, фисгармоний должны были в семидневный срок дать сведения о местонахождении инструмента и профессии владельца, в противном случае — наказание по всей строгости революционного закона. Желание взять на учет все ценное имущество порождало и курьезные распоряжения. Например, следующее: «Советской администрации училищ 1-й ступени сообщить в школьный отдел срочно, какие имеются в училище учебники, музыкальные инструменты и приборы для измерения учащихся, и в каком состоянии они находятся «.
Комиссариат народного просвещения заботился и об искоренении идеологически чуждых настроений, в связи с чем все учреждения и организации по внешкольному образованию, как-то: библиотеки, курсы для взрослых, музеи, выставки, народные университеты, клубы и т.п. обязаны были предоставить в комиссариат свои уставы, учебные планы, сметы, отчеты для решения вопроса о продолжении деятельности. Отдел искусств брал под свой контроль и репертуар театров, цирка, концертов. Если в программу выступления входили куплеты, песенки, шутки, рассказы и т. п., то текст таковых обязательно передавался на проверку.
В то же время творческий порыв сознательных рабочих и крестьян рождал новые — революционные формы искусства. Так при севастопольском военкоме был создан Агитпросвет, силами которого проводились не только летучки и лекции в деревнях Карань (Флотское), Кадыковка (северная часть Балаклавы), Камары (Оборонное), Чоргунь (Чернореченское), но даже был показан спектакль-митинг в Балаклаве. Пьеса называлась «Однажды вечером» и рассказывал а о жизни политических ссыльных.
6. Выборы в Совет
В середине мая в городе прошли выборы в Совет. Право голоса получили трудящиеся, объединенные в профессиональные союзы, городские служащие, бойцы Красной Армии и Флота, а также представители мусульманских организаций.
2 июня на заседании ревкома избирательная комиссия доложила, что в Совет избран 101 человек, в том числе — 65 коммунистов, 23 левых эсера и 15 меньшевиков.
О самой процедуре выборов заставляет задуматься информация Крымского комитета РКП(б). Оказывается, организация коммунистов г. Севастополя в июне 1919 года насчитывала около 100 человек, кандидатов и сочувствующих от 400 до 500 человек.
3 июня в помещении театра «Ренессанс» состоялось торжественное заседание вновь избранного Севастопольского Совета рабочих, красноармейских и матросских депутатов. С докладом о деятельности Ревкома выступил его председатель — тов. Занько. Присутствующие выразили благодарность ревкому за его борьбу по осуществлению власти пролетариата. 5 июня Совет сформировал Исполком из 20 человек, в него вошли 13 коммунистов, 5 эсеров и 2 меньшевика. В те дни «Известия Севастопольского революционного комитета» писали: «Перед Советом стоят колоссальные по трудности разрешения задачи, Совету предстоит выполнить бесконечный ряд крупных и мелких дел...» Но оказалось, что среди всех дел есть одно — наиглавнейшее: защита Крыма от белых.
7. Падение Советской власти
11 июня в цирке Труцци прошло расширенное заседание Севастопольского Совета, на котором обсуждался вопрос всеобщего воинского обучения и мобилизации. Спустя три дня в специальные пункты по месту жительства было приказано явиться всем трудящимся в возрасте от 16 до 39 лет, не проходившим военной службы. С 16 июня крепость и город были переведены с осадного на военное положение, хождение по улицам разрешалось только до 24 часов.
На следующий день советские учреждения начали сворачивать свою деятельность. Но даже в последние дни Исполком Севастопольского Совета считает необходимым заботиться о соблюдении трудовой дисциплины: «Всем советским учреждениям с 19 июня 1919 года завести при каждом особую книгу, в которой служащие обязательно должны расписываться о времени их прихода на службу, отмечая час и минуту. Опоздание недопустимо, будет пресекаться самым беспощадным образом и считаться саботажем. Советским контролером назначается секретарь Совета тов. Мягкий, который во всякое время будет проверять названную книгу и доводить до сведения Исполкома».
Красников Д. В. (годы жизни неизвестны) — участник гражданской войны, член РКСМ, участник создания первой комсомольской организации на Корабельной стороне. 1920 г.
Бронепоезд «Иван Калита». Сформирован 27.02.1919 г. Несколько раз переходил в руки красных. В Крыму с марта 1920 г. Завершил боевую службу 14 ноября 1920 г. при оставлении Керчи.
Между тем, военная ситуация в Крыму резко обострилась. Отряды ВСЮР перешли в наступление на Ак-Монайском фронте со стороны Керченского полуострова. Прорвав позиции Красной Армии, они двигались в направлении Старый Крым — Симферополь. Одновременно в районе Коктебеля высадился десант генерала Я.А.Слащова. Крымская армия оказалась под угрозой окружения и стала быстро отходить на север, к Перекопу.
«...Красные сняли телефоны и отступили в ночь на 21 июня 19-го года, чтобы успеть вовремя вылиться из этой кубастой ликерной бутылки — Крыма — через узкое горлышко перешейка.
Занимали места в автомобилях, фаэтонах, линейках; иные же бросали накопленные было вещи, а также семьи, которыми кое-кто успел уже обзавестись, и двигались по шоссе пешком, надеясь пробраться уже затемно в степную часть, а там затеряться на время в большом городе и выжидать, таясь и не спеша.
Богатырь С.А. (годы жизни неизвестны) — участник гражданской войны, чл. РКСМ, один из участников создания комсомольской организации на Корабельной стороне. 1920 г.
В крайнем случае всегда ведь можно было записаться в добровольцы и идти до первой встречи со своими. Но этот «крайний случай» не представлялся ясно сознанию: поезд, битком набитый вагон, стремительность хода, частые свистки паровозов, движение, сжатое полосками рельсов, — это было яснее, и в это верилось».
С.Сергеев-Ценский. «Жестокость»
Сергеев-Ценский (Сергеев) Сергей Николаевич (1875-1958). Писатель. В Крым прапорщик С.Н.Сергеев прибыл в 1905 для прохождения службы. С дек. 1905 поселился возле Алушты, на Орлиной горе. Здесь он прожил в общей сложности полвека. Его перу принадлежит много произведений о Севастополе. Среди них — роман-эпопея «Севастопольская страда», посвященная 1-й обороне Севастополя, сборник статей «Севастополь» о городе и его защитниках в период Великой Отечественной войны. С 1943 — академик АН СССР.
Вопросы и задания:
1. Сравните социально-экономическую политику, проводимую органами советской власти весной 1919 года и Крымским Краевым правительством. Чем объясняются общие черты и различия, которые вы нашли?
2. Что вам показалось интересным и примечательным в мероприятиях, проводимых советской властью в Севастополе весной 1919 года, что удивило, а может быть вызвало улыбку и почему?
§ 5. Севастополь во второй половине 1919 года
1. Организация власти
23 июня части Добровольческой армии вошли в Севастополь. На следующий день был занят Симферополь. По случаю освобождения краевого центра от большевиков состоялось всенародное шествие, завершившееся крестным ходом. Севастопольский «Крымский Вестник», вновь издаваемый после длительного перерыва, писал: «Недолгий период хозяйничанья большевиков поставил долговременность нового порядка вещей под большой знак вопроса. Власть, чуждая какой бы то ни было тени демократизма, построенная на неограниченной диктатуре, сопровождаемая безудержным произволом отдельных лиц, эта власть быстро потеряла симпатии даже в рабочих массах, возлагавших большие надежды на ее приход. При таких условиях ликвидация ее в Крыму совершилась почти с волшебной легкостью». И автору статьи, и читателям хотелось верить, что худшее позади, что новая власть наведет порядок, не запятнав себя беззакониями и насилием. Однако до подлинного демократизма было еще очень далеко. А.И.Деникин позже напишет в «Очерках русской смуты»: «На территории, освобождаемой Добровольческой армией, самим ходом событий установилась диктатура в лице Главнокомандующего». И это несмотря на существование Особого Совещания, по определению — высшего законодательного и исполнительного органа на юге России, а также формальное подчинение А.И.Деникина Верховному Правителю — адмиралу А.В.Колчаку.
Шиллинг Николай Николаевич (1870-1946). Участник 1-й мировой войны. Генерал-майор (1915). Георгиевский кавалер. В 1918 в гетманской армии в распоряжении главнокомандующего. В белом движении с 1918: заместитель представителя Добровольческой армии в Киеве, командующий 5-й пехотной дивизией в Крыму (02-06.1919). Был ранен. Командир 3-го армейского корпуса (ранее Крымско-Азовская армия), генерал-губернатор и командующий войсками Новороссии до 03.1920 г. Генерал-лейтенант (1919). После образования Русской армии генерала Врангеля переведен в резерв. В эмиграции жил в Чехословакии. После занятия Советской армией Праги в мае 1945 г. арестован НКВД. Освобожден по состоянию здоровья и старости и вскоре умер в Праге.
Крым немедленно распростился со всеми претензиями на самостоятельность. Полуостров был включен в состав Таврической губернии, главноначальствующим края назначили генерал-лейтенанта Н.Н.Шиллинга, Таврическим губернатором стал граф Н.А.Татищев. В Севастополе власть осуществлялась комендантом Севастопольской крепости, градоначальником генерал-майором В.Ф.Субботиным, а также комендантом города генералом Шатковским. По приказу Деникина были распущены старые органы самоуправления, и 15 сентября прошли перевыборы в городские думы и земские учреждения.
Результаты выборов в Севастополе подтвердили неизменность политических симпатий горожан. Из 71 гласного 38 были представителями социал-демократов и социалистов-революционеров, 12 мест получил демократический блок, 21 член городской думы представлял интересы домовладельцев.
Сложно решался вопрос с кандидатурой на пост городского головы. Первоначально эту должность занимал В.А.Могилевский. Но в конце июля его, якобы по причине «болезни», заменил хорошо известный в Севастополе общественный деятель Н.И.Емельянов. К своим обязанностям В.А.Могилевский так и не вернулся, так как был арестован в первых числах сентября по обвинению в государственной измене. По всей видимости, его вина состояла не только в принадлежности к партии социал-демократов (меньшевиков), но и в конкретных действиях против Добровольческой армии и ее интересов.
Могилевский Владимир Андреевич (1879-?). Чл. РСДРП, по образованию агроном. До июля 1917 жил в эмиграции. В авг. избран товарищем Керчь-Еникальского городского головы, чл. комитета Крымского союза РСДРП (объед.) Во время англо-французской интервенции переехал в Севастополь и был избран городским головой. С мая 1919 чл. Севастопольского Совета и чл. Коллегии для управления отделом Торговли и промышленности СНХ города. В сент. 1919 арестован белогвардейской контрразведкой. В середине 1920 эмигрировал во Францию и работал в редакции газеты «Последние новости» в Париже.
Согласно обвинительному заключению суда, с его помощью были освобождены арестованные в Керчи, Симферополе и Севастополе, он участвовал в переговорах с большевиками о координации действий по захвату власти в Крыму, препятствовал вывозу военного имущества и продовольствия при эвакуации Добровольческой армии. В 1919 году, во время краткого периода власти большевиков, занимая должность товарища председателя Севастопольского Совнархоза, Могилевский всячески содействовал укреплению советской власти, помогал в ее начинаниях по захвату банков, частных имений, инвентаря и иных запасов, участвовал в организации коммун.
Его работа находила отклик в среде горожан. Протестуя против ареста городского головы, газета «Прибой» опубликовала статью «Обезглавливание рабочего движения». Власти распорядились мятежную газету закрыть и отвергли все ходатайства об освобождении В.А.Могилевского до суда из тюрьмы. Ситуация обострилась настолько, что на следующий день союз печатников объявил забастовку, которую поддержали рабочие мастерских порта и даже некоторые владельцы магазинов. Однако власти ни на какие уступки не пошли, и Могилевский оставался в тюрьме до суда в январе 1920 года.
Новый глава городского самоуправления был избран только 20 ноября 1919 года. Им стал Я.Н.Перепелкин (1874-1935). Человек он в городе был новый, так как переехал с семьей из Петрограда в Крым только в 1917 году, подальше от начинавшейся революции. Происходил Яков Николаевич из старинного дворянского рода, был известным ученым и изобретателем в области военной техники. Он создал первые в России оптические призмы к артиллерийским прицелам и наладил их выпуск на Обуховском заводе в Петрограде. Построенные по его проектам горные артиллерийские орудия успешно действовали на полях русско-японской войны, а изобретения в области корабельной артиллерии усиливали боевую мощь российского флота. В 1916 году Я.Н.Перепелкин был произведен в чин генерал-майора по Адмиралтейству, спустя год оказался в Севастополе. Теперь ему предстояло попробовать себя на поприще общественного деятеля, только время для этого выпало не лучшее — смутное, неустроенное.
Газета «Южные ведомости» от 16 июля 1919 сообщала:
«Цены на фрукты на бирже (за пуд):
Груши от 80 до 160 р.
Черешни от 120 до 160 р.
Персики от 160 до 240 р.
Абрикосы от 120 до 240 р.
Вишни от 100 до 160 р.
Сливы от 80 до 120 р.
Цены на овощи:
Картофель 75-80 р. за пуд
Капуста 15-20 р. за пуд
Лук до 30 р. за пуд
Чеснок до 120 р. за пуд
Фасоль 7-80 р. за пуд
Свекла до 15 р. за пуд
Огурцы до 35 р. сотня
Кабачки до 12 р. сотня
Баклажаны до 150 р. сотня».
2. Быт горожан
С конца июня 1919 года Крым стал глубоким тылом территории, подвластной командующему Вооруженными Силами Юга России. Исполняя распоряжение главкома от 3 июля 1919 года, деникинские войска осуществили крупномасштабное наступление от Дона и Днепра до Волги. Линия фронта все дальше уходила на север. И теплый Крым, собравший в том году неплохой урожай, наверное, казался каким-то мирным, тихим краем, осколком прежней жизни. Но в стране, что больна гражданской войной, «тихих заводей» быть не может.
Артем Веселый (Конкуров Николай Иванович) (1899— 1937). Родился в Самаре. Закончил начальное училище. В период революции и гражданской войны партийный работник, журналист. После окончания гражданской войны служил на ЧФ, учился в Брюсовском ин-те, стал профессиональным писателем. Репрессирован в 1937.
«В России революция — деревни в жару, города в бреду», — образно и точно заметил писатель Артем Веселый.
И действительно, разве что в дурном сне могло присниться обывателю, что придет он однажды на рынок, пожелает купить фунтовый колобок масла, да пяток помидоров впридачу, уже и деньги протянет... А торговка их не возьмет, да еще и попеняет: «Чем же вы расплачиваетесь, господин хороший?»
— «Как чем? Совдензнаками!»
— «Да они с сегодняшнего дня недействительны!»
Хорошо, если привидится такое во сне. А тут, в самой что ни на есть реальной жизни, 25 июня 1919 года советские денежные знаки, бывшие на руках у населения, оказались неплатежеспособными. Бросились горожане в банки, из очереди даже ночью не уходили. Однако деньги им обменяли только частично. Оно и правда, не может же новая власть за прежнюю отвечать.
Вскоре самые запасливые приободрились, вышло распоряжение, что на территории, подвластной Добровольческой армии, будут приниматься и романовские купюры, и кредитные билеты Временного Правительства, и деньги, выпущенные за последние месяцы в Ростове-на-Дону, и украинские карбованцы, а в Крыму — даже денежные знаки Крымского Краевого правительства.
Но и те, у кого имелись некоторые денежные запасы, и те, кто жил на заработанное, очень скоро поняли, что необходимо избавляться от «вредной привычки» есть три раза в день.
«Цены на хлеб, — сетовал корреспондент «Крымского вестника» в июле 1919 года, — выросли по сравнению с довоенным временем в 100 раз». За следующие три месяца хлеб подорожает еще в 10 раз. Не последнюю роль в развитии этой пагубной тенденции сыграют введение 12 августа свободы торговли, затем отмена хлебной монополии и начавшаяся денационализация. Сообщения о состоянии цен на рынке помещались в городских газетах с той же регулярностью, что и сводки с фронта, не уступая им по напряженности.
3 июля:
фунт хлеба — 96 коп. (по карточкам)
23 июля:
фунт хлеба — 3 руб. (на рынке); фунт сахара — 24 руб.
31 июля:
в продаже появился английский шоколад — 200 гр.
плитка — 35 руб.
25 сентября:
фунт баранины — 12 руб.
фунт сала — 75 руб.
2 перепела — 30 руб.
фунт хлеба — 8 руб.
Октябрь:
фунт мяса — 20 руб.
фунт масла сливочного — 150 руб.
фунт сахара — 65 руб.
Зарплата в августе 1919 г.:
инженера — от 1250 руб. до 2400 руб.
учителя — 300 руб. + 600 руб. компенсация дороговизны + 60 руб. на оплату квартиры
рабочего-печатника — 2000 руб.
провизора — 1250 руб.
Газета «Юг» от 26.11.1919 сообщала: «Городская больница возбудила ходатайство: ввиду дороговизны гробов разрешить больнице иметь один, большой гроб, в котором покойники будут отвозиться на кладбище, но опускаться в могилу будут без гробов».
Тем, кто не мог поесть досыта, не всегда удавалось и свежей воды попить вволю. В связи с отсутствием топлива, городской водопровод работал с перебоями. Особенно страдали жители нагорной части, где воды могло не быть неделю, а то и дольше. Ситуация усугублялась начавшейся эпидемией холеры, с осени увеличилось количество тифозных больных.
3. Приезд А.И.Деникина
Вообще город очень изменился за последние два года. Из подтянутого, даже щеголеватого военного он постепенно превращался в мало ухоженного провинциала. Обычными стали неубранный мусор на улицах, отсутствие трамваев и освещения, налеты лихих людей в ночное время.
Но в праздники город приободрялся и, казалось, приобретал прежнюю стать. Так было, например, 28 июля, когда отмечался день Добровольческой армии. Дома по центральному кольцу были расцвечены национальными флагами, улицы сверкали чистотой. В полдень у Графской пристани протоиерей отец Георгий Спасский отслужил молебен, завершившийся торжественным шествием по Нахимовскому проспекту и Большой Морской. Состоялись лекции в кинематографах города на тему «Большевики и добровольцы». А в 8 вечера в театре «Ренессанс» на Приморском бульваре прошел концерт, в котором принимали участие, по словам прессы, «лучшие артистические и литературные силы города».
Деникин Антон Иванович (1872-1947). Внук крепостного крестьянина. Сын майора. Родился в Варшавской губ. Окончил Ловичское реальное училище (1890), Киевское пехотное юнкерское училище (1892) и академию Генштаба (1899). Участник русско-японской и 1-й мировой войн. Генерал-майор (1914). Генерал-лейтенант (1915). В 1917 — начальник штаба Верховного Главнокомандующего, Командующий войсками Юго-Западного фронта. За поддержку мятежа генерала Корнилова заключен в тюрьму г. Быкова. Бежал вместе с Корниловым и др. генералами на Дон. Один из создателей Добровольческой армии (ДА). В 1918 — начальник штаба ДА, после смерти Корнилова — Главнокомандующий ДА, Главнокомандующий ВСЮР, преемник Колчака на посту Верховного правителя России. 22.03.1920 сдал командование ВСЮР Врангелю и убыл из Крыма. Жил в Англии, Бельгии, Венгрии, Франции. Во время немецкой оккупации перебрался на юг Франции. В 1945 переехал в США, где и умер.
Почти прежним красавцем Севастополь смотрелся и 23 сентября 1919 года. Тогда город посетил А.И.Деникин. Церемония встречи главнокомандующего ВСЮР очень походила на торжества по случаю встречи августейших особ. На Графской пристани выстроился весь губернский и городской «бомонд». В первых рядах стояли Главноначальствующий Новороссийского края генерал Шиллинг и Таврический губернатор граф Татищев, командующий ЧФ адмирал Д.В.Ненюков и главный командир портов Черного и Азовского морей адмирал М.П.Саблин, комендант Севастопольской крепости, севастопольский градоначальник генерал В.Ф.Субботин и комендант города генерал Шатковский. Делегацию городской управы возглавлял заместитель городского головы Н.И.Емельянов. Среди встречающих были представители торгово-промышленного комитета, союзов домовладельцев, врачей, учителей и делегация от Таврического университета, а также представители некоторых конфессий — караимы во главе с газзаном Леви, еврейская община во главе с Я.В.Молдавским, мулла Ю.И.Рахимов. В начале одиннадцатого утра в Севастопольскую бухту вошел вспомогательный крейсер «Цесаревич Георгий». В честь главнокомандующего Добровольческой армией прогремел салют, А.И.Деникин перешел на подошедший катер с генералом Н.Н.Шиллингом и адмиралом Д.В.Ненюковым, который через несколько минут пришвартовался у Графской пристани. Емельянов от имени горожан преподнес Главнокомандующему традиционный хлеб-соль, звучали приветственные речи — среди прочих выступили и дамы города, и сироты приюта.
Ненюков Дмитрий Всеволодович (1869-1929). Родился в Тамбовской губ. Окончил Морское училище. Участник русско-японской войны. Окончил Николаевскую морскую академию. С июля 1914 контр-адмирал, начальник Военно-морского управления при Верховном Главнокомандующем. Под руководством Ненюкова был разработан план снабжения сербской армии по Дунаю. В 1916 произведен в вице-адмиралы. В 1916 стал начальником экспедиции особого назначения на Дунае, а в начале 1917 — начальником всех речных сил Дуная. С 1918 находился в войсках Деникина, весной 1919 возглавил Временное управление Доброфлота в Новороссийске. Черноморским флотом ВСЮР командовал с 20 авг. 1919 по 8 февр. 1920. Уволен 8 февр. 1920, эмигрировал в Югославию, где в Белграде возглавлял «кают-компанию» русских морских офицеров, вел общественную работу. Умер в Белграде
Далее высокие гости отправились во Владимирский собор. Молебен служили епископ Симферопольский Дмитрий, епископ Севастопольский Вениамин, все севастопольское православное духовенство. После молебна генерал Деникин спустился в нижнее помещение собора и почтил память героев-адмиралов. Затем состоялось освящение крепостного знамени, которое из собора вынес сам А.И.Деникин и передал его знаменосцу крепостного батальона. Под гром оркестра и крики публики батальон прошел парадным маршем перед высоким начальством, после чего Деникин отправился на Исторический бульвар. Посещение Панорамы, музея Севастопольской Обороны заняло несколько часов, далее, после короткой пешей прогулки, Деникин и сопровождающие его лица прибыли в Морское собрание, где был дан торжественный обед.
На следующий день, 24 сентября, главнокомандующий посетил Симферополь. А уже к вечеру крейсер «Генерал Корнилов» с А.И.Деникиным на борту взял курс на Одессу.
Приказ по Севастопольской крепости № 188 от 24.11. 1919 г.:
Ǥ 1.
Для чествования Георгиевских кавалеров гражданских лиц 26.11 будет приготовлен обед на 50 человек в столовой в гостинице «Гранд-Отель» к 1 часу дня.
§ 2.
Во всех театрах и кинематографах для кавалеров Ордена Св. Георгия и Георгиевского оружия, а также лиц, имеющих Георгиевские медали, предоставляются в этот день бесплатные места. Коменданту города сделать наряд офицеров для наблюдения за исполнением настоящего приказа».
Севастопольский градоначальник
Генерал — майор
Субботин
4. Проблемы фронта и тыла
Командующий ВСЮР спешил. В тяжелых боях нескольких последних недель удалось отбить у красных Курск, Воронеж, Орел. Впереди его ждала Москва, падение большевистского режима, возрождение России. Завладев огромным пространством в 810 тыс. кв. верст с населением 42 млн. человек, Деникин полагал, что должно произойти «восстание всех элементов, враждебных советской власти, усиление рядов и моральное укрепление белых армий». Но выпело как раз наоборот. Казачьи части, оплот деникинских войск, обнаруживали явное замешательство, уйдя далеко на север от своих станиц. Колебания усиливала большевистская пропаганда, обещавшая «решительное покровительство и вооруженную защиту» тем, кто делом «пойдет навстречу» большевикам.
Биография Никифоровой Марии Григорьевны обросла слухами и легендами, чему немало способствовала и сама революционерка. Родилась в г.Александровске (ныне Запорожье), с 16 лет в партии анархистов, за участие в терактах в 1907 приговорена к 20 годам каторги. Бежала за границу, где, вероятно, также попала в тюрьму. Согласно слухам, во Франции училась скульптуре у Родена, с началом войны, закончив офицерскую школу, поступила в Иностранный легион. После Февральской революции вернулась в Россию и, создав террористическую организацию на юге России, занялась экспроприациями и откровенными грабежами. Осенью 1917 организовала так называемую «Черную гвардию», прославившуюся своими зверствами и «безмотивным» уничтожением государственных учреждений. В янв. 1918 во главе «1-го вольно-боевого отряда по борьбе с контрреволюцией», входившего в состав Красной Армии, захватила Александровск, затем Елизоветград и Знаменку.
Еще более серьезной проблемой стали выступления рабочих и крестьян, недовольных социальной политикой деникинских властей. Повсюду вспыхивали забастовки, стачки, восстания. Остановилась железная дорога, шахты Донбасса перестали давать уголь. Крестьяне отказывались поставлять продовольствие, укрывались от мобилизации, противились восстановлению имущественных прав вернувшихся владельцев имений, уклонялись от новой арендной платы: в 1/3 часть хлеба, 1/6 корнеплодов, ровно половину заготовленного сена. Понимая, что теперь земли им не видать, они отказывались воевать за власть, не решившую главную проблему, в результате дезертирство из деникинских армий приняло невиданные масштабы. Именно по этому поводу В. И. Ленин писал: «Середняк качнулся в сторону Советской власти».
Никифорова Мария Григорьевна (18907-1919) — знаменитая анархистка, имя которой в годы гражданской войны было известно так же, как и имя Н.Махно.
В довершение всего, грозная ситуация сложилась и в армейском тылу. Газета «Донские ведомости» констатировала: «Есть язвы белого тыла, которые нужно не укрывать рубищами, а лечить действенными средствами. Первая язва — это грабежи. Вторая — спекуляция. Третья — узкоклассовая пропаганда и агитация. Четвертая — утрата чувства общего в пользу личного, уклонение от долга по корысти и трусости. Пятая — общий упадок производительной энергии, леность, страсть к наслаждениям». Но какие действенные средства могли удержать от краж, взяточничества, казнокрадства, разврата, кутежей тех, кого и расстрелы не устрашали, тех, кто жил по принципу: «Жизни — грош цена, хоть день, да мой!».
Деникинская власть слабела, в то же время набирали силу армии всевозможных «народных мстителей». Борцом против произвола и защитником страждущих слыл Нестор Махно, «зеленое» (партизанское) движение приобретало «красный» оттенок, а большевистские подпольные группы множились день ото дня.
Захваты городов сопровождались грабежами, бессудными расстрелами, реквизициями и погромами, за что сама Никифорова была арестована по приказу украинского большевистского правительства. Суд, состоявшийся в апр. 1918, постановил освободить ее из-под стражи и вернуть отряду вооружение — за нее и за действия ее отряда вступился Антонов-Овсеенко. В июне 1918 за «противоправные действия» арестована в Саратове и отправлена в Москву, где в ожидании суда была освобождена и начала учиться в Пролеткульте живописи. В янв. 1919 суд признал Никифорову виновной в «дискредитации Советской власти» и на шесть месяцев лишил ее права занимать ответственные посты. Отмену столь сурового приговора Никифорова ожидает в Гуляйполе, где ведет споры с Н.Махно о способах ведения анархистской борьбы и судьбах анархистских денег. Арестована в Севастополе 14(27).08.1919 вместе с мужем — польским гражданином Витольдом Бржостоком. По приговору суда повешена 3(16) сент. 1919.
5. Подпольное движение в Севастополе
В Севастополе подпольная группа была создана в августе 1919 года. Ее возглавили В.Хайкевич, Котенев, С.Леонов. С трудом удалось наладить выпуск листовок; организовать ячейки в союзах строителей, швейников, водников, фармацевтов; установить связи с Крымским областным комитетом, находящимся в Одессе. В ноябре в Севастополе провели партийную конференцию, на которой присутствовал С.Я.Бабахан, посланный в Крым ЦК РКП(б) для налаживания подпольного партийного движения. Участники конференции избрали городской комитет. В его состав вошли представители большевиков, меньшевиков, а также «беспартийные товарищи». Судя по распределению обязанностей между членами комитета, деятельность подпольщиков предполагалось значительно расширить.
Бабахан С.Я. (Бабаханян Н.) (1892-1936). Родился в Ереванской губ. Учился в Петербургском политехникуме. С 1915 участвовал в 1-й мировой войне в чине прапорщика. Чл. РСДРП(б) с июля 1917. Участник октябрьских событий в Петрограде. Приехал в Крым весной 1919 по решению ЦК РКП(б). С сент. 1921 в Москве проректор и председатель Коммунистического ун-та народов Востока. Репрессирован в 1936.
Секретарем стал товарищ А.Бунаков; на С.Леонова возложили организационную работу, связь с ячейками и «паспортное бюро», то есть изготовление фальшивых документов. Товарищ И.Севастьянов должен был заниматься разведкой и подготовкой плана восстания, С.Ключникову (Крючкову) поручили сбор, хранение, учет оружия и взрывчатых веществ, а В.Мигачеву — организацию ячеек в цехах Морзавода. По воспоминаниям участников событий, влияние комитета к концу осени уже было достаточно велико и распространилось на флотский экипаж, гидроавиацию, Северный док, Морской госпиталь, учебную команду на Северной стороне, железнодорожников. Активная пропаганда велась среди русских солдат — участников мировой войны, воевавших на Западном фронте и теперь возвращавшихся домой из Европы.
Через ординарца бывшего командующего Добровольческой армией генерала Май-Маевского В.В.Макарова получали сводки советского радио, сообщения из ставки Деникина.
22 декабря 1919 года была проведена диверсионная акция — попытка потопления крейсера «Генерал Корнилов».
28 января 1920 года группа севастопольских подпольщиков совершила нападение на железнодорожный мост через реку Альму юго-западнее станции Альма (ныне — ст. Почтовая). Однако разрушить мост не удалось, и после непродолжительного ремонта движение восстановилось.
Макаров Павел Васильевич (1897-1970). Родился в г. Скопин Московской обл., большую часть жизни прожил в Крыму. В 1915 сдал экстерном экзамены в Константиновском реальном училище на звание вольноопределяющегося. Добровольцем ушел на фронт. В 1917 окончил 2-ю Тифлисскую школу прапорщиков, служил в 134-м Феодосийском полку, воевавшем на Румынском фронте. В марте 1918 принят штабс-капитаном А.Туркулом в Дроздовский полк, участвовал в боях с Красной Армией, затем адъютант командующего Добровольческой армией генерала В.З.Май-Маевского. В 01.1920 арестован как брат ординарца В.З.Май-Маевского, агента большевистской разведки Владимира Макарова. Бежал, создал в Крымских горах партизанский отряд. П.В.Макаров стал прототипом главного героя в многосерийном телевизионном фильме «Адъютант Его Превосходительства».
Индивидуальный террор, освобождение арестованных, подпольная печать наносили значительный вред тылу белых. По словам Я.Слащова, «это была сила, и сила нешуточная». Начальник уголовно-розыскных управлений и контрразведок на территории Крыма полковник Л.Ф.Астраханцев сообщал Таврическому губернатору: «Работа большевиков, как известно, ушла в подполье, и руководящую роль в ней играют комитеты из небольшого количества вполне надежных партийных лиц. Во избежание провала работа ведется в весьма конспиративной обстановке: заседания проходят тайно, распоряжения отдаются устно, все письменные доказательства работы, а также запасы оружия и взрывчатых веществ хранятся вне квартир, закапываются в землю или прячутся по разным тайным местам».
Старосельский Григорий Самуилович (1891-1920), член партии социалистов-революционеров. Уроженец Севастополя, рабочий электротехнической мастерской военного порта. В мае—июле 1917 г. делегат III съезда партии эсеров, в декабре 1917 г. — апреле 1918 г. красногвардеец. Участник севастопольского подполья в 1919-1920 гг., в июле 1920 г. арестован контрразведкой и по приговору военно-полевого суда расстрелян.
Карательные органы ВСЮР не жалели сил для поимки подпольщиков. В январе — феврале 1920 года контрразведка произвела серию арестов.
12 января 1920 года приказом по Севастопольской крепости и гарнизону за большевистскую агитацию среди рабочих преданы военно-полевому суду Н.А.Мельников и Г.С.Старосельский — рабочие электромеханической мастерской портового завода.
19 января 1920 года арестован электромеханик Марков. На его квартире обнаружены бомбы, пулеметные ленты, винтовки, телефон и типографский шрифт.
В ночь на 21 января (4 февраля) 1920 года в разных частях города были арестованы члены городского подпольного комитета РКП(б) В.В.Макаров, И.А.Севастьянов, И.М.Вайнблат, М.З.Иоффе, М.С.Киянченко, Ключников (С.С.Крючков), Л.X.Шулькина, Ю.И.Дражинский, А.И.Бунаков (Рытвинский). Газета «Крымский вестник» писала об этом событии: «Ночью вооруженный отряд окружил помещение клуба, где происходило заседание в полном составе. В одной комнате заседал президиум, в другой работала подпольная типография. Печатались прокламации «К офицерам Добровольческой армии», «К солдатам и матросам». Были обнаружены взрывчатые вещества, оружие, патроны».
Несколько дней спустя в городе были распространены листовки подпольного комитета: «В Севастополе умерщвлены девять лучших коммунистов — представителей рабочего класса, беззаветных борцов за социализм! ...Палачи и опричники, арестовав 21 января девятерых товарищей, мучили и пытали их двое суток на борту броненосца «Корнилов» и 23 января, кого уже мертвым, а кого полуживым, выбросили за борт в море.
Вот как справляются капиталисты и генералы с лучшими представителями рабочего класса!»
Всего, по данным севастопольской контрразведки, обвинение в активном большевизме было предъявлено 736 жителям города.
Дражинский Юрий Исаакович (Ашевский И. И.) (1899-1920). Чл. РКП(б). Родился в г. Ялте в семье портного. С 11 лет работал приказчиком в магазине, портным. В апр. 1917 был организатором забастовки портных. В конце 1918 эвакуировался в Новороссийск. После занятия города белыми работал в подполье. Уехал в Крым, затем в Одессу. На станции Голты организовал подпольную организацию. В авг. 1918 приехал в Москву, был назначен агентом по доставке литературы вне РСФСР. С июля 1919 — в Симферополе, участвует в создании подпольного горкома РКП(б). В янв. 1920 направлен в Севастополь для координации плана восстания в тылу белых войск. Арестован под именем Ашевского и расстрелян по приговору военно-полевого суда 6 февр. 1920.
Тяжелый бронепоезд Добровольческой армии «Единая Россия». Был составлен из боевых площадок красных бронепоездов, захваченных белыми 14 июля 1918 г. на ст. Тихорецкой. Ранее носил название «Батарея дальнего боя».
Киянченко М.С. — чл. подпольного городского комитета РКП(б).
Несмотря на многочисленные аресты, деятельность подполья не прекращалась на протяжении всего 1920 года.
А вот время правления А.И.Деникина подходило к концу. Его армии, начиная с ноября 1919 года, непрерывно отступали. Линия фронта из Поволжья и Украины переместилась к берегам Черного моря, Северному Кавказу, вплотную приблизилась к Крыму.
Красные и белые схлестнулись в смертельной схватке, надеясь на победу, но приближая общее поражение.
6. Образование, культура и спорт
а) Образование
В сентябре 1919 года в Севастополе, несмотря на военное время, за парты тридцати учебных заведений село около пяти тысяч учащихся. В большинстве своем это были дети обеспеченных родителей: плата за обучение в приготовительном классе гимназии равнялась семистам рублям в год, за семиклассника нужно было заплатить уже одну тысячу двести рублей. Таких же денег стоил и год обучения в Высшем юридическом институте, объявившем набор студентов. При этом материальное положение 164 учащих (так тогда называли учителей) оставляло желать лучшего. Заработной платы едва хватало на очень скромное питание, но и ее подолгу задерживали. У городских властей не было денег и на отопление школы, поэтому решили сократить учебный год так, чтобы холодное время с ноября по февраль ребята провели дома. Частные гимназии постарались не прерывать учебный процесс так надолго, поэтому им пришлось организовать обучение на дому у педагогов и учащихся. Но самое тяжелое положение сложилось весной, когда в Севастополь была перенесена ставка Главнокомандующего ВСЮР. Для нужд военных тогда реквизировали помещения почти всех школ. Тем не менее, учащиеся гимназий и училищ продолжали посещать занятия, которые проводились в здании Константиновского реального училища в несколько смен. Не прерывали свою работу школы, открытые армянской и еврейской общинами. В марте месяце был начат сбор средств для создания украинской гимназии. Учебный год продолжался и в Морском кадетском корпусе, открывшем свои двери для гардемаринов и кадетов 14 октября 1919 года.
Осенью 1920 г. вместе с остатками белой армии Крым покинули воспитанники Крымского кадетского корпуса — дети участников белого движения, сироты, участники боевых действий, «сыновья полков». К зиме 1920 г. корпус обосновался в небольшом городке Стрнище на северо-востоке Югославии.
Китицын Михаил Александрович (1885-1960). Участник 1-й мировой войны, командир подводной лодки «Тюлень», Георгиевский кавалер. В 09.1917 начальник Отдельных гардемаринских классов в Петрограде. С окт. во Владивостоке руководит морской практикой гардемарин. Осенью 1918 начальник Морского училища. В 01.1920 вышел с отрядом кораблей из Владивостока, имея на борту около 500 гардемарин, моряков и чл. их семей. Обойдя Азию и Африку, привел в Севастополь транспорт «Якут» с 47 гардемаринами на борту 9 нояб. 1920 — за неделю до эвакуации Русской армии из Крыма. В эвакуации в Бизерте продолжал руководить гардемаринами. После выпуска в Морском корпусе своей роты уехал в Америку. Скончался во Флориде.
Газета «Юг» от 7.11.1919 сообщала:
«Начались подготовительные работы по созданию Общества друзей музыки и при нем Института искусств. Обществу предоставлен круглый зал Института физических методов лечения. Занятия в Институте искусств предполагается вести на базе помещения женской гимназии А.В.Подлесной. Классом фортепьяно будет руководить профессор Петербургской консерватории В.Н.Дроздов. Классом скрипки — солист Большой императорской московской оперы Б.О.Сибор. Классом пения — артистка Большого императорского театра Л.Н.Балановская. Пластика и хореография — артист Большого императорского театра — Ф.А.Васильев».
Некоторые изменения жизнь вносила и в содержание обучения. Так, например, в женской гимназии, по предложению родительского комитета, отменили обязательное изучение Закона Божьего. Администрация и родители учениц приняли решение, что девочки могут посещать беседы православного священника или отказаться от таковых, представителям же других конфессий дали право приглашать своих священнослужителей. Настаивали родители и на том, чтобы в приготовительном классе обучение грамоте шло по новым правилам правописания, без так называемой буквы «ять». А в старших классах была введена историко-филологическая и естественно-математическая специализация.
Но для некоторых юношей-выпускников учебный год закончился еще в декабре 1919 года. В соответствии с приказом А.И.Деникина от 17 декабря на военную службу призывались учащиеся всех гражданских учебных заведений 1902 года рождения; учителя и чиновники от 20 до 34 лет. Все они должны были явиться на сборные пункты «вполне одетыми», имея при себе не менее двух перемен теплого белья, и с осознанием того, что «долг каждого честного сына своей исстрадавшейся родины — борьба открытая и самая решительная со всем, что носит на себе печать большевизма».
б) Спортивная жизнь
Особый колорит городской жизни придавали спортивные мероприятия, регулярно проводимые в 1919 году. Севастопольский кружок любителей спорта открыл сезон 26 июня эстафетным бегом вокруг города и матчем между лучшими футбольными командами.
В конце августа в городе прошли пятидневные соревнования по легкой атлетике. В программе десятиборья были бег на короткие и длинные дистанции, метание спортивных снарядов и прыжки.
Но наибольшей популярностью у горожан пользовались товарищеские матчи между сборной города по футболу и командами английских военных кораблей, что стояли в Севастополе. Матчи проходили на поле Севастопольской команды на Историческом бульваре. И нужно сказать, что городская сборная «Рекс» была явным лидером сезона, выигрывая встречу за встречей.
в) Знаменитости в Севастополе
Год 1919-й уходил в небытие, с ним, как и с невзгодами последних лет, спешили распроститься и не уставали надеяться, что дальше будет лучше.
Книппер-Чехова Ольга Леонардовна (1868-1959).
Качалов Василий Иванович (1875 — 1948) в роли Горского в комедии И.С.Тургенева «Где тонко, там и рвется».
Аркадий Аверченко по этому поводу опубликовал в газете «Юг» от 1.01.1920 года фельетон «Проклятый старикашка». Его главный герой — год 1919-й, приходит к автору попрощаться и заодно поправить свое материальное положение. Визитер не сразу узнан: «Это был суровый старик, на вид очень почтенный, солидный, с очень деловым выражением лица. Но что-то неуловимо греховное, воровское, лживое пряталось во всех морщинах его преждевременно постаревшей от распутства и пьянства физиономии...». Но как только личность гостя выяснена, автор разражается гневной тирадой: «Многоуважаемый» негодяй, да ведь год тому назад мы тебя за человека считали! За приличное существо! Коллеги твои 17-й и 18-й поперек горла всей России стали, так мы тебя, как родного, ждали! Думали, вот придет барин, барин нас рассудит. Рассудил ты, нечего сказать! Одних к стенке, другим — голодная смерть, третьим — тиф!».
Но пенять на грехи уходящему году было уже поздно: истекали последние его минуты. И в реальной жизни, встречая год 1920-й, севастопольцы, как водится в новогоднюю ночь, оглядывались назад, вспоминали и то доброе, что случилось с ними за последние месяцы, что помогло пережить лишения и потери.
Мудрые люди давно подметили, что «истинному и прекрасному есть место во все времена», и еще — «нет такого зла, которое не порождало бы добро». Вот и военное лихолетье собрало в Крыму, в Севастополе сотни выдающихся актеров, поэтов, писателей. И, пожалуй, не было дня, когда бы севастопольцы не рукоплескали очередной знаменитости.
В конце августа прошли выступления артистов Московского Художественного театра В.И.Качалова, О.Л.Книппер-Чеховой, Н.Г.Александрова и др. Много раз в течение осени танцевала на севастопольской сцене балерина Большого театра Е.Ю.Андерсон. Газеты писали о ней, как «об одной из самых ярких выразительниц высокой традиции классического балета», «продолжательнице высокого искусства А.Павловой, Е.Гельцер, Т.Карсавиной».
Восторженно принимали зрители и артистов Большого императорского балета М.Мордкина и М.Фроман, исполнявших сцены из балетов «Дон-Кихот», «Грезы» и др. Неизменным успехом у публики пользовались и оперные певцы: Л.В.Собинов — «соловей русской сцены», Эмилио Барио, Лабинский.
Гельцер Екатерина Васильевна (1876-1962) в «Русской пляске».
Собинов Леонид Витальевич (1872-1934). Крупнейший представитель русской классической вокальной школы. Лирический тенор. С 1897 по 1933 в Большом театре. В 1918-1920 гастролировал в Украине, Крыму. В 1920 жил в Балаклаве. С нояб. 1920 по апр. 1921 заведовал подотделом искусств отдела народного образования Севастопольского ревкома. Благодаря усилиям Собинова в Севастополе был открыт оперный театр им. В.И.Ленина, первый советский театр им. А.В.Луначарского, созданы украинская драматическая труппа им. К.Маркса, симфонический оркестр, народная консерватория.
В ноябре в помещении театра «Ренессанс» выступала труппа московского Петровского театра под руководством М.Н.Нининой-Петипа.
А хорошо известный севастопольцам коллектив Малороссийского театра во главе с С.А.Глазуненко начал свой театральный сезон еще в июле, арендовав для спектаклей помещение Летнего театра. Любимая труппа собирала полные залы даже в ноябре — декабре, когда наступили настоящие холода (первый и очень глубокий снег выпал в том году уже 10 ноября).
Вертинский Александр Николаевич (1889-1957). Поэт, композитор, певец. С ранних лет увлекался театром, играл в любительских спектаклях, снимался в немом кино.
Появлялись в городе и новые подмостки. Так, в сентябре месяце А. Аверченко открыл вместе с несколькими компаньонами «Дом артиста» на ул. Екатерининской, 49. Здесь ставились спектакли, в частности по пьесам самого Аверченко, собирались актеры, да и все желающие весело провести время. Вскоре оказалось, что цены заведения по карману скорее людям состоятельным, чем богемной публике, за что создатели «Дома артиста» подверглись жесткой критике. Справедливости ради надо отметить, что проводились в «Доме артиста» и встречи, собиравшие людей разного достатка. Несколько раз здесь выступал король немого кино, кумир публики И.И.Мозжухин. Тридцатилетний красавец играл в небольших комедиях и водевилях, декламировал. После концертов Иван Ильич возвращался в Ялту, ставшую для него последней съемочной площадкой на Родине. В феврале 1920 года он эмигрирует за границу вместе с другими актерами Ялтинской кинематографической фабрики. Полные залы в Севастополе собирал и другой любимец публики — композитор, поэт, певец А.Н.Вертинский. Его неподражаемый чуть картавый голос заставлял публику смеяться и плакать, и уноситься в те края,
«Где нет ни бурь, ни битвы,
Где с неба льется золотая лень,
Еще поют какие-то молитвы,
Встречая ласковый и тихий Божий день.
И люди там застенчивы и мудры,
И небо там, как синее стекло.
И мне, уставшему от лжи и пудры,
Мне было с ними тихо и светло.
Так пусть же сердце знает, мечтает и ждет,
И вечно нас куда-то зовет,
Туда, где улетает и тает печаль,
Туда, где зацветает миндаль...»
Вертинский Александр Николаевич.
В 1-ю мировую войну ушел добровольцем на фронт, служил санитаром железнодорожного госпиталя. Широкую известность приобрел, исполняя песни собственного сочинения и написанные на стихи известных поэтов А.Блока, А.Ахматовой и др. В 1917-1920 гастролировал в Одессе, Киеве, Ялте, Севастополе. Осенью 1920 эмигрировал из Севастополя. Спустя 23 года вернулся в СССР. Продолжал выступать с сольными концертами, снимался в кино.
Мозжухин Иван Ильич (1889-1939).
Мордкин Михаил Михайлович (1880-1944) в роли Пьеро.
Вопросы и задания:
1. Как было организовано управление Крымом, Севастополем во второй половине 1919 года?
2. Опишите от имени горожанина приезд А.И.Деникина в Севастополь. Обратите внимание на следующие моменты:
а) внешний вид города, достопримечательности;
б) встречающие лица;
в) просьбы, которые могли быть адресованы Главнокомандующему.
3. Какие приметы мирной жизни можем мы найти в описании жизни Севастополя второй половины 1919 года?
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ГОД 1920-Й
§ 1. Крым зимой—весной 1920 года
1. Отступление деникинских войск
В начале января 1920 года положение деникинских войск на всех направлениях могло быть охарактеризовано только одним словом — отступление.
Наиболее многочисленная восточная группа в составе частей Добровольческой, Донской, Кавказской армий отходила к Северному Кавказу; западная группа находилась на правом берегу Днепра и должна была прикрывать Одессу. Третий армейский корпус под командованием генерала Я.А.Слащова получил приказ взять на себя оборону северной Таврии и Крыма.
Позже А.И.Деникин в «Очерках русской смуты» напишет об этом тотальном отступлении: «И десятки тысяч вооруженных людей шли вслепую, шли покорно, куда их вели, не отказывая в повиновении в обычном распорядке службы. Отказывались только идти в бой. Вперемежку между войсками шел народ — бездомный, бесприютный, огромными толпами, пешком, верхом и на повозках, с детьми, худобой и спасенным скарбом. Шел неведомо куда и зачем, обреченный на разор и тяжкие скитания».
Лукомский Александр Сергеевич (1868-1939). Из дворян. В 1-ю мировую войну — командир 32-й пехотной дивизии, генерал-квартирмейстер Ставки, начальник штаба Верховного Главнокомандующего, генерал-лейтенант. Арестован за участие в корниловском мятеже, бежал. В белом движении со дня его основания: председатель особого совещания, помощник командующего Добровольческой армией, начальник Военного управления, глава правительства при генерале Деникине. После поражения последнего в марте 1920 эмигрировал в Турцию, был представителем Врангеля в странах Антанты. Жил в Югославии, США, Франции.
Моральное разложение коснулось и армейских верхов. Все громче звучала критика в адрес А.И.Деникина и его ближайшего окружения. Открыто обсуждался вопрос о замене персоны главнокомандующего. В этой связи упоминалось имя П.Н.Врангеля, который в это время находился не у дел. После декабрьского отступления Добровольческой армии он был отстранен от командования, а потом подал в отставку и как частное лицо уехал в Крым. Однако жил он не на южнобережной даче, а в Севастополе.
8 февраля Деникин отдал приказ об увольнении от службы А.С.Лукомского, генерала, который с июля 1919 года исполнял обязанности председателя Особого совещания, а после его упразднения — главы вновь созданного правительства.
Уволен был командующий ЧФ Д.В.Ненюков и начальник штаба ЧФ А.Д.Бубнов, а также начальник штаба сначала Кавказской, а потом Добровольческой армии генерал П. Н.Шатилов. Все они были отстранены от службы за сотрудничество с Врангелем, интриговавшим против Деникина. Самому Петру Николаевичу было приказано немедленно покинуть пределы Крыма. Однако Врангель уехал в Константинополь, где жила его семья, только в конце февраля, предварительно отослав Деникину открытое письмо. «Вы, — говорилось в нем, — отравленный ядом честолюбия, вкусивший власть и окруженный бесчестными льстецами, уже не думаете о спасении Отечества и цепляетесь за власть, кругом ищите крамолу и мятеж. Армия, воспитанная на произволе, грабежах и пьянстве, ведомая начальниками, примером своим развращающими войска, — такая армия не могла создать Россию! Русское общество стало прозревать... Во мне увидели человека, способного дать то, что жаждали все...»
Воистину, если победа объединяет, то поражение разделяет и разобщает.
«И каждый прочь побрел, вздыхая,
К твоим призывам глух и нем.
И ты лежишь в крови, — нагая,
Изранена, изнемогая,
И не защищена никем...»
М.Волошин. «Родина»
Шатилов Павел Николаевич (1881-1962). Родился в семье офицера, окончил 1-й Московский кадетский корпус, Пажеский корпус (1900) и академию Генштаба (1908). Участник русско-японской и 1-й мировой войн. Генерал-майор, генерал-квартирмейстер штаба Кавказского фронта. Георгиевский кавалер. В белом движении с дек. 1918, командир конной дивизии, корпуса, начальник штаба Кавказской и Добровольческой армий. С апр. 1920 — помощник Главнокомандующего Русской армии, начальник штаба. В эмиграции состоял при Врангеле. Позже жил во Франции. По некоторым сведениям, сотрудничал с органами ОГПУ НКВД. Умер от рака крови.
2. Яков Александрович Слащов
5 января 1920 года в Севастополь прибыл Я.А.Слащов. По словам А.И.Деникина:
Слащав Яков Александрович (1885-1929).
«Это был еще совсем молодой генерал, человек позы, неглубокий, с большим честолюбием и густым налетом авантюризма. Но за всем тем он обладал несомненными военными способностями, порывом, инициативой и решимостью. И корпус повиновался ему и дрался хорошо». Высокий авторитет Я.А.Слащова у подчиненных объяснялся, прежде всего, неизменной храбростью на поле боя и служением интересам Отечества, как он их понимал. Яков Александрович был военным и по рождению, как его отец и дед, и по образованию — закончил Павловское военное училище и Николаевскую Академию. С 1915 года он на фронтах 1-й мировой войны. За три года в действующих войсках получил пять ранений и все боевые ордена Российской империи, включая орден Св. Георгия 4-й степени. В декабре 1917 года он увольняется из армии и уходит на Дон для участия в борьбе против большевиков. Снова война, но теперь противник — это и политический враг, и соотечественник одновременно, поэтому Слащов считает для себя неприемлемым ношение военной формы и боевых наград Российской империи. Занимая разные командные должности в Добровольческой армии, возможно, Яков Александрович так бы и остался в истории одним из корпусных командиров, если бы не операция по защите Крыма 1920 года. За ее успешное проведение А.И.Деникин в феврале месяце переименовал 3-й армейский корпус в Крымский, позже уже П.Н.Врангель распорядился также именовать командира корпуса Слащов-Крымский. Но главным результатом операции было то, что полуостров почти целый год оставался за белыми.
Правда, поначалу осуществляемый Слащовым план обороны Крыма далеко не всем показался удачным. В условиях сильнейших морозов (до -22°С) и отсутствия жилья основные силы корпуса были отведены к Джанкою. На Перекопском перешейке и Чонгаре оставались только сторожевые охранения, что создавало видимость незащищенности. Однако все попытки 13-й Красной армии прорваться в Крым, предпринятые с января по март, оставались безуспешными: Слащов допускал продвижение противника до Юшуня, а затем, маневрируя сильными резервами, наносил контрудары и заставлял красных отступать.
Врангель Петр Николаевич (1878-1928). Родился в Ростове. Из дворян, сын директора страхового общества. Окончил Ростовское реальное училище, Горный инт. (1901). В 1902 сдал офицерский экзамен при Николаевском кавалерийском училище, в 1910 окончил академию Генштаба. Участник русско-японской и 1-й мировой войн. Генерал-майор, командующий сводным конным корпусом.
Одной из главных составляющих успеха была поддержка боевого духа в войсках, и здесь командующий подавал пример. «Объявляю всем, что пока я командую войсками, из Крыма не уйду и ставлю защиту Крыма вопросом не только долга, но и чести», — писал Слащов в своем приказе. Но удержание Крыма зависело не только от фронта, но и от тыла. Сознавая это, Яков Александрович со свойственной ему энергией взялся за наведение здесь порядка. Особую опасность, с его точки зрения, представляли «шайки грабительских частей, наводнивших Крым», а также «необыкновенная деятельность и упругость в работе большевиков».
В одном из первых своих приказов от 31.12.1919 года он пишет: « На фронте льется кровь борцов за Русь Святую, а в тылу происходит вакханалия. Лица офицерского звания пьяными скандалами позорят имя добровольцев... Спекуляция охватила все слои общества. Я прошу граждан помочь мне. Общественные организации и классовые комитеты, любящие Родину, придите совместной работой поддержать меня». Далее Слащов распоряжается опечатать военные склады и магазины, всех спекулянтов и дебоширов немедленно препровождать на ст. Джанкой для предания военно-полевому суду. Запретить азартные карточные игры, а содержателей игорных заведений карать как пособников большевизма. В заключение он предупреждает всех мешающих процессу наведения порядка: «Пока берегитесь, а не послушаетесь — не упрекайте за преждевременную смерть».
3. «Орловщина»
Однако среди помощников по наведению порядка оказались и те, кто причину всех бед видел в злоупотреблениях и несостоятельности высшего командного состава. Они говорили: «Генералы нас предают красным, они не способны спасти положение. Долой их. Станем вместо них и поведем борьбу». Это фактически был бунт младшего офицерства и возглавил его капитан Н.И.Орлов.
В начале 1920 года в Симферополе при содействии герцога Лейхтербергского — посланца Слащова — Орлов сформировал полк добровольцев в 1500 человек. Новобранцы были в основном из бывших дезертиров и лиц без определенных занятий. Сам же Орлов, кадровый офицер, прошедший 1-ю мировую войну, служил во ВСЮР с 1918 года. О нем говорили, что он человек храбрый, но болезненно самолюбивый, к тому же простоват и наивен. А среди его окружения немало беспринципных, темных личностей, игравших на желании честолюбивого Орлова взять власть в свои руки.
Н.И.Орлов (?-1920).Уроженец Крыма. Закончил Симферопольскую гимназию. Учился в Варшавском ветеринарном ин-те. Участвовал в 1-й мировой войне, был неоднократно ранен. Войну закончил штабс-капитаном 60-го пехотного Замосцского полка. В дек. 1917 — командир офицерской роты. Летом 1918 — председатель общества взаимопомощи офицеров в Симферополе. Во ВСЮР служил в Корниловском полку.
20 января Слащов распорядился о выходе отряда Орлова на фронт. Однако тот уклонился от исполнения приказа и фактически захватил власть в Симферополе, арестовав высших должностных лиц: губернатора Татищева и находившихся в городе начальника штаба Новороссийской области генерала В.В.Чернавина, коменданта Севастопольской крепости В.Ф.Субботина. В тот же день Орлов обращается к населению как начальник гарнизона города Симферополя: «Исполняя долг перед измученной родиной и приказы комкора генерала Слащова о восстановлении порядка в тылу, я признал необходимым произвести аресты лиц командного состава, систематически разлагавших тыл. Создавая армию порядка, приглашаю всех к честной объединенной работе на общую пользу...».
Но Слащов, от чьего имени якобы действовал новоявленный борец за чистоту белого движения, потребовал отпустить арестованных и для приведения к порядку орловского полка сам отправился в Симферополь. Кроме этого, из Севастополя были высланы два бронепоезда.
Орлов спешно покидает Симферополь, предварительно выпустив арестованных и прихватив 2 млн. руб. из местного банка. С отрядом в 150 человек он отходит к Ялте. Слащов не преследует бежавших, т.к. не может себе позволить воевать на два фронта — против красных и против Орлова. Он объявляет о помиловании мятежного капитана с условием отправки на фронт. 10 февраля, при посредничестве уже известного нам Ф. Баткина, Орлов отбывает на передовую. Но спустя месяц бунт повторяется: капитан покидает позиции и уводит с собой отряд в 500 человек. В погоню послан полк кавалерии с 8 орудиями, 2 бронепоезда и даже аэроплан-разведчик. Настигнутые орловцы в бой не вступали, сопротивление пытались оказать только офицеры, позже расстрелянные по приговору военно-полевого суда. Солдаты возвращены на передовую. Орлову удалось уйти с группой около 20 человек. Весь 1920 год его отряд партизанил в Крымских горах, базируясь у Козьмо-Демьяновского монастыря. После ухода из Крыма Орлов попытался предложить свои услуги советской власти, но был расстрелян в декабре 1920 года.
Князь Романовский Сергей Георгиевич — герцог Лейхтербергский (1890-1974). Флигель-адъютант (1912), капитан 2-го ранга (03.1920). Окончил 2-й Санкт-Петербургский кадетский и Морской кадетский корпуса. Служил в БФ. В февр. 1917 переведен в распоряжение начальника штаба ЧФ, позже направлен в распоряжение Верховного Главнокомандующего. В белом движении с начала 1919, служил штаб-офицером штаба ЧФ для связи с иностранным командованием. В 1920 замешан в интригах против генерала Врангеля в пользу Великого князя Николая Николаевича. Выслан за границу. Умер в Риме.
4. Наведение порядка в Севастополе
Бунт Орлова еще более обострил обстановку на полуострове. Сложившейся ситуацией желали воспользоваться в своих интересах оппозиционеры различных «мастей» и «окрасок». Сторонники Врангеля настаивали, что справиться с «орловщиной» и другими проблемами сможет только новый главнокомандующий. Большевики попели на контакт с орловцами для распространения своей пропаганды, надеясь на освобождение политических заключенных из симферопольской тюрьмы. Демократическая общественность приветствовала произошедшее как восстание молодых офицеров-патриотов против правых генералов.
В Севастополе 7(20) февраля ушел в отставку В.Ф.Субботин. Новым комендантом Севастопольской крепости и градоначальником стал генерал А.Ф.Турбин. Одной из первых его акций было посещение севастопольской тюрьмы. Условия содержания заключенных произвели на начальство тяжелое впечатление. В результате из 327 узников были освобождены 45 человек, среди них Н.Л.Канторович — председатель Крымпрофа и Севастопольского совета профессиональных союзов и В.А.Могилевский — бывший городской голова.
8(21) февраля в Севастополе состоялась общегородская конференция профессиональных союзов. Делегаты горячо приветствовали председателя совета профсоюзов Н.Л.Канторовича. Его освобождение они признали первым, но совершенно недостаточным шагом по соблюдению законности в отношении жителей города. После недолгого обсуждения была принята следующая резолюция: «Рабочие города Севастополя в лице своих профессиональных союзов и политических организаций не раз за время тяжелой гражданской войны вставали на защиту неприкосновенности личности всех граждан... После прихода нынешней власти, несмотря на все торжественные заявления ее представителей о праве и законности, снова наступило время, когда произвол, самосуд, насилие и политическая месть стали обычным явлением... Начались репрессии, аресты... Всем предъявлялись огульные обвинения в большевизме. Но не было еще случая, чтобы дело доводилось до гласного суда. Так называемых «политических» при попытке к «бегству» пускали в расход в наше тяжелое время контрразведок, «черезвычаек» и разных других таинственных сыскных учреждений». Далее представители профсоюзов требовали немедленного предъявления всем заключенным обвинений в судебном порядке, а если таковых не последует, то освобождения заключенных; улучшения условий содержания и даже передачи тюрьмы в ведение городского самоуправления.
Газета «Крымский вестник» от 24.02.1920 г. сообщала:
«Украинцы Севастополя готовятся отметить 59-ю годовщину со дня смерти Т.Г.Шевченко. В Покровском соборе планируется провести панихиду, а потом состоится концерт, где прозвучат стихи и песни».
Петров Федор (годы жизни неизвестны) — рабочий Севастопольского портового завода. Расстрелян белыми в 1920 г.
Никто тогда не мог и предположить, что время черезвычаек минет в нашей стране, ох, как не скоро, а время свободных заявлений уже практически истекло.
Утром 18 февраля были арестованы только что отпущенные из тюрьмы Н.Л.Канторович и В.А.Могилевский, а кроме них товарищ городского головы И.С.Пивоваров, гласный городской думы А.В.Некрасов и товарищ председателя Союза торгово-промышленных служащих М.А.Пескин. Генерал Турбин пояснил общественности, что основанием к аресту стала вредная деятельность большевистского характера и выступления против Добровольческой армии. Дальнейшая судьба арестованных будет решаться особой комиссией, для чего они отправляются в Джанкой. Городской голова Я.Н.Перепелкин вместе с членами думы поспешил на вокзал, чтобы ходатайствовать о своих коллегах перед Слащовым, собиравшимся выехать в свою ставку. Делегация была принята, однако просьба успеха не имела. Свой отказ Слащов прокомментировал следующим образом: «16 февраля, приехав в Севастополь, я высказал городскому главе, что дума вместо забот о населении занимается только политиканством. Население благодаря этому остается без воды, а фронт нервничает, и сила его этим ослабляется... Те, кто разжигает массы, будут преданы военно-полевому суду за помощь неприятелю, либо отправлены через фронт к большевикам для уже открытой совместной работы. Все же вновь в думе раздались губящие фронт речи, виноватые арестованы и взяты ко мне в Джанкой».
Получив отказ, Я.Н.Перепелкин отправляет телеграмму в Симферополь председателю земской управы Оболенскому. Он писал, что с трудом удается сдерживать возбуждение в городе, и только возвращение арестованных в целости и сохранности успокоит массы. В конце концов, многосторонние переговоры завершились компромиссным соглашением: арестованным вернули свободу, городская общественность обещала соблюдение порядка и спокойствия.
27 февраля Севастопольская дума провела торжественное заседание, посвященное третьей годовщине Великой русской революции. В театре «Ренессанс» в присутствии градоначальника Турбина прошла конференция правления и совета профсоюзов. Но спустя несколько дней обстановка в городе вновь накалилась.
Дроздов И. (годы жизни неизвестны) — председатель Союза металлистов, член подпольного городского комитета РКП(б). Расстрелян белыми в 1920 г.
Федан Николай (годы жизни неизвестны). В 1920 г. рабочий Севастопольского портового завода. Расстрелян белыми в 1920 г.
6(19) марта на Корабельной стороне после непродолжительной перестрелки был произведен арест четырех человек из штаба подпольного ревкома. Двоим удалось бежать. По сведениям контрразведки, захваченные готовили восстание. В тот же вечер по подозрению в связи с большевиками арестовали еще 28 человек. Военно-полевой суд, рассмотрев дела 10 из задержанных, приговорил троих к смертной казни, двоих к десяти годам каторги, пятерых оправдал. Однако Я.А.Слащов не согласился с решением суда и распорядился перевезти всех десятерых в Джанкой. В ночь с 11(24) на 12(25) марта они были расстреляны. В знак протеста против самочинных действий Слащова забастовали рабочие Крыма.
В Севастополе рабочие Портового завода не работали еще с 4(17) марта — производственный коллектив требовал 100% повышения заработной платы. Администрация на удовлетворение требований не пошла. Командующий ЧФ вице-адмирал А.М.Герасимов в своем приказе от 10(23).03.1920 года указывал, что такая прибавка вызовет повышение цен, а значит, не оказав помощи рабочим, отразится на всех слоях населения. По сему он распорядился закрыть Севастопольский порт и завод, рассчитав всех рабочих, что без малого составляло 4000 человек. Перспектива голода заставила бастующих уступить. Готова была к компромиссу и другая сторона. В результате договорились о 75% прибавке и обеспечении продуктами по фиксированным ценам. Зарплата, цены, продукты — эти жизненно важные категории оставались таковыми только в условиях мирного тыла.
Герасимов Александр Михайлович (1861-1931). Окончил Сибирский кадетский корпус, Морской кадетский корпус (1882), Офицерский минный класс (1886), Михайловскую артиллерийскую академию (1892). Участник русско-японской войны. Был награжден тремя орденами и медалью. Контр-адмирал (1911), вице-адмирал (1913). Участник 1-й мировой войны. В Добровольческой армии с нояб. 1918, во ВСЮР — начальник Морского управления при ставке Главкома. С 02.1920 по 04.1920 — командующий ЧФ. После увольнения от службы уехал с семьей в Константинополь. Позже прибыл в Бизерту, где стал директором эвакуированного из Севастополя Морского корпуса. Занимал эту должность до закрытия корпуса (1925). Умер в Бизерте.
Вопросы и задания:
1. Прочтите строфу из стихотворения М.Волошина «Родина» и подберите из параграфа исторические факты, подтверждающие мысль, высказанную поэтом.
2. Каковы причины выступления капитана Н.И.Орлова, в чем состояла суть требований, предъявляемых его сторонниками? Почему, в конечном итоге, его отряд оказался и не с белыми, и не с красными?
3. Какие меры по борьбе с беспорядками и оппозиционным движением применил Я.А.Слащов? Насколько они были результативны?
4. Продолжите составление синхронистической таблицы «Важнейшие события гражданской войны 1920 года». Образец смотри на стр. 187.
Газета «Крымский вестник» от 19.03.1920 г. сообщала:
«В помещении лютеранской кирхи сегодня проходит органный концерт». Лютеранская кирха располагалась на ул. Чесменской, 57. Сейчас на этом месте д. № 41 по ул. Советской.
§ 2. Начало врангелевского периода
1. Смена главнокомандующего
В эти же дни на Кубани и Кавказе Красная Армия громила деникинские войска. Остатки Кубанской, Донской, Добровольческой армий беспорядочно отступали к Новороссийску. «Все перепуталось, смешалось, потеряна была всякая связь штабов с войсками... Катастрофа становилась неизбежной и неотвратимой». Новороссийск был переполнен войсками. Забитые до отказа транспорты уходили в море. Но не все могли погрузиться. Очевидец вспоминал: «На пристани творилось что-то ужасное: многие, потерявшие надежду выехать из Новороссийска, бросались в море, иные стрелялись, другие истерично плакали, протягивая в сторону уходящих транспортов руки».
Драгомиров Абрам Михайлович (1868-1955). Из дворян Черниговской губ. Окончил Пажеский корпус и Николаевскую академию Генерального штаба. В 1-й мировой войне — командир Сводной кавалерийской дивизии, Сводного кавалерийского корпуса, 9-го армейского корпуса, командующий 5-й армией, затем Северным фронтом. Георгиевский кавалер. В белом движении с 08.1918: помощник главнокомандующего Добровольческой армией; председатель Особого Совещания при Главкоме ВСЮР. Главнокомандующий и командующий войсками Киевской обл. С 04.1920 по 11.1920 в штабе Главнокомандующего Русской армией. В эмиграции жил в Югославии, во Франции, где и умер.
Покинувшие Новороссийск корабли шли на Феодосию и Севастополь. Крым вбирал в себя войска и беженцев, становясь для них последним пристанищем и оплотом, переполняясь их надеждами и отчаянием, верой и опустошенностью. Вместе с армией в Крым прибыл и А.И.Деникин. Местом Ставки он избрал Феодосию, а Южно-русское правительство во главе с председателем Совета министров Н.Н.Мельниковым направилось в Севастополь. 16 марта приказом Деникина оно было упразднено и почти в полном составе выехало в Константинополь. Общая численность войск, сосредоточенных на полуострове, теперь была около 40 тысяч человек, имевших на вооружении 100 орудий и до 50 пулеметов. Требовалась спешная работа по реорганизации, укомплектованию и снабжению частей. На повестку дня остро встал вопрос: «Кто будет осуществлять общее командование?» В сложившейся ситуации даже самые преданные сторонники А.И.Деникина понимали, что едва ли он сможет остаться в этой должности. 21 марта (3 апреля) Деникин распорядился собрать в Севастополе военный совет для избрания преемника главнокомандующего Вооруженными силами юга России. К его председателю генералу А.М.Драгомирову он направляет письмо: «Три года российской смуты я вел борьбу, отдавая ей все свои силы и неся власть как тяжкий крест, ниспосланный судьбою. Бог не благословил успехом войск, мною предводимых. И хотя вера в жизнеспособность армии и в ее историческое призвание мною не потеряна, но внутренняя связь между вождем и армией порвана. И я не в силах более вести ее...» Драгомиров ответил, что «военный совет признал невозможным решать вопрос о преемнике главкома, считая это прецедентом выборного начальства, и постановил просить Деникина единолично указать такого». Чуть позже совет высказался за назначение генерала Врангеля. И Деникин отдает свой последний приказ вооруженным силам юга:
Ǥ 1
Генерал-лейтенант барон Врангель назначается главнокомандующим вооруженными силами юга России.
§ 2
Всем шедшим честно со мной в тяжкой борьбе — низкий поклон. Господи, дай победу армии и спаси Россию.
Генерал Деникин».
Цветные части
Так называемые «цветные», или «именные» части — Корниловцы, Марковцы, Дроздовцы, Алексеевцы занимали особое место среди подразделений Белой гвардии. Не имея за спиной столетних полковых традиций, они в короткий срок стали элитой Белого движения, гвардией, создавшей свою легенду, традиции и обычаи. Во время гражданской войны все «цветные» части были наиболее боеспособными, практически постоянно находились на фронте и несли особенно тяжелые потери.
2. Петр Николаевич Врангель
В первый же день на посту главнокомандующего Врангель обращается к правительству Великобритании через адмирала де-Робека в Константинополе. По сути дела это был ответ на обнародованную несколькими днями ранее ноту Великобритании. В ней предлагалось прекратить войну с Советской Россией и вступить в переговоры с большевиками. В противном случае английская сторона оставляла за собой право прекратить всякую поддержку вооруженных сил белых.
Генерал барон Врангель — командующий Кавказской армии. Царицын. 1919 г.
Барон П.Н.Врангель с женой Ольгой Михайловной. Стамбул. Октябрь 1921 г.
Врангель Петр Николаевич в Добровольческой армии с 25.08.1918 — командир конной бригады, начальник конной дивизии, корпуса, командующий Добровольческой армией, Кавказской добровольческой армией. С 22.10.1920 — Главнокомандующий ВСЮР и Русской армией. Генерал-лейтенант. В эмиграции — начальник образованного из Русской Армии Русского Общевоинского союза (РОВС). Умер в Брюсселе. По предположению дочери, был отравлен агентом ОГПУ.
Здесь необходимо напомнить, что в течение полутора лет ВСЮР, как, впрочем, и белое движение в целом, получали материальную, финансовую, политическую и даже военную помощь стран Антанты. Прежде всего, ее оказывали Англия и Франция, но в стороне не остались и США, и Италия, и Греция. Естественно, их поддержка была не бескорыстна, но ее отсутствие многократно бы осложнило ситуацию. К концу 1919 года такая перспектива обозначилась совершенно ясно. Во-первых, после завершения 1-й мировой войны на Парижской мирной конференции определяются основы нового миропорядка, в котором «единая и неделимая» Россия никому не была нужна. Во-вторых, потребности послевоенного восстановления заставляли страны-победительницы все чаще вспоминать о долгах российских правительств. Не надеясь уже на победу белых, они рассчитывали востребовать деньги с Советской России. В-третьих, внутриполитическая ситуация в самих странах Антанты подталкивала к тому, чтобы поскорее забыть и о войне, и о ее поддержке. Вот и родилась соответствующая нота британских властей. В своем ответе Врангель писал: «Категорическое требование Великобританского Правительства прекратить борьбу ставит мою армию в невозможность продолжить таковую. Возлагая на Великобританское Правительство всю нравственную ответственность за принятое им решение и совершенно исключая возможность непосредственно военных переговоров с врагом, я отдаю участь армии, флота и населения занятых нами областей на справедливое решение Великобританского Правительства».
Однако Врангель не собирался ждать милостей от союзников, а собирался действовать. Он привык поступать именно так, по-мужски, т.е. принимать на себя ответственность за других. Так делали его предки — подданные России, шведы и датчане по происхождению. Среди них 7 фельдмаршалов, более 30 генералов и 7 адмиралов. Так поступал он и сам, когда, будучи выпускником Горного института, ушел добровольцем на русско-японскую войну, когда воевал на передовой в 1-ю мировую, когда вступал в ряды белого движения.
Один из первых отрядов добровольцев был сформирован в декабре 1917 г. на Румынском фронте, в г.Яссы, полковником Генерального штаба М.Г.Дроздовским. 26 февраля 1918 г. 1-я Бригада русских добровольцев — 667 офицеров, 370 солдат, 14 врачей и 12 медсестер во главе с М.Г.Дроздовским выступила в поход на соединение с Добровольческой армией генерала Л.Г.Корнилова. Бригада прошла по украинским степям 1200 верст, 25 апреля 1918 г. заняла г. Новочеркасск и 26 апреля в станице Мечетинской соединилась с Добровольческой армией. В ее составе участники рейда образовали 3-ю, Дроздовскую, дивизию.
Его обвиняли в амбициозности и излишнем честолюбии, но только ли они привели его к должности Главнокомандующего Русской Армией? В марте 1920 года взвалить на себя эту тяжелую ношу мог только человек, имеющий мужество и честь и убежденный в правоте своего дела. Он говорил своим подчиненным: « Я не могу обещать вам победу. Я могу обещать лишь с честью вывести вас из тяжелого положения». За восемь месяцев, что Врангель был главнокомандующим и правителем Крыма, не все задуманное осуществилось, много было промахов и ошибок, но не было бесчестья ни тогда, ни потом.
3. Новое назначение
а) Торжественный молебен
25 марта (5 апреля) в Севастополе на пл. Нахимова прошел торжественный молебен и парад войск по случаю вступления в должность нового главнокомандующего. Церемония началась со службы в храмах города и крестного хода. Вдоль Екатерининской улицы и вокруг площади стояли войска. Напротив памятника Нахимову установили аналой, рядом с ним находился П.Н.Врангель в окружении высших должностных лиц, представителей союзнических миссий. Позже он вспоминал: «Окна, балконы, даже крыши домов были усеяны зрителями. Стоял тихий, солнечный день. Голубое небо отражалось в гладкой, как зеркало, бухте. Плавно неслись звуки церковного пения соборного хора, в неподвижном воздухе не трепетал огонь многочисленных свечей, стоял дым кадильного курения». После молебна выступили епископ Вениамин, протопресвитер Шавельский, сам Петр Николаевич. Далее церемониальным маршем проходили войска. Знаменитые марковцы, дроздовцы, корниловцы, только прибывшие в Севастополь, выделялись поношенной одеждой и стоптанными сапогами, но шаг они печатали по-прежнему: четко и уверенно.
Медаль дроздовцам (аверс и реверс). Памятная медаль была учреждена приказом главнокомандующего Добровольческой армией от 25 ноября 1918 г. По уставу медаль носилась на ленте цветов российского флага (бело-сине-красной) и передавалась потомкам награжденного для хранения в семье.
б) Состав Совета при Врангеле
Спустя четыре дня в Светлое Пасхальное Воскресенье Врангель объявил положение об управлении областям, занятыми Вооруженными силами Юга России. В соответствии с этим документом вся полнота военной и гражданской власти без всяких ограничений принадлежала Правителю и Главе вооруженных сил Юга России. При нем создавался Совет, имеющий совещательный характер. В совет вошли:

Генерал барон П.Н.Врангель с членами правительства Юга России и представителями командования в Севастополе.

Струве Петр Бернгардович (1870-1944). Родился в Перми в семье губернатора. Закончил юридический ф-тет Петербургского ун-та. Профессор Петербургского политехнического ин-та. Один из руководителей «Союза освобождения». Чл. ЦК кадетской партии со дня ее основания (окт. 1905), депутат II Государственной думы. Издавал ряд журналов в 1905-1917, в том числе сборник «Вехи». В 1917 — академик Российской академии наук. Активный участник белого движения, чл. Особого совещания при А.И.Деникине. Эмигрировал в Югославию. Преподавал экономику в Белградском и Пражском ун-тах. Издавал журнал «Возрождение» в Париже, где и умер.
Начальник штаба — сначала это был генерал П.С.Махров, позже генерал П.Н.Шатилов;
Начальник гражданского управления, ведающий внутренними делами, земледелием, юстицией и народным просвещением — вначале должность исполнял Таврический губернатор Д.П.Перлик, потом С.Д.Тверской. Вопросами юстиции занимался Н.Н.Татищев; землеустройства — Г.В.Глинка;
Начальник хозяйственного управления, ведающий финансами, продовольствием, торговлей, промышленностью, путями сообщения. По сути обязанности сразу были разделены: финансами занимался М.В.Бернацкий, вопросами торговли и промышленности — В.С.Налбандов;
Начальник управления иностранных сношений — П.Б.Струве. Поскольку большую часть времени он находился за границей, на месте обязанности исполнял Г.Н.Трубецкой;
Начальник военного управления — генерал В.Е.Вязьмитинов;
Начальник морского управления, одновременно командующий ЧФ. Вначале эту должность занимал вице-адмирал А.М.Герасимов, а с 19 апреля — вице-адмирал М.П.Саблин.
286
в) М.П.Саблин
Позволим себе напомнить, что М.П.Саблин уже возглавлял ЧФ с декабря 1917 года по июнь 1918 года. Затем был вызван в Москву, откуда ему удалось эмигрировать в ноябре 1918 года. Вернулся в Севастополь в феврале 1919-го и назначен на должность главного командира Севастопольского порта. Поскольку ранее А.В.Колчак наложил запрет на въезд Саблина в Россию и исполнение им обязанностей командующего флотом, Михаил Петрович просит о расследовании своей деятельности, что и было сделано специальной комиссией. В результате принято решение о возможности использования Саблина на командных должностях в составе Вооруженных сил Юга России. В апреле 1919 года он утвержден главным командиром судов и портов Черного и Азовского морей. 20.08.1919 года Деникин издал приказ об учреждении должности командующего ЧФ, на которую был назначен генерал Ненюков. Саблин становится главным командиром Севастопольского порта, военных портов Черного и Азовского морей и теперь, с 19 апреля 1920 года — командующим ЧФ.
Позже Врангель писал: «Энергичный и знающий адмирал Саблин, несмотря на необыкновенно тяжелые условия, полное расстройство материальной части, сборный, случайный, неподготовленный состав команд, сумел в короткий срок привести флот в порядок. Корабли подчистились, подкрасились, команды подтянулись... Военные суда эскадры успешно вели охранную службу побережья, прикрывая наши операции. Производившиеся нами десанты были всегда удачны». В сентябре 1920 года Саблину пришлось выехать в Ялту из-за обострения тяжелой болезни. Здесь он и умер 17 октября и спустя несколько дней был похоронен в Севастополе в склепе собора св. Владимира. На пост главнокомандующего ЧФ был назначен контр-адмирал М.А.Кедров.
Кривошеин Александр Васильевич (1858-1923). Внук крестьянина, сын полковника. Закончил гимназию в Варшаве и Петербургский ун-т. С 1896 — товарищ начальника, а в 1902-1905 — исполняющий дела начальника Переселенческого управления Министерства внутренних дел. В 1905-1906 — товарищ главноуправляющего, в 1908-1915 — главноуправляющий землеустройством и земледелием. В 1906-1908 гг. товарищ министра финансов, управляющий Дворянским и Крестьянским подземельными банками. Эмигрировал во Францию.
г) А.В.Кривошеин
Для общего руководства всеми гражданскими ведомствами Врангелю, по его словам, нужен был государственный деятель, обладающий исключительными данными: выдающимся умом, эрудицией, работоспособностью. По его мнению, этими качествами в полной мере обладал А.В.Кривошеий, тайный советник, бывший член Государственного Совета, министр земледелия, ближайший сподвижник П.А.Столыпина по проведению аграрной реформы. Александр Васильевич жил в то время в Париже. Его же приглашали вернуться в Россию, разгромленную гражданской войной, для выполнения сложнейшей административной работы на территории, которая в ближайшее время могла быть захвачена Красной Армией. Но он соглашается и в середине мая прибывает в Крым. Впоследствии его критики укажут на склонность к бюрократическим методам управления, отсутствие опоры на демократию, излишний прагматизм, но даже самые непримиримые противники не станут отрицать, что он горячо любил родину и служил прежде всего ей.
Марков Сергей Леонидович (1878-1918). За храбрость в боях в годы русско-японской войны получил пять боевых орденов. Затем преподавал в академии Генштаба, Павловском военном и Михайловском артиллерийском училищах. Участник 1-й мировой войны, среди наград — орден Святого Георгия 4-й степени, и Георгиевское оружие. Вместе с Деникиным в авг. 1917 открыто поддержал корниловское выступление. В конце 1917 прибыл на Дон, где зарождалось белое движение.
С янв. 1918 начальник штаба 1-й Добровольческой дивизии, в апр. 1918 командир 1-й отдельной пехотной бригады, в июне, перед началом 2-го Кубанского похода — начальник 1-й пехотной дивизии. На этой должности он погиб в бою у станции Шаблиевка 12 июня 1918.
4. Земельная реформа
Приезд Александра Васильевича в Крым совпал с началом наступления Русской армии в Северной Таврии и обнародованием закона о земле, что, по мнению Врангеля, должно было укрепить дух войск и населения. Ознакомившись с проектом закона, Кривошеий внес некоторые коррективы по форме изложения, не возражая против него по существу.
Газета «Крестьянский путь» от 24.10.1920 г. сообщала в заметке «Урожай 1920 г.»:
«Урожайность пшеницы в Северном Крыму — в среднем 30 пудов с десятины; ячменя — 30 пудов.
Весь сбор составил:
пшеницы — 3 млн. пудов;
ячменя — 2 млн. пудов;
овса — 100 тыс. пудов;
ржи — 50 тыс. пудов.
Градом уничтожено 345 десятин разного хлеба; винограда собрано — 150 тыс. ведер; табака — 100 тыс. пудов.
В садах Крыма собрано около 1 млн. пудов фруктов».
25 мая приказ Главнокомандующего «О земле» увидел свет. Землевладельцы и землепользователи нашли в нем следующие ответы на свои насущные вопросы:
Кому будет принадлежать земля?
«...Земли, хотя и без немедленного размежевания, передаются в вечную наследственную собственность каждого хозяина... Этим устанавливается коренное отличие ныне осуществляемой земельной реформы от всяких опытов коммунистического характера, столь ненавистных русскому крестьянству».
Каков может быть размер надела?
«...За прежними владельцами часть их владений сохраняется, но размер этой части не устанавливается заранее, а составляет в отдельной местности предмет суждения волостных и уездных земельных учреждений, которым всего более знакомы местные хозяйственные условия».
Сколько будет стоить покупка земли?
«...Земля отчуждается не даром, а за выплату государству стоимости ее... Плата за отчуждаемую землю должна вноситься новым собственником... с каждой десятины в размере пятой части принимаемого за средний урожай одного из главных хлебов (ржи или пшеницы)... По постановлению Правительства или по ходатайству плательщиков, предоставляется заменять хлебные платежи денежными по рыночной стоимости хлеба к сроку платежа... Новый владелец через 25 лет погашает весь лежащий на его участке долг и становится полным собственником своего участка».
Будет ли компенсирована прежнему владельцу стоимость отчуждаемых земель? «...Выручка Государства от хлебных взносов новых собственников должна служить основным источником для вознаграждения за отчужденную землю прежних ее владельцев, расчет с которыми Правительство признает обязательным».
Вся ли земля станет предметом купли-продажи?
«...Свободными от отчуждения и подлежащими возврату законным собственникам признаются все надельные земли, не превышающие установленного размера участки, церковно-приходские наделы, усадебные и высококультурные участки (сады, виноградники, поливные посевы и т.п.)...».
Безусловно, закон не мог быть одинаково хорош для всех, что понимали и его создатели. В правительственном сообщении, предваряющем закон, в частности, говорилось: «Выработанный в суровой обстановке военного лагеря, издаваемый при неслыханно трудных хозяйственных условиях , этот Приказ, конечно, не может принести с собою общего удовлетворения. Земельный вопрос слишком долго тревожил и терзал русских людей, чтобы какое бы то ни было его разрешение могло в корне примирить нередко противоречивые интересы...».
Газета «Крымский вестник» от 08.04.1920 сообщала:
«Директор Херсонесского археологического института обратился в городскую управу с заявлением о необходимости принять суровые меры к прекращению глушения рыбы бомбами в районе музея, так как ветхое здание музея от сотрясения может рухнуть».
В целом, крестьянство встретило реформу сочувственно, хотя беспокойство у них вызывали немалые выкупные платежи и долгий срок выплат за землю. Еще с меньшим энтузиазмом отнеслись к намеченным преобразованиям крупные землевладельцы. Они предпочитали скорее сгонять арендаторов с земли, чем вести речь о продаже.
И все же ряд крупных общественных деятелей, в их числе и председатель губернской земской управы В.А.Оболенский, придавали большое значение этому документу. Владимир Андреевич писал: «Я глубоко убежден, что если бы земельный закон, хотя бы в том виде, в каком он был издан генералом Врангелем 25 мая 1920 года, был издан генералом Деникиным 25 мая 1918 года, — результаты гражданской войны были бы совсем иные».
Переход земли в собственность крестьян предрешил изменения земского самоуправления.
В состав волостных земств могли избираться лица, достигшие 25 лет, — землевладельцы, домохозяева, арендаторы, настоятели церквей, представители казенных общественных учреждений, торговых и промышленных товариществ.
Таким образом, власти дали преимущественное право восстанавливать разрушенную земскую жизнь «новому многочисленному классу земельных собственников, из числа трудящегося на земле населения». Однако совершенно отказали в таком праве сельской интеллигенции: врачам, учителям (вольнодумство нужно было исключить сразу). Сохранялся также контроль власти за земскими учреждениями: волостные старшины подчинялись уездному начальству. Временное положение о Волостных Земских учреждениях, изданное в июле 1920 года, в сентябре было дополнено положением о Земстве уездном. Вопрос об их сохранение предстояло решить уездным земским собраниям.
Стогов Николай Николаевич. (1872-1959).Окончил Николаевский кадетский корпус, 2-е Константиновское артиллерийское училище (1893) и академию Генштаба (1900). Участник 1-й мировой войны: прошел путь от командира стрелкового полка до начальника штаба Юго-Западного фронта. Генерал-майор. Георгиевский кавалер. Мобилизован в Красную Армию в 04.1918. Начальник Всероссийского Главного штаба (05-08.1918). Участник подпольного Национального центра в Москве. Бежал от ареста через линию фронта. С 09.1919 во ВСЮР: начальник штаба Кубанской армии при генерале Шкуро. С 05.1920 комендант Севастопольской крепости и командующий войсками тылового района до эвакуации из Крыма. В эмиграции жил в Сербии, Франции. Активно работал в Русском общевоинском союзе, занимая различные должности. Председатель общества офицеров Генерального штаба, Союза Георгиевских кавалеров и т.д.
Драценко Даниил Павлович (1876-1941/45). Из мещан. Участник русско-японской войны. В 1-ю мировую войну служил в штабах дивизии и фронта, командовал пехотным полком. В белом движении с 1918: командовал группой войск Западно-Каспийского побережья, Астраханского направления. Генерал-майор (1918), генерал-лейтенант (1919). Командир 1-й конной дивизии до 03.1920. Начальник штаба группы кубанских войск генерала Улагая, десантированных через Керченский пролив и разгромленных Красной Армией. Командующий 2-й армией. Снят, заменен генералом Витковским. В эмиграции жил в Югославии. Во время 2-й мировой войны служил в Русском корпусе, участвовал в боях против партизан И.Тито.
Вопросы и задания:
1. При каких обстоятельствах командование ВСЮР перешло из рук А.И.Деникина к П.Н.Врангелю?
2. Как было организовано управление территорией, занимаемой Вооруженными силами Юга России начиная с марта 1920 года?
3. Какие «плюсы» и «минусы» вы видите в земельной реформе, предложенной правительством П.Н.Врангеля?
§ 3. Русская армия на защите Крыма
1. Военные операции весны—лета 1920 года
Из всего спектра задач, стоявших перед Врангелем и его Советом, трудно выделить первоочередные, т.к. все требовало экстренного решения. И все же дело укрепления обороны Крыма и наведения порядка в армии стояли на первом месте. Не сделав этого, нечего было заботиться об остальном.
31 марта — 4 апреля в районе Перекопа — Чонгара завязались упорные бои с войсками Красной Армии. Прорваться в Крым противник не смог, а в середине апреля, с началом польско-украинского наступления на Правобережную Украину, активность военных действий на подступах к полуострову значительно снизилась. Врангель распорядился приступить к укреплению занятых позиций, строительству железнодорожной ветки от ст. Джанкой на село Юшунь.
Кутепов Александр Павлович (1882-1930). Из дворян Новгородской губ., сын лесничего. Участник русско-японской и 1-й мировой войн. Трижды ранен. В 1917 — командир лейб-гвардии Преображенского полка. Георгиевский кавалер. В белом движении с 11.1917, прошел путь от командира роты, батальона Корниловского полка до командующего 1-й армией генерала Врангеля. Генерал-майор (1918), генерал-лейтенант (1919), генерал от инфантерии (12.1920). В эвакуации с 11.1920 жил в Турции, Болгарии, Сербии, Франции. Руководитель РОВС после смерти Врангеля. Похищен агентами ОГПУ в мае 1930 в Париже и умер при попытке вывоза в СССР от чрезмерной дозы успокоительных препаратов.
Абрамов Федор Федорович (1870-1963). Окончил Полтавский кадетский корпус, два пехотных училища и Николаевскую академию Генштаба. Участвовал в русско-японской войне. Генерал-майор (1914). В белой армии командовал Северной группой Донской армии, конной дивизией и казачьей бригадой, затем 1-й Донской казачьей дивизией. В Крыму — командир 2-го корпуса, затем командующий 2-й армией. В эвакуации жил в Турции и Болгарии, активно участвуя в РОВС. Документы свидетельствуют о связях Абрамова и его сына с НКВД. В 1944 входил в КОНР генерала А.Власова. После войны жил в Париже, США. Погиб в автомобильной катастрофе.
28 апреля было провозглашено создание Русской армии. Численность ее составляла 40 тысяч человек. Но это были не многие тысячи разрозненных, потерявших веру солдат и офицеров, которые прибыли в Крым несколько недель назад. Разгул и бесчинства, наблюдавшиеся в первые дни, были пресечены, восстановилась дисциплина, доверие к командному составу. Армия представляла серьезную силу, которая могла осуществлять наступательные операции. Их проведение было жизненно необходимо из-за тяжелого экономического положения: Крым нуждался в хлебе Северной Таврии. В начале мая разрабатывается план летней кампании. Он предполагал выход в Поднепровье до Александровска, захват всего Приазовья, Южного Дона, Кубани, Таманского полуострова. 15 мая объявлена мобилизация молодых людей 1900-1901 годов рождения. В целом призыву подлежали мужчины до 34 лет. Потери, понесенные в первый же месяц боев, заставили увеличить призывной возраст и искать источники пополнения армейских рядов в тыловых учреждениях. Перед началом наступления войска были сведены в четыре корпуса: 1-м армейским корпусом командовал генерал А.П.Кутепов, 2-м — генерал Я.А.Слащов, Сводным корпусом — генерал П.К.Писарев, Донским корпусом — генерал Ф.Ф.Абрамов. Бои июня — начала июля были успешны для Русской армии. Отбросив 13-ю армию под командованием И.П.Уборевича и разгромив конную армию Жлобы, она удерживала Северную Таврию. Дальнейшие действия планировалось перенести на Дон и на Кубань, поскольку здесь ожидалась значительная поддержка со стороны казачества. Однако Кубанская операция, развернувшаяся в течение августа, закончилась неудачей. В начале этого же месяца был утерян контроль над Каховским плацдармом, что создавало угрозу левому флангу врангелевских войск. На этом направлении действовал 2-й армейский корпус под командованием генерала Слащова.
Уборевич Иероним Петрович (1896-1937). Из крестьян. Окончил артиллерийское училище в 1916. Участвовал в 1-й мировой войне в чине подпоручика. С дек. 1917 воюет против белогвардейцев. Был начальником 18-й стрелковой дивизии (1918-1919); командующим 14-й армией (1919-1920), 9-й армией (1920), 15-й армией (1920). В янв. — апр. 1921 помощник командующего войсками Украины и Крыма. В дальнейшем на командных должностях в Красной Армии. Трижды награжден орденом Красного Знамени, а также Партийным революционным оружием. Репрессирован в 1937.
2. Отставка Я.А.Слащова
4 августа Врангель получил от Слащова следующий рапорт: «Срочно. Вне очереди. Главкому. Ходатайствую об отчислении меня от должности и увольнении в отставку. Основание: 1) удручающая обстановка, о которой неоднократно просил разрешения доложить Вам лично, но получил отказ; 2) безвыходно тяжелые условия для ведения операций, в которые меня ставили (особенно отказом в технических средствах); 3) обидная телеграмма за последнюю операцию, в которой я применил все свои силы согласно директивы и обстановке (Врангель выразил неудовольствие по поводу боев в р-не Каховки. — Авт.). Все это вместе взятое привело меня к заключению, что я уже свое дело сделал, а теперь являюсь лишним». Этот рапорт был логическим продолжением противостояния двух генералов, каждый их которых имел претензии к другому. С одной стороны, Врангель, признавая заслуги Слащова как боевого офицера и талантливого командира, достаточно скептически относился к нему лично. Ему претили неуравновешенность подчиненного, его пристрастие к наркотикам и алкоголю. С другой сторон, Слащов считал Врангеля честолюбцем, нанесшим урон белому движению своими интригами против Деникина. Однако это не мешало им вместе сражаться против общего врага.
Туркул Антон Васильевич (1892-1957). Из дворян Бессарабской губ. Участник 1-й мировой войны. Офицер в 75-м Севастопольском пехотном полку. Трижды ранен. В отряде Дроздовского участвовал в походе Яссы-Ростов. Командир роты, батальона, 1-го офицерского Дроздовского полка, 3-й Дроздовской стрелковой дивизии. Полковник (1918), генерал-майор (1920). В эмиграции в Турции, Болгарии, Франции.
Витковский Владимир Константинович (1885-1978). Окончил 1-й кадетский корпус и Павловское военное училище. Участник 1-й мировой войны. Полковник (1916). Генерал-майор (1918). В 1917 — командир Кронштадтского пехотного полка. В гражданскую войну — командир батальона в отряде Дроздовского, командир 2-го офицерского Дроздовского полка, командир бригады и начальник 3-й пехотной и Дроздовской дивизий. В Русской армии Врангеля отличился при высадке десантов и обороне Перекопа. Сменил Я.А.Слащова на должности командира 2-го армейского корпуса, затем командующий 2-й армией. С 11.1920 в Турции, Болгарии, Франции, США, Аргентине. Был заместителем генерала А.П.Кутепова в РОВС. Умер в США.
По получении рапорта Врангель ответил Слащову: «Я с глубокой скорбью вынужден удовлетворить возбужденное Вами ходатайство... Родина оценит все сделанное Вами. Я же прошу принять от меня глубокую благодарность». Вместо Слащова на должность командира 2-го корпуса был назначен генерал-лейтенант В.К.Витковский. Одновременно войска 1-го, 2-го и конного корпусов сводились в 1-ю армию под командованием генерала А.П.Кутепова, вместо него командиром 1-го корпуса назначался генерал П.К.Писарев.
Барбович Иван Гаврилович (1874-1947). Из дворян Полтавской губ. Окончил Полтавскую гимназию, Елисаветградское кавалерийское юнкерское училище (1896). Учился в Ораниенбаумской офицерской стрелковой школе и Офицерской кавалерийской школе в С.-Петербурге. Участник русско-японской, 1-й мировой войн. Неоднократно проявлял примеры доблести и героизма, награжден орденами. Георгиевский кавалер. Полковник (1917).
5 августа генерал Слащов прибыл в Севастополь. Врангель постарался смягчить реакцию на удаление из армии столь популярного командир. Отдается приказ, в котором в самых лестных выражениях охарактеризован вклад генерала в дело освобождения России от красного ига. В нем, в частности, говорилось: «С горстью героев он отстоял последнюю пядь русской земли — Крым, дав возможность оправиться русским орлам для продолжения борьбы за счастье Родины. России отдал генерал Слащов свои силы и здоровье и ныне вынужден на время отойти на покой...». Этим же приказом Слащов именовался Крымским. Дополнительным распоряжением Врангель сохранил за Яковом Александровичем денежное содержание по прежней должности. Теперь Слащов мог отдохнуть и подлечиться. Он уезжает в Ялту, а оттуда — в Ливадию. В октябрьские дни тяжелых боев за Северный Крым Слащов попытался вернуться в войска, но должности для него не нашлось. На ледоколе «Илья Муромец» вместе с остатками лейб-гвардии Финляндского полка, в рядах которого он начинал службу в 1905 году и воевал в первую мировую, Слащов покидает Крым.
Барбович Иван Гаврилович летом-осенью 1918 сформировал в Чугуеве конный отряд, с которым присоединился к Добровольческой армии Деникина. С 1919 — командир 2-го конного (ген. Дроздовского) полка в Крымско-Азовской армии. На Перекопе был ранен штыком в голову (23.03.1919), но остался в строю. Позже командовал кавалерийскими бригадами в составе корпусов генерала Слащова и генерала Юзефовича, командир 5-й кавалерийской дивизии (12.1919-03. 1920). Генерал-майор (1919). В Русской армии — командир 1-й Сводной кавалерийской дивизии. Генерал-лейтенант (1920). В эвакуации жил в Турции, Югославии, Германии. Умер в лагере беженцев под Мюнхеном.
Федулаев Леонид Ильич (1875-1951). Участник 1-й мировой войны. Георгиевский кавалер. Генерал-майор. В 1918 в армии гетмана П. Скоропадского. В Добровольческой армии и ВСЮР в Крымско-Азовской армии, затем в резерве чинов при штабе Главнокомандующего ВСЮР. В Русской армии до эвакуации из Крыма. В эмиграции жил в Югославии, Франции.
Скоблин Николай Владимирович (1885-1937). Сын коллежского асессора. Окончил Чугуевское военное училище (1914). Участник 1-й мировой войны. Штабс-капитан (1917). В Добровольческой армии с 11.1917 — командир взвода, роты, батальона. Командир Корниловского полка (1918—1919). Полковник (1918).Командир 2-й бригады; Корниловской дивизии до 11.1920. Генерал-майор (1920).Награжден орденом Св. Николая Чудотворца. В эмиграции в Турции, Болгарии, Франции. В 1930 завербован советской разведкой, в 1937 организовал похищение в Париже председателя РОВС генерала Миллера, сам бежал в Испанию, где погиб.
3. Дальнейшая судьба Я.А.Слащава
В Константинополе конфликт между Слащовым и Врангелем получил продолжение. Слащов, находясь в крайне стесненном материальном положении, обратился к Врангелю, напомнив об обязательствах, в случае поражения позаботиться обо всех воинах Русской армии и их семьях. Не получив ответа, он написал письмо председателю собрания Русских общественных деятелей, в котором возложил ответственность за тяжелое положение беженцев на генерала Врангеля, критиковал его действия на посту главнокомандующего. Реакция последнего выразилась следующим образом: Слащов был предан суду чести и уволен из рядов Русской армии. В январе 1921 года опальный генерал опубликовал книгу «Требую суда общества и гласности». Она тут же была запрещена к распространению среди военнослужащих врангелевской армии.
В этой обстановке у Слащова возникает решение разорвать с белыми и вернуться в Советскую Россию. После декрета ВЦИК об амнистии от 3.11.1921 года, получив разрешение властей на въезд, он отправляется на Родину. 21 ноября Слащов прибывает в Севастополь и отсюда едет в Москву. С лета 1922 года ему предоставляется право работать преподавателем тактики в Высшей тактико-стрелковой школе командного состава «Выстрел». Он публикуется в военных журналах, пишет книгу по вопросам общей тактики. В 1925 году выступает в качестве консультанта на съемках фильма «Врангель». Любопытно, что он снимался в этом фильме в качестве актера. Вместе с женой Ниной Николаевной они играют самих себя — Слащова-Крымского и «юнкера Нечволодова» (ординарца генерала).
Фостиков Михаил Архипович (1886- 1966). Сын вахмистра из Кубанских казаков. Окончил Ставропольскую гимназию, Александровское военное училище (1907), академию Генштаба (1917). Участник 1-й мировой войны. Подполковник (1917).
Жизнь Слащова оборвалась 11 января 1929 года, на следующий день после его 44-летия. Он был убит неким Коленбергом, якобы мстившим за брата, казненного в свое время по приказу генерала.
Фостиков Михаил Архипович. В белом движении с лета 1918: сформировал 1-й Кубанский казачий полк. Полковник (1918). Командир 2-й Кубанской казачьей дивизии. Генерал-майор (1919). Получил ранение (02.1929). Отрезанный от главных сил Кубанской армии, не эвакуировался в марте 1920 из Новороссийска и продолжал сражаться в тылу Красной Армии. Помогая десанту генерала Улагая 08.-09.1920, был разгромлен к 09.1920, перешел границу Грузии и был эвакуирован с остатками своих войск кораблями ЧФ в Крым. В Русской армии начальник Черноморско-Кубанского отряда. Принял на себя удар 52-й стрелковой дивизии Красной Армии, перешедшей 8.11.1920 вброд Сиваш. Генерал-лейтенант (1920). Награжден орденом Св. Николая Чудотворца. В эмиграции жил в Югославии. Умер в Белграде. Семья Фостикова похоронена в Севастополе на Городском кладбище.
4. Обеспечение войск
Хотя август был отмечен для врангелевцев неудачами на фронте, но общее количество войск не только не сократилось, но и возросло. Это объяснялось тем, что отступающий Кубанский десант пополнили десятки тысяч казаков, пожелавших сражаться против Советской власти. Врангель решает сформировать 2-ю армию, куда вошли 2-й и 3-й армейские корпуса и Терско-Астраханская бригада. Командующим армией был назначен генерал Д.П.Драценко. 1-й и Донской корпуса составили 1-ю армию под командованием генерала А.П.Кутепова, 1-я и 2-я кавалерийские дивизии — отдельный конный корпус под командованием генерала Н.Г.Бабиева.
Бабаев Николай Гаврилович (1887-1920). Окончил Ставропольское юнкерское училище (1909). Участник 1-й мировой войны, офицер в казачьих войсках. В белом движении с 1918. Участник Первого (Ледяного) Кубанского похода. Был ранен, попал в плен, бежал из тюрьмы г. Майкопа. Позже командовал Кубанским (Корниловским) конным полком, Кубанской конной бригадой, 1-й Кубанской дивизией. Полковник (1918), генерал-майор (1919). Всего за время военных действий получил 17 тяжелых и легких ранений. Генерал-лейтенант (1920). Погиб 30.09.1920 во время переправы через Днепр в бою со 2-й конной армией Миронова в р-не Каховки.
Серьезной проблемой оставалось военно-техническое обеспечение армий. Врангель через представителей военных миссий союзных стран обращается к их правительствам. Он просит обмундирование, вооружение — в первую очередь орудия, авиацию, броневики, танки; средства связи, медикаменты. Однако материальную помощь оказывать не спешат. Вместе с тем, Франция 31 июля заявляет о своем признании правительства Врангеля и выдвигает ряд условий: признание долговых обязательств предыдущих русских правительств, передача в эксплуатацию на определенный срок всех железных дорог европейской России, право взимания таможенных и торговых пошлин во всех портах Черного и Азовского морей и т.д. и т.п.
Между тем приближалась осень, и нужно было обеспечить теплой одеждой, обувью, продуктами членов офицерских семей, тыловых служащих. Изыскав внутренние резервы, Врангель своим приказом распоряжается начать с 1 сентября выдачу бесплатных пайков, ткани для шитья одежды, кожи для обуви и других видов помощи. Главнокомандующий справедливо полагал, что решение материальных проблем благотворно повлияет на дух армии, ее боеспособность. С этой же целью Врангель, будучи сам верующим человеком, способствует усилению влияния православного духовенства в войсках.
Так, например, 14 сентября по решению Высшего Церковного Управления для поднятия религиозно-нравственного чувства был проведен день покаяния. Всем верующим после трехдневного поста надлежало исповедоваться и принять участие в молебне, что проводился во всех церквях.
Епископ Вениамин (Федченков Иван Афанасьевич) (1880-1961). Окончил Тамбовскую духовную семинарию и Санкт-Петербургскую духовную академию. В 1907 принял монашество под именем Вениамина. С 1911 по 1913 и с 1917 по 1919 — ректор Таврической духовной семинарии. С февр. 1919 — епископ Севастопольский, викарий Таврической епархии. В 1920 — епископ армии и флота в Русской Армии Врангеля. В нояб. 1920 эмигрирует из России, принимает участие в создании Заграничной русской православной церкви, но со временем порывает с ней связи. В 1947 возвращается в СССР и становится действующим епископом ряда епархий. Скончался в Псково-Печерском монастыре, в пещерах которого похоронен.
В этот день в Севастополь из Сербии была доставлена Знаменская Икона Божьей Матери. Из Курска при эвакуации святыню вывез епископ Курский Феофан, теперь же на пароходе «Цесаревич Георгий» она возвращалась в Россию. Для встречи Чудотворного Образа к пристани прибыли Главнокомандующий П.Н.Врангель, члены правительства, войска в сопровождении оркестров, пришли крестные ходы из всех церквей города. С причала Икону перенесли в собор св. Владимира, потом в Михайловскую церковь. Местом постоянного пребывания Чудотворного Образа был определен собор св. Владимира. В ноябре 1920 года Знаменская Икона Божьей Матери вновь увезена за границу, и теперь пребывает в США в городе Магопаке.
Мезерницкий Мстислав Владимирович (1895-?). Из дворян, сын офицера. Окончил 1-е Санкт-Петербургское училище, Владимирское военное училище. Участник боев в окт. 1917 в Петрограде. В Добровольческой армии с 4. 11.1917. Участник «Ледяного» похода в Корниловском ударном полку. Командир пластунского батальона, партизанского отряда и конного дивизиона. В 1919 — нач. 1920 — начальник конвоя командира 3-го армейского корпуса генерала Слащова. В 1920 в Русской армии. С нояб. 1920 — в эмиграции. Вернулся в СССР через год вместе с генералом Слащовым.
30 апреля по приказу главнокомандующего учреждается орден во имя Святителя Николая Чудотворца. Он представляет собой черный металлический крест с изображением Св. Николая и надписью «Верою спасется Россия» на трехцветной национальной ленте. Первыми награжденными по приказу от 11 июля стали: генералы А.П.Кутепов, Я.А.Слащов, П.К.Писарев, В.К.Витковский, Н.В.Скоблин, полковники С.Дмитриев, М.Мезерницкий, Е.Глотов, Я.Петренко, Д.Ширковский, Н.Натусь и поручики Любич-Ярмолович, М.Редько, А.Попов.
В конце лета по распоряжению Главнокомандующего была организована военная киногруппа для производства съемок на фронте. Снятые фильмы предполагалось демонстрировать не только в Крыму, но, по возможности, и на территории России, и за границей.
Вопросы и задания:
1. Начните составление синхронистической таблицы «Основные военные операции 1920 года на территории Украины»:



Период
Армия Врангеля
Войска УНР
Красная Армия

весна

лето

осень


При заполнении таблицы используйте учебники по истории Украины и всемирной истории.
2. Какие мероприятия были проведены Главнокомандующим и его штабом для организации защиты Крыма и укрепления Русской армии? Что удалось сделать, что не получилось и почему?
3. Какую роль в военных операциях ВСЮР, а потом Русской армии играл Я.А.Слащов? Почему, с вашей точки зрения, не сложились его отношения с П.И.Врангелем? Дайте собственную оценку личным и деловым качествам Я.А.Слащова.
Корниловская кокарда.
Изображение человеческого черепа или так называемая Адамова (Мертвая) голова. Череп является символом смерти, но одновременно это эмблема некоторых христианских апостолов и святых, а также символ силы и связи с потусторонним, оккультным миром. Изображение Адамовой головы на эмблемах и знаменах войск означает готовность умереть в бою, пожертвовать собой ради возвышенной цели — свободы Родины.
§ 4. Партизанское и подпольное движение в Крыму
1. Борьба с подпольным движением
Удержание Крыма зависело не только от состояния фронта, но и тыла. Как говорил сам Врангель, «нам нужно установить должный правопорядок на занятой территории». Этим призваны были заниматься различные правоохранительные, читай карательные органы. Созданы они были в основном еще в деникинский период, а теперь подверглись некоторым изменениям.
Выявлением, а по возможности и предотвращением противоправной деятельности отдельных лиц и групп занимались армейская и морская контрразведки, в июне они были сведены в Особый отдел при штабе главнокомандующего. Начальником этого отдела и помощником начальника гражданского управлением стал генерал Е. К. Климович, бывший директор департамента полиции, сенатор. Врангель ценил его профессионализм, не принимая во внимание крайне правые взгляды.
Цыганков Василий Парфенович (1881-1920). Из крестьян Киевской губ. С 19 лет часто выезжал в Крым на заработки. После военной службы переезжает с семьей в Севастополь. Работает каменщиком в порту. В конце 1917 — один из организаторов Красной гвардии, участвовал в установлении Советской власти в Крыму. Активный участник подпольного движения. В начале июня 1920 арестован контрразведкой и расстрелян по приговору военно-полевого суда.
Мишко Григорий Семенович (1892-1920). Рабочий слесарно-сборочной мастерской порта. Член РКП(б). В дек. 1918 — апр. 1919 — боец 1-го Севастопольского подпольного полка. В 1919 .работал в профсоюзе водников. С окт. этого года входил в подпольную группу, созданную при профсоюзе. Арестован вместе с другими подпольщиками в начале июня 1920 и расстрелян.
Дознание и предварительное следствие было возложено на различные военно-следственные и судебно-следственные комиссии, уголовно-розыскной отдел.
И, наконец, судебную власть осуществляли как гражданские, так и военно-полевые суды. Последние зачастую рассматривали дела не только в отношении военных чинов, но и населения. Тюрьмы были переполнены. И нередко суды в качестве меры наказания избирали смертную казнь. В апреле общественность Симферополя была потрясена публичным исполнением такого приговора. Оболенский вспоминал: «Однажды утром дети, идущие в школы и гимназии, увидели висящих на фонарях страшных мертвецов... Этого Симферополь еще не видывал за все время гражданской войны. Даже большевики творили свои кровавые дела без такого доказательства. Выяснилось, что это генерал Кутепов распорядился таким образом терроризировать симферопольских большевиков...». Городской голова Усов отправился в Севастополь к Врангелю искать управы на распоясавшихся военных, однако услышал жесткую отповедь: «Вы протестуете против того, что генерал Кутепов повесил несколько десятков вредных армии и нашему делу лиц. Предупреждаю, что не задумаюсь увеличить число повешенных еще одним, хотя бы этим лицом оказались Вы». Городской голова Симферополя вскоре подал в отставку. А Врангель все же отдает приказ об отмене публичных казней. По его мнению, «они мало устрашают, вызывая еще большее нравственное отупение».
Безусловно, главное, что беспокоило власти — это деятельность большевистского подполья. В Севастополе оно продолжало существовать несмотря на ряд провалов февраля — марта 1920 года. Организация И.Серова (Зильбершмидта), связанная с ОК РКП(б), подпольный городской комитет РКП(б) во главе с В.Голубевым (П.Храмцовым), группа Г.Мишко действовали, правда, разрозненно, до начала июня. Далее последовала серия арестов, их уничтоживших. И.Серов, возглавлявший севастопольское подполье, был убит при попытке ареста участников областной партийной конференции в Коктебеле в начале мая. В течение апреля — июня было разгромлено подполье не только Севастополя, но и Симферополя, Феодосии, Ялты, Керчи. Тем не менее, летом — осенью 1920 года в Севастополе удалось провести отдельные диверсионные акты — это подрыв снарядов в Килен-бухте, транспорта «Дон» и ряд других.
Зильбершмидт Моисей Григорьевич (1897-1920). Подпольная кличка Серов. Родился в бедной еврейской семье. Закончил 4 класса школы. В 1916 призван в армию, служил в кавалерии. В 1917 работал фармацевтом в Херсоне. Был чл. Херсонского губисполкома. В июле 1919 сражался с отрядами Григорьева. В авг. эвакуировался в Одессу, откуда перебрался в Крым. Работал в Симферопольском подполье. В 1920 направлен в Севастополь, где возглавил подпольный Ревком. Убит в мае во время Коктебельской подпольной конференции РКП(б).
Губаренко Иван Исидорович (1890-1920). Чл. РКП(б). Рабочий судостроительной мастерской Портового завода. Работал в Ревеле на судостроительном заводе Беккера. Состоял в подпольном социал-демократическом кружке. С приходом германских войск эвакуировался в Новороссийск, затем в Севастополь. В дек. 1918 — апр. 1919 — чл. подпольного отряда рабочих порта. В сент. 1919 — один из организаторов забастовки в порту. Арестован в марте 1920 и расстрелян в Джанкое.
2. «Зеленые» в Крыму
Более активно действовали в это время отряды партизан, как их назвали «зеленых».
Такие группы формировались в крымских горах и лесах по большей части из числа дезертиров, уклонившихся от мобилизации или бежавших из воинских частей, а также авантюристов разных мастей. Если же в отряды попадали большевики или бывшие красноармейцы, то под влиянием их пропаганды, наряду с экспроприациями, партизаны совершали и целенаправленные акции против белых. Так, например, отряд П.В.Макарова, действовавший в Севастопольском районе с февраля 1920 года, сложился из подпольщиков, дезертиров, жителей окрестных деревень. Сам П.В.Макаров — адъютант его превосходительства В.З.Май-Маевского — был арестован как агент красных в январе 1920 года, но сумел бежать в горы с одиннадцатью товарищами, ставшими ядром его отряда. Партизаны установили связь с городским подпольным комитетом Голубева (Храмцова), собирали разведывательную информацию. В качестве явки они использовали будку железнодорожного стрелочника в Инкермане.
В июне подпольный областной комитет РКП (б) и Крымревком объявили мобилизацию в Повстанческую армию, тогда же реорганизовали партизанские отряды в полки, хотя по численности они вряд ли могли так называться.
Преобразовали в 3-й Симферопольский полк и остатки отряда П.В.Макарова, разгромленного незадолго до этого. Кроме него существовало еще пять «полков». Командующим армией стал секретарь подпольного ОК С.Я.Бабахай. По воспоминаниям очевидцев, действовали повстанцы весьма решительно: уводили лошадей, срывали заготовку дров для железной дороги, нападали на военные транспорты и т.п.
Левченко Харитон Зиновьевич (1888/1890-1920). Чл. РКП(б). Из крестьян Калужской губ. Чл. подпольной группы Цыганкова, подпольной организации Голубева (Храмцова). Арестован контрразведкой и расстрелян в июле 1920 по приговору военно-полевого суда.
3. Десант группы А.В.Мокроусова и И.Д.Папанина
В середине августа в Крым по решению Реввоенсовета Юго-Западного фронта для активизации партизанского движения была заброшена группа под командованием А.В.Мокроусова. В ее состав входил И.Д.Папанин. В 30-е годы XX в. имя этого человека, тогда уже покорившего Северный полюс, станет широко известно в Советском Союзе. А пока 26-летний Иван — один из тех, кто воюет за Советскую власть. Его простая биография укладывалась в несколько строк. Родился в Севастополе в 1894 году. Закончил земскую начальную школу на Корабельной стороне. С 12 лет работал на Морском заводе, стал квалифицированным токарем. В 1914 году был призван в ЧФ. Принимал участие в революционных событиях 1917 года, вступив в первый Черноморский отряд Красной гвардии. Во время немецкой оккупации 1918 года жил в Севастополе, работал в портовых мастерских, однако сумел выбраться из Крыма на территорию, контролируемую Красной Армией. Становится красноармейцем, работает в ремонтных мастерских. В 1920 году назначается комиссаром оперативного отдела штаба морских и речных сил Юго-Западного фронта. По личной просьбе откомандирован в отряд Мокроусова, направлявшийся в Крым. На катере «Гаджибей» группе в 11 человек удалось дойти из Новороссийска до побережья Крыма. Они высадились около деревни Капсихор (ныне Морское). Выгрузив оружие и боеприпасы, затопили катер и двинулись в горы. Мокроусов имел полномочия взять на себя командование партизанскими отрядами. Отношения его с прежним командующим Повстанческой армии сложились достаточно напряженные. Но на активности партизан это практически не отразилось. Врангель в своих «Записках» называет целую серию диверсионных актов, совершенных в течение августа. Это и ограбление Массандровского лесничества на миллион рублей, и нападение на Бешуйские копи, где только началась добыча угля для нужд полуострова, и налет на Судак. Кроме этого были предприняты усилия для восстановления подпольных организаций в городах. По свидетельству Врангеля: «21 августа был задержан чинами розыска пробиравшийся из леса в Севастополь Мордух Акодис, получивший от Областкома задачу воссоздать севастопольский городской революционный комитет, на что получил 16 тысяч рублей «романовских»... Кроме него были арестованы Герги Гоцман и Осман Жилер, причем у первого была обнаружена переписка и почти не бывшая в употреблении печать севастопольского революционного комитета, а у второго — переписка и 3 миллиона рублей партийных денег в разной валюте». Для поимки вышеуказанных лиц работал аппарат особого отдела под руководством генерала Е.К.Климовича, а для нейтрализации «зеленых» был задействован целый войсковой контингент под командованием генерала А.Л.Носовича. Положение партизан, ограниченных в боеприпасах и вооружении, не имевших связи с «большой землей» становилось все сложнее. Военный совет Повстанческой армии принял решение отправить для связи с советским командованием И.Д.Папанина. Добираться «до своих» ему пришлось через Турцию: вначале на шхуне контрабандистов до анатолийского побережья, потом под видом нищего 2 недели пешком до Трапезунда, а оттуда с помощью советского консула в Новороссийск и далее в Харьков.
Папанин Иван Дмитриевич (1894-1986). Комиссар оперативного отряда штаба морских сил Юго-западного фронта.
И.Д.Папанин и В.В.Вишневский в годы гражданской войны.
Всеволод Вишневский — советский писатель, участник второй десантной операции.
Документ о награждении И.Д.Папанина орденом Красного Знамени 14 января 1924 г.
Руководители партизанского и подпольного движения в Крыму в 1920 А.В.Мокроусов, И.Д.Папанин, В.И.Погребной были дважды награждены орденом Красного Знамени за десантную операцию и участие в освобождении Крыма от врангелевских войск.
21 сент. 1920 Реввоенсовет Советской республики издал приказ о создании Южного фронта. В его состав вошли 6-я армия (командующий К.А.Авксентьевский, позже А.И.Корк); 13-я армия (командующий И.П.Уборевич), 2-я конная армия (командующий Ф.К.Миронов).
Реввоенсовет Южного фронта в лице командующего М.В.Фрунзе, С.И.Гусева и Бела Куна наделил И.Д.Папанина особыми полномочиями для организации второго десантного отряда к берегам Крыма. Операция по переброске в Крым нескольких десятков бойцов, большого количества вооружения была завершена в начале ноября 1920 года. До ухода врангелевцев из Крыма оставалось чуть больше двух недель.
Вопросы и задания:
1. Какие меры по борьбе с партизанским и подпольным движением принимались врангелевскими властями? Какие они дали результаты?
2. Составьте план ответа на вопрос «Подпольное и партизанское движение в Крыму весной — осенью 1920 года».
3. Подготовьте сообщение о судьбе И.Д.Папанина. Какие топонимы, исторические места Севастополя связаны с именем этого человека?
Газета «Великая Россия» от 27 октября 1920 г. сообщала:
«В воскресенье митрополит Антоний читал в Морском собрании публичную лекцию на тему: «Был ли Иисус Христос революционером?» Выводы владыки, как и следовало ожидать, были отрицательны: Иисус Христос не был революционером. Его учение проповедовало не политическую, но внутриличную свободу духа. Это и было причиной мученической кончины Христа. Евреи желали видеть в нем политического деятеля, который бы свергнул римское иго, привел еврейский народ к политической независимости. Обманувшись в своих ожиданиях, евреи отомстили Христу, предав его распятию. Революционер же Варрава был предпочтен и остался жив.
Лекция была встречена с большим интересом и собрала многочисленную аудиторию».
§ 5. Врангелевский тыл
1. Жилищный вопрос
Но вернемся в Севастополь начала апреля 1920 года. В это время произошли изменения в составе городского руководства. На пост коменданта Севастопольской крепости и градоначальника был назначен генерал П.К.Писарев, а в конце мая его сменил генерал Н.Н.Стогов. Перед городским управлением стояли очень сложные задачи по наведению порядка в Севастополе, наводненном войсками и беженцами. Правда, к концу марта основную часть воинских соединений рассредоточили по Крыму, отправили на фронт, зато многочисленные тыловые чиновники осели в Севастополе. Сюда же стремилась та часть «великосветского» общества, которая не успела или не смогла выехать за границу.
В гостиницах давно не было мест, снять квартиру стало невозможно, единственный способ — поместиться на судне, но это не для простых смертных. Сам Врангель первые дни жил на крейсере «Генерал Корнилов», потом переехал в так называемый Малый Дворец, ранее принадлежавший великому князю Алексею Александровичу. Во дворце командующего ЧФ, Морском собрании разместились штабные службы, гражданское управление. В сентябре в этот дворец перебрался и Врангель. Вместе с ним помещались начальник штаба Шатилов и председатель правительства Кривошеий.
Писарев Петр Константинович (1875-1967). Родился на Дону в семье офицера. Окончил техническое училище и казачье юнкерское училище (1898). Участник 1-й мировой войны: прошел путь от есаула до командира казачьего полка. Георгиевский кавалер. Полковник (1917). В белом движении с 12.1917, участник 1-го Кубанского Ледяного похода. Генерал-майор (1918). Занимал должности командира бригады, дивизии, корпуса, командующего группы войск. Генерал — лейтенант (1919). В апр. 1920 эвакуирован в Крым. Назначен комендантом Севастополя. С конца апр. 1920 — командир конного корпуса, в авг. — командир 1-го армейского корпуса. В эмиграции жил в Турции, Сербии, Франции. Умер в Шелле под Парижем.
Шульгин Василий Витальевич (1878-1976). Из дворян. Общественный и политический деятель. Окончил Киевский ун-т. В февр. 1917 чл. Временного комитета Государственной Думы. 2 марта вместе с А.И.Гучковым предъявил Николаю II требование Государственной Думы об отречении от престола. Один из идеологов белого движения и организаторов борьбы против Советской власти. В эмиграции (с 1937) отошел от политической деятельности. В 1944 арестован в Югославии, в СССР осужден, вышел на свободу в 1956. Живя в СССР, обращался к русской эмиграции с призывом отказаться от враждебного отношения к Советской власти.
Приезжие были согласны на любое пристанище. А.Аверченко писал об этом так: «В последнее время жизнь научила ищущих придавать своим стонам яркую, пышную, красочную оболочку: «3000 руб. тому, кто укажет комнату, безразлично где». «За комнату буду готовить и себе и хозяевам обед из своего провианта, а также научу любой музыке».
Есть и сложные объявления:
«Ищу комнату. Если с отдельным ходом — отдам хозяйке свои новые лаковые открытые туфли и японские ширмы. Если же отдельный ход и центр города, прибавлю еще перламутровый бинокль и право брать продукты в кооперативе «Одно удовольствие». Тут же продается беличья шубка, крытая репсом».
А вот расчет на психологию:
«Указавшему комнату уплачу 1000 рублей франками». Человек, так сказать, «берет на валюту». А вот публикация прямо умилительная своей наивностью, беспочвенностью и полной бесцельностью: «Ищу комнату для одинокой. С предложениями (?!) обращаться на имя М.С.». Разве во время воя тропической бури можно услышать писк комара?».
2. Продовольственная проблема
Не менее серьезной проблемой было обеспечение продуктами питания. В первые дни после новороссийской эвакуации в городе нельзя было достать продуктов ни в буфетах, ни в кафе, ни в ресторанах, ни на рынке. Около пекарен стояли колоссальные очереди. Для устранения продовольственного кризиса пытались использовать внутренние резервы: было подсчитано, что при условии расходования не более фунта хлеба в сутки на человек, муки хватит до нового урожая. Большие надежды возлагались на ввоз продовольствия. На деньги, оставшиеся от кредитов деникинскому правительству, срочно закупали в Болгарии и Константинополе мясные консервы, солонину, жиры и т. п.
К концу апреля жизнь стала понемногу налаживаться. Снова открылись кафе, рестораны, магазины. Севастополь производил впечатление цветущего южного города. Об этом примерно одинаково позже вспоминали и никому не известный подросток, и бывший член Государственной Думы и Временного правительства В.В.Шульгин.
Первый оказался в городе вместе с родителями в конце весны. Отец мальчика служил на железной дороге, а 14-летний подросток помогал матери и бабушке управляться с младшими детьми. Довольно часто по хозяйственным делам его посылали в центр, куда он добирался с Корабельной стороны по понтонному мосту. «Там, в городе, было так много интересного! Заходил в книжные и писчебумажные магазины, делал небольшие покупки. Помню один такой магазин — «Книжный и писчебумажный магазин «Ковшанлы». На улицах, на рынке раздавались крики торговцев-татар: «Чебуреки горячие есть!» «Живой камса, живой камса!»
Вопрос: «Камса свежая?» — «Не только свежий, но живой». Продавцов, разных спекулянтов, праздношатающихся, да и военных было множество. Всюду царило оживление».
А вот июльские впечатления В.В.Шульгина: «Улицы полны народом, и каким народом. Прежним и даже как будто похорошевшим. Масса офицеров, часто нарядных, хотя и по-новому нарядных, масса дам — шикарных дам, даже иногда красивых, извозчики, автомобили, объявления концертов, лекций, собраний, меняльные лавки на каждом шагу, скульптурные груды винограда и всяких фруктов, а главное магазины... Роскошь витрин...особенная крымская...и все тут, что угодно... Кафе, рестораны... Свободно, нарядно, шумно, почти весело...».
Действительно, почти... Описанное изобилие мало кому было доступно. Сам Шульгин, которому надобно купить новую одежду, разводит руками: «Обувь — 90 тыс. рублей, рубашка — 30 тыс., брюки холщовые — 40 тыс. Но ведь если купить самое необходимое, то у меня будет несколько миллионов долгу! Я пришел в ужас. Но мне объяснили, что здесь все «миллионеры»... в этом смысле».
Цены росли беспрерывно.
Фунт пшеничного хлеба в апреле стоил 35 рублей в октябре — 500.
Говядины 350 1800
Сахара 1000 9000
Литр молока 2000 2500
3. Доходы населения
При этом доходы населения были очень разными. Максимальная зарплата штаб-офицера в октябре — 132 тыс. рублей, генерала — 240 тыс. Рабочие получали больше, например:
Торгово-промышленные рабочие весной получали 24 тыс. рублей, а в октябре 470 тыс.
Металлисты более 36 тыс. рублей, и соответственно 262 тыс. рублей
Печатники около 31 тыс. рублей, и до 420 тыс. рублей.
Доскато Иван Дмитриевич (1893-1963). Из мещан, уроженец г. Таганрога. С 1914 по 1918 участвовал в 1-й мировой войне в звании фельдфебеля. Был ранен, стал Георгиевским кавалером. С 1919 работал в автошколе шофером. С 1920 — в Севастополе. В 1927-1941 на советской работе. Любопытно, что в книге посетителей Херсонесского музея сохранилась запись от 7.03.1920 под № 376: «Шофер автошколы И.Доскато».
В апреле в портовых мастерских готовилась забастовка в связи с резким ухудшением условий жизни. Врангель, учитывая, что рабочие выполняют важнейшие работы по ремонту орудий, пулеметов, аэропланов, броневых машин и т.п., лично встретился с выборными от производственных коллективов и обещал повышение заработной платы, ее частичную выдачу предметами обмундирования и продовольствием по интендантским ценам. В городе были открыты две казенные лавки, где рабочим отпускались продукты, мануфактура, другие предметы домашнего обихода по льготным ценам. Однако реальная ситуация изменялась очень медленно и забастовка все же была проведена. С 20 по 26 апреля ее поддержали рабочие и служащие железной дороги. По решению профсоюзных комитетов 1 мая было объявлено в Севастополе нерабочим днем. Главнокомандующий наложил запрет на демонстрации и уличные выступления, но был вынужден разрешить собрания в закрытых помещениях. Еще раз рабочие Портового завода бастовали в июне. В отношении бастующих были применены жесткие меры: увольнение и отправка на фронт.
Если заработная плата рабочих, державших предпринимателей и власти под страхом забастовок, более или менее соответствовала росту цен, то служащим и интеллигенции приходилось совсем туго. Председатель Таврической губернской управы В.А.Оболенский получал в два раза меньше, чем наборщик типографии. Вместе с семьей он ютился в сырой квартире на заднем дворе, ни о какой прислуге не было и речи. «Вместо чая пили настой из нами же собранных в горах трав, сахара и масла мы не потребляли совсем, мясо ели не более раза в неделю. Словом, жили так, чтобы не голодать».
А как же выживали те, кто получал оклады в несколько раз меньше? Ответ на этот сакраментальный вопрос находим в «Дневнике чиновника», опубликованном в севастопольской газете « Царь-колокол». Некий мелкий служащий (образ собирательный) рассказывает о своих мытарствах и злоключениях: «Обещают выдать пособие на заготовку теплой одежды в размере месячного оклада. Слава Богу: можно будет хоть немного привести в порядок мой расползающийся костюм. Нижняя часть его пришла в полную негодность: образовалась огромная дыра, которую можно залатать только вставкой величиной с ватрушку. Сделать это трудно, т.к. никакой материи подходящего цвета у меня и у моего квартирного хозяина нет. Протерлись также и локти на пиджаке. Взявши с собой «мануфактуру», полученную мной несколько месяцев тому назад (сейчас у меня за нее производят вычеты), я отправился к портному, рассчитывая в первую очередь заказать костюм на то пособие, которое нам обещано. Пришлось жестоко разочароваться: за шитье портные требуют 175 тыс. рублей, т.е. в два раза больше, чем мне будет выдано на приобретение целого ряда теплых вещей. А я-то рассчитывал, что после костюма я смогу починить и ботинки. Что же делать? Надо будет мою «мануфактуру» отнести на толкучку, продать и на полученные деньги улучшить свое питание...
Туношенский Иван Николаевич (1889-1976). Окончил Воронежский кадетский корпус, Николаевское инженерное училище (1908), Севастопольскую школу военных летчиков ОВР (3-й выпуск, 1911). Преподавал в этой же школе. Участник 1-й мировой войны. Штабс-капитан. Георгиевский кавалер. В Русской армии Врангеля — помощник нач. авиации. Полковник. В эмиграции жил в Турции, др. странах. С 1945 в США. Умер в Сан-Франциско.
Надо серьезно подумать о моей щепетильности по отношению к предлагаемым мне на службе просителями взяткам. Взятка — понятие относительное, голодное же брюхо — это вещь реальная, наиболее же реальная в мире вещь не вообще брюхо человеческое, мое собственное неотъемлемое брюхо... Я дошел до сухоядения, дошел до того, что только зайцем могу получать культурное развлечение, что я торгую на толчке, что жалею, тьфу, что не остался в совдепии, где я мог бы грабить наравне со всеми совдеповскими деятелями, я дойду и до того, что буду брать налево и направо взятки и делать подлоги».
Заведующим отделом печати при правительстве Врангеля вначале был Г.В.Немирович-Данченко, бывший надворный советник и чиновник министерства земледелия. Он был снят за опубликование в прессе под различными псевдонимами резких статей по поводу работы тыловых учреждений, причем с использованием служебных данных. Позже эту должность занял профессор истории Таврического университета Г.В.Вернадский.
4. «Предприимчивые люди»
Такая эволюция взглядов была, к сожалению, характерна для многих управленцев. Взяточничество приобрело невиданные масштабы. Крупный подрядчик делился со знакомым: «Я с 1900 года работаю по поставкам на армию, но с таким взяточничеством столкнулся впервые». Правительство пыталось навести порядок, ужесточая наказание за такого рода преступления. В сентябре издан приказ: дающему от 4 до 6 лет, берущему от 8 до 10 лет каторжных работ. Но в реальной действительности ни к кому это строгое наказание не было применено.
Аверченко Аркадий Тимофеевич (15(27) марта 1880-12 марта 1925).
В 1919-1920 Аверченко снова оказался в Крыму. Несколько месяцев Советской власти в Севастополе он пережил, скрываясь у друзей. Во второй половине 1919 начинается его активная творческая жизнь в родном городе. Аверченко издает газету «Юг», с марта 1920 она называется «Юг России». Он пишет пьесы, которые с успехом идут на севастопольской сцене. Открывает театр-кабаре «Дом артиста», а весной 1920 становится фактическим руководителем нового театра «Гнездо перелетных птиц». Но главное, он, не приняв Советскую власть, не озлобился, не перестал излучать свет.
Рука об руку с ростом цен шла спекуляция. У Аркадия Аверченко есть на этот счет правдивая история «Торговый Дом Пети Козырькова».
«Один ушибленный жизнью молодой человек, по имени Петя Козырьков, не имея ни гроша в кармане, лежал в своей убогой комнате на кровати и слушал через перегородку, как его честила квартирная хозяйка.
— И черт его знает, что это за человек?! Другие, как люди: спекулируют, хлопочут, торгуют, миллионы в месяц зарабатывают, а этот! И знакомства есть всякие и все... а черт его знает, какой неудалый! Слушайте, Вы! Еще месяц я вас держу и кормлю, потому я вашу покойную мама знала, а через месяц, со всеми бебехами вон к чертям свинячим! Вот мое такое, благородное, честное слово...
А, надо сказать, Петя не зря лежал: он дни и ночи обдумывал один проект. Теперь же услышав ультиматум, дарующий ему совершенно точно один месяц обеспеченной пищей и кровом жизни, Петя взвился на дыбы, как молодой конь, и, неся в уме уже выкристаллизованное решение, — помчался на Нахимовский проспект.
Известно, что Нахимовский проспект — это все равно что Невский проспект: нет такого человека, который два-три раза в день не прошелся бы по нем.
И вот на этом свойстве Нахимовского построил Петя свою грандиозную задачу: стал у окна гастрономического магазина Ичаджика и Кефели, небрежно опершись о медный прут у витрины, и стал ждать...
Ровно через три минуты прошел первый знакомый...
— Афанасий Иванович! Сколько лет, сколько зим... Голубчик! У меня к вам просьба: дайте десять тысяч. Не захватил с собой бумажника, а нужно свечей купить.
— Да сделайте ваше такое одолжение... Пожалуйста. Что поделываете?..
— Так, кой-чего. Спасибо. Встречу, отдам.
— Ну, какие глупости. Будьте здоровы. Почин, говорят, дороже денег.
Через полчаса у Пети было уже 70 тысяч, а через четыре часа 600.
Это была, правда, скучная работа, но Петя для развлечения варьировал ее детали: то ему нужно купить было не свечей, а винограду для именинницы, то «ему предлагали приобрести очень миленькое колечко за триста тысяч» и не хватало десяти.
Короче говоря, к шести часам вечера Петя встретил и задержал на минутку сто знакомых, что составляло по самой простой арифметике — миллион.
Об Аверченко писали: «В Севастополе его звали: Красное Солнышко. Это за то, что среди тревог, лишений, неудобств, в этом тумане неясности будущего, в атмосфере злых предчувствий, слепоты, запертости, общей тесноты, сотрясений он один, Аркадий Аверченко, ухитрялся, находился и умел вносить в жизнь, в печать, в общество, во все вечера какой-то свет надежды и бодрость, и свежесть хороших утр, после которых весь день кажется помолодевшим и замечтавшимся. Красное Солнышко! Аверченко и на пароход сел чуть ли не последним, и даже не сел, потому что его туда отвезли и посадили друзья, этого веселого барабанщика литературы». В эмиграции он прожил чуть более 4 лет. Продолжал много работать: в Константинополе занимался журналистикой, восстановил «Театр перелетных птиц», гастролировал по Болгарии, Югославии, Чехословакии. Но нить жизни вдали от родины истончилась очень быстро. Умер Аркадий Аверченко в возрасте 45 лет в Праге. Похоронен в русской части пражского Ольшанского кладбища.
Пересчитал Петя добычу, сладко и облегченно вздохнул и помчался в кафе.
Уверенно подошел к одному занятому столику.
— Сгущенное молоко есть?
— Сколько надо?
— А почем?
— Оптом две тысячи.
— Пятьсот коробок.
— Ладно. Завтра утром на склад.
Свез Петя пятьсот коробок домой, сунул их под кровать, лег на кровать — и начался для него месяц самой сладкой жизни: дни и ночи лежал он на кровати, этот умный Петя, и чувствовал он, что в это самое время под ним совершается таинственный и чудный процесс постепенного, но верного обогащения его сгущенным швейцарским молоком, — не исследованный еще новыми экономистами процесс набухания и развития.
И ровно через месяц слез Петя с кровати, пошел в кафе и, усевшись за столик, громогласно сказал:
— Есть пятьсот банок сгущенного молока. Продаю. Налетели, как саранча.
— Почем?
— А сколько дадите?
— По четыре!
— По шесть дайте.
— По пять!!
— Сделано.
Получил Петя два с половиной миллиона, расплатился с добросердечной хозяйкой, пошел на Нахимовский, стал на то же место и принялся ловить своих заимодавцев:
— Афанасий Иванович! Сколько лет, сколько зим. Что это я вас не видел давно? Там за мной должок... Вот, получите.
— Ну, что за глупости. Стоит ли беспокоиться. Я, признаться, и забыл. Спасибо. Ну, что поделываете?
— Так, кой-чего. Александр Абрамович! Одну минутку! Здравствуйте... Там за мной должок.
— Ну, какой вздор. Спасибо. Что это за деньги, хе-хе. Одни слезы.
— Ну, все-таки!
До вечера простоял у магазина Ичаджика и Кефели честный Петя, а на другой день — купил на оставшийся миллион спичек и папирос, сунул их под кровать, сам лег на кровать, и так далее...
Если вы, читатель, ходите по Нахимовскому, а, живя в Севастополе, вы не можете избежать этого — вы должны заметить большой магазин, заваленный товарами, а над огромным окном — золоченая вывеска:
Газета «Крымский вестник» от 14.07.1920 г. сообщала:
«С.С.Крым выехал два месяца назад в Европу (Швецию, Норвегию) с крупной партией массандровских вин. Вино продано очень выгодно, и на вырученные деньги закуплены для населения: с/х машины, бязь, иголки, нитки, консервы, а также некоторые товары для армии. В августе поездку предполагается повторить».
5. Экономическое совещание
Хорошо быть удачливым Петей Козырьковым. Но надобно признать, что деньги не делаются из воздуха. И любая спекуляция — это виртуозное выуживание средств из карманов простых обывателей, деловых предпринимателей, а может быть и государственной казны.
Уже к сентябрю дефицит бюджета врангелевского правительства составлял 250 миллиардов руб. Производство, даже по сравнению с 1919 годом, сократилось на 75-85%. Единственным предметом вывоза из Крыма был хлеб. Правительство ввело монополию на его продажу и через контрагентов принялось делать закупки в Северной Таврии. Частные торговцы, желающие продавать хлеб за границей, должны были получить специальное разрешение, внося в казну известное количество иностранной валюты и обязуясь ввезти обратно предметы, необходимые для армии и населения. На практике такой порядок порождал массу злоупотреблений, именно в управлении торговли и промышленности расцвело самое крупное взяточничество.
Рябушинский Павел Павлович (1871-1924). Участник экономического совещания. Произнес, по свидетельству П.Н.Врангеля, «блестящую, исключительную по силе речь». Представитель известнейшей в России семьи промышленников и банкиров. Окончил Московскую гимназию, Московскую Академию коммерческих наук. В 1899, после смерти отца, глава банковских и торговых дел семьи. В течение 30 лет возглавлял Московский биржевой комитет. Чл. ЦК партии «17 октября», позже перешел в партию «мирных обновленцев», из которой в 1912 создана «прогрессистская партия». С 1917 жил в Крыму, лечился от туберкулеза. Эвакуировался из Крыма вместе с врангелевскими войсками во Францию.
Кривошеий вместе с другими членами правительства искал пути лечения угасающей экономики Крыма. С этой целью решено было пригласить специалистов из-за границы в надежде, что они не только выпишут рецепты, но и выделят средства на их оплату. Во второй половине сентября в Севастополе начало свою работу экономическое совещание из наиболее видных финансовых и торгово-промышленных деятелей России, живших в основном в эмиграции. Приехавшие были разделены на группы: финансовую под председательством П.Л.Барка, бывшего министра финансов царского правительства; торгово-промышленную под началом Ф.А.Иванова, бывшего члена Государственного Совета; транспортную группу возглавил В.И.Гурко, также бывший член Государственного Совета. Тщательная экспертиза, проведенная участниками совещания, показала, что в целом правительство придерживается верного курса « в крае, опустошенном войной и большевистскими приемами управления, быстро крепнут основы свободной хозяйственной жизни... Вместе с тем, армия, идущая к близкой окончательной победе, нуждается исключительно в материальном снаряжении и обмундировании». Одним словом, нужны деньги. А вот их как раз никто и не дал.
Начальник финансового управления М.В.Бернацкий подал в отставку, и она была формально принята, только желающих заменить его на этом посту не нашлось, и Михаил Владимирович исполнял свои обязанности до ухода Врангеля из Севастополя.
Итак, поговорив о близкой и окончательной победе, участники экономического совещания вернулись за границу, тем же, кто остался приближать эту самую победу, будущее виделось в менее радужных тонах.
6. Осенний Севастополь
Осенью даже Севастополь был уже другим, казалось, он посуровел в одночасье.
Еще месяца два назад город напоминал южный курорт. «На улицах, — писал Шульгин, — толпа нарядная красивая — вся в белом — переливалась самолюбующейся жидкостью... Как будто кто-то собрал сюда, на этот красивый клочок земли у моря какую-то дорогую эссенцию, — «цену сладких вин». Купальни переполнены. По вечерам, когда солнце, уже уставшее отдавать свой зной, потихоньку опускалось в прохладу моря, на Приморском бульваре звучал симфонический оркестр, и иногда в его сопровождении пел несравненный Собинов. По Нахимовскому проспекту распахивали свои двери многочисленные рестораны и кафе, вбирая в себя ярко пульсирующую жизнь.
Над розовым морем вставала луна,
Во льду зеленела бутылка вина...
И томно кружились влюбленные пары
Под жалобный рокот гавайской гитары.
Г. Иванов
В середине октября курс валют в Севастополе:
Фунт стерлинга — 300 тыс. рублей
Франк — 5600 рублей
Турецкая лира — 70 тыс. рублей.
В сентябре улицы по-прежнему переполнены фланирующей публикой. Как вспоминал очевидец: «На лицах — оживление. Все чего-то ищут, о чем-то спрашивают. С внешней стороны все как будто бы спокойно. Но когда приглядишься к ним поближе, прислушаешься к разговорам, отдельным фразам и словам, то сразу же обнаруживаешь полную неуверенность в успехе борьбы, неуверенность в завтрашнем дне. Каждый, казалось, думал, как бы поскорее удрать за границу, как бы достать заграничный паспорт, валюту».
Миронов Филипп Кузьмин (1872-1921). Из бедной казацкой семьи. В годы русско-японской войны за храбрость и умелое руководство награжден 4 орденами. Политикой начал интересоваться с 1906, за что был лишен чина и уволен от службы. В начале 1-й мировой войны написал заявление о посылке на фронт рядовым. Восстановлен в звании подъесаула. Был награжден Георгиевским оружием, 4 орденами и получил звание войскового старшины (подполковника). В гражданскую войну в Красной Армии, командовал бригадой, дивизией, группой войск, 2-й Конной армией. Свободолюбивый характер и сложные отношения с Л.Троцким дважды приводили к аресту и расстрельным приговорам. Арестован по ложному доносу. Убит во дворе Бутырской тюрьмы 2 апр. 1921.
Сложнее стало и тем севастопольцам, кто никуда уезжать не собирался. Обеспечить семьи, лечить тех, кто, не дай Бог, заболел, послать ребенка в школу — все было проблемой. Например, обучение в частной гимназии теперь стоило 180 тыс. рублей, в казенной гимназии — практически бесплатно — 10 тыс. рублей, но мест катастрофически не хватало. Почти все школьные помещения по-прежнему занимали лазареты или другие учреждения. В сентябре месяце городской голова Я.Н.Перепелкин подал заявление в городскую управу, отказываясь от должности, т.к. его дети не ходили в школу, у семьи не было жилья. Городская дума просила Якова Николаевича пока взять 2-месячный отпуск для устройства своих дел, но не увольняться.
Но при всех трудностях были и успехи — это наступление на фронте. В середине сентября, прорвав фронт 13-й армии, врангелевские войска заняли Александровск, а потом и ст. Синельниково. В Приазовье был взят Мариуполь. В конце сентября начались бои за Правобережную Украину. Переправившись в районе Александровска через Днепр, 2-я армия под командованием генерала Д.П.Драценко заняла плацдарм глубиной до 25 км, но в результате контрнаступления красных войск вынуждена была отступить, уничтожив переправы. Заднепровская операция закончилась неудачей. В эти дни Советская Россия подписала договор о перемирии с Польшей. Занятые на советско-польском фронте войска спешно перебрасывались на юг. В гражданском противостоянии предстояла решающая схватка.
Газета «Крымский вестник» от 6.10.1920 г. сообщала:
«На углу Базарной и Нахимовской чистильщики обуви, преимущественно мальчишки-подростки заняли полтротуара, нарушают течение общественной жизни: барабанят щетками по ящикам, ссорятся, пристают к уличным прохожим».
Вопросы и задания:
1. Какие мероприятия проводило правительство Врангеля для решения насущных проблем гражданского населения? Насколько они были эффективны и почему?
2. Как вы думаете, какие действия врангелевского правительства по обустройству хозяйственной жизни края были признаны верными, а какие подверглись критике со стороны участников экономического совещания?
3. От имени горожанина или приезжего расскажите о своем житье-бытье в Севастополе весной, летом, осенью 1920 года.
Не забудьте описать:
а) сам город;
б) свои занятия;
в) свое жилье;
г) обеспечение предметами первой необходимости.
4. Прочтите приведенный в параграфе рассказ А.Аверченко «Торговый дом Пети Козырькова» и ответьте на следующие вопросы:
а) в чем совпадают или отличаются свидетельства автора от других источников по описанной ситуации?
б) как автор относится к происходящему и почему?
в) доверяете ли вы свидетельствам автора? Почему да или нет?
§ 6. Поиск союзников
1. Отношения с махновцами
В сложившейся ситуации Врангелю необходимо было привлечь на свою сторону силы, готовые сражаться против Красной Армии. Собственно заявление по этому поводу Главнокомандующий делал еще в апреле. В своем выступлении перед представителями печати он подчеркнул, что те, кто провозглашает единую, великую и неделимую Россию, фактически разделяют ее на целый ряд враждующих между собой областей. Поэтому он готов был предоставить самоуправление казакам, признать за Украиной самую широкую автономию в составе федеративной России, соглашался с независимостью прибалтийских государств и Польши, установил добрососедские отношения с Грузией. Пытался Врангель привлечь на свою сторону Н. Махно и других атаманов. Но это не всегда удавалось. Н. Махно, к которому неоднократно посылали парламентеров, более чем прохладно относился к предложениям о союзе. Он скорее был готов идти на сотрудничество с красными, чем с белым генералом, что и покажут дальнейшие события. А пока в махновской газете-листовке «Повстанец» за 18 июня 1920 года в статье «Слушай, бедняк!» крестьянам объясняли, что надо прогнать «всех комиссаров и карательные отряды, не допуская к себе польского генерала, изменника Петлюру и деникинского генерала, не пуская кулаков, политиканов и болтунов». Тем не менее некоторые атаманы, среди которых были и откровенные бандиты, даже выпустили воззвание о необходимости поддержки Врангеля. Например, некий Володин, принимая у себя командира 1-й кавалерийской дивизии Русской армии генерала В.Г.Науменко, провозгласил тост за Главнокомандующего. В нескольких предложениях он довольно откровенно обозначил свое кредо: «Я воюю за веру, царя и отечество. Царя нет, теперь я воюю за веру и отечество. Неукоснительно всюду и везде бью жидов. Образ правления пусть устанавливает сам народ. Я пойду с народом хоть за монархию, хоть за анархию».
Махно Нестор Иванович (1889-1934). В анархистском движении с 1905. За убийство полицейского пристава в 1909 осужден на 20 лет каторги. После освобождения в 1917 избран председателем Совета крестьянских депутатов Гуляйполя. Организовал анархистский отряд. Воюя с войсками ВСЮР, во многом способствовал поражению армий Деникина. Встречался с В.И.Лениным, отправлял эшелоны с хлебом в Москву, трижды присоединялся к Красной Армии и выходил из нее. В окт. 1920 Повстанческая армия Н. Махно в первых рядах наступающих преодолела Сиваш и захватила Литовский п-ов. За годы войны в боях ранен 12 раз. В 1921 части Н. Махно были разгромлены Красной Армией, сам он бежал в Румынию. В эмиграции жил в Польше и во Франции. Умер от туберкулеза.
2. Союз с украинским национальным движением
И все-таки особенное значение для Врангеля имел возможный союз с украинским национальным движением.
Во время советско-польской войны, когда на правом фланге поляков действовали украинские части, а в тылу Красной Армии активизировались отряды Тютюнника, Струна, Заболотного и др., Врангель готов был пойти с ними на контакт. Он обращался к населению с воззваниями подобными этому — «Сыны Украины!». В нем говорилось: «...Братья! Сомкнем ряды против врагов, попирающих веру, народность и достояние, потом и кровью накопленное отцами и дедами». В конце августа в Севастополь прибыла делегация от одного из крупнейших повстанческих отрядов генерала М.Омельяновича-Павленко. В результате встречи было сформулировано общее заявление, в котором стороны договаривались «вместе бить общего врага», а также стремиться, «чтобы общественные умеренные круги и лица, не преследующие личных выгод, обуздывали бы шовинистов той и другой стороны...».
Омельянович-Павленко Михаил (1878-1952). Генерал-полковник армии УНР. Принимал участие в русско-японской войне. В 1910 окончил академию Генерального штаба. В годы 1-й мировой войны командовал гвардейским полком, возглавлял штаб корпуса. В дек. 1918 — июне 1919 командир Украинской Галицкой Армии. Позже командир Запорожского корпуса. Командовал армией УНР в 1919-1920 во время I Зимнего похода и в ходе советско-польской войны 1920. С 1920 жил в Чехословакии, Германии, Франции. Похоронен в Париже.
Достаточно полную программу по украинскому вопросу сформулировал и изложил в своем рапорте на имя Главнокомандующего Я.А.Слащов. Он считал, что необходимо:
• признать «права Украины на автономное управление на началах общероссийской федерации»;
• образовать «Украинскую Народную Громаду как выразителя общественного украинского мнения»;
• образовать при Главкоме Совет по украинским делам;
• организовать регулярную армию «с сохранением украинских исторических особенностей»;
• создать орган по руководству повстанческим движением в Украине и наладить его снабжение;
• избрать наказного украинского атамана как главнокомандующего украинской армии;
• установить для войсковых и повстанческих частей национальный флаг — желто-синий с бело-сине-красным углом. Свои предложения Слащов разработал после встречи с украинскими общественными деятелями Н.Г.Левченко, М.Ф.Кирстом, Н.А.Кравченко, военными: генералами Г.Е.Янушевским, Чарским, полковником Сахно-Устимовичем и др.
Ранее они уже обращались к Врангелю с ходатайством и получили его принципиальное согласие на сотрудничество, однако реальные действия запаздывали. На рапорт Слащова Врангель вообще не ответил, что было следствием их личных взаимоотношений, а не игнорированием украинского вопроса.
В конце сентября в Крым прибыла делегация заграничного Украинского Национального Комитета в составе председателя С.К.Маркотуна, генерального секретаря Б.В.Цитовича и члена комитета П.М.Могилянского. Создана эта организация была в Париже в 1919 году, ее отделения действовали в США, Константинополе, некоторых славянских странах. В отличие от С.Петлюры, деятели комитета считали, что Украина должна быть автономной частью возрожденной России, что импонировало Врангелю и его окружению.
Делегация была принята Главнокомандующим в присутствии председателя правительства А.В.Кривошеина, начальника штаба П.Н.Шатилова и начальника управления иностранных дел П.Б.Струве. «Выразив принципиальное согласие с предложенными делегацией положениями», Врангель заявил, что в основу своей политики ставит объединение всех русских сил, борющихся с большевиками, и готов поддержать развитие национальных образований на федеративных основаниях».
3. Съезд национально-демократического блока
Попыткой объединения украинских групп и течений, стоящих на автономистской платформе, стал съезд национально-демократического блока, проходивший в Севастополе в начале октября. Знаменательно, что собрались делегаты в здании украинской гимназии им. Т.Г.Шевченко. Среди них были и представители Украинского Национального Комитета, и Союза Хлеборобов, и Симферопольской, Феодосийской, Понтийской громад и Крестьянского союза, «украинцев Грузии», «екатеринославского землячества», севастопольского отделения «Днепросоюза», «Украинской народной армии» и др. При существующей разнице во взглядах присутствующие сошлись в том, что необходимо объединение общественности:
• за независимую украинскую государственность, федеративно входящую в состав единой России;
• за объединение всего славянства;
• за подготовку, в данный момент, наступления Русской армии на Украину.
Съезд принял резолюцию «Об украинской армии» и избрал президиум ЦК национально-демократического блока в составе 6 человек: Ф.Г.Шульги, М.Г.Шлевченко, И.Г.Пащенского, А.Г.Безрадецкого, В.И.Овсянко-Вильчинского и В.М.Лащенко.
Спустя несколько дней Врангель встретился с членами «комиссии шести» и принял от них меморандум, выражавший общее мнение делегатов съезда:
«1. Провозглашение Украины совершенно самостоятельной во внутренней жизни, но находящейся в федеративной связи с Россией. Окончательное утверждение конституции Украины произойдет на Украинском учредительном Собрании, а конституции России — на учредительном Собрании всех народов России.
2. Дела, касающиеся внутреннего гражданского и военного управления Украины, ведаются специальными украинскими учреждениями, подчиненными непосредственно генералу Врангелю...
3. Возможно скорейшее формирование на особых основаниях украинской национальной армии под Верховным водительством».
Даже в последние дни своего существования врангелевская власть не оставляла вниманием украинский вопрос. 28 октября в прессе был опубликован Приказ Правителя Юга России и Главнокомандующего Русской армии:
Корк Август Иванович (1887-1937). Из крестьян. Участник 1-й мировой войны, подполковник. Окончил Академию генштаба. В июне 1918 добровольно вступил в Красную Армию, участвовал в гражданской войне на различных командных должностях. В авг. 1919 — окт. 1920 командовал 15-й армией. Награжден двумя орденами Красного Знамени. В окт. 1920 — мае 1921 командовал 6-й армией. За взятие Перекопских и Юшуньских позиций и освобождение Крыма от врангелевских войск награжден Почетным революционным оружием. В дальнейшем командарм 2-го ранга, начальник Академии им. Фрунзе. Репрессирован в 1937.
«Признавая, что украинский язык является наравне с российским полноправным языком Украины, приказываю всем учебным заведениям как правительственным, так и частным, в коих преподавание ведется на украинском языке, присвоить все права, установленные существующим Законоположением для учебных заведений, той и другой категории с общегосударственным языком преподавания».
4. Штурм Перекопских позиций
К концу октября 1920 года завершилось сосредоточение основных сил Красной Армии на Южном фонте. Здесь находились 1-я Конная армия под командованием С.М.Буденного, 2-я Конная армия под командованием Ф.К.Миронова; общевойсковые армии: 4-я под командованием В.С.Лазаревича, 6-я под командованием А.И.Корка, 13-я под командованием А.М.Лиде; а также примкнувшая к красным Повстанческая армия Н.И.Махно. Общая численность советских войск превышала 150 тыс. человек. В боевом составе войск Врангеля насчитывалось чуть более 40 тыс. человек: 1-я армия генерала А.П.Кутепова и 2-я армия генерала Ф.Ф.Абрамова. Значительного превосходства достигли войска Южного фронта и в вооружении. Они располагали 550 орудиями, 57 бронеавтомобилями, 23 бронепоездами, 84 самолетами; у Врангеля соответственно — 200 орудий, 20 бронеавтомобилей, 5 бронепоездов, 3 танка.
Фрунзе Михаил Васильевич (1885-1925). Из семьи фельдшера. Учился в Петербургском политехническом ин-те. За революционную деятельность был неоднократно репрессирован. Участвовал в вооруженном восстании в 11.1917 в Москве. В 02.-05.1919 командовал 4-й армией, 05.-06.1919 — Туркестанской армией, 03. 1919 — Южной группой армий Восточного фронта, с 08.1919 по 09.1919 — Туркестанским фронтом, с 09. 1919 — Южным фронтом и руководил разгромом врангелевских войск, за что был награжден Почетным революционным оружием. С 12.1920 по 03.1924 был уполномоченным РВСР на Украине, командовал войсками Украины и Крыма. В дальнейшем на государственной и партийной работе. Умер в 1925 после операции по поводу язвы 12-перстной кишки.
28 октября началось общее наступление войск Южного фронта. Главный удар был нанесен с Каховского плацдарма, от которого до Перекопа около 100 км. Красные стремились выйти в тыл врангелевским войскам и отрезать им отход к Крыму. После ожесточенных боев 1-я армия Кутепова вынуждена была отступать. Стояли небывалые для этого времени года морозы: от -14 до -20 градусов. Количество обмороженных беспрерывно росло. Белым приходилось гораздо хуже, так как у них не было зимнего обмундирования (оно будет привезено на транспорте «Рион», когда уже начнется эвакуация). А пока люди кутались в первое попавшееся тряпье и набивали под рубашки солому. 30 октября части 1-й Конной армии Буденного вышли врангелевцам в тыл и заставили их спешно прорываться в Крым через Чонгарский полуостров и Арабатскую стрелку. 1 ноября у Перекопа сосредоточились кроме 1-й Конной, 2-я Конная и 6-я армии. Однако ворваться «на плечах» отступающих на полуостров им не удалось. Военный совет Южного фронта принимает решение нанести главный удар по перекопским укреплениям с обходным маневром через Сиваш и Литовский полуостров, кроме того прорываться через Чонгарские укрепления и Арабатскую стрелку.
Насколько неприступны были Перекопские укрепления, существуют разные точки зрения. Приведем две из них.
Советский историк: «Турецкий вал во всю длину Перекопского перешейка имел 11 км, высотой 10 метров, с глубиной рва перед валом до 10 м и с тремя линиями проволочных заграждений».
Блюхер Василий Константинович (1890-1938). Из крестьян. Участвовал в 1-й мировой войне. Награжден двумя Георгиевскими крестами и Георгиевской медалью. Участвовал в событиях гражданской войны на Урале. Первым в Советской республике награжден орденом Красного Знамени в 1918. С авг. 1919 — начальник 51-й стрелковой дивизии, за отличие при обороне Каховского плацдарма награжден вторым орденом Красного Знамени (1920). В окт.-нояб. 1920 командовал Перекопской ударной группой, за штурм Перекопа награжден третьим орденом Красного Знамени. После гражданской войны на высших командных должностях. Награжден четвертым орденом Красного Знамени. Маршал Советского Союза. Репрессирован в 1938.
Журналист, находившийся весной-осенью 1920 года при ставке Главнокомандующего Русской армией: «К моменту катастрофы укреплений, способных противостоять огню тяжелых, а в девяти из десяти случаев и легких батарей, не было. Вместо обшитых, подготовленных для осенней слякоти и зимней стужи окопов были почти повсеместно традиционные российские канавы... Железная дорога от Юшуня, бесконечно необходимая для подвоза к Перекопу снарядов и снабжения, не была к осени закончена даже в четвертой своей части, хотя надо было проложить всего двадцать с лишком верст... Первое место среди средств обороны Перекопского перешейка принадлежало проволоке. При пересечении Перекопа с юга на север от Юшуня до Перекопского вала насчитывалось к началу осени всего 17 рядов проволочных заграждений, электрический ток, фугасы, якобы заложенные между ними, и т.п. — все это было лишь плодом досужей фантазии...»
Форсирование Сиваша началось в ночь с 7 на 8 ноября 1920 года. Части армии Махно, 52-й, 15-й и 30-й стрелковых дивизий шли в ледяной воде, по засасывающему дну, под огнем противника. Об этом поэт Н.Тихонов напишет:
«Живыми мостами мостили Сиваш.
И мертвые, прежде чем упасть,
Делали шаг вперед»
К утру 8 ноября был занят почти весь Литовский полуостров. Одновременно части Красной Армии атаковали Турецкий вал, но овладеть им смогли только 9 ноября.
Через два дня начался штурм Чонгарских укреплений. Врангелевские войска вели тяжелые арьергардные бои, но остановить продвижение противника уже не представлялось возможным.
Вопросы и задания:
1. Почему врангелевцам не удалось привлечь на свою сторону Н.Махно? Почему известный атаман был готов скорее поддержать красных, чем белых?
2. Какие кардинальные изменения произошли в политике Врангеля по национальному вопросу по сравнению с программой руководителей белого движения 1918-1919 годов и почему?
3. Почему для врангелевских властей имел особое значение союз с украинским национальным движением?
4. Какие украинские группы и течения были представлены на съезде национально-демократического блока в Севастополе в октябре 1920 года? С какими из них прежде всего готово было пойти на контакт врангелевское правительство и почему? Какие решения принял съезд национально-демократического блока?
§ 7. Исход
1. План эвакуации
В дни штурма Перекопа П.Н.Врангель отдает распоряжение о срочной подготовке судов в Севастополе, Керчи, Феодосии, Ялте, Евпатории. Планируется эвакуировать 70-75 тыс. человек: отходящие войска, раненых и больных, мирных жителей. Огромную работу предстояло выполнить назначенному после смерти адмирала М.П.Саблина новому командующему Черноморским флотом адмиралу М.А.Кедрову, начальнику штаба Черноморского флота Н.Н.Машукову. В экстренной обстановке и на посту Таврического губернатора, начальника гражданского управления и командующего войсками армейского тылового района понадобился более энергичный руководитель. Им был назначен генерал М.Н.Скалой, до этого командовавший 3-м корпусом. В ночь с 9 на 10 ноября Главнокомандующий в Джанкое имел продолжительное совещание с генералом Кутеповым. По возвращению в Севастополь Врангель распорядился занять войсками главнейшие учреждения, почту, телеграф, выставить караулы на пристанях и вокзале. Дал указания разработать порядок погрузки тыловых учреждений, раненых и больных, а также продовольственных запасов.
Кедров Михаил Александрович (1878-1945). Окончил 4-й Морской кадетский корпус (1899), Михайловскую артиллерийскую академию (1907). Участник русско-японской и 1-й мировой войны. Контр-адмирал (1916). В 1917 — помощник морского министра, командир бригады линейных кораблей ЧФ. В белом движении: уполномоченный Верховным Правителем России адмиралом Колчаком по делам военно-морских агентов (атташе) в Европе (1919-1920). С 17.10.1920 — командующий ЧФ, обеспечил эвакуацию армии Врангеля и беженцев из Крыма. Вице-адмирал (4.11.1920). Возглавлял русскую эскадру, переведенную в Бизерту (Тунис). В конце 1920 убыл в Париж, где возглавил Русский морской офицерский корпус. В 1937-1938 возглавлял РОВС. Умер в Париже.
Машуков Николай Николаевич (1889-1968). Окончил Морской корпус (1908), Михайловскую артиллерийскую академию. Старший лейтенант. В белом движении с осени 1918: старший офицер транспорта «Ольга», командир вспомогательного крейсера «Цесаревич Георгий». Капитан 2-го ранга (1919). Командир крейсера «Алмаз», начальник отряда судов Азовского моря, организатор и командир Азовской флотилии. Капитан 1-го ранга; контр-адмирал (1920). Начальник штаба ЧФ с 12.10.1929. Награжден орденом Св. Николая Чудотворца. Эвакуирован с флотом в Бизерту. С 1921 жил во Франции. Умер в Париже.
11 ноября из Константинополя прибыл французский линкор «Вальдек-Руссо» с временно командующим французской экспедиционной эскадрой адмиралом Дюменилем на борту. Вместе с представителем Франции на Юге России графом де Мартелем адмирал посетил Главнокомандующего. Врангель через них передал просьбу в адрес французского правительства о предоставлении помощи в эвакуации транспортами и кораблями прикрытия, а также финансовой поддержке для многих тысяч военных и гражданских беженцев. В качестве компенсации за расходы французской стороне предлагались корабли Черноморского флота и коммерческий флот. В этот же день Врангель отдал следующий приказ:
«Русские люди!
Оставшаяся одна в борьбе с насильниками, Русская армия ведет неравный бой, защищая последний клочок русской земли, где существуют право и правда.
В сознании лежащей на мне ответственности, я обязан заблаговременно предвидеть все случайности. По моему приказанию уже приступлено к эвакуации и посадке на суда в портах Крыма всех, кто разделял с армией ее крестный путь, семей военнослужащих, чинов гражданского ведомства с их семьями и отдельных лиц, которым могла бы грозить опасность в случае прихода врага.
Армия прикроет посадку, памятуя, что необходимые для ее эвакуации суда также стоят в полной готовности в портах, согласно установленному расписанию. Для выполнения долга перед армией и населением сделано все, что в пределах сил человеческих. Дальнейшие наши пути полны неизвестности. Другой земли, кроме Крыма, у нас нет. Нет и государственной казны. Откровенно, как всегда, предупреждаю всех о том, что их ожидает. Да ниспошлет Господь всем силы и разума одолеть и пережить русское лихолетье».
2. Последние дни в Севастополе
а) 12 ноября
Эти страницы написаны по воспоминаниям многих очевидцев.
Утром 12 ноября приказ был расклеен на улицах Севастополя. То, о чем думали и говорили в последние дни, стало реальностью. Город бурлил. Около пристаней толпы народу, груды вещей. Грузятся военные учреждения и гражданское население. Один за одним подходят автомобили. Толчея, суета.
В центре торгуют магазины, распродавая товар по баснословным ценам. У булочных стоят огромные очереди, ожидая выпечки. Денежные знаки Главного Командования еще принимаются, но в цене упали невероятно. За фунт стерлингов предлагают свыше миллиона. На пристанях напряжение нарастает. Памятуя Одессу и Новороссийск, гражданские лица чуть ли не штурмуют пароходы. На улицах, примыкающих к съездам в порт, поставлены цепи в два-три ряда, пропускают только по специальным разрешениям. К вечеру в городе стали появляться телеги с беженцами из внутренних районов Крыма. К утру следующего дня Вокзальный спуск и вся Екатерининская до Графской пристани были запружены колясками, телегами, татарскими мажарами. Огромный поток транспорта начинался где-то далеко за городом, вливался в него по Лабораторному шоссе, мимо вокзала вползал в гору и медленно двигался по всей ширине улицы, включая тротуары. У пристани шла выгрузка. Возчики — мобилизованные крестьяне, старались как можно скорее выбраться из города, не забывая прихватить пару, а то и тройку бесхозных лошадей и брошенные кем-либо вещи.
Сторожевой корабль «Китобой» в годы 1-й мировой войны использовался Россией на Балтийском море как разведывательное судно под норвежским флагом. После поражения Северо-западной армии Юденича совершил переход из Ревеля вокруг Европы и прибыл в Севастополь 14 нояб. 1920 — в день эвакуации. На берегу Стрелецкой бухты забрал на борт ок. 300 чел. В Бизерте до 1923 использовался как посыльное судно. Взят французским правительством в счет покрытия расходов, в 1926 продан итальянской компании. В сент. 1943 затоплен в порту Генуи.
Казалось, все живут только одним — эвакуацией. Но вот — картинка, как из другой жизни: венчается какой-то пригородный хуторянин, да где — в Михайловской церкви. Когда всей свадебной компании нужно было перейти Екатерининскую, чтобы попасть в переулок к своим коляскам, пришлось прыгать с колеса на телегу, с телеги на колесо. Женщинам помогали, зато жених и дружки получали такие подзатыльники, что, если бы улица была пошире, они, пожалуй, живыми не добрались бы.
Поток беженцев иссяк на второй день, к вечеру. Екатерининская, одна из лучших улиц чистенького Севастополя, стала неузнаваемой. По всей ее длине валялись рваная бумага, какие-то лохмотья, навоз, стояли брошенные телеги, и голодные лошади грызли кору сломанных деревьев. Магазины в городе закрылись, работали только кафе. Деньги обесценились настолько, что фунт хлеба стоил 10-15 тыс., а за кусок колбасы просили полмиллиона. На улицах было безлюдно. Патрулирование осуществляли чины комендатуры и юнкера. Случаи мародерства пресекались незамедлительно.
Вот целая компания, как будто с офицерскими погонами, решает ликвидировать воинский склад, что у подъема на Синопскую лестницу. На часах стоит юнкер, его окружают, предлагают участвовать в деле. Он отказывается, старается оттолкнуть грабителей, кричит: «Вы! Офицеры Русской армии! Сволочи вы, а не офицеры!» Выстрел в воздух задержал нападающих. Тем временем подоспела помощь, мародеры спешно ретировались.
Представители городского самоуправления обратились к Врангелю с предложением о создании рабочих дружин с целью обеспечения охраны города и складских помещений после ухода войск. Главнокомандующий не считал возможным уничтожить оставляемое казенное имущество, так как оно принадлежало русскому народу. В конечном счете рабочие дружины были сформированы. К вечеру 12 ноября почти закончены сборы в Большом дворце. Здесь уже не видно обычной для последних дней суеты. В верхнем этаже у камина сидит ординарец и жжет бумаги и карты. В пустом вестибюле стоят конвойные с обнаженными шашками.
Скалон Михаил Николаевич (1874-1940). Внук М.П.Лазарева. Окончил Пажеский корпус (1894). Офицер лейб-гвардии гусарского полка. Участник русско-японской, 1-й мировой войн. Георгиевский кавалер. Генерал-майор. В белом движении с 1919: командир отряда войск Новороссии, командир Сводно-гвардейской пехотной дивизии, участвовал в походе генерал-лейтенанта Бредова. 01.02.1920 интернирован в Польше, через Румынию вернулся в Крым в 07.1920. Назначен командиром 3-го армейского корпуса Русской армии. Генерал-лейтенант (1920). Командовал 2-й армией (10. 1920), с 25.10.1920 и. о. Таврического губернатора, начальника гражданского управления и командующего войсками тылового р-на. В эмиграции жил в Болгарии, Чехословакии. Умер в Праге.
В гостинице «Бристоль» остались только некоторые высшие чины штаба, поддерживающие связь с фронтом. В пустых номерах навалены груды бумаг, лежат винтовки. В ночь с 12 на 13 ноября Врангель переходит в гостиницу Киста, здесь же располагается его штаб, службы генерала Скалона. Утром становится известно, что фронт проходит у станции Сарабуз, севернее Симферополя. Отступление идет почти без соприкосновения с противником. Тем временем первые боевые части уже вступали в Севастополь. Для прикрытия погрузки войск Главнокомандующий дает директиву: занять линию укреплений 1855 года. С этой целью генералу Скалону передаются части Алексеевского, Сергеевского артиллерийского и Донского атаманского училищ. Они должны были прикрывать Северную сторону. От линии железной дороги и дальше к морю выставлялись заставы от частей генерала Кутепова. Сам Кутепов прибыл со своим штабом уже к вечеру. Погрузку планировалось закончить до 13.00 следующего дня.
б) 13 ноября
Улицы города снова переполнены, но главная сутолока на этот раз не у пристаней, туда не торопились, а у ресторанов и кафе. Добровольцы, народ обстрелянный, знали, что неприятель еще далеко, и можно несколько часов повременить с погрузкой.
Сапожников Алексей Львович (1906-1989). Из дворян Нижегородской губ., сын офицера лейб-гвардии Павловского полка. Мать — Ксения Сергеевна, урожденная Казн. В 1920 Сапожников жил в Крыму, написал воспоминания об этом времени. Его перу принадлежит ряд исторических трудов.
Туроверов Николай (1899-1972). Участник 1-й мировой, гражданской и 2-й мировой войн. В эмиграции с 1920 г. Жил во Франции, в Париже.
Уходили мы из Крыма
Среди дыма и огня,
Я с кормы все время мимо
В своего стрелял коня.
А он плыл, изнемогая,
За высокою кормой,
Все не веря, все не зная,
Что прощается со мной...
Сколько раз одной могилы
Ожидали мы в бою.
Конь все плыл, теряя силы,
Веря в преданность мою...
Мой денщик стрелял не мимо,
Покраснела чуть вода...
Уходящий берег Крыма
Я запомнил навсегда
Н.Туроверов. 1940 г.
Алексей Сапожников, потомок известной в Севастополе фамилии Кази, тогда 14-летний подросток, вспоминал: «Пока проходил поток беженцев, я не отходил от дома, но в тот день я с целой компанией ребят уже прогуливался возле Графской пристани. В середине дня на Нахимовскую площадь вдруг въехал большой отряд донских казаков. Они выстроились у памятника Нахимову большим каре и спешились. В середину вышел казачий генерал и обратился к ним с небольшой речью. Судя по тому, что до нас донеслось, смысл этой речи был следующий: «Мы покидаем Родину, быть может, навсегда, кто хочет, может остаться». После этого послышались команды, и казаки стали расседлывать лошадей, снимать вьюки и строиться в стороне пешей колонной. Человек пятнадцать, наоборот, сели верхом, взяли по несколько лошадей в повод и медленно поехали прочь — это были остающиеся.
Мы подошли ближе, казаки прощались с конями, и один старый вахмистр, обнимая свою лошадь, со слезами просил нас взять ее и передать в хорошие руки. Но что мы могли сделать, когда у всех нас не было никакого хозяйства, где могла бы понадобиться лошадь. Вскоре казаки двинулись к Графской, там в это время уже подошли военные катера с большими баркасами на буксире. Они приняли казаков и повезли на рейд, где стояла уйма транспортов и военных кораблей».
в) 14 ноября
14 ноября в 10 часов утра Врангель обошел на катере бухту, инспектируя ход погрузки. Значительно потеплело, на море сохранялся штиль, что было очень важно для перегруженных судов. На пристани оставались последние несколько сот человек, среди них телеграфисты, ординарцы, юнкера. Врангель благодарил всех за службу: «Оставленная всем миром, обескровленная армия, боровшаяся не только за наше русское дело, но и за дело всего мира, оставляет родную землю. Мы идем на чужбину, идем не как нищие, с протянутой рукой, а с высоко поднятой головой, в сознании выполненного до конца долга...»
К 14.00 погрузка была закончена. На белых ступенях Графской пристани появилась высокая фигура Главнокомандующего в серой шинели. Следом идут Шатилов, Скалой, еще несколько офицеров. Об этом пронзительно напишут многие, и даже пламенный певец революции Владимир Маяковский:
Хлопнув дверью, сухой, как рапорт,
Из штаба опустевшего вышел он.
Глядя на ноги шагом резким шел
Врангель в черной черкеске.
Город бросили.
На молу — голо.
Лодка шестивесельная стоит у мола.
И над белым тленом,
как от пули падающий,
на оба колена
упал Главнокомандующий.
Трижды землю поцеловавши,
трижды город перекрестил.
Под пули в лодку прыгнул...
— Ваше
превосходительство, грести?
— Грести!
Поэма «Хорошо», 1927 г.
Катер с офицерами на борту отходит от пристани и берет курс на крейсер «Корнилов». Корабль, предназначенный для Главнокомандующего, перегружен, как и все остальные. Палубы, трюмы, кубрики переполнены беженцами. На рейде судно простояло до ночи и снялось с якоря, когда в открытое море ушли почти все. Но идет крейсер не к турецким берегам, а в Ялту, Феодосию. Врангель желает лично убедиться, что и здесь погрузка прошла успешно.
Всего на 126 судах было вывезено 145 693 человека, не считая команд.
Но как было думать,
Что это до самой смерти?
Совсем? Навек?
З.Гиппиус. «Отъезд»
3. Судьба русской эскадры
17 ноября 1920 года Русская армия прибыла в Константинополь. До турецкого берега дошли почти благополучно. Сложнее всего пришлось судам, вышедшим из Керчи. Они попали в семибалльный шторм, в результате чего затонул эскадренный миноносец «Живой», на борту находилось 260 человек.
Крест, утвержденный Врангелем в ноябре 1921 г. для моряков, эвакуированных в Бизерту. Этот «Бизертинский» крест принадлежал капитану 2-го ранга Рыкову Ивану Сергеевичу. В 1998 году передан дочерью Рыкова Валентиной Ивановной в дар председателю Севастопольского Морского собрания Стефановскому В.В. в благодарность за его работу по восстановлению памяти о Русской эскадре и ее моряках.
По приходу в Константинополь войска и беженцы перешли на берег, флот же был реорганизован в Русскую эскадру под командованием М.А.Кедрова, позже ее возглавил М.А.Беренс.
В декабре 1920 года, по решению Франции, эскадра должна была совершить переход к берегам Туниса. Здесь, в Бизерте, военно-морской базе на Средиземном море, для русских кораблей была выделена военная гавань Сиди-Абдала на большом озере, соединяющимся с морем 7-километровым каналом. В середине января 33 корабля с 5,5 тыс. человек на борту дошли до Бизерты. Для одних она стала местом многолетней стоянки, для других — последним пристанищем.
Судьба членов экипажей сложилась по-разному. Кто-то почти сразу уехал в другие страны, кто-то нашел работу в Тунисе. Но оставшиеся на судах моряки продолжали нести службу: строго соблюдали корабельный распорядок, проводили учения, осуществляли посильный ремонт.
С января 1921 года в форте Джебель-Кебир и лагере «Сфаят» действовал морской корпус под руководством вице-адмирала А.М.Герасимова. Практику гардемарины проходили на парусной баркентине «Ксения Александровна», единственном судне, имевшем разрешение маневрировать на озере. Всего Морской корпус сумел сделать пять выпусков.
Для обучения молодых офицеров открылись классы: артиллерийский и подводного плавания.
А на бывшем линкоре «Георгии Победоносце», ставшем семейным общежитием, действовала школа для детей.
По инициативе командира подводной лодки «Утка» капитана 2-го ранга Н.А.Монастырева был организован выпуск журнала «Морской сборник», всего вышел 31 номер.
Почти с самого начала пребывания Русской эскадры в Бизерте Франция стала реализовывать свое право распоряжаться ее судами. В состав Французского флота были переведены плавмастерская «Кронштадт», ледокол «Илья Муромец», танкер «Баку». Частным владельцам проданы канонерские лодки, тральщик, вспомогательные суда и др. В 1924 году правительство Франции установило дипломатические отношения с СССР, что кардинально изменило судьбу Русской эскадры. 29 октября на кораблях в Бизерте были спущены Андреевские флаги и расформированы команды. В мае 1925 года распущен Морской корпус. Шли переговоры о возвращении Советскому Союзу судов, стоящих в Бизерте. Однако осуществить это не удалось из-за требований французской стороны о погашении долгов царского правительства.
Корабли эскадры ветшали, разъезжалась русская колония. Памятником ушедшим стал храм Александра Невского, возведенный на пожертвования в 1936 году. На его стене была установлена мраморная доска с названиями всех кораблей Русской эскадры. Имена же тех, кто пришел на этих кораблях и навсегда остался в тунисской земле, хранят надгробия двух православных кладбищ.
4. Город ждет
В то время, когда врангелевские войска | покидали Крым, почти весь полуостров был | занят частями Красной Армии. Вот она, хроника побед:
13 ноября — Симферополь;
14 ноября — Феодосия;
15 ноября — Севастополь;
16 ноября — Керчь;
17 ноября — Ялта.
Сутки безвластия в Севастополе выдались тихими и спокойными. На улицах ни автомобилей, ни извозчиков. Иногда пройдет рабочий патруль с красными повязками на рукавах и винтовками за плечами. Закрыты магазины и рестораны. Бухта совершенно опустела, только ялики изредка курсируют между Северной стороной и городом. Заводы стояли, но работали предприятия коммунального хозяйства — водопровод, электростанция.
Тем не менее в городе уже существовал Ревком, созданный 13 ноября. В его состав вошли: Иванов — председатель; Голубев, его заместитель; а также — Павлов; Козлов (от левых эсеров); Козлов (от Портового завода); С.Кнорус, Твердунов и Кирлас. 14 ноября Ревком издал приказ о назначении командиром крепости и начальником гарнизона С.Кноруса с подчинением ему всех воинских частей армии и флота, военных учреждений.
15 ноября в город вступила 51-я стрелковая дивизия под командованием В.К.Блюхера и 1-я Конная армия С.М.Буденного. Но очевидцы вспоминали, что раньше войск въехал ужасающих размеров бронеавтомобиль. «Из нескольких бойниц смотрели тонкие стволы пулеметов, они то и дело давали очереди в воздух, по-видимому, для острастки. Но самое страшное было не в этом. Броня этого фургона была выкрашена в цвет хаки и в нескольких местах украшена красными пятиконечными звездами, а вдоль по корпусу большими красными буквами было написано «Антихрист».
На обывателей появление машины со «знаками», да еще с подтверждающей надписью подействовало ошеломляюще.
Оставалось только молиться.

Алтабаева Е.
Заклинание
Из крови, пролитой в боях,
Из праха обращенных в прах,
Из мук казненных поколений,
Из душ, крестившихся в крови,
Из ненавидящей любви, из преступлений, исступлений
Возникнет праведная Русь.
Я за нее за всю молюсь
И верю замыслам предвечным:
Ее куют ударом мечным,
Она мостится на костях,
Она святится в ярых битвах,
На жгучих строится мощах,
В безумных плавится молитвах.
М.Волошин. 1920 г.

Фото красивых мест Крыма

Назад в раздел

Туры на Новый год и Рождество

Активные, приключенческие, развлекательные, экскурсионные туры по России. Города Золотого кольца России, Тамбов, Санкт-Петербург, Карелия, Кольский полуостров, Калининград, Брянск, Великий Новгород, Великий Устюг, Казань, Владимир, Вологда, Орел, Кавказ, Урал, Алтай, Байкал, Сахалин, Камчатка и в другие города России.

Туры на Новый год по России

Маршруты: горы - море

Адыгея, Крым. Вас ждут горы, водопады, разнотравье альпийских лугов, целебный горный воздух, абсолютная тишина, снежники в середине лета, журчанье горных  ручьев и рек, потрясающие ландшафты, песни у костров, дух романтики и приключений, ветер свободы! А в конце маршрута ласковые волны Черного моря.

Маршруты: горы - море

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, ночёвки в приютах.

Легендарная Тридцатка, маршрут
Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!