По Чеховским местам

Такую «реконструкцию» чеховского перехода нас воодушевило совершить отмечаемое в январе 150-летие со дня рождения великого писателя, а также недавно вышедшая книга«А.П.Чехов в Звенигороде». Участвовали в походе пятеро звенигородцев и трое гостей из Истры и МосквыКаким этот поход был в далеком 1883 году (и к каким последствиям он привёл), рассказал в своих воспоминаниях Михаил Чехов – брат писателя: «Верстах в 2–3 от Звенигорода, на берегу Москвы-реки, в очень живописной местности находится монастырь Саввина Сторожевская пустынь. 

Он всегда привлекал к себе художников вроде Левитана, Кувшинниковой, Степанова и Аладжалова и вообще служил центром внимания Воскресенских жителей, так как раз в год оттуда, за 26 вёрст, совершался крестный ход в Воскресенск, представлявший собою целый праздник, с приуроченной к этому дню ярмаркой. В 1883 г. практиковавшие в чикинской больнице у Архангельского молодые врачи М.Яковлев, В.Сиротинин, Д.Таубер и Е.Собонина решили совершить пешеходную прогулку в Саввинский монастырь. 

К этой компании примкнули и мы, Чеховы. Все 26 вёрст мы прошли настолько бодро, что достигли монастыря ещё задолго до захода солнца. Погуляв около монастыря, молодые врачи решили, что недурно было бы навестить своего коллегу, врача Персидского, заведовавшего больницей в Звенигороде. Сказано – сделано. Персидский, конечно, обрадовался дорогим гостям и устроил для них у себя в садике чай. Отдохнули, поговорили, а потом молодёжь вспомнила студенческие годы и стала петь хором. 

Спели «Дубинушку», «Укажи мне такую обитель» и ещё что-то, как вдруг является полицейский надзиратель и составляет протокол. Напрасно Персидский доказывал, что эти люди – его гости, что у себя на квартире он может принимать кого угодно и что в домашней обстановке петь хором не запрещается, – не помогло ничто. Протоколу дан был ход. Тогда Персидский написал письмо в редакцию «Русских ведомостей» об этом случае. Но и это успеха не имело. 

Обладавший большими связями М.Яковлев лично отправился к московскому губернатору, чтобы объяснить, в чём дело, но тот ответил: «Конечно, мы приняли бы сторону доктора Персидского, если бы он не напечатал своего письма в «Русских ведомостях», а теперь мы должны стать па сторону звенигородской полиции, чтобы не дать повода думать, что мы испугались «Русских ведомостей» и вообще прислушиваемся к печати». И доктору Персидскому пришлось выехать из Звенигорода». 

Наш поход был задуман давно. Мы дважды предварительно выезжали в Истру, знакомились с чеховскими местами и памятниками города, побывали и в деревне Бабкино, где жил Чехов. Первые консультации нам дал краевед, руководитель истринских туристов Юрий Гром. Потом через Интернет удалось познакомиться с кандидатом географических наук Сергеем Голубчиковым, хорошо знающим историю родного края. 

Он и предложил нам для уточнения нахождения старой дороги Воскресенск – Звенигород копию карты начала прошлого века. И вот все сборы позади, определились и маршрут, и состав группы, и подходящий для всех день. Расстояние в 25 км – не малое для однодневного похода. Поэтому предложили участвовать в нём самым подготовленным физически. К началу маршрута – центру города Истра – нас забросил на микроавтобусе Николай Лобанов. Здесь находятся два памятника знаменитому писателю. 

Ровно в 9.00 возлагаем цветы к бронзовому изваянию классика, украшающему территорию Истринского педагогического колледжа на улице 9-й Гвардейской дивизии. Открылся монумент недавно, в 2008 г. Главным вдохновителем его создания стал руководитель местного НИИ Электромеханики академик Владимир Яцук. Он же выделил основные средства на сооружение мемориала. Авторами же памятника стали архитектор Владимир Сягин и художник Владимир Суровцев. 

Антон Павлович изображён сидящим на парковой скамье. Можно присесть рядом с классиком русской литературы и сфотографироваться на память. Пройдя несколько сотен метров и перейдя улицу у Чеховского проезда, попадаем к Дому культуры, окружённому красивейшим парком. Прямо против ДК на высоком постаменте установлен бюст писателя, к которому также возлагаем привезённые из Звенигорода розы. У левой части ограждения парка сохранились два кирпичных пилона. 

Здесь располагалось Воскресенское училище, в котором преподавал брат Чехова. У него на казёной квартире летом жил и Антон. Теперь от этого памятного дома остались только эти два столба от ворот. На одном из них закреплена пластина с надписью: «Здесь в 1883–1984 гг. жил великий русский писатель Антон Павлович Чехов. Дом разрушен в декабре 1941 г.». Затем мимо ж.-д. станции выходим на автодорогу, ведущую в населённые пункты Трусово и Вельяминово. 

Первые 2–3 км идём цепочкой по обочине. Эта трасса, уходящая далее на Лукино, Фуньково и потом через Ершово на Звенигород, и есть та старинная дорога, что столетие назад была трактом Боровск – Звенигород – Воскресенск (Истра) – Клин, которую и сейчас местные жители называют не иначе как «Екатерининский тракт». В те времена дороги прокладывались сообразно торговым и деловым путям. Сергей Голубчиков рассказывал, что дорога эта была, возможно, даже мощёной. 

Такой участок в своих первых исследовательских походах он видел сам у Лукино. Сразу за Трусовом – мост через Истру. По обе его стороны – красивейшие виды долины реки. Если ехать на машине, такого не увидеть… Остановились, полюбовались, сфотографировались и продолжили путь. Справа, перед Вельяминовым, памятник погибшим в Великой Отечественной войне. «Немцы вошли в деревню 5 декабря 1941 г., неся большие баллоны, взорвали мост, и Вельяминово превратилось в остров, окружённый водой, так как р. Истра огибает деревню со всех сторон. 

Жители очень испугались, потому что поняли: судьба деревни решена. Фашисты обливали дома и поджигали их, почти все сожгли. Кто из жителей успел, убежал в лес, остальные стали рыть землянки. Стояли жестокие морозы, но от страха люди не чувствовали холода. На месте памятника тогда стоял дом, где немцы устроили кухню. Они ходили по деревне, ловили кур, жарили их и ели; отбирали тёплую одежду у местных жителей. Так они хозяйничали до 20 декабря... 

А потом подошли наши войска, завязался бой. Немцы начали отступать в сторону пос. Ленино. Фронт отодвинулся. Люди стали выбираться из землянок. Первое, что бросилось в глаза, – много убитых. Собрались жители и, посовещавшись, решили похоронить наших солдат в братской могиле на месте взорванного дома, где была немецкая кухня. Достали документы у солдат и офицеров и похоронили их на месте гибели. Их было 24 человека». 

Эту историю узнали от местной жительницы Надежды Коновой и выложили в Интернете истринские школьникитуристы. Истра была одним из первых освобождённых городов России в декабре самого трудного 1941 г. — первым шагом к Великой Победе. Дальше дорога круто поднимается в гору, откуда открывается назад широкая панорама на Истру и окрестности. Слева хорошо видны золочёные купола Ново-Иерусалимского монастыря, правее – современный город с башнями многоэтажек. 

Внизу – долина реки, утопающая в зелени садов и деревьев. Хочется долго разглядывать эту уходящую за горизонт красоту… На горе дорога резко, на 90°, поворачивает направо, на Буньково, наш же путь прямо, мимо военного городка. Почти сразу за ним попадаем в первый на пути дачный посёлок. Хозяин ближайшего домика Николай Михайлов любезно уточняет, как нам лучше пройти очередной, малоизвестный нам участок маршрута до пересечения с Новорижским шоссе. Местные там практически не ходит. 

Но что важно – посоветовал дальний дачный участок обойти стороной: он охраняется злыми собаками. На своём участке Николай Лукьянович нашёл несколько подков и другие следы проходившей здесь дороги, он-то и назвал её «Екатерининской». Посоветовал не торопиться, прогуляться к местной достопримечательности – Баевому болоту, где водятся самые большие… ратаны (самые неприхотливые рыбы)! Благодарим и продолжаем путь. На карте он (след бывшей дороги) хорошо просматривается. 

На местности тоже пока хорошая тропа, которая вскоре упирается в ограду второго дачного посёлка. Баево болото остаётся гдето слева – ознакомимся с ним в следующем походе. Тропа разветвляется, и по наиболее хоженой и посыпанной гравием правой тропинке выходим к калитке в сетчатом заборе. На территории посёлка нас сразу останавливает комендант. Узнав о наших благородных намерениях, он провожает нас до противоположного выхода и доходчиво разъясняет, как обойти следующие дачи. 

На следующих 3 км нас ждал настоящий экстрим! Преодолеваем по бревну глубокий овраг с ручьём. Чтобы обойти те злополучные дачи с собаками, идём по почти параллельной просеке с ЛЭП. Колея от когда-то прошедших машин местами была здесь почти по колено залита водой, вокруг трава кипрея выше головы… Джунгли! Пробираемся на опушку леса, ближе к старой дороге. Здесь троп нет, но сухо и под пологом леса трава невысокая. Вполне проходимо. 

Километра через два решаем вернуться с просеки на нужную нам дорогу и… упираемся в 3-метровый забор с колючей проволокой по верху. За забором высится ухоженный коттедж, корты с осветительными столбами… Разведка влево – непроходимое болото. Вправо – это назад, и конца забору не видно. Вернулись опять на просеку и пошли вперёд. Через несколько сотен метров выходим на обозначенную на карте перпендикулярную просеку и по ней благополучно выбираемся на «нашу», здесь уже асфальтированную дорогу. Ура! 

Пять минут отдыхаем. Дальше будет проще. Проходим ещё сотню метров, вокруг лес. Дорогу преграждает шлагбаум, при нашем приближении он… сам открывается! Замечаем на столбе глазок видеокамеры. Спасибо, неизвестный наблюдатель! Вправо уходит хорошая дорога на Давыдовское, мы продолжаем двигаться по такой же, прямо на Лукино. И вот над нами Новорижское шоссе. Пройдена примерно половина намеченного маршрута, уже второй час по полудню, пора бы передохнуть и перекусить. 

В Лукине современные дачные дома сменяются старой деревней, за которой спускаемся с косогора к речке Разварне, притоку Сторожки, и делаем получасовой обеденный привал. От Лукина в сторону Сурмина  идёт хорошая грунтовка, но местами есть заболоченные участки. Пройти можно, на джипе с двумя ведущими мостами. Судя по старой карте, дорога уходит к деревне Фуньково. Здесь нам пришлось подкорректировать маршрут. 

Накануне над Московской областью (и по местам нашего следования) прошёл повалено множестводеревьев. Самый бывалый турист клуба Василий Галенко вызвался провести предварительную разведку участка Фуньково – Лукино, но пройти его не удалось из-за многочисленных завалов. Повредил ногу, участвовать в нашем походе не смог, но сделал ценное предложение: не тратить время на завалы, а двигаться по действующей дороге через Сурмино, Ивашково, Кораллово. Так мы и поступили. 

Поскольку в Сурмино асфальт сейчас заканчивается, дорога эта тупиковая, машин совсем мало, идти – одно удовольствие. С приближением к Подмосковной Швейцарии (так уже давно называют долину реки Сторожки) местность становится всё более изрезанной – холмы, овраги, далёкие горизонты… За ж.-д. переездом около Кораллова сворачиваем на Скоково и там, у прудов, делаем последний привал. По сотовому телефону связываемся с группой поддержки: встречайте в 17.15! 

И вот улица Лермонтова (ирония судьбы!), последние 100 м до ворот старой Звенигородской больницы имени Чехова. Опаздываем на одну минуту, звучит команда: «Бегом!», – и наша сплочённая пройденными километрами группа под аплодисменты встречающих вбегает на территорию больницы, направляясь к бюсту Антона Павловича. По традиции возлагаем к памятнику принесённые встречающими розы. 

Тамара Марулина открывает припасённое к этому случаю шампанское. Супруги Смирновы делают на своей книге, преодолевшей в рюкзаке весь путь «по чеховской тропе», дарственную надпись и вручают её истринскому краеведу Сергею Голубчикову. Маршрут завершён. Но прежде чем отправиться домой, подвожу всех к домику, где когда-то врачевал Антон Павлович, к старинной липе, под которой он отдыхал…

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Назад в раздел

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край гор и водопадов

Недельный тур а Адыгее, однодневные пешие походы и экскурсии в сочетании с комфортом (трекинг) в горном курорте Хаджох. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, плато Лаго-Наки, ущелье Мешоко, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен, Гуамское ущелье. Программа для всех

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!