Восхождение на главную вершину Шхелъды

Первое советское восхождение

28 июля. По плану я и мой товарищ по восхождению Женя Васильев хотели выйти не позднее 12 часов, но из-за чертовских ишаков вышли после обеда, часа в четыре. До коша дошли легко и быстро. Напились айрана и, распла­тившись с погонщиком, двинулись с рюкзаками по зна­комой дороге. У приюта Гельфенбейна оказались еще до захода солн­ца. Решили идти дальше и в сумерках поднялись на снеж­ник к скалам лагеря. Я очень долго искал воду, ворочая сыпучие камни морены. Но вода была настолько глубоко, что так и вер­нулся ни с чем. Закусили сосисками, помидорами (рос­кошь!), огурцами и легли спать. Спали очень хорошо, тепло и уютно.

29 июля. Утро прозевали и встали, когда совсем рас­свело. Быстро собрались и вышли. Однако самочувствие Жени Васильева оказалось много хуже вчерашнего и тем­пы подъема не блещут особой быстротой. Утро ясное. Солнце осветило вершину Шхельды. Тре­щины на ледопаде значительно разошлись. Отдыхаем один раз на середине ледопада. Вышли на плато и сейчас же свернули вправо. Вначале спуск был замечательный, но ниже пошли многочисленные трещины.

Долго маневрировали среди трещин. Решили до под­ножья гребня не спускаться, а страверсировать по снеж­нику и в дальнейшем вести подъем к вершинному гребню по снежникам с левой (орографически) стороны от гребня. Снежники кажутся достаточно мирными. Ночевку под гребнем решили отменить и перенести ее поближе к вершине. Пришлось снять кошки. Снег силь­но размяк. С силой врубаю ботинки — снег держит. Бергшрунд обошли справа по скалам. Перед нами башня. Обходим и ее справа по снегу, затем влево длин­ным снежником выходим на гребешок. Часто снимаем красавицу Ужбу.

Погода портится. Отдаленные раскаты грома. Решено заночевать здесь, хотя еще, видимо, не больше трех часов дня. До вершинного гребня осталось совсем немного. Уда­лось разыскать воду. Варим чудесный кисель. Воды много, хоть обливайся. Подкрепились плотно. Гроза прошла стороной, но с края опять ползут тучи. Женя Васильев чувствует себя неважно. К вечеру облака разошлись. Спим под тентом палатки Здарского. 

30 июля. Ясное утро. Встали рано, солнце едва осве­тило Сванский хребет и Северную Ужбу. Вышли часов в пять. Снег под кошками часто проваливается, затрудняя подъем. Широкий кулуар в верхней части (до 40°) не тру­ден. Думали, если и дальше так пойдет, то вершинка больше третьей категории не заслуживает. На скалах южного гребня нас встретило яркое солнце. Хорошо видны мрачные срединные, башни Шхельды. За­кусили и поплелись на солнце. Опять зашли в тень от скалистой башни. Идем по жесткому фирну довольно острого гребня и после крутого взъема подходим к скалис­той стенке. Кошки долой.

Женя лезет по скалам первым. Я с рюкзаком иду вто­рым. Скалы обглаженные, но не трудные. Мешают ледо­рубы. По острому гребню с тремя жандармами приходится двигаться с большой осмотрительностью. На среднем жандарме Женя сфотографировал меня. У начала верхнего жандарма решили оставить ледорубы. Вложили их в рас­щелину и подошли к западной стене первого крупного жандарма. Я довольно легко преодолеваю расщелины и стенки, на которых Женя копошится довольно долго. Крючьев не вбиваем. По легкому гребню, высматривая дальнейший путь, дошли до верха жандарма. Ясно, что до седловины, глубоко падающей между нашим жандармом и эффектным обелиском вершинной башни, придется спускаться дюль-фером. 

На хорошо проверенном уступе сделали петлю и через нее продернули репшнур. Я пошел первым, несколь­ко опасаясь за прочность репшнура и уступа. Выдержало то и другое блестяще. От седловины продолжаю идти первым. Женя — вто­рым. Траверс вправо и затем подъем по восточной стене. Ухожу от охраняющего далеко, обещая забить крюк. На всей стене забил два крюка. Скалы прочные и теп­лые — лезть одно удовольствие, хотя угол часто доходит до 70°. Около одного уступа нашли древнюю петлю из репшнура с хорошо сращенными концами, видимо, след Шульце*.

Несколько труден кусок перед выходом на предвер­шинный гребень. Видна уже и сама вершина, но далеко и как знать, сколько еще будет провалов до нее. Вершинки. Первую траверсировали не заходя на нее. На второй переход простой, но спуск оказался почти от­весным. Пришлось, чтобы не возиться с организацией дюльфера, искать обход. Женя долго не решался совер­шить траверс по отвесной стенке. Забив два крюка, с тру­дом прошел. Я выбил один крюк я, не воспользовавшись другим, перешел на перемычку. Третью вершинку легко обошли. Слева трудноватый подъем на пятую, и, наконец после легкого гребня — сама главная вершина. Не труд­на, но сыпуча. Я восхожу первым. Затем подтягивается Женя.

Пятая вершина проектируется совсем в долину. Ясно, что она ниже на 30-40 метров. Тур не обнаружили. Видимо, его разрушило время. Азартно снимаем все кругом и друг друга на двух почти одинаковых вершинках. Сделал зарисовки. На вершине пробыли минут 30. Спуск пошел быстрее. Опасный траверс миновали, взяв стенку в лоб. У трудного места на основная восточной стене укре­пили за уступ петлю для дюльфера. Я спустился первым, Женя — вторым, и легко вытянули репшнур. Сразу же нашли еще уступ. Опять петля и опять спуск на 35 метров. После третьего раза опустились по наклонной плите и по ней опять дюльфером до перемычки к жандарму.

Связались вновь, и я полез по стене на жандарм. Стена крута, много захватов, не отличавшихся большой проч­ностью. Иду на всю веревку, лишь в нижней части забив один крюк. Тронул крупный камень, и он с грохотом дви­нулся вниз. До верха жандарма хватило одной веревки. Женя влез с рюкзаком. Солнце закатывалось за зубья вершин. С жандарма опускались опять дюльфером. Второй раз при вытягива­нии веревки конец ее зацепился за камни. Пришлось мне лезть и обрезать. Следующий дюльфер прошел уже в тем­ноте. Наконец последний гребень.

Внимательно осмотрели скалы первого жандарма — ледорубов нет, значит дальше. Спуск по острому гребешку уже ощупью. Третий жандарм. Женя пошел дальше. И тут я вспом­нил, что снимался на остром гребне с ледорубом. Жаркий спор, и по моему настоянию лезем в полной темноте и ту­мане обратно к первому жандарму. У его подножья обнару­живаю, к великой нашей радости, ледорубы. Опять спуск и транспортировка ледорубов по веревке на карабине. Последняя стенка — и Женя на снегу. Спустился и я. Снег оказался мокрый. Пошли по нему, угадывая путь в тумане и мраке.

Гремит гром, блещет молния. Снег держит едва-едва. Вышли на гребень и с попеременным охранением двину­лись по жесткому фирну. На склонах оделись потеплее и уже быстрым темпом одновременно пошли по снежному склону. Из облаков иногда выглядывает месяц и освещает ве­личественную картину. Я перегоняю Женю. Оба энергич­но втыкаем носки ботинок в чрезвычайно неравномерный снег: он то жесткий, то такой рыхлый, что мы провали­ваемся по пояс. В 11-12 часов ночи спустились в лагерь. Итого 17-18 часов напряженной работы,

31 июля. Поднялись с восходом и, быстро собравшись, двинулись на кошках по жесткому фирну. Пагода ясная. Через час — полтора уже на леднике. Внимательно осматриваем снежные кулуары стены Шхельды, пытаясь отыскать загадочную группу, огонек которой мы видели под стеной вчера вечером. Никого не обнаруживаем. Бодро зашагали вверх по Ужбинскому леднику, направ­ляясь вновь к плато. Знакомые трещины обходим выше. Последний крутой подъем, и мы на плато.

По ледопаду спускаемся аккуратно. Снег здорово ра­стопило. Удачно обходим значительно разошедшиеся тре­щины. По леднику идем уже резво, но не развязываясь. Дойдя до морены, сварили сосиски и доели все свои запасы. По морене я развил такие темпы, что Женя даже расстроился. В коше выпили по пять стаканов айрана и к пяти часам были уже в Тегенекли. Накрапывает дождик.

* Публикуется впервые. Печатается с сокращениями. 
* Немецкий альпинист Шельце, поднявшийся на Шхельду в 1903 году.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, ночёвки в приютах.

Легендарная Тридцатка, знаменитый 30 маршрут

Из Бахчисарая в Ялту

Такой плотности туристских объектов, как в Бахчисарайском районе, нет нигде в мире! Горы и море, редкие ландшафты и пещерные города, озера и водопады, тайны природы и загадки истории. Открытия и дух приключений... Горный туризм здесь совсем не сложен, но любая тропа радует чистыми родниками и озерами.

Поход из Бахчисарая в Ялту

Маршруты: горы - море

Адыгея, Крым. Вас ждут горы, водопады, разнотравье альпийских лугов, целебный горный воздух, абсолютная тишина, снежники в середине лета, журчанье горных  ручьев и рек, потрясающие ландшафты, песни у костров, дух романтики и приключений, ветер свободы! А в конце маршрута ласковые волны Черного моря.

Маршруты: горы - море
Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!