Насимович А.А.

В верховьях реки Киши (очерк)

Очерк о природе

Бассейн р. Киши из самых интересных районов Государственного Кавказского Заповедника. Здесь, на протяжении нескольких десятков километров можно встретить разнообразнейшие ландшафты и самых различных представителей фауны горного Кавказа. По карте, приближенно, р. Киша имеет 90 км. Начинаясь под ледниками и снегами на северо-западных отрогах Главного кавказского хребта, на склонах гор Чугуш и Ассара, река течет на север, то довольно широкими долинами, то сжатая скалами, стремительно несется глубокими ущельями. В нижнем течении река делает поворот, загибаясь на запад и ниже впадает в р. Белую.

В верхней части бассейна р. Киши не редки поднятия до трех километров с лишним. В этом районе от Главного Кавказского хребта, тянущегося в северо-западном направлении (Ассара, Чугуш), отходит ряд больших отрогов, имеющих основное протяжение на север. Крупнейшие из них Джемарук, Тыбга, Уруштен. В верхней части бассейна горный характер фауны четко выражен. Хребты по среднему течению реки поднимаются немного выше двух километров. Верхний пояс гор представляет богатые пастбища. (Пшекиш, Большой Бамбак, Ачешбок). В нижнем течении реки хребты еще больше понижаются, поднятий выше одного километра здесь не много; лиственный лес (дуб, бук, граб) достигают вершин этих гор (Дудугуш, Черный Шахан, Филимонов бугор).

Верхняя часть бассейна р. Киши, благодаря трудности передвижения местности, рельефа, долго оставалась необследованной в фауническом отношении. В имеющейся литературе по Западному Кавказу мы встречаем упоминание об этом районе. Летом 1933 года Охотстанция Государственного Кавказского Заповедника проводила обследование этого района. В настоящей заметке я останавливаюсь только на обследовании верховьев р. Холодной, одном из крупных притоков Киши и наиболее интересном районе по богатству охот-фауны. Река Холодная имеет протяжение около двадцати километров. Она берет свое начало на склонах гор Тыбги и Джемарука1. 1 На карте пятиверстного масштаба р. Холодная нанесена без названия.
14/VII группа Охотстанции в составе Насимовича А., студентов-практикантов Аверина Ю. и Антонова Е. и наблюдателя Никифорова А., разбила лагерь на восточных склонах г. Тыбги. К р. Холодной, на верхней границе леса среди редких сосен на высоте около 1.800 метров.

 Выше по Холодной движение верхом затруднительно и обследование надлежало проводить пешим порядком. Склоны Тыбги достаточно круты, угол падения склона в среднем не ниже 50-60º и за невозможностью отыскать ровную площадку для палатки пришлось скопать часть склона. Во время разбивки палатки неоднократно наблюдали туров (Capra Serst Linniki). Отмечены стада в 5, 22 и 19 голов, все взрослые самцы. Первые два стада паслись на верхней границе леса и держались на сравнительно небольшом расстоянии от лагеря (200-300 метров), последнее стадо (19 голов) находилось на дневке среди скал, у самого гребня хребта. Вечером на альпийском лугу среди скал долго наблюдал серну самца(Rupicapra caucasica).

15/VII утром группа выступила в дальнюю дорогу, рассчитывая заложить искусственный солонец для туров и в случае хорошей погоды обследовать верхний гребень отрога, на склонах которого была разбита площадка. Упомянутый отрог является водоразделом двух притоков р. Киши – р.р. Холодной и Безымянной, еще выше с севера-востока – к нему присоединяется второй отрог, служащий водоразделом р.р. Безымянной и Молчепы (последняя впадает непосредственно в р. Белую). Наконец, на северо-запад, непосредственно от вершины г. Тыбги, отходит третий отрог, являющийся перемычкой с хребтом Атамажи. Этот отрог служит водоразделом р.р. Малчепы и Чессу (притоком р. Белой). С юга г. Тыбга высоким гребнем соединяется с хребтом Джемарук. Вся система отрогов придает хребту сложную форму.

От лагеря («Лагерь Туровый») наша группа поднялась вверх по склону и через час приблизилась к самому гребню отрога. Лес остался далеко внизу, хорошо было видно, как группы сосен, следуя выступам и скальным ребровинам, отдельными языками поднимались по склону выше общей границы леса. Альпийская растительность, в сравнении с хребтами по среднему течению р. Киши, беднее, трава значительно ниже, а из цветов бросаются в глаза только лиловые ирисы и синие геницианы. Отрог уходит, поднимаясь все выше и выше на юго-запад. С его склонов открывается вид на всю долину р. Холодной.

Р. Холодная начинается тремя истоками, самостоятельно текущими на протяжении 4-5 км. Правый исток выбегает из под ледника на северных склонах г. Джемарук (на пятиверстке ледник отмечен). Благодаря большому углу падения Джемарукский ледник изборожден глубокими поперечными трещинами. В нижней части ледник распадается на два языка, огибая большой выступ-скалу среди льда. Средний исток р. Холодной выходит из небольшого озера (его не видно), выше этого озера расположено большое поле плотно слежавшегося снега. Левый исток, берущий начало на восточном склоне Тыбги, также выходит из под мощных полей снега, залегших по склону до самой вершины хребта. Лес доходит лишь до нижних частей истоков р. Холодной, выше они текут безлесными склонами среди осыпей и скал.

Вскоре отмечено первое стадо туров – 22 головы (все взрослые – самцы), находившиеся на дневке, неподалеку от вершины гребня. Повидимому, это же самое стадо мы видели вчера на пастбище, неподалеку от нашего лагеря. Теперь оно, против вчерашнего, поднялось почти на полкилометра. Большинство животных лежало или сидело, опираясь передними ногами вниз по склону. Многие туры еще не сменили полностью зимнюю шерсть и на зеленом фоне альпийского луга казались почти белыми. Подпустив на сотню метров, стадо пришло в беспокойство и бросилось склоном дальше, вверх направлению течения р. Холодной.

Недалеко от гребня, на небольшой площадке, судя по многочисленным следам, часто посещаемой турами, заложили солонец. В вырытые ямки было высыпано и перемешено с землей около 15 кг крупно-зернистой соли. Во время разбивки солонца над группой несколько раз пролетел белоголовый сип (Gyps fulvus). Еще раньше, из птиц, отмечены в альпийской зоне – стая альпийских галок (Pyrrhocorax graculus), горихвостка и многочисленные чеканы (Pratincola____ и др). Ниже по склону, выше нашего лагеря по течению р. Холодной на 6-8 км, замечено в бинокль стадо туров в 5 голов (взрослые самцы). Пройдя от солонцов несколько сот метров по склону, мы обогнули небольшой выступ скалы и оказались перед хорошо скрытой лощиной, в которой находилось стадо туров.

Стены лощины почти отвесны и лишь в верхней части к гребню можно подняться по сухому ложу ручья. На дне лощины, поросшей чахлой травой, паслись 15 м молодых турят и 3 самки. Остальные самки находились выше на скалах на самом гребне, часть из них очевидно на противоположном склоне, как впоследствии мы насчитали их было всего 5-7 штук. Молодые турята сильно отличались друг от друга по росту, одни были совсем еще маленькие, другие заметно крупнее, но судя по неразвитым рогам, несомненно, это было поголовье, рожденное минувшей весной. На спинах туриц клочками висела зимняя шерсть, нижняя часть туловища и ноги уже перелиняли. Стадо находилось от нас в нескольких десятках метров и, заметив нас, баз особого беспокойства поднялось вверх по лощине, перевалив за гребень.

После этого мы поднялись на самый гребень водораздела р.р. Холодной и Безымянной. Гребень как и весь хребет, сложен из сильно выветрившихся и хаотически нагроможденных друг на друга пластов сланца. Эти пласты, лежащие вверх, те ребром, то плоской стороной плитняка малоудобны для ходьбы. Под действием выветривания отдельные пласты разбились на груду мелких пластинок с острыми неровными краями, по которым больно ступать ногами, обутыми в кожаные «поршни». Вершина гребня чрезвычайно узка, редко шире одного метра, а чаще не превосходит ¼-½ метра. Вниз от гребня спускаются крутые склоны, покрытые осыпями мелкого щебня и ниже редкой травой. При ходьбе по гребню все время слышен специфический звон от скользящих по склону сланцевых плиток. Весь гребень с нашего места рисовался, как длинная система поднимающихся к югу крутых уступов, местами прерываемых небольшими понижениями-седловинами, обычно покрытыми нерастаявшим снегом.

Находясь на гребне, мы заметили на отроге, разделяющем левый и средний исток р. Холодной 3 туров и несколько ниже, среди редкого березняка, большое стадо около 30 голов (самки и молодняк). Стадо спускалось вниз по сухому ложу, почти отвесно обрывающемуся к р. Холодной. В бинокль этот спуск был захватывающим зрелищем, впоследствии нам удалось вблизи убедиться в крутизне туровой тропы. Стадо растянулось более чем на полтораста метров и в то время, как нижние туры уже достигли реки м спокойно паслись на лугу небольшой долины, верхние еще только начинали спуск. Издали спускающиеся туры казались скатывающимися по отвесу рыжими пятнами. Как и в других стадах, часть животных (штук 6) еще не вполне вылиняла. В верховьях левого истока р. Холодной отмечено стадо туров в 12 голов, ходившее рядом с снежным полем, а на отроге, за р. Безымянной еще одно стадо – 15 голов (взрослые самцы).

Чем выше мы поднимались по отрогу, тем подъем делался круче. Крутые ступени из пластов чередуются с снежными завалами в седловинах и пологими закругленными уступами, покрытыми мелким щебнем. Щебня делается все больше, место плиток занимают брусья-осколки сланца с бурым железистым налетом. Ходьба по этим брусьям еще более утомительна, чем по плитам. Растительность делается все более бедной. Исчезли геницианы и колокольчики, теперь по расселинам ютятся лишь мясистые камнеломки и изредка около снега попадаются цветы лиловой примулы. Птиц совсем не видно, отмечено два белоголовых сипа, да помет горных индеек (____caucasicus). Чем выше, тем следы пребывания индеек становится чаще, не редко на склоне к р. Безымянной слышен их крик. Наконец, мы замечаем и самих птиц. Три индейки с характерным курлыканьем поднимаются над снежным полем и сделав круг, спускаются за склоном. На высоте около 2½ км найден кал рыси (Lunx lunx), содержащий зимнюю шерсть серны. Следы захода медведей (Ursus arctos) попадаются то и дело, но выше 2½ километров они делаются редкими.

На снегу и мелком щебне часто можно видеть следы туров, а изредка и серны. Однако, хорошо видно, что зверь бывает здесь только проходом, по долгу не задерживаясь. На всем протяжении отрога нами не встречено ни одной лежки. На нашем пути по отрогу, от заложенного солонца до соединения двух отрогов Тыбги – водоразделов р.р. Холодной, Безымянной и Молчепы (см. выше) отмечено четыре хорошо набитых туровых тропы, соединяющих долины р.р. Холодной и Безымянной.

Это тропы через гребень переваливают в местах седловин, ниже по склону они следуют сухими руслами ручьев и склонами балок, но иногда идут прямо по снежным полям. С гребня можно видеть лишь верхнюю часть такой тропы, ниже ее скрывают неровности и выступы склона. Несмотря на большую крутизну туровых троп, по некоторым из них, вероятно, можно спустится в долину. Этими тропами животные пользуются, главным образом, во время весенних и осенних передвижений в связи с выпадением и оглублением снега и наличием корма на тех или иных склонах. Впрочем, на некоторых тропах на снегу были видны в небольшом количестве и свежие следы. Выше по отрогу между долинами р.р. Холодной и Малчепы нами встречена еще одна такая тропа.

По мере нашего подъема погода все ухудшалась. То и дело находил туман. Свинцовая гряда туч сдвинулась плотнее и небо со всех сторон задернулось седой дымкой идущего вдали дождя. Мы находились в каких-нибудь 150 метрах от белеющей вершины г. Тыбги на высоте около 2.900 метров. Ландшафт здесь был еще более дик и живописен. Черные сланцы чередовались с большими белыми полями снега, покрывавшими почти всю верхнюю часть северного склона г. Тыбги. Сама вершина, поднимавшаяся двумя пиками, разделенными большой седловиной, четко вырисовывалась на фоне свинцовых туч. Вправо от нас, на юго-запад уходила долина р. Малчепы, частично уже скрытая туманом; влево, на восток – знакомая долина р. Холодной. Под небольшим уступом скалы был сделан привал. Растительность на этой высоте совершенно терялась среди груд щебня и снежных полей, лишь кое-где была заметна низкая трава.

Интересно, что на этой высоте нами встречены: шмель, пауки, бабочки и множество мертвой мошки, покрывавшей снег, отчего он местами казался серым. Несколько раз между камней проскользнули ящерицы (Lacerta______). Следы туров и, относительно, не очень старые, были и здесь, но самих животных мы нигде не видели. Ниже нашего привала метров на 60, по снегу с криком пробежала горная индейка. Поднявшейся из долины туман скрыл ее и скоро все потонуло в сером мареве. Начал накрапывать дождь, то и дело слышались раскаты отдаленного грома. Решено было повернуть назад. Для обратной дороги мы выбрали склон р. Холодной. Идти по вершине по плитам сланца скользко и, кроме того, ветер все усиливался, что делало путь этот еще более опасным. Однако, и дорога крутым обрывистым склоном была не из легких. На обратный путь было потрачено около шести часов ходьбы и только к вечеру группа добралась до лагеря.

От места нашего привала у вершины г. Тыбги мы спустились вниз, примерно на треть склона и дальше следовали вдоль по склону. Скользкие камни и сильно разлившиеся от дождя ручьи сильно затрудняли продвижение. В довершение всего дождь усилился, перешел в град и сразу похолодало. Вскоре однако погода улучшилась и дождь совсем перестал.
Сквозь разорвавшийся туман в верховьях левого истока р. Холодной замечено стадо туров в 10 голов (самки и молодняк), а на противоположном склоне к р. Холодной выше границы леса еще – 3 (взрослые самцы). Наконец, значительное количество туров было замечено ниже нас по склону, недалеко от места слияния трех истоков р. Холодной, несколько выше границы леса.

 Всего здесь было насчитано около 30 штук (взрослые самцы, самки и молодняк), но часть несомненно не была видна. Эта группа, по видимому состояла из двух стад (в летнее время взрослые самцы, самки вместе не держаться), находилась на огромном глинистом естественном солонце, площадь не менее 2½ га. Подобные «сухие солонцы» очень характерна для туров, но обычно их площадь не превосходят двух десятков квадратных метров.

 Такие солонцы нами встречались неоднократно и впоследствии. Этот же солонец достигал гигантских размеров. В бинокль хорошо видно, что весь глинистый склон, почти лишенный растительности, в результате размыва дождями с последующими сползаниями, носили явные следы частого посещения животными. Туры медленно двигались по солонцу или стояли, то и дело опуская голову, с тем чтобы погрызть землю. Впоследствии этот солонец нами был детально осмотрен.

Уже спускаясь к лагерю, была замечена серна – самец, близко подпустившая и позволившая несколько раз сфотографировать себя. Недалеко от этого места подняли выводок кавказского горного тетерева матку с тремя цыплятами. Цыплят удалось поймать. Спустившись в лагерь, мы увидели, что на гребне хребта показалось стадо туров, не менее 20 голов (самки и молодняк), но было уже не до животных, так как ноги и все тело основательно устали.

Следующий день (16/VII) был проведен на лагере. В поставленные мышеловки поймана лесная мышь, а в одну из кротовок попался крот (Talpa caucasica). В районе лагеря покопы крота довольно обильны, но малозаметны, так как спрятаны в густой траве и, помимо второго, отличаются небольшой высотой самого покопа (6-7 см, в среднем). Благодаря каменности почвы, крот выталкивает землю часто и отдельные кучки отстоят друг от друга всего ½ - ¾ метра. Нами сделана серия промеров диаметров поверхностных ходов крота, в результате чего оказалось, что диаметр хода, в среднем, равен 5 см, лишь в нескольких случаях отмечены более крупные ходы до 7 см, вероятно, принадлежащие прометеевой мыши.

Среди остатков преобладали гусеницы бабочек (так, в одном зобу было 10 гусениц бабочки-пяденицы и 16 мохнатых гусениц неизвестной бабочки) и мелкие жучки. Кроме того, в зобу найдены мелкие черные муравьи, остатки кузнечиков, мухи, сухопутные улитки, личинки и в небольшом количестве зерна неизвестных растений. Крупных животных в этот день совсем не видели; жара, назойливая мошка и слепни заставили подняться туров ближе к снежным полям в верховьях р. Холодной. Из птиц на месте лагеря отмечены: большая синица (Parus major), кавказская черная синица (Parus________), зяблик (Fringilla Collebs), кукушка, и вечером козодой (Caprimulgus europaeus).

17/VII группа снова вышла в поход, намереваясь за два дня обследовать большой туровый солонец, верховья среднего истока р. Холодной и, по возможности, подняться на вершину г. Тыбги, с тем, чтобы осмотреть южные склоны горы. От лагеря до солонца все время шли склоном горы, несколько выше верхней границы леса. Широкие каменистые балки сильно затрудняли продвижение. Судя по многочисленным следам, туры в летнее время в этом районе держатся постоянно. На зиму животные спускаются ниже, уходя в сосновый и пихтовый лес.

 В одной из балок видели группу туров – 2 самца и 3 молодых. После трехчасовой ходьбы добрались до солонца. Как уже выше говорилось, это была большая глинистая осыпь с редкой травой. Во многих местах земля была сильно выбита, весь солонец изборожден туровыми тропами, пересекавшими его по всем направлениям. Там и здесь виднелись следы лежек, экскременты животных и слышен был характерный запах «скотного двора».

В нижней части солонца находился старый тур (самец). Даже простым глазом хорошо было видно, как он наклонял голову и грыз землю, очевидно, имеющую незначительную солоноватость. На язык эта солоноватость обычно не чувствительна. Вскоре на солонец вышли еще туры, самки и молодые, всего 10 штук. Пройдя дальше по солонцу, мы заметили большое стадо туров. Стадо только что оставило солонец и теперь перебиралось через глубокую балку, направляясь к верховьям реки.

 Животные поодиночке и небольшими группами переходили ручей и дальше растекались по зеленому склону широким фронтом. Это стадо держалось на наших глазах не менее часа и мы имели возможность несколько раз пересчитать животных. Всего было насчитано 79 голов (самки и молодые), на долю молодняка этого года приходилось почти 40% всего поголовья (т.е. 30 штук). Более десятка туров (самок) имели еще следы зимней шерсти на спине или заду, резко выделявшейся на фоне рыжего туловища.

Виденные нами туры позволяют сделать некоторые замечания о линьке. Линька дольше всего затягивается у старых туров самцов и самок, имеющих детей. Зимняя шерсть прежде всего начинает вылезать на ногах и в нижней части туловища. Прежде всего вылинивает спина и самой последней – ее задняя часть. В двадцатых числах июля до 20% взрослых самок и самцов еще не вполне перелиняли. Очевидно и в начале августа еще должны были встречаться не вполне перелинявшие экземпляры. Возможно такое запаздывание «весенней линьки» стоит в связи с большим опозданием весны этого года. В 1930 году мне пришлось быть на г. Тыбге почти на месяц раньше и, пожалуй, против 1933 года снега было меньше, а в половине июля того года не перелинявшие туры уже не встречались.

Несколько ниже стада туров по склону медленно двигались медведица с двумя медвежатами. Несмотря на близость расстояния, видимо, животные были совершенно индифирентны друг к другу. Главную пищу медведя в это время составляют корни и зеленые части растений, о чем свидетельствуют экскременты животного.
Солонец находится несколько выше слияния истоков р. Холодной. От солонца мы решили перевалить отрог, разделявших истоки, и спуститься к среднему истоку р. Холодной. Для этого мы избрали виденную ранее в бинокль крутую туровую тропу. Теперь мы могли воочию убедиться в крутизне тропки, шедшей по сухому ложу ручья. При подъеме приходилось все время прибегать к помощи веток и корней берез, рябин и различных кустарников, которыми порос склон. Судя по многочисленным следам, туры очень часто пользуются этой головоломной тропой. В верхней части леса видели двух оленей самцов (Cervus elaphus maral).

После утомительного подъема выбрались из леса на альпийский луг, покрытый многочисленными колокольчиками. Перевалив в этой части на высокий отрог, мы очутились в долине среднего истока р. Холодной. Сверху долина имела исключительно живописный вид. Склоны г. Тыбги, спускавшиеся к долине, несмотря на свою крутизну, были покрытым великолепными альпийскими лугами. Осыпи и скалы отступали на второй план и превалировали лишь верхней части отрога, на котором мы стояли, да на противоположном склоне, принадлежавшем г. Джемарук. Ниже лугов, в низовьях истока виднелся лес, состоящий из сосны, березы, рябины и кустарников. На значительном протяжении исток был скрыт под большим снежным полем, выше снега находился большой уступ, с которого вода низвергалась водопадом.

Нам предстояло спуститься в самую долину. Вскоре мы натолкнулись на хорошо набитую оленью тропу и пошли по ней. Тропа медленно опускалась склоном, следуя каменистыми уступами и небольшими карнизами среди скал. В одном месте она пересекала узкую лощину, сильно забитую не растаявшим снегом. По пути нашего следования – ниже по склону на альпийских лугах мы все время встречали оленей. Здесь за каких-нибудь 40 минут мне пришлось увидеть вчетверо больше оленей, чем за два месяца работы в Восточном отделе Заповедника в 1930 году.

 Первой была замечена группа из 5 оленей (4 самки и 1 молодой). Две из самок еще имели небольшую пятнистость, им было не больше одного года. Затем группа из 7 оленей (5 самок 2 молодых) и, наконец, самая крупная – 20 оленей (15 самок и 5 молодых). Такое большое стадо представляет редкость. По словам бывшего с нами наблюдателя, столько оленей ему пришлось видеть еще раз только в 1923 году на Пшекише.

Лично мне в 1930 году больше трех голов в стаде оленей встречать никогда не приходилось. Все стадо лежало на небольшой площадке и, подпустил нас метров на 100, медленно поднялось и спустилось вниз по склону. Многие самки еще сохранили пятнистость. Трава на месте, где лежали олени, была сильно подмята, очевидно, они уже давно находились на лежке. В нескольких местах были погрызены листья и стебли чемерицы. Во время спуска к истоку мы отметили еще оленей, 2 (самки) на гребне выше оленьей тропы и 1 (самка) на снегу в верховьях истока. На противоположных склонах г. Джемарука на большом расстоянии видели медведя.

 Уже в самом низу долины на небольшом холме среди зарослей рододендрона обнаружили небольшой олений сухой солонец. Это была площадка около 20 кв. м, земля была сильно выбита от частого прихода оленей. Отыскав ровное место, мы заночевали среди зарослей рододендрона и редкого березняка, неподалеку от реки.

Факт нахождения в долине среднего истока р. Холодной большого количества оленей и почти полное отсутствие здесь туровых следов, очень интересен. Долине среднего и левого истока р. Холодной находятся, примерно, на одной высоте, но ландшафт обеих долин совершенно разный. В долине левого истока преобладают осыпи, большие завалы камней, зеленый альпийский луг занимает небольшие участки, в глубоких лощинах сохраняется много снега. Долина среднего истока покрыта роскошными альпийскими лугами, осыпи и каменные завалы обильны лишь в верхних частях.

 Другим интересным моментом является то, что нами встречены почти одни самки и молодняк. Так, из общего количества 37 встреченных оленей, самцов только два, самок 27, молодых 8. В 1930 году с подобным явлением я столкнулся в одной из верхних долин г. Абаго, где наблюдал одних самок. У меня составилось определенное представление, что в летний период самки и молодняк держутся, главным образом в верхних частях долин альпийских пастбищах, не заходя глубоко в лес. Для самцов же в этот период более характерны средние части долин, покрытые лесом.
18/VII. Утром во время сборов в дальнюю дорогу отмечены птицы: снегирь (Pyrrhula pyrrhula), зяблики, горные чечетки (Acantnis flavirostris), пеночки-теньковки, синицы, славки, мелкий дятел (Dendrocopos minor), и сип белоголовый. Нам предстояло к самым верховьям среднего истока и оттуда постараться вылезть на вершину г. Тыбги. От места ночлега, оставив сзади лес, мы направились вдоль по правому берегу истока; выше перешли на снежное поле на значительном протяжении покрывающее исток. На снегу многочисленны экскременты оленей и кавказского тетерева, изредка встречается помет горных индеек. Выше снега исток сбегает с каменного уступа водопадом. Скалы здесь тесно сдвигаются, образуя как бы ворота к широкой котловине в верховьях истока, в центре которой расположено озеро2.

Поднимаясь на уступ, мы могли осмотреть всю местность. Перед нами было озеро, площадью примерно 120×170 м, оно имело форму параллелограмма с смягченными углами казалось благодаря прозрачности воды совсем неглубоким, но несомненно в центральных частях глубина достигала 6-8 метров. В передней части озера сохранился небольшой ледяной припай, и под ним был виден донный лед. С противоположного конца к озеру сбегали со склонов г.г. Тыбги и Джемарука большие снежные поля. Во многих местах снег так сильно слежался, что походил на настоящий ледник. Несомненно, когда-то вся котловина была заполнена льдом (следы его можно было видеть на камнях) и язык ледника приходился на место нынешнего водопада. Озеро по своему происхождению должно быть причислено к каровым.

От озера, берега, сначала пологие и поросшие мелкой травой, скоро делается круче и затем переходят в почти отвесный склон. В этом месте г. Тыбга соединяется высоким и узким гребнем с г. Джемаруком. Мы подошли к самому берегу озера. Всюду многочисленные следы оленей, следы их копыт видны даже на дне озера. Вода в озере для такой высоты, сравнительно, не очень холодная, температура ее на ниже 5-6ºС и это ранним утром. Озеро не лишено жизни, есть водоплавающие и другие насекомые. Во время пребывания на озере, на самом гребне, соединяющем г.г. Тыбгу и Джемарук, на высоте около 3.000 м видели стадо туров – штук 20, по видимому, все взрослые самцы; отмечены чеканы, жаворонки, и стая альпийских галок. 2 Озеро ни на одноверстке, ни на пятиверстке не показано А.Н.

От озера, миновав несколько холмов, вероятно моренного происхождения, начали подъем на вершину г. Тыбги. Не будет преувеличением сказать, сто склоны Тыбги над озером почти отвесны и нам все время приходилось лавировать по карнизам скал, выбирая места, возможные для подъема. При подъеме вверх скоро исчезает рододендрон, трава низкая, цветов почти не видно, изредка встречаются одиночные геницианы. Неоднократно встречали экскременты кавказского тетерева, иногда следы недавнего пребывания тетерева можно обнаружить в характерных невысоких каменных нишах, замаскированных травой.

Такие «пещерки» со следами тетерева я встречал на Пшекише. Чем выше, тем реже следы тетерева, когда трава уже делается совсем редкой, они исчезают окончательно и теперь место тетерева занимает горная индейка. В расстоянии нескольких десятков метров наблюдали старого тура – самца. На обеих передних ногах у него были заметные утолщения, он сильно хромал и очевидно держался отдельно от своих собратьев. Зимняя шерсть висела на нем клочками, отчего его шкура имела крайне невзрачный вид. Еще раньше была отмечена турица с одногодком.

После утомительного и опасного подъема выбираемся на более спокойное место. Перед вершиной склоны делаются положе, там и здесь видны крупно-каменистые осыпи, напоминающие застывшие каменные потоки. Камни, действительно еле держаться, при неосторожном движении они вновь оживают, своим падением образуя лавины. В тех местах, где на осыпи пробивается трава, есть мышиные норы. Судя по диаметру входа в нору и по общему характеру местности, можно с безошибочностью утверждать, что это норки снежной полевки (Microtus chionoys).

 Высота этого места около 2.800 метров. Несколько выше нас, неподалеку от гребня, отмечаем стадо туров – 5 голов (взрослые самцы). Благополучно выбираемся на самый гребень. Несколько вправо (на северо-запад) от нас – вершина г. Тыбги. Чтобы лучше осмотреть местность, проходим влево по хребту, соединяющему г.г. Тыбгу с Джемаруком на один из пиков, немногим уступающим Тыбге.
По дороге на снегу следы индеек. Отсюда широкий вид. Далеко на юго-восток уходит цепь гор Главного Кавказского хребта. Видна вершина в верховьях р.р. Малой и Большой Лабы, горы вокруг озера Кардывач и дальше, полускрытые далью и тучами, незнакомые белые шапки Карачая. На север от нас видна большая часть Заповедника.

 Пик, на котором мы стоим, занимает угол хребта, который, изламываясь здесь, делает поворот с юга на восток. Дальше он переходит в г. Джемарук, красивую заснеженную вершину, поднимающуюся не далеко от нее. Высоким гребнем г. Джемарук соединяется с г. Чугушем, а на восток от последнего отходит г. Ассара, после горного перевала переходит в г. Псеашхо. Эти горы составляют основную линию Главного Кавказского хребта. На север от г. Ассары отходит сложная система хребтов, именуемая г. Уруштеном Г. Тыбга, помимо отрогов, на которых мы уже были, высоким гребнем, идущим на северо-запад, соединяется с г.г. Атамажи и Абаго.
 
Эти хребты являются последними западными оконечностями непрерываемой системы хребтов Главного Кавказского хребта. Г.г. Фишт и Оштен считающиеся за начало главного хребта, расположены обособленно, на северо-запад этих гор. Наше внимание привлекает г. Чугуш и живописная долина р. Чессу (приток р. Белой), протекающая под нашими ногами. Р. Чессу начинается на северных склонах г. Чугуш из под большого красивого ледника. Ниже река, принимает еще ряд притоков с г.г. Чугуша и Джемарука. Долина р. Чессу, вначале сравнительно широкая, ниже сужается и под г. Тыбгой проходит узким ущельем.

В верхней части долины над правым берегом реки поднимается несколько холмистых терасс (сама река и здесь течет узкой лощиной), покрытых ярко-зелеными лугами. Надо думать, что всхолмленность терасс частично моренного происхождения. По всей видимости, когда то с южных склонов хребта, на котором мы стоим, спускались ледники, вероятные следы которых в виде глубоких размоин каменного склона виднеются перед нами. По внешнему виду долина р. Чессу имеет много общего с долиной среднего истока р. Холодной и, надо думать, в этом районе много зверей. К тому же это один из них самых малодоступных районов Заповедника, так как проход узким ущельем имеет много трудностей.

С нашего места на склонах г. Чугуша мы насчитали шесть ледников, самый крупный, изборожденный глубокими трещинами, находится в верховьях р. Чессу. Лед на нем имеет красивый голубой отлив, отсутствующий на других ледниках, занимающих наибольшие лощины. С пика, по чрезвычайно узкому гребню, длиной метров 300, переходим на вершину г. Тыбги (3.061 м). На пути нашем отмечаем пять туровых троп, переходов между долинами р. Чессу и средним истоком р. Холодной. Один из переходов удобен для спуска в долину р. Чессу.

 Внизу его действием воды от тающего снега намыт высокий гребешок щебня. Вершина г. Тыбги представляет довольно большую площадку, покрытую осколками сланца и мелким щебнем. Западнее ее, отделенная снежной седловиной, поднимается вторая вершина, несколько уступающая по высоте первой. У этой вершины мы были в первый день похода. На вершина отмечены экскременты тура. Отсюда мы слышали крик горной индейки и видели жаворонка и каких то дроздов.

Погода, все время нам благоприятствующая, испортилась. Соседняя вершина горы уже скрылась в тумане. Необходимо спешно спускаться. Для спуска выбрали отрог, разделяющий левый и средний истоки р. Холодной. Этот спуск, за исключением немногих крутых мест оказался довольно удобным. Верхняя часть отрога представляет гребень, покрытым хаосом сланцевых плит, ниже он расширяется и переходит в альпийский луг с редкой травой. На этом лугу на небольшом сухом солонце видели стадо туров – 10 голов (самки и молодняк); выше луга на скалах еще 6 голов (взрослые самцы).

 Мы достигли места, где вчера свернули с оленьей тропы, чтобы спуститься на ночлег, и теперь спускаемся по знакомой тропе. Начавшийся небольшой дождик скоро перестал. Миновав место вчерашнего ночлега, продолжаем путь по правому берегу истока. Березовый и кленовый лес, вначале редкий и перемежающийся с полянами, заросшими бурьяном и кавказским рододендроном, скоро оступился и стали попадаться первые пихты.
В этом месте миновав поле снегов, забившего всю лощину – следы зимней лавины. В березняках слышали голос сойки, а на оленьей тропе, по которой идем, видели следы кабана.

 По словам старого наблюдателя Заповедника Бессонова Г., в этот район, вплоть до озера, в прежнее время заходили зубры, теперь в Заповеднике совершенно отсутствующие. Оленья тропа делается все лучше, она напоминает настоящую торную дорогу. Чем дальше в пихтовый лес мы входим, тем больше от нее отходит троп, убегающих вниз и вверх по склону. Олени в этом районе очень многочисленны. Ниже нашей тропы кинулся вниз по склону большой медведь с темным ремнем на спине. Уже совсем стемнело, когда мы выбрали место для ночлега на маленьком острове, несколько ниже слияния левого и среднего истоков р. Холодной. Некоторая сырость места с лихвой окупается обилием дров для костра, а заросли березы, ольхи, клена, рябины и ивы защищали от возможного ветры. В этот день мы находились на ногах четырнадцать часов. Ночью по берегам реки во множестве летали светлячки.
19/VII. Еще вчера, по нашим предварительным расчетам, мы должны были бы быть на основном лагере, но на деле оказалось, что впереди предстояло еще полдня тяжелей дороги. Место нашего ночлега утром оказалось очень красивым. Прямо от реки поднимались лесные обрывистые склоны, скрывавшие долину и большую часть горизонта. Мы были, словно, на дне огромного колодца. На острове мы видели зябликов, славок, горную трясогузку и оляпку. Оленья тропа переходит на левый, более пологий склон.

 Густые заросли малинника, бурьян и березняк, снежными завалами склоненный к реке, затрудняют движение. Минуем правый исток р. Холодной. Около часа было потрачено на переход и обход, большой осыпи, образовавшейся в результате снежного обвала, уничтожившего лес на значительной площади. Теперь этот оползень с каждым годом будет расти. На солнцепеках местами попадается спелая земляника. Вступаем в настоящий пихтовый лес и вскоре начинаем подъем лесом к нашему лагерю.

 Эта часть дороги по лесистым крутым склонам, местами заросшим целой чащей молодого пихтарника, было особенно тяжела. Несколько легче было подниматься по полянам в балках ручьев, заросшим белокопытником, конским щавелем и крапивой. В этих местах многочисленные следы медведей и оленей. Из птиц в лесу отмечены сойки, черные дрозды, зяблики, черноголовые сойки) и другие. По пути встречаем небольшой олений солонец. Выше пихтарник переходит в редкий сосняк без подлеска. Уже за полдень мы добрались к месту нашего лагеря. Вечером слышали крик зеленушки. На следующий День верхом переезжаем на лагерь Сенной, расположенным на главной маршрутной тропе, ведущей из Красной Поляны в Майкоп, для дальнейшего обследования верховьев р. Киши.
27-30/VIII 33 г.

Туризм на Юге России

Очерк на тему природа

Влияние гор на здоровье человека

Песни под гитару MP3

Отдых и туры в Адыгее

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!