ЗЕМЛЕРОЙКА

Не пугаюсь я реальности нисколько,
Жизнь моя одною мыслею согрета:
У меня на кухне в клетке землеройка, } 2 раза
А у многих землеройки в клетке нету.

Люди ездят то на пляжи, то на стройки,
Умирают, кто — от СПИДа, кто — от гриппа,
А у меня на кухне в клетке землеройка } 2 раза
Роет землю, что я ей туда насыпал.

За окном весна, и кошкам проходящим
Землеройка улыбается лучисто.
А я на кухне в уголке поставлю ящик } 2 раза
И куплю для землеройки камнегрызку.

Не пугаюсь я реальности нисколько,
Жизнь моя одною мыслею согрета:
Ведь у меня на кухне в клетке землеройка,
А у многих землеройки в клетке нету.
У меня на кухне в клетке землеройка,
А у многих землеройки в клетке нету.
Нету, нету, нету,
нету, нету, вот!

Ноты песни Земляройка 
Навстречу бежит череда автономий,
Хиреет пейзаж за окном;
В последнем вагоне в Республику Коми } 2 раза
Я еду под стук домино.

Там холодно будет, там голодно будет,
Суровее день ото дня.
И машут с перрона усталые люди, } 2 раза
Признав за родного меня.

Там бродят олени по диким просторам
И ягель жуют, где хотят,
А рядом «запреткой» стреножены воры, } 2 раза
И птицы над ними летят.

Прокатятся годы в полярном сияньи,
Развеются пеплом седым.
А после с друзьями поеду в Майами, } 2 раза
Коль Коми отпустит живым.

Навстречу бежит череда автономий,
Хиреет пейзаж за окном;
В последнем вагоне в Республику Коми
Я еду под стук домино.

Ноты песни Навстречу бежит череда автономий
Игорь САРКИСОВ:
Для начала немного бреда на заданную тему... Туризм в том понимании, которое существует у нас — это продукт не прагматичного, а философского отношения к жизни. Однако сейчас условия нашей жизни меняются на гораздо более приземлённые. Авторская же песня пошла в гору именно в период романтизма, в 60)е годы. И сейчас, правда, возникает кое)что новенькое, но не на том уровне, не тех масштабов. Это всплески, которые проходят, не оставив после себя ничего. Я не теоретик, и вообще, по)моему, порочно говорить о песне — песни надо петь. Но мне кажется, что жанр топчется на месте и не знает, куда пойти. 

Он распадается на отдельные течения, но как изменится его основа — пока неизвестно. Неизвестно именно потому, что очень сильно изменяется группа людей, поддерживающих жанр, живущих в нём, относящих себя к жанру. Я бы назвал их интеллигенцией духа. Интеллигент — это не обязательно человек в белой рубашке, но человек, который действительно думает о душе. В последнее время в связи с изменениями в обществе интеллигенция была поставлена перед жёстким выбором: для достойной жизни надо заниматься делом, и только делом, с утра до ночи. Многие из тех, кто этого не могут, материально настолько обнищали, что не осталось сил на духовное. Изменились и слушатели. 

Раньше многие ценили слово и с восторгом подхва) тывали фразу; а сейчас если и готовы отдать деньги, то за другое: не за истину, которую им несут, а только за нечто осязаемое, что приносит какие)то блага. Все стали очень меркантильны. Я чётко ощущаю кризис жанра. Авторы, которые могли бы быть бардами, уходят в шансон, увлекая за собой слушателей. А шансон, на мой взгляд, в его сегодняшнем виде — совершенно быдловское направление. Оно, к сожалению, востребовано большей частью населения. Конечно, есть песни просто феноме) нальные — «По тундре, по железной дороге...» Но 99% — это дешёвые поделки: определённый набор слов по заданной тематике, а внутри — ничего. Да и музыкальное сопровождение тоже довольно примитивное. Есть люди, которые стоят на прежних позициях (в основном, старшего поколения). 

Они продолжают петь про костёр — это неплохо, но про костёр всё уже спето, и новые формы найти очень трудно. Некоторые авторы пытаются рафинировать этот жанр, приподнять его, сделать похожим на романс — вариант камерной, интеллектуальной музыки. Однако людей, которые могут понять и принять такие песни, весьма немного. Хочется верить, что всё уладится. Хочется, чтобы появилась новая филосо) фия, люди были бы в состоянии думать о высоком и в то же время могли существовать экономически. Я сам очень счастлив тем, что имею возмож) ность приходить на концерты и петь песни, финансово абсолютно от этого не завися. Сколько человек в зале — мне всё равно с экономической точки зрения, хотя, конечно, волнует с творческой. Гонорар за концерт — это деньги, как будто упавшие с неба. 

Можно, скажем, купить на них мороженого на всю семью — самого лучшего и самого дорогого, которое на иначе заработанные деньги покупать вроде и нельзя, а на деньги, полученные за любимое дело, можно. Я смотрю на ребят, которые живут только написанием песен. Они счастли) вы как поэты, они вольные птицы. Но, с другой стороны, им тоже хочется есть. И для них имеет значение, сколько они получат за выступление. Прихо) дится думать, как написать то, что понравится публике, а это уже плохо. Сам я работаю на мясокомбинате «Кампомос». Очень конкретная работа. Я привожу сына в магазин, показываю на витрину и говорю: «Ко всему, что ты видишь, я приложил свою руку!» И колбасу я покупаю только своего завода. В этом есть известная доля патриотизма, плюс я знаю, что это вкусно, и знаю, откуда это берётся и как делается. Хотя по образованию я преподаватель английского и немецкого языков. Но, видимо, стране не очень нужны преподава) тели этих языков. 

Вообще я из маленького городка Новоалтайска, недалеко от Барнаула. Родился 1 августа 1965 г. в Ессентуках — точно не знаю, как это получилось: сам не помню, а мне никто не рассказывал. Учился в средней школе в Ново) Алтайске, потом на инъязе Барнаульского пединститута. Закончил его с красным дипломом. На педпрактике завуч часто меня просила, если кто)то из учителей болел, посидеть урок с учениками и попеть им песни под гитару, чтобы школьники не слонялись по коридорам. Петь я начал в 10 классе — первая любовь, стихи... А в 1983)м, когда учился на 2 курсе, в Барнаул приезжал Александр Розенбаум. Я попал на тот концерт, совершенно обалдел, достал запись и, закусив губу, просто «снял» с плёнки всё, что там было. Некоторое время то, что я писал, было очень похоже на песни Розенбаума. Потом я пришёл в Барнаульский КСП. Со 2 курса по 5)й я написал примерно 40% тех песен, которые пою и сейчас. 

Но меня в местном КСП не признавали, потому что мне было скучно писать про костёр, у меня были свои темы. После окончания института мне предложили остаться на кафедре. Год проработал, потом ушёл на вольные хлеба, в частное преподавание — тогда появились кооператоры, и я их учил английскому языку. Учились они, правда, плохо. А потом захотелось посмотреть мир, и я приехал в Москву. Зашёл в библиотеку имени Гоголя, увидел объявление про гитарную школу и поехал туда. Сказал, что я барнаульский бард, попел им песен, они меня позвали с собой на природу. Если бы не этот визит, неизвестно, что бы сейчас со мной было. После выезда на природу я в той же компании поехал в гости к одной девушке в Строгино. Потом пришли ещё две девушки, одна из которых к сегодняшнему дню родила мне уже троих детей. 

Эти две девушки жили тем, что пели в подземных переходах. Они действительно несли какое)то уличное искусство, ныне этот жанр почти выродился. Сейчас один стоит, бренчит на гитаре, а другой с шапкой мечется — это не то. Девушки пригласили меня петь с ними. Сначала я сказал: «Никогда!» Однако дня через три мы уже стояли в подземном переходе, а через две недели сняли у хозяйки ту самую квартиру, в которой встретились. Время было совершенно потрясающее. Всё было очень забавно, легко... Потом одна из девушек, Катя, уехала в Америку, сейчас она достаточно известная фигура в тамошней авторской песне. А мы с Мариной поём песни здесь. У нас получилась очень интересная комбинация. У Марины хороший голос, артистическая подача, я же на сцене более меланхоличен. 

По фестивалям мы какое)то время ездили, не ставя своей целью получать звания и награды — только для того, чтобы наши песни были услышаны. В 2002 г. стали дипло) мантами основного конкурса Грушинского фестиваля и лауреатами Второго канала. На следующий год приехали на Грушинский с песней «Сон», которую я написал в 18 лет и за которую мне в Барнаульском КСП крепко досталось, и с этой песней мы стали лауреатами. А перед этим в 2003 г. ещё был фестиваль в Коломенском, там в качестве гран) при нам дали «двухкомнатную» палатку. После Грушинско) го нас позвали побеседовать с Натэллой Болтянской на «Эхо Москвы». Она спросила, зачем всё это — фестивали, звания, почему нельзя просто писать песни... Двумя годами раньше, будучи ещё никем, я пытался с ней поговорить по телефону, но меня с ней не соединили. 

Я сказал ей, что если бы мы не стали лауреатами, этой встречи бы не было. Самая большая проблема возникает уже после того, как все «цацки» завоёваны. Что делать дальше? Понятно, что петь, но в какой форме? Состязаться в песне для меня всегда было достаточно глупо, песни все очень разные. Сейчас есть варианты: выступать на концертах, в бард) кафе... Не всегда это получается в удовольствие. Надо, чтобы происходило общение с людьми. Ты видишь глаза, чувствуешь, что тебя слышат. Нравится или нет — это другой вопрос. Есть возможность донести человеку своё понимание жизни. Если ему стало от этого лучше — уже здорово.

Текст песни Гора и статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, ночёвки в приютах.

Легендарная Тридцатка, знаменитый 30 маршрут

Из Бахчисарая в Ялту

Такой плотности туристских объектов, как в Бахчисарайском районе, нет нигде в мире! Горы и море, редкие ландшафты и пещерные города, озера и водопады, тайны природы и загадки истории. Открытия и дух приключений... Горный туризм здесь совсем не сложен, но любая тропа радует чистыми родниками и озерами.

Поход из Бахчисарая в Ялту

Маршруты: горы - море

Адыгея, Крым. Вас ждут горы, водопады, разнотравье альпийских лугов, целебный горный воздух, абсолютная тишина, снежники в середине лета, журчанье горных  ручьев и рек, потрясающие ландшафты, песни у костров, дух романтики и приключений, ветер свободы! А в конце маршрута ласковые волны Черного моря.

Маршруты: горы - море
Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!