(495) 517-51-35
(495) 741-98-71
Текст песни Чайки - березки и Неужели ты не знаешь?

Чайки - березки

Чтобы повидаться, проститься,
Помянуть убывших ребят,
Несколько морских пехотинцев
Съехались на тихий парад.

Чисто бритых, мытых, тверёзых
Привезли их в лес за село.
Ровно столько в роще берёзок,
Сколько здесь бойцов полегло.

Однолетки равного роста
Золотой листвой шелестят…
Чайки — это души матросов,
А берёзки — души солдат.

Видишь, как светло и сурово
Подступил берёзовый строй…
Что же убивают их снова
Два шакала с бензопилой?

— В рощу не показывать носа,
И валите живо назад!
Чайки — это души матросов,
А берёзки — души солдат.

Не робей, морская пехота,
Списанная богом в запас.
Мы ещё решаем чего-то —
Остаётся выбор у нас.

Гимнастёрки мы — и тельняшки,
Бескозырки — и сапоги,
Волны — наши, окопы — наши,
Мы — солдаты, мы — моряки.

На крыле рассвет будет розов,
На стволе — багровый закат…
Чайки — это души матросов,
А берёзки — души солдат.

Неужели ты не знаешь?

Неужели ты не знаешь?
Любовь — заоблачная птица.
Неужели ты не знаешь?
А крылья птицы — я и ты.
Нужны мы оба этой птице,
Чтоб ей о скалы не разбиться.
Нужны мы оба этой птице,
Чтоб ей не рухнуть с высоты.

Неужели ты не знаешь?
Нельзя крылу оставить птицу,
Недельку где#то покрутиться
И посмотреть на белый свет,
Потом вернуться к милой птице,
Ну, извиниться, повиниться...
Спешишь вернуться к милой птице,
А птицы в небе больше нет.

Неужели ты не знаешь?
Мы, чтобы птица не упала,
Не вразнобой и как попало,
А дружно взмахивать должны,
Чтобы могла царица#птица
Своими крыльями гордиться:
Вот молодец и молодица
Во всём согласны и равны!

Неужели ты не знаешь?
Трёхкрылой птица быть не может.
И в нашу пару нам негоже
Кого#то третьего принять.
Переломав друг другу перья
И никому ни в чём не веря,
Мы рухнем наземь с птицей разом
И не поднимемся опять.

Неужели ты не знаешь?
Любовь — заоблачная птица.
Неужели ты не знаешь?
А крылья птицы — я и ты.
Нужны мы оба этой птице,
Чтоб ей о скалы не разбиться.
Нужны мы оба этой птице,
Чтоб ей не рухнуть с высоты.

Неужели ты не знаешь?..

Евгений Агранович

Евгений АГРАНОВИЧ:

— К туризму я особого отношения не имел, хотя 60 лет назад и участвовал в пешем походе от Москвы до Берлина. А написать туристскую песню однажды довелось. Было это в середине 50-х. На кривых крымских тропинках столкнулся я с оравой бродяг — совсем юных и, похоже, голодных, но независимых. Как один мой герой, который пел: «Я за хвост не хватаю комету — уважаю свободный полёт. А гора не идёт к Магомету — так пускай она в баню идёт!» Меня приняли в компанию.

В качестве вступительного взноса я надумал снабдить своих спутников песенкой. С темой я был знаком: за год-другой до того написал русский текст песен для индийского фильма «Бродяга». Скитаясь с ватагой «диких» подростков, я складывал песенку. Сочинял второй куплет, пока «дикари» выучивали первый. Рецепт простой: берёшь вечно звучащую из радиотарелок советскую песню «Там, где пехота не пройдёт, где бронепоезд не промчится, угрюмый танк не проползёт, там пролетит стальная птица...» — и парадную помпезную мелодию марша некоторым изящным музыкальным поворотом превращаешь в легкомысленный фокстрот, а то и румбу.

Песенку в те времена никак нельзя было ни напечатать, ни по радио спеть. С точки зрения цензуры она была неприемлема, прямо враждебна советскому туризму. А уж строка про «ромовую», о которой мои спутники и понятия не имели, была просто грубой клеветой. Но ребята мгновенно выучили песню с голоса и самозабвенно орали явно антитуристское сочинение. В чём тут секрет? Самоирония — признак внутренней силы, высоты духа. Турист тут круто шутит над собой. И не понимайте эти строки буквально.

Это не милицейский протокол. Дураки не скажут о себе: «Вам бы ум бы», «Ну не хам ли». Или: «Пока есть деньги — я турист, а деньги вышли — я бродяга». Оказывается, способность видеть смешную сторону в туризме не принижает его. Казалось бы, кто пойдёт за группой, поющей: «Не хочу я каши манной, мама, я хочу домой!» А как раз искренность, юмор и внушают доверие. Чего не скажешь о песне идеологически правильной: «Нам нет преград ни в море, ни на суше!» Такая плакатность настораживает и отталкивает.

Целомудренная сдержанность подчас не позволяет туристской песне громогласно восхищаться целительным воздухом дружбы, душевного тепла, радостью объединяющего нас слияния с красотой природы. Это всё присутствует в песне как бы «за экраном» дерзких, даже вздорных строк. И хочется пойти вместе с такой компанией бродяг по трудным, а то и опасным порой тропам вольного туризма.

Скользит тропа среди камней,
Мерцают волны в ритме румбы.
Кочует племя дикарей,
Лихое племя Вамбы­-Умбы.

Мой хлипкий шаг похож на твист,
Скольжу по горкам, по оврагам.
Пока есть деньги — я турист,
А деньги вышли — я бродяга.

Добравшись с горем пополам,
Заходим мы в «Приют туриста»:
«Отрежь нам хлеба поґ сто грамм,
Налей нам ромовой по триста!..»

На почте спёр бумаги лист
И написал домой бедняга:
«Ещё в субботу я был турист,
А в воскресенье я — бродяга».

Устанет за день наша рать —
Искать ночлега нужно нам ли?
Ведь прямо в клумбу ляжет спать
Наш предводитель Нунни­-Хамли.

Я не лицом, так сердцем чист,
В моей груди кипит отвага.
С восходом солнца я — турист,
А на закате я — бродяга!

Справка «ВВ». Агранович Евгений Данилович — поэт, прозаик, драматург, скульптор. Родился в 1919 г. в Орле. С 1931 г. — москвич. В 1938 г. поступил в Литературный институт. В 1941 г. пришлось прервать учёбу: ушёл на фронт добровольцем. Завершил войну старшим лейтенантом с четырьмя орденами в 1945 г. В Берлине. Литературный институт окончил с отличием в 1948 г. Стихи Аграновича отличались независимостью, и их почти не печатали.

Первая книжка стихов «Шапка на снегу» увидела свет только в 1996 г. Следом был издан сборник поэзии и прозы «Я в весеннем лесу пил берёзовый сок...» (1998), а затем — двухтомник «Избранное» (2001). Все эти книги выпустило издательство «Вагант-Москва». В авторской песне Евгений Агранович — один из первопроходцев. До войны он написал песни «Одессамама» (в соавторстве с Б.Смоленским, 1938) и «Солдат из Алабамы» (на музыку С.Фостера, 1939 или 1940), на войне — «Пыль» («День, ночь, день, ночь мы идём по Африке...»; на стихи Р.Киплинга, 1941) и «Лина» (1942).

Несколько поколений композиторов подбирали музыку к его стихотворению «Саблялюбовь» (1955), которое автор, впрочем, спел посвоему. Самая знаменитая песня Аграновича — «Я в весеннем лесу пил берёзовый сок...» (1954). Свою единственную туристскую песню Агранович написал в 1956 г. Позже возвращался к ней и окончательно доработал в 2000 г. С 1999 г. Агранович активно и с большим успехом выступает как исполнитель собственных песен, которых в его репертуаре около тридцати.

Вышел авторский диск «Последний рыцарь» (2000). В июле нынешнего года Агранович стал участником первого в своей жизни песенного слёта — фестиваля «Второй канал авторской песни» (там и сделано публикуемое фото). Несмотря на почтенный возраст, Евгений Данилович продолжает писать. Предлагаем вашему вниманию две новые песни Аграновича — автора XXI века.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/