(495) 517-51-35
(495) 741-98-71

Текст песни Небеса и Город

НЕБЕСА

Кто сочиняет картины из слов
Или рисует стихи на песке,
Тот потеряет и веру, и кров,
Чтобы уйти в небеса налегке.

Тот, кто устанет и выстроит дом,
И возле дома вырастит сад,
Будет с тоскою смотреть он потом
На недоступные небеса.

Дом и картины, стихи и листву
Солнце согреет опять и опять.
Так ли уж важно, зачем я живу?
Может быть, нам не дано выбирать?

Что же, пойду по дорогам земли
Слушать чужие в пути голоса.
То ли стекляшки мерцают в пыли
То ли сияют вдали небеса?

ГОРОД

Я знаю, что на свете Город есть,
Где мы на тихой улице живём,
И ходим в парк мороженое есть,
И Библию читаем перед сном.

И спим, прижавшись мы к душе душа,
Блаженства постигая ремесло,
И плачет ночь, черёмухой дыша,
На наше счастье глядя сквозь стекло...

Где медные трамвайные звонки,
Нас утром застающие врасплох
Летящими, рассудку вопреки,
Над сонными границами эпох.

В одной из них, я знаю, Город есть,
Где мы на тихой улице живём.
И ходим в парк мороженое есть,
И Библию читаем перед сном.


Сергей Цысс

Я знаю, что на свете город есть, Где мы на тихой улице живём...
Сергей ЦЫСС:
— «Родился 24 апреля 1972 г. в городе Заполярный Мурманской области.» — На этом стабильная часть моей биографии заканчивается и то, что ожидает меня в будущем, знаю только я, сегодняшний. Впрочем, кто может похвастаться тем, что всё дальнейшее не оказалось для него полной неожиданностью, и он знал всё заранее, тот, скорее всего, ещё не родился. А ожидал меня скорый переезд в такой же заполярный город Апатиты, учёба в школе, жизнь в семье врачей и постижение основ элементарной грамотности по программе средней школы.

Иногда мне даже кажется, что читать и сочинять я начал одновременно. А читал я так много и жадно, что мне не хватало светового дня, и тогда, гонимый родителями спать, я забирал с собой недочитанного Жюля Верна, и читал уже под одеялом, при свете карманного фонарика. Пространство вокруг сжималось до размеров пещеры капитана Немо, а луч фонаря превращался в луч прожектора Наутилуса. И пока я, боясь быть застигнутым родителями, портил себе зрение, книга неизменно заканчивалась, батарейка садилась, луч прожектора гас, будущее героев оставалось туманным, а я потихоньку взрослел. Взрослея, я понимал, что чудовищную несправедливость необходимо исправить: у героев должно быть будущее!

Я хватал шариковую ручку, тетрадку в клеточку и отпускал на волю свою фантазию, дописывая произведения классиков по$своему. Так я дописал Жюля Верна, книжку про Карлссона и даже Вини-Пуха, собрав их всех в едином, мощном произведении, названия которого уже не помню. Когда меня, совсем ещё в бессознательном возрасте, повезли отдыхать к морю, на юг, где жили мои тётки, обладавшие несметными сокровищами — болгарскими грампластинками и импортными плюшевыми игрушками, — тогда в мою жизнь ворвалась музыка, потому что игрушки висели на стенах и были недоступны, а пластинки крутились на радиоле и издавали завораживающие звуки!

Мне говорили, как они называются, но вряд ли я мог тогда внятно произнести такие сложные слова как «битлз», «джодассен» или «абба». Впрочем, «абба», наверное, мог. Дальше случилось непоправимое. Как когда-то я начал дописывать книги, так и годам к двенадцати, будучи вполне сформировавшимся меломаном, я понял, что мне не хватает тех песен, которые я хотел бы услышать, и поэтому следовало их написать самому. Это — поворотный момент моей биографии, краеугольный камень, вырванный из фундамента моего возможного общечеловеческого благополучия, которому не суждено было состояться.

Всё дальнейшее в жизни отныне будет подчинено этой отраве, головокружительной страсти — писать песни. Если бы мне кто-нибудь сказал в роддоме о том, что меня ждёт, я, может, и не родился бы вовсе. Жил бы себе как нормальный человек - дом, жена, дети, машина, работа, где, как известно, платят деньги, на которые всё вышесказанное содержится. Но случилось то, что должно было случиться. Я перепробовал с десяток профессий, тщетно пытаясь применить к какой-нибудь из них имеющиеся навыки по написанию песен.

В итоге остановился на актёрской, как наиболее подходящей. Закончил для этого Щукинское театральное училище, побросав с полдюжины других институтов, работал журналистом, ходил в горы, был актёром театра на Таганке, построил в нём собственными руками бардплощадку, и теперь я выхожу на сцену, не имея за плечами ничего, кроме своих песен. Пою их тем, кто имеет всё остальное, и нам хорошо. От редакции: С.Цысс в июле 2002 г. стал лауреатом Первого Московского открытого фестиваля авторской песни (в Коломенском).

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/