Озеро

Озеро

Спеленатых обыденною прозою
Необъяснимо тянет нас туда,
Где между сосен сказочное озеро,
А в нём до дна — хрустальная вода.

Мы в терема сосновые тенистые
Придём тропой, знакомой хорошо,
Чтоб, заглянув в его глубины чистые,
Хотя б чуть-чуть почище стать душой…

И, сидя у костра хорошим вечером,
Мы в озере увидим Млечный Путь,
И от всего повеет млечной вечностью,
И светлая на плечи ляжет грусть.

Услышишь крик кукушки в отдалении
И, ковыряя прутиком в золе,
Почувствуешь, насколько все мы временны
На этой достопамятной земле…

И в ниточку дымок костра растянется,
Растает, заплутается в листве…
Не будет нас, а озеро останется
Лежать в лесах, как зеркальце в траве…

Не верь словам, не бойся зла,
У сильных не проси,
Когда молчат — молчи, и пой, когда поётся.
Какая б вьюга ни мела
И дождь ни моросил,
С небес виднее всё, и всё тебе зачтётся…

Тропа пусть будет непроста,
Рюкзак нелёгок твой,
Ты всё собрал в нём: и находки, и потери.
О том, чего не испытал,
Ты песенок не пой.
Нет, петь-то можно, только кто ж тебе поверит?

И как красиво иногда
Ни плыли б корабли,
Смотри, не твой ли друг болтается на рее.
Ты с кем попало никогда
Застолий не дели,
А коль уж выпил — знай, что стал в сто раз беднее.

Запахнет серой, как в аду,
И пяткам горячо,
И нету выхода, и нечисть корчит рожи.
Любому, кто попал в беду,
Подставь своё плечо,
Ну, а случись с тобою — Бог тебе поможет…

Пускай в карманах — ни гроша,
А дом — так далеко,
Твои одежда и душа — в сплошных прорехах,
Зато, ах, как легко дышать
И петь, и жить легко,
И умирать — легко, хоть это и не к спеху…

Не верь словам, не бойся зла,
У сильных не проси,
Когда молчат — молчи, и пой, когда поётся.
Какая б вьюга ни мела
И дождь ни моросил,
С небес виднее всё, и всё тебе зачтётся…

Валерий БОКОВ:
— Я родился в первой половине прошлого века (самому не верится!), а точнее, 20 апреля 1947 г., в крымском городке Феодосии в семье офицера-танкиста, фронтовика. Отца, как человека военного, регулярно переводили по службе из одного города в другой, поэтому мама моя практически никогда не работала, занималась детьми и домом. Я же от частой смены декораций приобрёл лёгкость на подъём и склонность к «бродяжничеству», которые не утратил и по сию пору.

Свойства эти разнообразили жизнь множеством переездов, походов и путешествий, что нашло отражение в многочисленных моих песнях. В конце 50-х годов вместе с родителями и сестрой Наташей оказался в Казани. Здесь в 1965 г. по окончании средней школы получил, как тогда говорили, аттестат зрелости... То, что я стал студентом Казанского авиационного института — почти случайность. Вступительные экзамены на геофак, с которым я связывал своё бродячее будущее, проводились на две недели позже. Решил попробовать силы — и поступил в КАИ на специализацию «Летательные аппараты».

Так для маскировки называли в то время ракеты. Забирать документы и поступать в университет было уже выше моих сил. К тому же КАИ закружил меня в своей круговерти и никуда уже от себя не отпустил. Не зря этот вуз в шутку называли тогда «эстрадно-театрально-литературно-музыкальным институтом с лёгким авиационным уклоном». Самодеятельность, КВН, стенгазеты, киностудия «КАИ-фильм»... Втайне от родителей посещал Казанский аэроклуб, прыгал с парашютом. А ещё были туристские маршруты с верными друзьями, простые и сложные, далёкие и не очень... Ну и, конечно, ночные шабашки, летние стройотряды...

К одному из весенних факультетских фестивалей я сочинил песню, совершенно не подозревая, какая ей уготована судьба. Песню стали распевать не только на моём факультете, не только в стенах славного вуза, но и повсюду в стране, где бы ни оказывались его выпускники. Она стала каевской народной, а называют её ни много ни мало «Гимн КАИ». В 1972 г. студенческие годы закончились, и одновременно с дипломом авиационного инженера мне вручили погоны лейтенанта Советской Армии. Западная Белоруссия, ракетные войска стратегического назначения — вот куда занесло меня после окончания института...

Были недельные дежурства в отрыве от дома, молодой семьи и прочих радостей штатской жизни, была в подчинении дюжина раздолбаев почти одного со мной возраста, от которых можно ждать чего угодно, ночные занятия с установкой и заправкой настоящей ракеты, когда не знаешь, учения это или в самом деле война. Но зато служба проходила в сказочных белорусских лесах с тихими речушками, светлыми озёрами, с деревянными крестами при дороге, с хуторками «себе на уме», с белыми аистами, с людьми, много терпевшими на своей земле и удивительно добрыми... Здесь, «в условиях, приближённых к боевым», появилась песенка про Снегурочку, которая считается чуть ли не самой моей лирической песней.

Сразу после демобилизации жизненные обстоятельства забросили меня в Сочи. С большим трудом удалось устроиться на авиационно-техническую базу Адлерского аэропорта. Работа, жильё, рядом — горы, море. Чего ещё надо?.. Но, пожив два года на курорте, я заскучал. И мне жутко надоела аэрофлотовская форма. Да и в песнях моих здесь никто особенно не нуждался. И вообще — на юге хорошо отдыхать, а жить... И я рванул обратно в Казань. Этот мой шаг не поняли ни черноморцы, ни волгари... С тех пор, с 1976 г., живу в Казани и окрестностях.

Работал научным сотрудником ВНИИ медицинских инструментов, преподавал периферийные устройства ЭВМ в научно-учебном центре, был заместителем начальника вычислительного центра, сварщиком, жестянщиком, занимался разработкой, наладкой и менеджментом оборудования для энергетики. Вот только к самолётам и ракетам никакого отношения больше не имел. Ходил в пешие, горные и водные походы. Бывал на Урале, Горном Алтае, Кавказе, в Фанах, на Эльбрусе, Белухе, в базовом лагере под Эверестом и на вершине африканского вулкана Килиманджаро.

Плавал под парусом в Атлантике, сплавлялся по горным и — на каких-то немыслимых плавсредствах — по весенним речкам в любимых казанскими туристами марийских лесах (в Республике Марий-Эл). Везде, где это только было возможно, катался на горных лыжах. Отовсюду привозил новые песни. Выступал с концертами, был участником и членом жюри множества фестивалей авторской песни, начиная со смоленского в 1967 г. Вышли две книжки моих стихов и песен («Река с названьем Жизнь», «Ностальгия по...»), книжка прозы «Неброские наброски», три компакт-диска («Жизнь — вращенье зим и вёсен», «Дорожная песенка», «Любовь, главпочтамт, до востребования»), несколько аудиокассет.

Готовится к выходу новый альбом под условным названием «Паруса России». Вообще-то с авторской песней я познакомился ещё в году 1960-м, мальчишкой, когда, прочитав повесть какого-то молодого писателя и обнаружив в ней разбросанные по тексту строчки любимой песни главного героя, я собрал их воедино и стал напевать на одному мне известный мотив. Уж очень песенка эта оказалась созвучной струнам мальчишеской души. Позже узнал её настоящую мелодию и имена авторов: Павел Коган и Георгий Лепский. А называлась песня — «Бригантина».

Потом в моей жизни появились «Вечер бродит», «Домбайский вальс», «Дым костра создаёт уют...» и много других простых и замечательных песен. Гитару впервые взял в руки в 16 лет и, имея за спиной «серьёзное» музыкальное образование в виде частных курсов игры на аккордеоне, самостоятельно обучился несложному аккомпанементу на этом самом транспортабельном в мире инструменте. Начало сочинительства напрямую связано с увлечением туризмом. Первые «произведения» были переделками популярных в то время эстрадных песенок, в которые путём нехитрых манипуляций с текстом привносился аромат дальних дорог, ночных костров и прочих атрибутов романтики.

Постепенно песни становились всё более и более своими, собственными. С годами круг их тем менялся сообразно пристрастиям и жизненному опыту автора. Писались и пишутся мной песни исключительно для себя и для друзей. А то, что кое-какие из них зазвучали в концертах и на фестивалях, стали иногда передаваться по радио и ТВ и, что самое главное, исполняться другими, совсем незнакомыми автору людьми — до сих пор вызывает у меня неподдельное удивление. Но, если честно, — и удовольствие...

Текст песни Озеро и статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/

Осенний тур в Адыгее

В край гор и водопадов - недельный тур, однодневные пешие прогулки и авто-пешеходные экскурсии в горном курорте Хаджох с проживанием на турбазе. Туристы живут в комфорте и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Лаго-Наки, ущелье Мешоко, Азишскую пещеру,  Дольмен, Гуамское ущелье.

Тур в Адыгее осенью

Из Бахчисарая в Ялту

Такой плотности туристских объектов, как в Бахчисарайском районе, нет нигде в мире! Горы и море, редкие ландшафты и пещерные города, озера и водопады, тайны природы и загадки истории. Открытия и дух приключений... Горный туризм здесь совсем не сложен, но любая тропа радует чистыми родниками и озерами.

Поход из Бахчисарая в Ялту

Маршруты: горы - море

Адыгея, Крым. Вас ждут горы, водопады, разнотравье альпийских лугов, целебный горный воздух, абсолютная тишина, снежники в середине лета, журчанье горных  ручьев и рек, потрясающие ландшафты, песни у костров, дух романтики и приключений, ветер свободы! А в конце маршрута ласковые волны Черного моря.

Маршруты: горы - море
Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!